Опубликовано: 19 мая 2018 18:12

Любовь и трагедия старого хрыча. Часть 3 Гл. 4-8

А  КОГДА ЗА  ОКНОМ  ПОЛНОЛУНИЕ…

Глава 4

Я сразу переключился  на свою  проблему, которого я  сам не ожидал  такого конца, надеясь на разумное разрешение своего вопроса с женой во время поездки. Теперь, когда вернулся ни с чем, я намного глубже понимал всю тяжесть впоследствии  неопределённости и то, что рано или поздно сдастся  мой расшатанный  оптимизм, и тогда жди чего угодно - если конечно вдруг сложится непредвиденное обстоятельство  между нами с Лейлой. А хотя  в данный момент это вопрос  переходило  на грустный  фон  моей жизни, так сказать как красивая декорация для  стариковской мечты. Но, так или иначе, толком ещё не наступившая моя  вторая молодость,  потихоньку превращалось в пепел после  сгоревшего огня, мне  оставалось только  встать  перед зеркалом и погонять того пессимистично настроенного старика, чтобы он взял себе временный  тайм аут, пока не разведётся с женой, а последняя его любовь - пусть подождёт ещё немного. А главное, Лейла снова свободна, лишь бы  не отлагать дело надолго!

Вскоре я начал снова позванивать ей и слегка улаживать былое отношение, а она с радостью поддерживала мой инициатив, но однажды снова  перестала брать трубку в руки. Я не понимал,  радоваться  или нет, но принял это даже к лучшему. А вот когда только привыкал заново жить  без неё и уже решился больше не связываться с ней при любых стечениях обстоятельств, когда только  начал жить как все нормальные старые мужчины - иногда мило общаясь с  соседками, поддерживая их невыносимо скучные  темы разговоров - Лейла снова появилась неожиданно у порога моего дома.  Да, когда я начал хворать из-за непривычного  образа жизни без вдохновений, уже  в который раз. 

В тот поздний вечер Лейла долго скучала от меня.  Поскольку я только и наблюдал за ней, чтобы понять - зачем она снова явилась против моего желания, а также  за собой тоже, что б ни в коем случае не обольщаться перед её очарованием, пока она не вытащила из сумки кое-какие «объедки»: закуски и полбутылки вина. И сама же быстренько накрыла мой  стол по давней  привычке,  включила  и музыку - вот тогда я заметил, что она была слегка выпившая.

-Я как-нибудь  оторвалась от своих гостей  на полчаса к вам, дядя Омар, как только выпроводила их. Дочку забрала бабушка, а муж - уснул вдребезги. Перепил, кажется.

-Муж??? – я будто ожил от удара  электрического тока, -  снова сошлась?!

-Нет-нет, тот был третий, а сейчас с первым мужем.  Сегодня  мы отметили, понимаете?… вот. Я хочу, чтобы вы тоже выпили немного за нас. Или вы не хотите?

Вопрос был неуместен: естественно мы  выпили, потом даже потанцевали; а после – уютно устроились на диване: разговоры как-то слились сами по себе плавно.  А хотя недавно я только и думал, как быстрее её выпроводить домой, чтобы вылечиться спокойно, теперь  я стал весёлым и без стыда говорил, что угодно  в голову бредит. А она – вдвойне. Тут я понял, что надо во время остановить эту безобразию и отвести её домой, но она наглухо сопротивлялась,  что у неё все уснули, что мол: не с кем ей, понимаешь, делиться радостями.

-Мне надо утром рано вставать, да и тебе пора домой, милая, – я аргументировал  своё требование.

-Зачем вам утром рано вставать, поспите до обеда,  –  она твёрдо сказала, с намерением, будто она ещё долго побудет тут со мной развлекаться.

Я солгал, что утрам надо срочно мне ехать далеко, а она смеялась, будто раскусила  меня по мимику лица и задала куча вопросов. Я  деликатно  помолчал, а она начала сочинять:

-Ах вот что: вы от меня скрываете? Вряд ли вы к любовнице, правда? Но  я умная, знаю, куда вы едете - к любимой жёнушке! Не так ли? Снова соскучились?.. ой, бедняга, как мы терпим да терпим, правда, дядя Омар?.. А что так  краснеем?.. Ах, какие глазки, как мы ещё красиво смущаемся - давайте лучше  выпьем ещё раз за моё счастье!  Ну, не отказывайте женщине!..  Браво!  Ах, как хорошо пошло! Теперь закусываем, быстрее… это я сама солила. Ну, теперь можно и ещё  разок  потанцевать.  Музыку, дядя Омар, дайте мне музыку!..       

Я еле удерживал её в таком состоянии на руках, каясь, что согласился с ней выпить, а хотя весьма  было приятно танцевать, если отбрасывать за что я поднял свой  бокал вина.  Потому что  я  теперь сомневался в том, что проживут они  вместе долго.

-Ой, какая красивая Луна за вашим окном! – она восторженно  выскочила с моих рук, как птичка, и побежала к окну, - и вообще, дядя Омар, у вас всё красиво!

-Ты своего первого мужа хоть немного любишь? – я задал конкретный вопрос  в засыпку.

-Как же не любить? Он же отец моего старшего сына, - её ответ  идентично совпало  с ответом  на третьего мужа.

Я снова погрузился в грусть.  А попозже, как-нибудь  уговорил  её проводить до дома, пока  тут  ещё чем-нибудь  не погрешили невзначай. Ведь она снова замужняя!

-Вам было приятно, дядя Омар, что я зашла к вам? – она спросила, крепко держась за меня, когда мы  подошли близко к её дому, - дядя Омар! Теперь поцелуйте меня и идите обратно домой!

-Лучше иди сама быстрее! Посмотри-ка туда, твой муж заглядывает через окно.

-Да нет. Это мой старший сын на кухне наводит порядок. А мужа теперь не разбудишь до утра - даже с пушечным выстрелом. Поэтому я с вами спокойно провела времени. Надеюсь, вы правильно поймёте, если даже сегодня немного  переборщила…нет-нет, я совсем не пьяна,…нет,  немного есть, конечно.  Ой, разболталась я. Давайте я сама  поцелую вас и разойдёмся вместе!.. Дядя Омар, что вы так сопротивляетесь?..

Несмотря на то, что её сын заглядывает за нами, она долго целовала меня в щёки,  даже в губы, сама же вытерла помаду  и слегка шатаясь, исчезла в подъезде.

 

Глава 5                       

Идя домой, я слушал ноющий голос своё сердце о необъяснимой её боли. Только позже я понял  вероятную тому   причину, что сердце ностальгически стосковалась по тем временам, когда дома  гладко-таки протекала  моя семейная  жизнь, когда дома было весьма уютно и комфортно не только для меня, но и всем моим членам семьи, а иногда даже тёще.

Но я вернулся домой помолодевший душой в разы, к сожалению, с такой же старой  внешностью. Но лучше бы не приходила она сегодня и не потревожила моё прошлое и настоящее, когда я и так болел. А что дальше? Жаловаться на бедную  старость за стабильное одиночество? Пока что у меня терпимо из-за того, что имею в себе драгоценные таблетки от всех  болезни в лице Лейлы и дочери. Это я так, для устрашений себя на всякий случай, чтобы  ценил то, что имею, а то шайтаны что-то заводятся потихоньку вокруг меня.  Лишь бы случайно  не переступить  порога  грани непозволенного  по отношению  к Лейле. Тогда же  сию  минуту потеряю  её, тем более  от неё поцелуев  отбоя нет.   Ну и пусть!  Я не поддаюсь же на её провокации. В данный момент  мне бы лучше уладить как минимум запущенное отношение с женой, чтоб совсем уж не распускаться на старости лет…

-Правильно говоришь!..

-Мама?..

-Не спрашивай, а срочно купи ей что-то  ценное, бери цветы в руки – снова полетай и встань на колени жены! Она сразу растает. Что - денег  еле себе хватает? Что за мужик такой – продавай  квартиру ради жены!  Бомжом оставаться боишься? Тебе именно того желаю, коли так любишь мою дочь!

-Спасибо вам мама за то, что вовремя вспомнили своего непутёвого зятя! Но только я был бы богатым... если бы  был  я богатым, … а если …

-Замечтался  непутёвый!  Что тогда - больше не порхала бы между мужьями легкомысленная твоя  Лейла  -  а тебя выбрала?  

-Дело не в этом, мама, а  в моих морщинах. А вот моей жене, мамочка, это совсем даже не мешала и  не мешает. Значит, я на правильном пути стою. Просто ещё разок мне съездить в Москву – и силой её посадить  за стол примирение – и всё! 

-Я никак не ожидала от тебя уж такого.  Вот видишь, когда ты в своём уме, я всегда рядом с тобой.   

-А почему тогда не поддержали меня в Москве, когда она была не в своей тарелке?

-Ну не начинай,  ну не начинай  –  больно же!

-Простите! 

-И больше не думай упрекать! Я же тебя поддерживаю постоянно  в твоём одиночестве, ты думаешь,  у меня нет сердце?

-Спасибо, мама! Как только поправлюсь - непременно  полечу к ней и очень постараюсь…

 

Глава 6

Мне уже много лет на этой земле и женат тоже немало.  Но, к сожалению, оказался я неспособный решать  какие-то семейные вопросы - вроде бы  простые - подобия как разговаривать с женой, при появлении обоюдной беспочвенных обвинений.  

Да, конечно, я не был готов к такому повороту  судьбы, когда  не смог и через силы усадить жену для решения  общего семейного вопроса. Теперь, после очередной неудачной поездки, я почувствовал себя крайне глупым и безнадёжным мужем - и снова сидел  у себя дома с новообретённой душевной раной, нетерпимо ожидая появление Лейлы либо  её звонка, уже в течение недели, как только приехал снова пустой. Хотелось  бы мне самому позвонить ей, но  не позволяли мои нравы - а вдруг возьмёт трубку её муж либо гостившая  мама?! Поэтому сегодня ударился в пессимизм, а выпить - это бы ещё больше ухудшила и так нелёгкое своё положение.

Надо же этому случиться  - жил да жил, а заработал себе круглое одиночество!  Теперь  гляжу в неё прямо в лицо без стеснений и покорно смиряюсь.

-Лучше бы выпил,  чем смириться с этим, шайтан побери! -  дёрнул себя я, и ударил по столу кулаком так,  даже завизжал кто-то под него и пулей выскочил, и заорал:

-Вызвал меня – жди мирно, как человек!   Куда побрать тебя позволишь?  Тяжелобольной! Что ты раскрыл рот?  Друга своего не узнал, или до сих пор ждёшь  Высокого суда  в положении клоуна?  Не спеши, я сам мигом приведу тебя, как на такси, когда придёт твой час. Не бойся, бесплатно. Глупец! О чем сейчас  подумал - во сне ли меня видал? А в Москве? А в аду? Ой, только не надо кидать на меня дырявые тапочки жены – ещё больше наберёшь себе грехов, понял? Молодец! Из-за жены кидаться к каждому встречному, дело неблагородное. Да и с женой в твоей разборке я стоял, и буду стоять  на её стороне. Ты из себя не корчи интеллигента передо мной. Чего нет, того нет – диалектика, понимаешь. Раз ты вступил в перебранку с женой, это  значит, она намного умнее тебя. Ну-ну! Оставь в покоя  тапочки жены - я сказал - и так всё на лицо! В своей глупой жизни  хоть к чему-то научился, кроме мазни на холсте?  А вот искусство жить в одиночестве – это дело важнее всего, друг мой.  Правильно ты  подумал сейчас: да, надо со мной дружить и все уладится. Хочешь, докажу? Вот сейчас  открою  твой дверь, а ты просто упадёшь от счастья!

И тут появилась  моё счастье или беда, когда  расслабился от усталости в ожидании её.

 

Глава 7

Вся квартира  сразу заполнилось женским запахом. Чрезмерная  её вещность  и  появление  в поздний  вечер, конечно же, меня наводило на разные настораживающие мысли.  А ведь это же  неспроста после четырёхмесячной нашей разлуки.  Конечно же, я не могу предугадать, как она провела эти месяцы, а о себе я позволю сказать, что я достаточно много неприятного пережил при старании выйти из  этой ненормальной ситуации в нулевом результате, а она всё также сияла, что раньше, что сейчас одинаково,  припоминая мне роковую женщину.

 -Дядя Омар, что за вид у вас? – посмеялась она, - эта я пришла. Создаётся впечатление, не уж-то вы меня разлюбили?

-Милая  моя! Я не знаю, зачем ты вошла в мою жизнь, но разве можно разлюбить Солнце, Луну, небо?

Она молча пошла на кухню, немного  потарахтела там посудами, пока я тут грустнел. Через некоторое время  она принесла в двух чашках кофе и поставила их на стол.  Включила и музыку. Подошла ко мне, … не проходя даже  секунды, она уже по привычке дышала мне на спину в обнимке.   

Сегодня я не только почувствовал её новое дыхание так близко, но и слушал музыкально-ритмическое биение её сердца, затмевающее звуки  моей долголетней  старой пластинки, а казалось, будто обольщала меня в новом образе. Да, может быть, я потерял некие прежние чувства к ней, но в данный момент жизни я чётко понимал, что нет в мире другой женщины, чтоб меня так согревала теплом, чтобы так близка была душой и телом, как она.

-Как долго мы не виделись, - тихо сказала она, опередив меня.

-Я очень скучал по тебе!

-Какие мы хорошие друзья, правда, дядя Омар? Скажите мне, пожалуйста! Несмотря на сложности вашей  жизни, наверняка вы ещё сохранили несбывшейся мечту свою  в душе, вы можете озвучить её, если это не секрет?

-С чего это ты вдруг? – я как-то  осторожно реагировал на её странный, и в то же время, детский  вопрос.

-Да так… - произнесла она с равнодушным голосом.

-Знаешь, милая, если твой вопрос связано с моим возрастом, то отвечу: только  человек не может жить без мечты - даже перед последним вдохом он уйдёт, мечтая попасть в рай. И в раю он не перестанет мечтать, а думает, как вернуться  снова на землю! Так что, ты прими меня в одного из них.

-А всё-таки?..  -   хитро, но требовательно  она посмотрела на меня.

-Всего лишь написать тебя с натуры обнажённой. Но, как я вижу, это не сбудется никогда, именно по твоей же вине. 

-Неужели я так грешна перед вами? 

-А проверим?

-Как?

-Элементарно, милая. По закону - древнерусскому: просто обвиняемый должен взять голой рукой кусок раскалённого железа. Если рука останется невредимый, говорит закон, обвиняемого следует оправдать.  Тебе принести?

-Дядя Омар! Однако вы – настоящий живодёр -  как все мужчины вы оказались!

-Ты случайно, не разошлась  снова с мужем?

Она замолчала.

-Да мне не привыкать,  -  потом сказала она равнодушно, -  за последний пять лет я уже развелась четыре раза и померилась столько же с тремя мужьями. Иногда я спрашиваю у себя: а может, это твоя подруга?..

-…значит, снова…

-Я такая бестолковая… вы меня осуждаете, да?

-Когда ты выбирала своих мужчин – наверняка-ка  каждый раз  говорила себе: «А на этот раз – на всю жизнь!» Ты же каждому из них верила искренно, и не знала, что ласковые слова твоих мужчин – лишь только игра мужских слов.  Вед ты не понимала, как можно играть и с твоими чувствами которых  одаривала им каждому: вновь, вновь, вновь. А как я могу тебя осуждать за это? А наивность – даже иногда украшает женщин.

Кажется, она добавила к своим дыханиям  ещё больше огня – прямо обжигала мою шею. И грустно  произнесла:

-Я даже мечтать перестала…

-Нельзя же так, милая, всё уладится!       

-Нет, дядя Омар. Я больше их не пущу домой. Никогда!

Я почувствовал на своём теле капающие её слёзы. Она слегка вытерла платочком глаза,  и неожиданно обернулась ко мне лицом  с дрожащими губами: её розовые губы явно просили облегчение, медленно  сближаясь к моим губам.

Шайтан меня попутал…

 

Глава 8

Я думал как она: это не я, а кто-то другой. А может и моя половина, которая  надоела  своими нравоучениями, поэтому я  отвязывался от  непристойного своего поступка.

Когда во мне чуть рассеяло головной туман, я уразумел, что Лейла уже  вырвалась  из моих объятий и давно пулей выскочила из квартиры, как испуганная птица, которая попала не туда. Теперь я понял, что моё счастье в мигом улетела куда-то, а была ли оно или нет, я  в шоке  ничего не соображал, только каялся и каялся, как пьяный вдребезги, полулёжа на столе.

Я впал в такую грусть, что даже не смог  поднять  голову со стола, где слегка звенели две чашки, не выпитые кофе. Я не знаю,  сколько времени  прошло, после того, как её след простыл, но мне показалось, что  я лежал  в таком положение  ещё до её прихода.

Конечно же, шайтан поднял меня и еле поставил  на ноги: я встал на месте как вкопанный, пока не заметил кого-то дыхание за своей спиной, а обернулся тогда, когда коснулась  его тёплая рука на моё плечо.

Это была она. 

Она взяла в руки обе чашек кофе, и подала мне одну. Мы молча выпили холодное кофе, а следом она встала с места и взглянула в окно через балкон.

-Почему-то сегодня Луны нет, -  тихо сказала она, наверняка  пришла в себя, - а мне так нравится смотреть у вас на балконе на неё.  А звёзды у вас, дядя Омар, как будто рукой подать. Правда? Я так хочу летать между ними – какая же красота! Да, я знаю, когда вы покупали эту квартиру, учитывали вы всё, чтобы   было приятно  вам любоваться по утрам и вечерам - даже по ночам  восхищаться этой красотой. Это мне говорила ваша жена. Она хороший человек и очень вас любит. Мне приятно, что у меня есть  такие  мои  прекрасные друзья, как вы и она! Этим я иногда  окунусь в своё счастья, но с молодыми друзьями мне никогда не везло и не везёт: они непостоянные какие-то. Мои мужья тоже моложе меня: третий  -  даже на десять лет. Эта наверно главная моя  беда, но ничего я не могу поделать с этим недугом. Поэтому наверно, я кружусь в своём круговороте, а выйти из этого, мне кажется,  невозможно!  А годы идут и идут неумолимо: вроде бы  недавно, когда я к вам начала ходить в отсутствие вашей жены, мне было всего лишь тридцать три года, теперь - тридцать девять. А скоро  и сорок стукнет, а сама  как прежде кошечкой хожу. Вот вся я наведу, дядя Омар!  А вы - любите меня такую. А за что? – мне даже не хочется  знать,… Что вы приуныли, дядя Омар? Разболталась я, да? Ну, ладно, я пойду. Если что, вы меня  не обессудьте, пожалуйста! А вот только когда за вашим окном  наступит полнолуние,  вы обязательно выходите на свой балкон, и непременно приготовьтесь навстречу мечте! - она вышла на подъезд дома и оглянулась, - дядя Омар! Ждите, она непременно придёт! Вы меня слышите?  До свидания!

Продолжение следует...

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА