Опубликовано: 21 мая 2018 04:57

Рассказ старого хрыча. Часть 4 Главы 4-6

ЭТО Я - ЖЕНА ТВОЯ 

 

Глава 4

Я вспомнил, как некогда таскал меня шайтан из рая в ад. А сегодня я сам притащил свою картину на своём горбе, будто из ада в рай. Как только я зашёл в квартиру,  сразу же стряс обувь с ног, и она полетела на потолок, а носки - на вешалку. Картину повесил на стену, а сам лёг на диван как мёртвый. Наступила  умилительная тишина: привычная и родная, а запеть бы, но сил нет! Не зря говорят, что всё познаётся  в сравнение. Вот оно одиночество - благодать! Душа  пела: «Как хорошо дома! Ах, картины мои дорогие, как  приятно мне с вами!» А застившийся Лейла, с милостью мне подавала   со стены бокал вина, но я вспомнил своё  обещание тёще и незаметно заснул глубоким сном… 

 

-Кушать подано, маэстро.

 

Я выскочил с дивана  и сразу послушно  сел за стол, как солдат.

 

-Умываться надо.

 

Я умылся и обратно сел. 

 

-Руками нельзя кушать, а вилка рядом.

 

-Убирайся  вон, когда твой хозяин в трапезе!

 

Шайтан накинул на себя старую шаль моей жены и убрался  на свою кухню. А через минуты послышался его раздражительный голос под звуки моей гитары, которая не вытаскивалась из футляра ещё со времён  в семейном уюте дома, поэтому меня взяла ужасная ностальгия по тем временам…

 

Шайтан пел:

 

                Я о прошлом теперь не мечтаю,

               

                Только сердце затмила печаль,

               

                И я, молча к груди, прижимаю,

               

                Эту темно-вишнёвую шаль.

 

               

В ярости я прибежал к нему и закричал:

 

-С каких пор ты стал человеком,  шайтан  ты чумазый?  Оставь гитару в покое!  Что тут тоску  наводишь, когда и так мне горько, что пробовал войти в люди по твоему совету!

 

-Почему не продал картину? Я с тобой дружу и повинуюсь уж давно, а у нас общий котёл. Завтра ты  положишь зубы на полку, а я пойду на помойку. Понял, глупец?!

 

-Ты пойми, дружище! Конечно же,  картину можно  было продать, но собственную мечту - нет!

 

-Тогда ты подыхай тут,  а я уйду совсем.

 

-Ну, прости, больше не буду ворчать!

 

-Ладно. Я понимаю.  Ты наверно  не довольный  моими друзьями?  Если это так, то я могу сейчас же их выгнать к нижнему соседу.

 

-Правильно делаешь.

 

-Шутка. Ну, какой же ты нелюдим. Поскорее  съездил бы  в Москву. Когда  вернёшься, продадим нашу квартиру и пойдём  вместе к пластическому  хирургу. А после – с ума ты сведёшь Лейлу:  свадьбы сыграем – и тут же станешь нормальным человеком.  Ну, что?

 

-Ты сам глупец! Запомни: я никогда больше не буду молодым…

 

-И ты запомни: я никогда не стану человеком. А если тебя не устраивает моё предложение, то я могу тебя просто  помирить с женой бесплатно.

 

-Это невозможно. Ну, что ты подлизываешься всё ближе и ближе?!

 

-Жалко тебя. Дурнеешь-дурнеешь – пропадёшь тут.

 

-Ты хочешь, чтобы  я умер в Москве умным?

 

-И все же....

 

-Хорошо, последний раз послушаю тебя. Но учти: когда я вернусь живой и невредим, здесь больше я не видел твоих друзей!

 

-Вот куда завернул.  Тогда сейчас же  прощай, ненормальный человечек!

 

-Постой!

 

-Что ещё?

 

-Я не хотел тебя обидеть.

 

-Я же говорю,  ты  ненормальный! Я знаю: ты меня тут держишь, пока она появится, так сказать, дырку залатать. Как появится она - вылечу я к маме! Кстати, дружок, куда она исчезла?

 

-Не сыпь соль  мне на рану! Лучше присматривай за квартирой, пока я съезжу к жене. За собой тоже.  А то ходишь тут, в рваных тапочках  жены. Стыдно! А денег оставлю…

 

 

Глава 5

 

Как оказалось потом, что в тот день у меня дома царила мёртвая тишина, когда  шайтан возвращался домой в позднюю ночь. Когда он понял, что я и на самом деле уехал, немного погоревал в одиночке один, затем вызвал друзей и устроил тут пир, уж потом тоже покинул эту бездушную квартиру, несмотря на мою просьбу. Он обещал вернуться со мной в один день, а может и день позже моего прибытия из Москвы. 

 

Это я узнал  по его оставленному мне записку, когда  вернулся домой преждевременно. Я успокоился, но после третий неудачной поездки к жене, я решил приготовить сюрприз ему, чтобы  сразу  он забыл задавать  мне лишних вопросов. А о подробности встречи с женой, извините, пусть это останется в семье как сугубо внутрисемейное дело. По этому вопросу я могу озвучить только одно: моё стремление удержать семью – кажется дело безнадёжное. Поэтому я сегодня хорошенько побреюсь, освежусь, и тут же схожу  на базар: куплю овощи и фрукты, шоколадки, букет цветов – и  промчусь к Лейле, чтобы просить её  руки, да и сердце. Конечно же, чем быстрее, тем лучше, если даже мой  возраст станет помехой в этом деликатном деле, зато вполне соответствует в духу времени.  Ведь отношения между мною и женой постепенно накалялась в течение ряда лет и до сих пор тянутся, что глупее не бывать. Вот так и с Лейлой потянул  кота за хвост. Довольно! Тем более я уже исчерпал  все шансы мириться с женой. Вот и итог:  банально  мы не сошлись  с характерами и всё! Да, горка, что озарение пришло в голову  после сорока пяти лет в супружеской жизни,  когда кружатся надо мной уже милые ангелы, когда  шайтаны  таскают меня по небесным просторам, где покоятся  наши священные души; а сам я живу в ожидании судного дня. Но и то хорошо, чем ничего!.. 

 

Лейла  была дома одна с маленькой дочкой. Но почему-то она приняла меня достаточно холодно. На моё удивление, вместо того чтобы  обменяться с пару тёплыми  словами, хотя бы для приличия,  она сразу пошла на кухню: мол, там готовит обед, понимаешь.  Конечно,  я не поверил ей. Но иголкой кольнуло  в сердце, когда мимолётно я подумал о возможной тому причине: «Мужчина!»  Я тут же отвлёк себя и решил вместе поиграться с Анютой. Вскоре  она испачкала руки  шоколадом, и мы зашли в ванную и помыли руки.

 

-Прекрасная принцесса! Как я счастлив, что впервые я помыл ваши прелестные ручонки.  Но скажите мне, пожалуйста, а где ваше полотенце? – спросил я её.

 

-Я не принцесса, а девочка, - она похохотала.

 

Анюта сама перебрала висячие  полотенца по очереди  и объяснила мне каждого: это – брата, это – мамина, это – папина.  А вот это  - моё.

 

-А папа с вами живёт?!

 

-Да, скоро придёт.

 

Моя реакция  была неадекватно.  Куда лучше было бы, в ванную зашла её  мама, чем мне вмешиваться в чужие дела. Я повторял себе одно и то же: «Опоздал, опоздал!.. »   

 

-Дядя Омар,  у тебя голова болит? – жалея меня, спросила Анюта.

 

-Немножко.

 

-У меня  сегодня не болит, а вчера болела. Теперь меня ты не можешь взять на руки, да?

 

Я поднял Анюту, разок подбросил наверх и опустил на пол. 

 

-Ещё, ещё, давай ещё!– она хохотала.

 

-Хватить, а то я уроню тебя, когда моя голова отвалится.

 

Под звонким её смехом вместе мы  подошли к Лейле: я не смог смотреть в её глаза.

 

-Я пойду?.. - я произнёс.

 

Лейла молча улыбнулась, как бы  выдавливая  из себя.  Тут я себе  выяснил: в её непостоянстве с мужьями конца нет, и не будет.  От отчаянности меня взяло дрожь.   Анюта побежала в другую комнату с хохотом.  Я  не помню,  с какой смелостью я поцеловал Лейлу напоследок, но выйдя в подъезд дома, я вспомнил  её холодные  губы. Я покинул дом,  будто случайного чужого человека.

 

 

Глава 6

 

«Как это так? Снова она живёт с мужем, и с каким же ещё?! -  голова ломилась от своего нежелательного вопроса в течение целой недели, -  Оставь  её в покое, это её выбор! А сам раздражаешься, когда шайтан под ногами топчется» 

 

Как-то  я  поднимаюсь  по подъезду к себе домой, слышу беспрерывный  телефонный звонок,  исходящий из моей квартиры. Я боюсь дальше подниматься – авось ожидает меня ещё какая-нибудь неприятность или же сюрприз дома: видимо они сами находят меня  так легко, слабого старика, который не может найти общий язык со своими женщинами. Я вспоминаю  слова  Бальзака, что любовь старикам дорого обходится. Это он  сам пережил на своём шкуре, поэтому мы вспоминаем его иногда, когда грешим в любви, оправдываясь  с «бальзаковским возрастом»  Я вспоминаю и Гёте, который влюблялся в семнадцатилетнюю девчонку без ума в свои семидесяти четыре года. Я не предоставляю себе возможность появление на свет произведение «Фауста» без его любви в преклонном возрасте. «Ишь ты, - и слышу я голос шайтана с верхнего этажа подъезда, - куда ты свернул, старый  хрыч?!»  Тут  я вспоминаю и шайтана и, как сорвался мой сюрприз для него.  Потихоньку  поднимаюсь  до самой  двери своей квартиры, в надежде увидеть его, которого  жду уже недели, а телефон  звонит и звонит…

 

-Ты здесь или  ещё шатаешься по неприличным местам Ташкента?– открыв дверь, я сразу разбушевался.

 

Когда я понял, что мой друг где-то ещё блуждает, трубку взял сам.

 

-Алло!.. Алло!.. Говорите!

 

Голос:

 

-Здравствуйте!.. ну, простите меня, дядя Омар!.. мне очень стыдно за тот день. Я мучилась сама собою тогда, поэтому молчала перед вами. Я думаю, вы наверняка уже  разобрались во всём  за это время.  Или мне добавить ещё пару слов для полной  ясности?.. Понимаете, первому моему мужу ничего не надо в жизни, кроме еды, выпивки и сна. А второй - дома мало бывает, то есть у него работа такая. А третий муж – он такой сволочь, что  постоянно изменяет мне направо и налево, вдобавок ещё  часто руки поднимает на меня. Поэтому я твёрдо  выбрала второго. Ну и что мало дома бывает - он нас любит! А дочка его величает уже «папой». Что вы молчите, дядя Омар? Вы… вы злитесь на меня?.. а может, разлюбили?

 

-Нет, я обещал.  Я тебя  очень дорожу и никогда тебя не обижу.

 

-Спасибо за это, дядя Омар! Что-нибудь принести  под вечер? Я сегодня свободна.

 

-Нет, сама лучше приходи!

Продолжение следует...

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА