Опубликовано: 23 мая 2018 04:35

Любовь и трагедия старого хрыча. Конец. Главы с эпилогом

ЭТО Я  - ЖЕНА ТВОЯ

 

Глава 10

Теперь я начал доживать  остаток  жизни снова в полном одиночестве и самоизоляции, привычной,  кажется с рождения: без жены и детей, без Лейлы и тёщи и без шайтана. Нынче в доме, не было больше и голосов, которые  провоцировали  на разнообразные сомнительные поступки порядка уже немалых лет, кроме скрипа мастихина на полотнах  и хрусти  моих коленных сустав, а так же  - слегка  ноющее сердце или же внезапных ночных стонов  от  кошмарных снов. Правда, я уделил себе из недельного календаря  одного дня для поддержки  оставшийся  жизненного тонуса на всякий случай, чтобы иногда  я мог устраивать дома как бы  в потехе час: петь, танцевать, пока  ещё внезапно  не преодолело  старческий маразм  над одиночеством. Да и злые  языки подумали от зависти, что  их одинокий сосед,  не так уж плох, оказался на самом деле, чтобы отстраниться от него подальше, лучше  пресечь  враждебную  жизнь  по соседству и начинать всё сначала. Так что, ещё оставалось, так сказать, порох в пороховнице…

Но однажды я замочил грязное белье прямо с утра, чтобы сегодня полностью отвлечься от творчества, да и не запустить домашние  дела до крайности - всё же потом взяла  нерадостная старость: я машинально положил новый натянутый холст на мольберт и невольно окунулся  снова в творческую атмосферу – и всё стало нипочём!..

В скором времени  наступило забытый мой  час обеда, потом вечерний,  а когда уж  следующее утро - я начал зевать, как маленький малыш и присел на пол с кистями на руках. А язык болтал сам собой, жалуясь к господу  Богу не по моим правилам, что мол: он вернул меня на землю, а злой дух опять-таки  натолкнул  меня совершать немало греховных дел, что такого больше ни кто не простит, а тоскует по мне – тот же самый ад!..   

Вопреки всему  передо мной вдруг  раскрылась широкая панорама весеннего неба с её обильными облаками, и откуда-то  неслось  одурманивающие  запахи  цветов.  И пчелы как-то  зажужжали, как на пире, и соловьи запели; а за цветущими деревьями показалось  синее море, а за морем - алый  горизонт. Вдоль берега моря лежало огромное  зелёное поле, а там  паслись многочисленные божьи  твари: коровы, козы, овцы, лошади,  куры; а прямо в середине поля - сказочный дом тянулся высоко до самого неба, а рядом припаркованы  несколько «Мерседеса» и одинокий  белый «Лимузин».  Густо  осаждённый королевский  газон косилось  по кругу  замка косарями, десяток слуга  суетились  с обычными  своими делами; четверо детей кувыркались на траве с собаками породой  английского  терьера, телохранитель  щёлкал  жвачку, доярка носила  детям  парное молоко. Под огромным чинаром пустовало  качели, а рядом-таки  на гамаке блаженствовали  хозяева-молодожёны. Их тонущие головы на перинных подушках едва виднелись:  они синхронно вылизывали мороженое...   

Из  роскошного замка вышли пара красавиц, на золотых подносах с двумя чашками кофе на руках, подошли поближе  к  гамаку  и почтенно согнули  павлиний станы. Молодая хозяйка сразу выкинула подушку и встала на всю  рост - выставляя неописуемую свою красоту напоказ: положила мороженое на поднос и удобно устроилась пить кофе.

Муж тоже встал с места, приподнял спадающие  бело-шёлковые кальсоны  выше бедра, вежливо улыбнулся на девушек и принял джентльменский вид: взяв в руки чашку кофе и мороженое, подал жене.  И произнёс:

-Дорогая! Горячей кофе люба мороженое.

Жена взяла обратно мороженое в руки, а муж приложил чашку к губам и обжёгся. Браня  красавиц-девиц, он выгнал их подальше, но увидев сурово-недовольной вид  молодой жены,  её  отвлёк.

-Эх, матушка! А старушка-то  была круглая дура… да и совсем без мозгов, А вот её творец  был - исключительно мир невиданный  гений! Ты взгляни  туда, –  он указал на картину на мольберте, -  а я не хуже его написал!

Жена встала резко с места - сразу её  красота куда-то  исчезла.

-Ты думаешь, я не понимаю, какая старушка была без мозгов?! – взбесилась она, и  стукнула золотой чашей по мужа голове.

Старик выронил вставной челюсть на землю,  прощупал руками везде, наконец, находя, как-нибудь втиснул  её обратно.  И удивился:

-Прямо не верится…и ты же такая?!

-Не болтай, а отвечай!                                                

-Та – в сказке Пушкина - ей было всё мало да мало.  А ты, красавица моя, получила всё, вот и лежишь на перинах - наслаждаешься на свои семи удовольствия.  Вот это, понимаешь  – жизнь!

-Ещё не поздно, муженёк!

-Правильно. Зачем это надо было этой дуре?.. подожди, что ты сказала?

-Я сказала: «что ты подаришь завтра по случаю дня моего рождения?

-Любимая моя! День рождения бывает один раз в году, а у тебя - в каждый месяц.

-А я сказала: "что ты подаришь?!"

-Хорошо, свежую картину:  "Обнажённая женщина на берегу у моря».

-Солить буду?

-Извини... пожелай сама!

-Будь любезен! Подари мне парня  молодого, чтобы он присматривал за тобой!..

Молодожёны встали с места, как пара кобр: слегка сцепились друг в друга и пошли домой. Но потом до поздней ночи полетели тарелки из окон из дверей под  музыкой: «Щелкунчик». А из подвала побегали крысы восвояси к широкому морю, затем  наступила тишина, послышались  храпы,  будто мурлыкать кошки под окном...

 

Глава 11

К обеду я застал себя лежачим в своём же квартире, один, на полу. Правда, рядом был и тазик, а в нём лежало ещё вчера намыленное белье. На мольберте стояла свежая картина: в ней глядела обнажённая женщина на фоне сказочного дома на  берегу у моря. А сам я держал в руках куча кистей, а на мне одежда была вся  испачкана.

Я положил кистей  в керосиновую баночку и подошёл к своему гнилому подоконнику: через окно виднелись чёрствые  бетонные дома и сломанные  качели во дворе. Удивился. Качели - припомнили «красавицу жену» - и расширили  мои глаза шире. Мгновенно  я застонал, но потом  масляными  руками слегка побил по своей лысине,  почесал затылок и  улыбнулся. Затем взялся достирывать белье. Закончил.  Белья повесил на сушилке за окном, и по привычке приподнял на себе рваные семейные трусы и застыл на месте: на улице проходила  знакомая  женщина, а на велосипеде  её дочь, уже взрослая  с тех пор, как вся эта история когда-то начиналась. Но разница была в том, что теперь её дочь сменяла детскую коляску на велосипед для взрослых. А рядом с ней шёл  и папа  в обнимку с мамой: по ходу иногда они касались слегка губами друг в друга. 

Я спокойно понаблюдал за этой-таки завистной семьёй до полного их исчезновения из моих глаз, как солнце перед закатом. После чего я  помыл  свой старый тазик, до половины налил  холодную воду из крана, встал на середину веранды врос и вылил на себя с головы до ног.  И тут же вздрогнул: «Всё! Пусть соседи теперь рвут горла!»

 

 

ЭПИЛОГ

Старик остановился, когда зазвонил  домашний его телефон.  Он  подождал, как бы телефон замолчал. Но после повторного звонка поднял трубку,  весьма осторожно.  

-Алло!.. Алло!.. Алло!.. Говорите!..

-Это я...

-Как?.. как это ты?..  Снова выгнала мужа?.. Что ты плачешь, у тебя всё в порядке? Лейла!

-Лейла??? Какая ещё Лейла?!  Это я – жена твоя!  Ты совсем мой голос забыл или  заболел?  Слышишь?..  Отвечай же!   Ну не злись на меня, пожалуйста! Когда я приезжала к тебе, и когда ты приезжал ко мне - не я с тобой разговаривала, а какая-то бес... всегда так и ни в чём мы не можем объясниться. Я знаю, между нами давно легла пропасть, поэтому я всегда боялась тебя слушать. А ты сразу замалчивал, как и сейчас. Раньше мы  друг друга оберегали от этих глупостей и жили в пониманиях. Я тебе родила детей, а ты каждый раз меня благословлял – а разве мы не были счастливыми? Что бы то ни было между нами, ведь мы с тобой  прошли огонь и воду, и даже ада, которое выпало на нашу долю из-за  проклятого Горбачёва, да и не без Ельцина с тройкой его безголовых друзей по несчастию. О господи, прости! За что такое поголовное унижение нам надо было испытывать?  Вед мы же жили, как люди, любили свою Родину, а стали врагами, даже в семьях. Извини, я сорвалась!  И при таком положение я испытала однажды настоящее  счастье, когда ты не растерялся, а спас нашу семью от явной гибели, если даже  потеряли мы с тобой все нажитые состояния. Вот только когда ты начал скитаться повсюду, как и многие, чтобы вывести нас  из бедности, я снова стала самой несчастной женщиной на земле! Как это случилось – до сих пор толком я не понимаю. Ладно - я, теперь я как-нибудь  доживу - хоть дети теперь в безопасности.  И живут они, как многие россияне. Это меня радует. Хорошо, что они не очень-то  помнят  о своём прошлом. А я - нет -  помню всё! Да, были между нами с тобой немало непонимания, и была любовь - и вдруг - вот, уже скоро  десять лет, а я никак не научилась жить одна, никак,… а ты?.. Ты меня слышишь?  Как ты там - пенсия твоя хватает на еду? Я даже не приставляю себе твою жизнь.  А Лейла помогает тебе, хотя бы стирать? Да или нет?  Хоть иногда меня вспоминаешь?.. лучше бы обманул меня, чем молчать!.. О  господи! Обмани же меня, бездушный ты человек!  Ведь я... я... я  ведь...

-Не плачь, пожалуйста! Ты же знаешь, я не вношу женские слезы. А ну-ка вытирай!.. Вытерла?.. Всё,  не плачешь?.. Умница...  как там дети, внуки?

-Скучают, …  а ты?

-Я вижу вас часто во сне, как наяву, какая-то  сказка... А скажи-ка мне, пожалуйста!  Вот ты не научилась без меня жить, это понятно, конечно,… а на полу сидеть?.. Что ты смеёшься?

-Да так…

-И все же?

-Как йоги или по-узбекски?

-Все равно.

-Да, получается.

-Вот и садись, пожалуйста!.. что ты  опять ржёшь?

-Я так и сижу уже давно…

-Ну что ж, тогда слушай!

Старик положил телефон на пол, вытащил гитару из футляра и скрестил ноги у телефона:  вытер себе нос, глаз, и с тихим голосом  запел.   Его дрожащий голос прозвучал, как испорченная старая пластинка:

Гори, гори, моя звезда,

Гори, звезда приветная!

Ты у меня одна заветная,                                                                                             

Другой не будет никогда...

СЕРДЕЧНО БЛАГОДАРЮ ВАС, МОИ ТЕРПЕЛИВЫЕ ЧИТАТЕЛИ ЗА ПРОЧТЕНИЕ ВСЕГО РОМАНА И ЖЕЛАЮ ВАМ УДАЧИ, А САМОЕ ГЛАВНОЕ - ЛЮБВИ!!!

С УВАЖЕНИЕМ,

А. Х.

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА