Опубликовано: 27 июня 12:27

Ночи Яна и Афродиты. ЖЗЛ. Кто есть кто в Мишьен -1962. Ян Францевич Симменталь

130 .ММ.06

 

Кто есть Кто в Мишьен -1962. Ян Францевич Симменталь.

Ночи Яна и Афродиты

 

Когда родился Ян Францевич, было неизвестно. Он почему-то скрывал этот факт, но место его рождения было более-менее известно – Швейцария.  Причём, он происходил из какого-то кантона, где говорили на французском языке, отсюда было происхождение его отчества - Францевич. А вот фамилия его была очень известная  - Симменталь.

 

Всем известно, что у людей очень странные легенды. Хотя это объясняется, главным образом, низким уровнем образования этих существ, и высоким уровнем эгоцентричных фантазий,- так считал умный Ян. К примеру, у людей считается, что Сим – старший сын Ноя, и от него произошли все семитские народы. Но мало кто знает, что это было целое направление развития, и не только люди произошли от Сима.  Ведь человеческий детёныш Сим был многоликим, как и его отец Ной.

 

 Смешно даже представить, что «все твари  по паре» влезли бы в какой-нибудь корабль. Метафора это была, неужели не ясно?! Очень многоликим было семейство Ноя, и могло успешно плодиться в различных своих личинах! Это  было очевидно. Во всяком случае, Ян Францевич твёрдо был убеждён, что его фамилия прямо связана с этим самым Симом. Вообще, правильным написанием своей фамилии Ян считал следующий вариант: «Сим – Менталь».  Вторая часть его сложной фамилии свидетельствовала о большом умственном развитии. Так сложилось в его  семье, роду, фамилии, что все были очень умными, грамотными и здоровенными, легко переносили лютую стужу и сильную жару. Прекрасно плодились, и  славились ещё тем, что у них часто за раз рождалось больше одного малыша.

 

Конечно, в некотором смысле, Ян Францевич был вольнодумцем. Он не скрывал, что продолжает  традиции Вольтера и Вальтера Скотта. И даже иногда воображал себя  последователем Лютера. Из-за этого его часто  называли «Симментальским скотом», ведь в его кантоне лютерианцев, кроме него, не было. На прозвища грамотный Францевич не обижался, ведь есть даже целая страна скотов – её ещё называют Шотландией. Ян очень  хорошо делал своё дело, лучше всех, и это было широко известно! Наверное, заблуждением Яна было то, что он считал, что любая личность проявляет себя главным образом в деле, которому посвящает себя. И, мол,  по результатам дел личности, а не по её убеждениям, надо к личности и относится.

 

А у местных швейцарских людей оказалось всё не так, оказалось, что не дело, которому ты предано и целеустремлённо служишь, не твои достижения на благо всех, а только твоя лояльность имеет главное значение! Швейцарцы славятся своим примитивным мышлением, убеждённостью в своей средневековой правоте, за это их в охрану папы римского  специально берут. Так или иначе, но за свои убеждения Ян Францевич был вынужден оставить Швейцарию и оказаться в более суровых условиях. Он, конечно, скучал по родине, но был прагматиком.  На родине его бы точно зарезали, а в новых местах восхищались тем, как он делал своё дело! Он был в большом уважении и сильно после переезда на восток поумнел. Перестал открыто высказывать своё мнение, много читал, изучал новые языки и стал весьма известной личностью. О нём часто писали в газетах и журналах.

 

Перестав вести открытую агитацию за свои идеи, Ян Францевич стал  больше  тайно мечтать о построении свободного и вольного общества  уважающих себя личностей.  Но, равных Яну в его деле  вокруг никого не было, сам  Ян был исключительным! Свободой вокруг совсем не пахло. Пахло обычно, свои дела Ян делал, как всегда, отлично и с превосходным результатом, не без удовольствия для себя.  Тёлок вокруг него всегда было много, и детёнышей, имеющих отчество Янович, они рожали  регулярно и часто. Правда, видеть своих детей, общаться с ними, делится своими идеями,  Ян Францевич не мог, да и, по местным обычаям, детей почти всегда записывали как «Ивановичей». Хорошо, что хоть фамилию его сохраняли! Симменталей становилось всё больше и больше, а вот идеи Яна Францевича совсем не распространялись! Не было для этого совсем условий. И Ян, будучи внешне спокоен, деловит и всегда работоспособен, на самом деле всё больше времени находился в глубокой депрессии и тоске. У него был глубокий экзистенциальный кризис развития личности.

 

Но чудеса встречаются и в жизни, особенно, если у тебя крепкий костяк, пропорциональное телосложение, толстая кожа, крепкая шкура и твой вес 1200 килограммов! А в холке ты 155 см. Таких  даже среди Симменталей почти не бывает, а Ян Францевич был именно таким! Правда, была одна проблема, ведь  Ян был рыжим! Но, за всё в жизни приходится платить, рыжими были все Симментали, все настоящие Симментали, это был передаваемый признак этой породы быков и коров.

 

Благодаря коровьему бунту на Коровьих и Кошачьих Землях, благодаря системе ресторанов со Звёздами Мишьена, благодаря ВДНХ, Хрущу, и, особенно, благодаря Просто Еноту, Ян Францевич оказался в Милых Мурках. Ему была дана свобода делать то, что он хотел и мог. А получить возможность и воспользоваться этой возможностью это разные вещи. Редко кто реализует свои идеи при лёгкой возможности их реализовать. Ленятся обычно, но Ян Францевич Симменталь был не такой. Он стал другим, потеряв родину,  где бы его идеи только и остались идеями. Там было сыто и спокойно жить. А сытые и довольные жизнью мало на что реально способны. У них всё хорошо, им ничего больше не надо.

 

Ян Францевич никогда не был  голоден, но он уже знал разницу между тупой  и довольной сытостью и тоскливой сытостью. Сытость, без малейшей возможности осуществления своей мечты, была  очень тоскливой. Он не впадал в полную тоску только потому, что готовился реализовать свои мечты, строил планы, обдумывал их детали, планировал однажды совершить побег на волю. Жизнь вольным быком, возможность видеть своих потомков и управлять любившими его коровами была его мечтой. И ещё он мечтал, чтобы все Симментали стали грамотными и вдумчивыми мыслителями. Мечтал создать библиотеки для коров, сделать более осмысленной  их жизнь.

 

Его искренне возмущало отношение коровам и быкам в «цивилизованном» мире, ему нравилась Индия, хотя там был тоже перегиб. Индийские коровы борзели и тупели от отсутствия опасности, не видели высокой цели реализации высшего предназначения коров. Молоко, сливки, творог  от грамотной и мудрой коровы может дать настоящий импульс развития осознанных личностей, потребляющих всё это. Ведь то, что ты ешь, определяет то, как ты мыслишь и видишь мир! В этом Ян Францевич был искренне убеждён,  в этом он видел смысл развития коровьей цивилизации, это потом подтвердила даже человеческая наука. Мыслитель, философ и пионер эволюционного осмысленного развития на Коровьих Землях - вот кем был  в сентябре 1962 года  Ян Францевич Симменталь, скромно стоящий один, рядом с Домом Васи.

 

-Ян, а Ян?! – Неожиданно услышал бык мягкий голос кошки. – Давай знакомиться! Я- Афродита!

-Я – Ян Францевич Симменталь, прямой потомок Ноя! – Решил тоже не скромничать бык.

-Хочешь, я тебя к коровам отведу? Познакомлю. А то они могут  забыть, после дойки, вернуться сюда. – Предложила добрая Афродита.

-Лучше покажи мне это место, расскажи, как тут все живут.  Я ведь не местный, а  ошибок делать не хочется.– Попросил Ян кошку. – А коровам только одно от меня надо, ещё успею славно попотеть.

-Это котам и быкам от кошек и коров  только одно надо,- ответила кошка Афродита и улыбнулась.- Приятно, что ты не такой. Хорошо, что с тобой можно ещё  и поговорить!

 

И кошка Афродита провела всю ночь вдвоём с быком Яном. Они гуляли под звёздами и  луной, и не могли наговориться. Так неожиданно иногда бывает, встретишь кого-нибудь абсолютно незнакомого и чужого, а оказывается, что вы родные души. И в эту ночь Ян Францевич был счастлив. Впервые его ценили не как быка-производителя, а как мыслителя и философа. И  кошке Афродите тоже было приятно тереться о крепкие ноги быка, чувствовать рядом с собой силу и мощь 1200 килограммов мышц, костей и сухожилий.  А главное, её завораживал  острый ум Яна Францевича, его тонкий юмор и спокойная благожелательность. Периодически у кошки мелькала мысль о том, что ей очень жаль, что бык Ян не кот! Но  следующая возникающая в её сознании картина  была поистине ужасной: стадо покорных кошек ожидало своей очереди. И она тоже была в этом стаде!

 

Сначала короткое бешенство накатывало на кошку, а потом очередная светлая мысль делала Афродиту счастливой и спокойной. Очередная мысль была о том, что бык Ян Францевич только её, Афродиты. И ни одна кошка больше не осмелится к нему прикасаться. А тёлки и коровы это просто механизмы для производства молочной продукции и новых тёлок и бычков. Без её Яна этот механизм сломается, только на нём теперь и будет держаться благосостояние  Коровьих и Кошачьих Земель! А потом вырастут новые бычки, сыновья Яна, и займутся его делом, освободят её быка от рутины для возвышенных удовольствий в жизни.

 

И тогда не только по ночам кошка Афродита и был Ян будут встречаться и гулять, ведя прекрасные беседы. Она сделает так, что и трудовой день Яна Францевича можно будет посвятить  интереснейшему делу – философии. Мысли о таком прекрасном будущем   грели душу Афродиты, повышали осмысленность её сегодняшнего состояния. Такие планы были у Афродиты на  прекрасное совместное будущее.

 

А Ян не строил  планов – он их уже давно разработал и детально обдумал. Он наслаждался тонкой беседой с самой образованной и изящной  личностью, встреченной им на его жизненном пути. Тонкость общения его восхищала. И даже рутинное, скучное и приятное одновременно дело осеменения коров  его  теперь меньше  смущало. Ведь при этом он может думать об Афродите и общении с ней! Сон ночью был не обязателен, можно спать в перерывах между коровами, коровы поймут.  А все ночи будут только их, ночи Яна и Афродиты!

Источник

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА