Опубликовано: 16 июля 14:37

Король и Королева катастроф.

144.ДМ.07

 

Дорогу осилит идущий.Картинки – это важно.

Теория Катастроф. Король и Королева Катастроф

 

Мысли о создании очень хороших произведений не покидали Просто Енота. Енот думал и думал, уже почти целую неделю. Стояла  зима,  почему-то даже морозы ударили. Так что приходилось топить печку и следить, чтобы в домике на Енотовых Выселках вода не замерзала ночью.  Топить домик особой проблемы не было, дело обычное, дело привычное, только гулять не хотелось в мороз. Просто Енот не любил морозы, он от них замерзал, особенно подмерзали нос и лапки.

.

Тексты писать было очень легко, особенно легко стало с появлением компьютеров и принтеров всяких. Сиди себе, стучи лапами по клавиатуре, а получаются на экране буковки, из букв сами собой складываются слова, из слов предложения. А уже из предложений получаются произведения.  Именно предложение важно, если что предложишь  хорошее и интересное, то обязательно возьмут! Правильно составлять предложения – в этом заключается талант писателя. Это Еноту умные личности рассказали, сам бы Енот точно не додумался. Поэтому он теперь очень внимательно составляет свои предложения. Чтобы кого-нибудь лишний раз случайно не обидеть. Неслучайно обижать можно, а вот случайная, незапланированная обида, это досадное недоразумение. Поэтому надо быть очень внимательным со своими предложениями, очень.

 

Но не только текст важен в любой хорошей книжке. Важна ещё обложка. В Библиотеках любят книги в твёрдых обложках, их хранить удобнее, с ними работать приятнее. А вот портить книжки в твёрдых обложках тяжелее, чем в мягких. Человеческие детёныши, пока неразумные ещё, много книжек в мягких обложках портят. Рвут книжки, изрисовывают, портят, как говорят их родители. На самом деле они книжки не портят, а улучшают! Оставляют на них свои следы, картинки красивые рисуют, в общем, молодцы детишки! Соавторами сразу становятся, таких хороших детишек Еноту надо много! Чем больше книжек улучшают детишки, тем больше их покупают их родители. Особенно, если дети хотят ещё опять такую книжку! Чтобы предложить другой прекрасный вариант сотворчества, соавторства. Очень творческими личностями вырастают потом такие детишки.

 

А медвежата не рвут книжки, они с ними очень аккуратно себя ведут. Выучивают наизусть и помнят все картинки из книжки. И если хотят нарисовать что-то от себя ещё хорошее, то тут же в Библиотеке и рисуют. Им добрые библиотекари дают кисточки, картон, карандаши, бумагу для начала творческого процесса. А продвинувшимся по тернистому художественному пути и достигнувшим уровня выше, чем уровень «каляки-маляки» медвежатам дают, по их просьбе, даже масляные краски и холсты! Масленые краски отмываются хуже от медвежат, чем обычные акварельные или акриловые, вот и ходят «продвинутые» медвежата гордо все измазанные красками. Такого сразу видно – художник идёт! Пока медвежонок, еще не очень большой художник, но растёт и хорошо ест, а когда вырастит, то будет очень большим художником!

 

Обложку надо  всегда украшать красивыми картинками, чтобы книжку хотелось взять в руки и прочитать. Все любят хорошие обложки у книг, красивые и умно сделанные! У Енота есть один знакомый математик, он издал книжку свою «Теория катастроф» украсив её рисунками из своей личной жизни. Так случилось, что он разошёлся с женой, и для него это была личная катастрофа. Никто не хотел его кормить, штопать одежду и  следить за тем, чтобы он умывался, чистил зубы и мыл руки перед регулярной едой! И даже еда стала у него нерегулярной. Никто за ним не следил! Математик хорошо рисовал и изобразил все тяготы своей  жизни без семьи на обложке книги, и  вообще, много чего нарисовал ещё на разных её страницах, пока готовил к изданию

.

В типографии МГУ, где он обычно издавал свои научные изыскания, отказались печатать такую книжку. МГУ – это Медвежий Главный Университет, если кто не знает, сообщаю. Там все важные, особенно в типографии, считают, что если «главный», то надо быть очень важными. А у нашего научного работника от нерегулярной кормёжки что-то  с головой  случилось, очень ему захотелось издать свою необычную научную книжку. Он взял и издал её на собственные средства небольшим тиражом в две тысячи экземпляров. У него после того, как жена его оставила жить в одиночестве, почему-то много денег стало накапливаться, девать их было некуда, вот и хватило на издание ценного научного произведения.  В типографии МГУ тоже издали его книжку, но очень большим, обычным для научных книг, тиражом в целых пятьсот экземпляров!

 

Привёз математик книжки с иллюстрациями домой и не знал что ему с этим богатством делать. Если издаёшь в обычном издательстве, то тебе дают несколько авторских экземпляров и всё. Иногда дают даже только один экземпляр, поставишь его на полку и радуешься! А тут много книжек случилось сразу, много радости, и математик дарил свою радость сначала знакомым,  подписывал при этом книжки: «Рад подарить…». Но знакомые мало радовались его книгам, их больше всегда радовали свои собственные, изданные. Такие традиции в научной среде. Тогда математик решил радовать своими книгами простых людей и пошёл в место, где много бывает любителей книжек. В Больших Енотах есть магазин «Библио-Глобус», там много разных книжек продают.  Добрые люди из этого магазина разрешили математику там сидеть и подписывать свои книжки. А сами книжки забрали у него на реализацию.  И за один день, бывает же такое счастье, простые люди, не математики, купили целых пятьсот его книжек! Автор их все подписал, книжки людям нравились, хотя среди покупателей не было ни одного специалиста, знакомого с «Теорией Катастроф». Зато было много людей, перенёсших жизненную катастрофу, и им нравились его рисунки, особенна красива была обложка. И многие даже прочитали его свежие научные изыскания. Под впечатлением от новых знаний некоторые даже писали ему письма на электронный адрес с благодарностью, за открытие нового.

 

Работники «Библио-Глобуса» тоже были довольны тем, как продаются математические книжки. Одна симпатичная тётенька, из товароведов даже угостила автора обедом, у неё была «ссобойка», так называют грамотные люди еду, приготовленную дома и принесённую на рабочее место для питания ею. Может с этого всё началось?  Очень в магазине математику понравилось. Наверное, нельзя прикармливать авторов произведений в книжных магазинах, а то там жить будут постоянно! Коротко говоря, частым гостем стал  автор в «Библио-Глобусе». Уже не просто сидел и подписывал книжки, а уже стихи свои стал всем читать. Стихи всем нравились, и когда кончились две тысячи экземпляров книжки «Теория Катастроф», то он издал ещё две тысячи экземпляров, повторным тиражом, и ещё издал три тысяч новых книг с названием «Новая Теория Катастроф», где кроме самой теории и рисунков   были  ещё жалостливыми стихами о семейной катастрофе!  «Новая Теория Катастроф» продавалась ещё лучше, чем прежняя книжка. Да и кормить математика стали регулярно, ведь вскоре у него возникла новая семья с товароведом по книгам из «Библио-Глобуса». Математик стал опять умытым и причёсанным, обычным аккуратным и умным профессором из МГУ.

 

Правда, он регулярно пишет и издаёт теперь свои новые и новые книги на различные темы, многие другие профессора завидуют ему. Например, есть такая, как «Как быстро восстановиться после Катастрофы»,  «Как избежать Катастрофы (Только для мужчин)», «Катастрофа неизбежна, иди ей навстречу!», и так далее, и тому подобное. В киосках МГУ  теперь есть целая подборка его бестселлеров «Теории Катастроф» и сопряжённых научных изысканий. Хорошо его книги, изданные на собственные средства, продаются, а вот книги издательства типографии МГУ, без красивой обложки, продаются плохо, почти не продаются. За три года продали  только двести экземпляров, но для научной литературы и это хороший результат!

 

 Но есть некоторая странность в этой личности, изменившейся под воздействием своего творчества. Один экземпляр каждой новой изданной книги математик аккуратно подписывает: «Тебе – моя прекрасная жизненная Катастрофа! Спасибо, что так всё сложилось!». И передаёт своей бывшей жене, благо, что они работают на одной кафедре и регулярно видят друг друга в МГУ. Они часто беседуют о  математике  и даже вместе пьют чай. Бывшая жена даже как-то намекала, про что-то там «сначала». Но математик делает вид, что  он весь в научном поиске, и совсем тупой.  Но он очень умный, на самом деле, товаровед готовит гораздо вкуснее бывшей жены и не контролирует каждый его шаг на территории МГУ, не ходит она в МГУ, ей и в «Библио-Глобусе» хорошо! Свободу и сытость менять на тотальный контроль и скудное питание нельзя, это - глупость. Чтобы такую глупость не совершить математик готов прикинуться очень тупым, потому что он умный и талантливый художник!

 

Тем более, бывшая жена называла профессора катастрофическим неудачником, источником всех Катастроф во Вселенной. А  на самом деле, она сама была источником Катастроф, назначившей виновным во всех катастрофах математика. А новая жена его называла Королём Катастроф, и у Короля была его Королева Катастроф, его новая жена. Так что можно сказать, что было основано целое новое Королевство Катастроф, там завелись детёныши, жили кот и пёс, полноценная семья.

 

С обложкой все однозначно, нужна красивая, привлекательная обложка! И рисунки в книжках совсем не прихоть, а насущная потребность, очень важно иметь хорошие иллюстрации. Беда в том, что Просто Енот совсем не умеет рисовать, а медвежат попробуй ещё поймай и заставь рисовать согласно идеям Енота! Не будут медвежата рисовать, то, что им в голову самим не пришло, такие вот упрямые эти звери! А зимой мишки вообще спят, один Енот не спит, Енот думает. Придётся всё делать самому, всё-всё делать самому, даже самому рисовать! Хорошо, что есть фотографии, можно сфотографировать и  потом нарисовать подобное, или как-то перевести контуры и раскрасить! Обязательно стоит попробовать так поступить!

 

И Просто Енот полез в компьютер делать намеченное им же. Хорошо, что была зима, и сбежать от своих намеченных скучных планов на прекрасную улицу было сложно, а то бы Енот точно сбежал! А так, стал он возиться с фотографиями, думать, как из них сделать рисунок, программы всякие подбирать. А что делать?! Просто Енота ожидало сто лет одинокого творчества, сто лет одиночества! И если хитро всё придумать, то может быть ещё и пожить удастся?! Сократить сто лет до десяти? Надо постараться, для этого можно и потерпеть, потрудиться.

Источник

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА