Опубликовано: 24 июля 13:57

Трудовые будни осенью 1998 года. БК "Спартак" Москва.

39.СМ .07

 

Тёплая  и промозглая осень 1998 года.

Обычные трудовые будни БК «Спартак» Москва.

 

Если кто помнит осень 1998 года, то может отметить то, что она была необычно тёплой. Но на погоду мало кто тогда обращал внимания, всех волновал финансовый кризис, его последствия и рост курса доллара.   И это все происходило на безрадостном фоне закрытия многих фирм, массовых увольнений сотрудников и прочих сомнительных прелестей жизни в эпоху перемен.

 

Из пяти баскетбольных мужских команд в городе Москва осталось только две. Одна из них носила гордое название ЦСКА, а вторую называли «Спартак» Москва. Первое и четвёртое место «Суперлиги» сезона 1997-1998 годов. Не стало «Динамо» Москва, «Спортакадемклуба» Москва и ещё там кого-то «Коника» Москва. Что за зверь был этот «Коник»? Да и регионы понесли потери, там тоже закрывались или переходили в более низшие лиги, по финансовым соображениям, баскетбольные команды.

А в «Спартаке» было целых две команды – мужская и женская. Амбиции у ряда игроков и Сергея Алтухова на следующий сезон были большие. А денег не было даже на проведения чемпионата в расчёте на одну женскую команду, обычных денег на расчётном счёте в банке. Про зарплаты игрокам речь не шла вообще. Судьи в поле, комиссар  и «судейский стол» не работали в долг, в принципе, Регламенты и обычаи им не позволяли. Им было надо платить. Расходы на транспорт и гостиницы тоже никто не отменял.  Игроков же в Москве оказалось неожиданно много,  команды закрылись, а играть и тренироваться для игрока необходимость, иначе он потеряет игровую форму. Правда, игроки хотели хоть каких-нибудь денег, у многих были семьи, но все осознавали ситуацию. Другое дело, что на площадку они шли без настроения, без куража играли, но это были их проблемы, не мои.

 

У руководства клуба были свои проблемы, вернее, проблемы Баскетбольного Клуба «Спартак»  Москва, которые игрокам и не снились. Уже к сезону 1998-1999 годов у Клуба накопились большие долги. Из-за них –то, по инициативе вице-президента Сергея Алтухова, и пригласили меня на должность Генерального Директора. Ещё был Президент Клуба – Сергей Попов. Он был весьма харизматической личностью, но денег у него, как и у всего Клуба не было совсем. Его семья скромно жила на зарплату его жены Ларисы, детского тренера. Сами можете предположить, какие там зарплаты. Инструментарий по добычи денег для Баскетбольного Клуба  в Москве был, существовал закон, позволявший предприятиям и организациям перечислять часть прибыли, вместо бюджета, спортивным организациям. И не только спортивным. А вот убедить плательщика налога в том, что он мечтает вместо бюджета перечислять  деньги в Некоммерческое Партнёрство  Баскетбольный Клуб «Спартак» Москва было очень сложно. Особенно, если прибыли не было.

 

Сергей Попов, будучи сам известным в прошлом игроком, находил убедительные слова при беседах с игроками, быстро гасил их амбиции по зарплате дружеской беседой. Идея была проста: не нравится бесплатно тренироваться и играть с хорошими баскетболистами на площадке – ищи другую команду. Сергей Алтухов пытался по своим связям добывать денег у друзей-товарищей. Но этот ресурс всегда исчерпаем, никаких гарантий получить свои деньги обратно не было вообще. Я же пошёл с визитами по крупнейшим компаниям, ну и таскал деньги из семьи, жена тогда работала в широко известной в узких кругах фирме Arthur Andersen, кое-какие денежки были. Где-то меня принимали и говорили из интереса к «Спартаку», где-то стояла стена из секретарш, где-то даже помогали, чем могли и сочувствовали. Но ходить по встречам и переговорам можно бесконечно, а матчи « Суперлиги» шли согласно расписанию.

 

Если при игре на выезде требовалось оплачивать только билеты, гостиницу и питание, то при приёме команд, на домашних матчах, оплачивалось судейство и игровые залы. Автобусы для встречи и развоза команд, встреча судей и комиссара, их поселение и перевозки были нашей проблемой. И мы эту проблему решали, как могли. Авантюрно порой было, всё могло, порой, даже кончится скандалом. Матч с «Динамо» Майкоп, например, вообще шёл не имея финансового обеспечения. Но, во втором тайме появился Сергей Алтухов, с деньгами на оплату судей и автобуса, на котором привезли «Динамо»! Я таскал деньги из семьи для оплаты матчей, находил что-то и где-то по итогам встреч. Где брал деньги Сергей Попов мне вообще не понятно, он очень плохо умел просить денег, может, просто чувствовали, что ему надо денег очень сильно и давали? Алтухов брал деньги у своих знакомых бизнесменов. Мне и Алтухову было проще, какими-то бизнес навыками мы обладали.

 

Алтухов « надувал щёки», считал, что всё  утрясётся, и чем лучше выступает команда, тем легче получить под это финансирование. Сергей Попов  щёк не надувал, был более-менее спокоен и доброжелателен. Я же был весь в делах и суете, за суетой не давал себе возможности реально смотреть на происходящее. А финансовое состояние Клуба было ужасным, зарплаты у игроков раздуты и считались в долларовом эквиваленте. Особый ужас у меня вызывало участие команды в Кубке «Корыча», аналог футбольного Кубка «УЕФА». Разъезды по Европе  и приём иностранных команд. Сейчас такой кубок уже не разыгрывают, а в 1997-1998 году «Спартак» Москва добился права на участие в нём! Отказаться было уже невозможно, тут мы были заложниками престижа странны, престижа России. А денег-то на бензин для одной машины не было порой! Заправляли её друзья Алтухова на своих бензозаправках бесплатно. Хорошее было время, главное, что даже бюджет города Москвы, который периодически раньше помогал БК «Спартак» Москва, был недоступен. Москва боролась с дефолтом, в отличии от всей России она его даже избежала.

 

Кубок «Корыча» был кошмаром, ведь по условиям Регламента именно мы за свой счёт размещали и кормили команды приезжающие команды, возили их и оплачивали судей. Нам слегка повезло, первые игры мы играли на выезде, играли сначала даже совсем  неплохо. Билеты на самолёты как-то доставали тоже более-менее дешёвые. Но кошмар приближался к России, и мы страшились его. Но страшились деятельно, я объезжал все гостиницы и беседовал с их руководителями.  Генеральный директор гостиницы «Космос» в те времена очень сильно помог нам. Если бы не он, то  крах бы НП БК «Спартак» Москва был не минуем в Кубке «Корыча» с грандиозным международным скандалом. Бросили бы мы иностранцев в аэропорту, не разместили бы нигде. А так всё обошлось, более-менее без эксцессов и с минимальными штрафами. В результате мы Кубок «Корыча» проиграли, не вышли в следующий тур. К декабрю этот кошмар закончился, как и все деньги изо всех возможных источников.

 

Но жизнь продолжалась, и   игры «Суперлиги» никто не отменял, а мужская и женская команда в них участвовали. Начало декабря было промозглым, я и Сергей Попов сидели в машине где-то в районе «Профсоюзной». Денег взять было уже просто не откуда, Сергей Алтухов не появлялся в офисе уже недели две, у него, наверное, настроение и дела были соответствующие, как и наши.  А  выходило, на трезвую голову, что «Суперлигу»  доиграть было невозможно, нереально, хорошо, что Кубок «Корыча» осилили. Пили кофе из стаканчиков, что-то слегка жевали. В офис ехать не хотелось, смысла там находиться не было никакого, домой ещё меньше хотелось. Это был, наверное, конец Клуба, долгов у него было много, но это, после окончания его спортивной деятельности, уже не имело никакого значения.

 

 Ещё огромные долги у нас были личные, и их никто не отменял, после прекращения деятельности Клуба они имели очень большое значение, но где зарабатывать деньги и как их отдавать было не ясно. Кризис был в стране, дефолт. Часто, не отданные  долги означают прекращение дружбы, на этом основании один мой близкий друг отказал мне в деньгах для «Спартака» накануне. Просить денег больше было не у кого. Сейчас я очень ценю его мудрость и понимаю его мотивы, а тогда было очень грустно. Видимо, это был конец, так мы и решили с Сергеем Поповым. Но сидели в машине, хотя был уже вечер. Когда ты сидишь в машине, есть в этом какая-то имитация движения и деятельности. А деятельность  наша очевидно прекращалась, так хоть имитацию продляли.

 

Но, часто конец, подведение черты, это начало чего-то нового. И вдруг, в момент тоски и уныния, раздался звонок Сергею Попову от Префекта Южного округа Беляева. Мы тут же помчались  в Префектуру, на  Автозаводскую, и стали оформлять финансовые документы. Было около 19-00, но люди в Префектуре работали. Многие зря критикуют чиновников, не зная сути этой деятельности. Именно чиновники наш спортивный клуб тогда спасли. Денег должно было хватить  на игры до марта, а почти три месяца на поиски денег для финансирования участия в «Суперлиги» и, к примеру, оставшиеся двое-трое суток до очередной игры – это категорически разные вещи. Уныния не осталось и следа. Это наступило новое время, после окончания старого.  И там нас ждали  новые победы и поражения, но для меня и Сергея Попова это был рубеж. Рубеж, на котором амбиции и «надувание щёк» навсегда ушли в прошлое.

 

 Все переживали конец  1998 года, время после дефолта, по- разному. У многих это было время огромных финансовых и моральных потерь, у многих  было много работы и переустройство всего и вся. Я же очень доволен, что в то тяжёлое для меня время я абсолютно не думал о себе лично и своём финансовом благосостоянии. Я решал другие задачи и у меня были совсем не личные  проблемы. У меня были обычные трудовые будни в мире спорта.

 Источник

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА