Опубликовано: 29 июля 23:25

Встреча

Эти дни были очень насыщены, мы гоняли с Юлей по московским музеям и храмам, любуясь  древнерусскими живописью и стенописью, ненасытно поедая эту красоту  глазами, и чувствовали себя «удушенными благодатью».

В одном из музеев, не самых известных, уже утомленные утонченностью и духоносностью ранее просмотренных всемирно известных шедевров, мы забрели в один из залов и повернули направо. И тут произошло что-то невероятное. Слова, мысли, переживания, тревоги, восторженности, котомки, билеты, ступеньки, пороги… - все это, как некий бурлящий поток, остановилось. Остановилось в прямом смысле слова.

Мы обе замерли перед Ним. Большой поясной образ Иоанна Предтечи первой половины пятнадцатого века словно обнял нас и в момент угомонил. Как будто посыпалось все из нас, ментальный шум, тревоги, котомки, ступеньки, пороги…я даже как будто услышала этот звук падающего мусора.

Икона била в сердце. Образ сразу зашел в душу.

Мы молчали несколько минут, ни проронив ни слова, ни обмениваясь впечатлениями. Потом начали приходить в себя.

- Это тот случай, когда хочется забрать и унести с собой навсегда, …помнишь «Старики- разбойники», - пробормотала Юля.

- Ага…,- услышала я от себя.

Это была Встреча. И произошла она неожиданно, спонтанно,  мимоходом.

В повседневной нашей жизни мы буквально избалованы качеством и безупречностью современных икон. Но редкая икона заходит в душу и бьет в сердце. Понятно, что ни к чему воздыхания и повышенная сентиментальность, икона - это всего лишь доска и краски, но и это же и окно в мир Небесный. И к этому Окну мы подошли.

Покачиваясь и не комментируя то, что невозможно комментировать, мы уселись на скамейку напротив, буквой «Л», спиной друг к другу и закрыли глаза.

Спустя несколько минут благоговейной тишины и полной душевной открытости мы услышали строгий громкий голос: «Девушки! Вы не на вокзале!» Мы сразу встрепенулись и встали.

Женщина преклонных лет, музейный сотрудник, хранитель порядка, не посчитала наш привал приличным для данного заведения.  При входе, здороваясь с ней, мы заметили, что она была занята судоку. А тут мы, ее музейный покой потревожившие.

Но ее поведение строгой надзирательницы не вызвало у нас ни капли недовольства.

Напротив, это было даже как-то  естественно.

И еще мы были в том состоянии, когда ты безоружен, как ребенок.

Мы еще не Там. Мы тут,  где судоку, окрики, пороги и ступеньки.

культура искусство литература проза проза Наталья Кедрова Рассказ Встреча Заметки путешественницы Икона Иоанн Предтеча Древнерусская живопись
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА