Опубликовано: 16 декабря 2018 20:36

«ПУШКИН в МЕРУ ПУШКИНЬЯНЦА» — VI

Художник С.Г. Чириков, 1810 

.

 НЕ АРАП, НЕ ТУРОК Я…

(контаминации, выдумки, гипотезы, выводы) 

.

ГЛАВА ШЕСТАЯ 

… Поди ты прочь с твоим царем Афроном!

Николай Языков

.

Часть первая – СОИСКАТЕЛИ

«Мы не позволим менять Пушкину паспорт!»

Министр Культуры Эритреи

Семь греческих городов оспаривали честь считаться родиной Гомера, и ни в одном из них он не был рожден. Конечно, в сужденное время мы будем знать – и откуда родом Гомер, и к какому этносу он принадлежал.   

Сколько же «этносов» спорят о родословии Пушкина? То бишь, о происхождении его по материнской линии? Тоже семь. Неважно – спорят ли сами «этносы» или ученые вместо них. Эфиопы (абиссинцы) считают Пушкина эфиопом; «новорожденные» эритрейцы – эритрейцем; камерунцы – камерунцем; чадцы уверены, что он чадец; евреи доказывают, что пушкинские корни – еврейские; русские убеждены, что Поэт – русский. И вот, с недавних пор, серьезно утверждаются индийские корни Поэта. Точнее, – утверждается, что его родословная по материнской линии тянется от индийских цыган.

Мы лишь поверхностно коснемся всех этих версий и рассматривать подробные доказательства к ним не будем, за исключением некоторых. И где Ганнибал родился, и как он попал в Россию, и кто его привез, и сколько ему было в то время лет, и какого он был роста, и чей герб послужил основой герба «Ганнибалов», и кто выбрал ему фамилию знаменитого полководца, и какие книги наполняли его библиотеку (а она, как и полагается, сгорела, но вот ведь удача, – сохранился список сгоревших 400-т книг, в котором нашлось немало наименований, связанных с иудаизмом… не сказано лишь, когда и чьим почерком был составлен тот список) – для всего этого существуют специалисты: историки, географы, археологи, искусствоведы, ономасты, наука ДНК-генеалогия etc. Написано немало интересных статей и книг, но и мы не должны пройти мимо столь значимой, во многих отношениях, темы. А в ней – всё спорно! Правда, нас интересует другой вопрос: был ли Ибрагим Ганнибал прадедом Поэта? 

О спорщиках-соискателях

Первый бронзовый монумент Пушкину был торжественно открыт 19 ноября 2002 года в столице Эфиопии Аддис-Абеба, на улице Пушкина. Скульптор Александр Белашов. Памятник освятил патриарх Эфиопской православной церкви Абуна Паулос.

На торжественной церемонии открытия звучали пушкинские стихи на русском и амхарском языках. На красивом мраморном постаменте высечены слова: «Нашему поэту»… Это было очень важное событие для жителей Эфиопии.

Кинорежиссёр Берхану Шиберу, учившийся в Москве, знает наизусть десятки стихотворений Пушкина. Он не устаёт декламировать их, чуть прикрыв глаза, с улыбкой на лице. Ранее Берхану переводил Пушкина на главный язык Эфиопии – амхарский, хотя признаётся: по-русски стихи звучат лучше. «Так или иначе, даже на амхарском ощущается: Александр Сергеевич великий поэт,- смеётся Шиберу.- Прочтёшь нашей женщине «Я помню чудное мгновенье» - и она тут же тает».

«Вот уже длительное время Пушкин является объектом политического скандала,- рассказывает профессор асмарского университета Гебре-Гиоргис.- ведь местность Лагон и река Мареб, на чьих берегах родился Ганнибал, ныне граница Эфиопии с новым государством Эритрея. Тамошние культурные деятели объявили: Александр Сергеевич их соотечественник. Вышла книга с названием «Эритрейские корни Пушкина», местные литературоведы привели доводы, что поэт эритреец, а не эфиоп. Отношения накалились, когда наш министр культуры сделал заявление: «Мы не позволим менять Пушкину паспорт!» И это привело эфиопов в ярость: у нас отбирают право называться родиной великого поэта»!

Археологические раскопки доказывают, что древние поселения в Эритрее (в этом новом восточноафриканском государстве) появились еще десять тысяч лет назад. Именем Эритрея называли греческую девственницу-вещунью, сивиллу, жившую в 483 году до падения Трои и писавшую пророческие гимны.

В более позднее время эта земля была частью Великого Аксумского царства, наиболее могущественного государства на северо-востоке Африки с 4 века новой эры. В провинции Данкалия неподалеку от города Кохайто расположена таинственная деревня Метера, многочисленные пустые могильники возле которой остаются загадкой для ученых. По легенде, Дева Мария с Сыном, спасаясь от преследований царя Ирода, добралась до этих мест и останавливалась в пещере Дебре Сина. Сейчас там стоит монастырь на высоте 2301-го метра над уровнем моря.

В Асмэре памятник Пушкину был открыт в декабре 2009 года. Под памятник замуровали капсулу с землей с могилы поэта в Святогорском монастыре. А российская делегация, которая присутствовала на церемонии открытия памятника, увезла на Родину чашу с эритрейской землей, которую поместили в могильный склеп Абрама Ганнибала в Суйде Ленинградской области.

Памятники в Аддис-Абеба и в Асмэре

Скульптором эритрейского памятника Пушкину стал Николай Кузнецов-Муромский, хотя и Зураб Церетели претендовал. А война между Эфиопией и Эритреей разгорелась вовсе нешуточная, с десятками тысяч жертв с обеих сторон, с обнищанием и без того бедного населения Эритреи, с увеличением числа беженцев и голодающих. Конечно, война велась не из-за Пушкина, а по вине всё тех же авторов «методики разрушения государств». Однако под раздачу, как следует из рассказа Гиоргиса, и наш Пушкин попал!

Говорят, что эритрейцы с оптимизмом смотрят в будущее и  рассчитывают на возвращение к нормальной жизни, а такое событие, как открытие памятника великому поэту из далекой России, вселяет в них еще большую надежду. Что ж, мы только рады и желаем эритрейцам скорейшего возвращения к нормальной человеческой жизни, даже если им понадобится установить для оптимизма еще несколько памятников русскому Поэту в стране!

Сергей Варшавчик пишет в своем Livejournal: Журналисты французского издания Le Monde съездили в камерунскую деревню Логоне-Бирне, расположенную на берегу озера Чад. Согласно последним исследованиям, именно оттуда, а не из Абиссинии, как считалось ранее, происходил предок поэта Александра Пушкина Абрам Ганнибал.

Версию о том, что Ганнибал был камерунцем, впервые выдвинул русскоговорящий ученый из Бенина Дьёдонне Гнамманку в 1996 году. Исследователь жизни поэта учился в московском Университете дружбы народов и написал книгу о Пушкине.

По данным Гнамманку, Ганнибал был принцем камерунского народа котоко, который родился в 1696 году, но в возрасте семи лет был похищен работорговцами с юга Ливии. Историк утверждает, что хорошо воспитанный мальчик был продан турецкому султану, который впоследствии подарил его русскому царю. Петр Великий усыновил Ганнибала и отправил учиться военному делу во Францию.

Недавно гипотезу Гнамманку поддержал авторитетный французский лингвист Анри Турнье.

"Надпись FVMMO, обнаруженная на гербе Ганнибала, означает "Давайте сражаться!" на языке котоко",- заявил ученый, добавив, что раньше относился к идее о камерунском происхождении предка Пушкина скептически, но теперь изменил свою точку зрения. Интересно, что означает эта надпись на других африканских языках? 

А французские специалисты сообщают следующее: В своем прошении Герба у Императрицы Ганибал указывает, что, помимо слона, ему хотелось бы иметь надпись "FVMMO", которая означат "Родина" на языке  племени котоко. Одновременно FVMMO – это акроним латинского выражения  Fortuna Vitam Meam Mutavit Oppido:  "Судьба полностью изменила мою жизнь". Ибрагим ведь знал и латынь!

Гнамманку прав относительно даты рождения Ибрагима, ибо его расчеты совпадают с данными самого Пушкина, о чем будет сказано ниже. Но он неправ относительно места рождения. Это не совсем Камерун… Впрочем, и Камерун (который рядышком слева) мог входить какой-то своей восточной частью в то государство, о котором тоже речь впереди.

Герб Ганнибала

Еврейские соискатели

Памятника Пушкину в Израиле пока нет. Есть музей, есть улица в Тель-Авиве. Празднуются пушкинские даты. Как сообщает Лина Гончарская, однажды «… на тель-авивской улице Бен-Иегуда устроили гулянку по случаю дня рождения потомка славного народа фалашей – ради этого эфиопский ресторан  «Инджара»  был временно переименован в ресторан  «Пушкин», а барную стойку украсил бюст «нашего всё», отлитый из металла. Рядом повесили портрет Пушкина-эфиопа, не оставляющий ни малейших сомнений в родстве с арапом Петра Великого. Тут же зачитали стихотворение Пушкина на амхарском языке. Продегустировав певучую речь на слух, присутствующие убедились: амхарский язык семитский язык». 

Предположительно живописал Александр Ройтбурд

Можно порекомендовать автора Григория Фридмана, у которого есть несколько статей на связанные с Пушкиным темы, в частности – о происхождении Ганнибала и его портретов. А также Фридриха  Горенштейна «Тайна, покрытая лаком»:

http://magazines.russ.ru/ier/2015/51/15g.html

Далее – выдержки из полухудожественной статьи Сергея Сокурова, которому однажды прислали литературный материал, послуживший наброском для диалога между двумя евреями о еврейском же происхождении Пушкина – с дальнейшими размышлениями Автора. Сокуров нам известен по публикации о псевдолермонтовском стихотворении «Прощай, немытая Россия».

«Кругом одни… арапы»   

Случилось подслушать разговор. Один из беседующих (активная сторона) демонстрировал своеобразного шулера, получившего практику при играх в факты. Другой, с приоткрытым ртом, являл собой тип хорошо сохранившегося школьного троечника, не способного затрачивать усилия на добычу знаний, но охочего до сенсаций.

Вы слышали новость? Пушкин, оказывается, был евреем.

Да что вы говорите! Приятно удивлён. Но где доказательства?

Факт: дедушка его мамы, Абрам бен Петрович, — натуральный еврей, то ли фалаш, то ли из азовских караимов.

Но ведь он «арап Петра Великого».

Какой арап? Где вы видели? Посмотрите на его внучку Надю, которая родила нашего Пушкина! Вылитая тётя Фира из Одессы. Тот же фенотип. И такая же ненормальная. Знаете, как звали другую бабушку этой дочки Иосифа? Её звали Саррой. А приглядитесь к отцу поэта. Вы ничего не замечаете?

Ну, благородное, интеллигентное лицо.

Вот-вот, интеллигентное. Плюс масон; как теперь говорят, жидомасон. Значит, и он натуральный еврей, face-контроль подтверждает. Вы не владеете этим методом? Жаль. При определённом навыке можно доказать, что Конфуций — китайский еврей.

Но известно, что жена того Абрама была, я извиняюсь, шведкой. По еврейской традиции их дети не полноценные евреи. Они скорее, простите за выражение, шведы.

Глупости говорите! Был бы Пушкин шведом, ему каждый год выписывали бы по Нобелевской премии. [Смешно – если учесть, что Нобелевку стали «выписывать» с 1901 года!]

Зацепившись за этот разговор, я счёл приличным принять в нём участие:

Погодите, погодите, любезный, вы жонглируете выборочными фактами, у вас масса нестыковок и натяжек. Во-первых, если деда Надежды Осиповны считать евреем, а бабка и мать её, известно, не еврейки, то родительница нашего Пушкина никак не может быть еврейкой и наполовину. Только на четверть. Следовательно, сын её Александр, — еврей на 1\8. А.. понимаю: вашу арифметику вдохновляет на подлог якобы еврейское имя бабушки по матери Надежды Осиповны, имя Сарра. Документально: САРА.

Вынужден разочаровать вас: звалась она Софьей Юрьевной, в девичестве Ржевской (древний боярский род на Руси). Известный пушкинист Гроссман именно так называет её. А Саррой, видимо, звали девушку домашние, притом, единичный случай в воспоминаниях родни. Это имя есть в богослужебных православных книгах, хотя в месяцесловах не числится. Оно еврейское настолько, насколько еврейскими является большинство русских имён, заимствованных из Священного Писания. К тому же у нас они русифицированы, да не с оригиналов, а с «греческих калек»... И царский любимец Абрам Петрович Ганнибал, кем бы он ни был при рождении, наречён внесённым в Святцы русским именем, как многие наши Абрамы — генерал Драгомиров, художник Архипов, др.

Для А.С. Пушкина тот «арап» является прадедом. Уточняю: одним из 4-х прадедов. Мы вправе предположить, что детей они рожали при помощи женщин. Следовательно, у нашего поэта 4 прабабки. Притом, все они, числом 8, поименованы, все имеют реальные родословные (кроме «арапа», который может быть иудейского вероисповедания, но при этом не обязательно еврей и точно — не 100-процентный еврей). Нет, он был не иудейского вероисповедания.

Новый Ганнибал, как африканский завоеватель, вторгшись в область белой расы славян и германцев, навязал своим потомкам трёх и более поколений те признаки, которые при межрасовом скрещивании доминируют: тёмную кожу, курчавые волосы, широкий у основания нос, небольшой рост, толстая верхняя губа, все другие, которые более-менее выражены у нашего поэта и определяют его не русский облик. Эти признаки на фоне признаков рецессивных, которые характерны для европейцев, очень стойки и могут проявляться в ряду поколений непрерывно или прерывисто.

Вынуждена не согласиться с перечисленными внешними характеристиками Пушкина – нет в нем ни темной кожи, ни мелко-курчавых волос, ни широкого основания носа, ни толстой верхней губы. Этого нет и у матери его, ни у брата, ни у сестры, ни у детей Поэта etc. Достаточно взглянуть на их портреты и прочитать свидетельства современников, которые приведены в нашей Пятой главе. Впрочем, можно некоторые повторить, упомянув о том, что Ибрагим, по слову Поэта, был высок (ростом) и строен.

Софи Карамзина говорила, что Пушкин до 18 лет был блондином и потемнел уже позже [после болезни, будучи обритым. - С.С.]. Его мать (НЕ белокурая, но..?) белокурая, но ничем не напоминала негритянку. Его брат и сестра не брюнеты и не смуглые.

Смирнова-Россет: «Я увидела, что вошёл незнакомый молодой человек, невысокий. У него голубые глаза с серым оттенком; когда зрачки расширяются, то глаза кажутся чёрными. Его волосы вьются, но они не чёрные и не курчавые. Зубы — поразительной белизны, и, когда он смеётся, все они видны. Губы полные, но не очень толстые. В нём ничего нет негритянского».

Из «Рассказов о Пушкине» В.А. Нащокиной: «Пушкин был очень красив; рот у него был прелестный, с тонко и красиво очерченными губами и чудные голубые глаза. Волосы у него были блестящие, густые и кудрявые»…

Далее Сокуров принимает, «как рабочую гипотезу: подаренный  царю Петру тёмнокожий мальчик — семит (азовский или эфиопский еврей, амхарец, представитель семитоязычных народов Эфиопии — амхара, тигре, тиграе, др.).

Следовательно, от него, как принято говорить, в жилах А.С. Пушкина оказалось (100 процентов : 8 = 12,5 процентов семитской крови (точнее, крови некоего инородца, смуглолицего и курчавого). В жёны Абрам Петрович взял шведку, лютеранку. От этой прабабки к нашему Поэту попала немецкая кровь, те же 12,5 процентов. Их сын, Осип (Иосиф) Абрамович Ганнибал, вроде мулата, мог бы вписать в паспорт, в графу национальность (будь такое тогда принято), шведский еврей (или юдосвей, на законном основании fifty-fyfty). Но увы, при крещении его записали только православным. Итого, в сумме, наш Александр Сергеевич получил от предков 25 процентов экзотического готско-семитского коктейля.

А остальные проценты? Их аж 75! Осип Абрамович (так обращались к нему окружающие) женился на девице из рода Пушкиных (т.о. наш Пушкин — «более чем Пушкин», т.к. его бабка, по маме, и дед, по отцу — кровные родственники). От этого брака появилась девочка, на четверть немка, ещё на одну четверть — еврейка или амхарка (допустим) и наполовину, получается, русская, что при разгоревшемся споре предстоит подтвердить. Ей, Надежде Осиповне, урождённой Ганнибал, выпала честь стать матерью поэта. Для этого тонкого дела с почётным результатом, пылкая квартеронка выбрала троюродного брата своей матери, по сути, своего дядю, Сергея Львовича Пушкина.

За эти 100 лет, что протекли с появления на свет 4х прадедов и 4-х прабабушек поэта, Пушкины породнились с Осипом Ганнибалом, сами с собой, с Чичериными, Ржевскими, Головиными, Кореневыми, раньше — с Есиповыми. Дальше углубляться не стану. Все перечисленные фамилии и другие, составившие до глубины XIII-XIV веков «генеалогические корни» Александра Сергеевича, принадлежат представителям московской знати, великорусскому столбовому дворянству. Нельзя исключить, что сюда примешалась татарская и литовская (т.е. западнорусская) кровь; какая-то капля могла остаться от легендарного «прусса» (?) Радши, но это те «примеси», которые на наши расчёты не влияют. Поэтому нет никаких оснований сомневаться, что на показанные выше 75 процентов, то есть на 3/4, Александр Сергеевич Пушкин принадлежит к русской нации. А по мировоззрению, по глубине патриотического чувства, по приёмам жизни, наконец, по языку творчества, он 100-процентно русский человек.

Покончив с расследованиями, задумался: кем бы для меня стал Пушкин, окажись он 100-процентным евреем? Ответ оформился скоро: остался бы... Пушкиным. Потому что Он — это Пушкин в стихах и прозе, Пушкин на портретах, в камне и бронзе, Пушкин в письмах, Пушкин в личной жизни, в отношении к Родине; во всём том многообразии внешних и внутренних признаков, той власти над думами своих современников и потомков, что в гармоническом единстве есть явление-Пушкин.

Этому явлению не может нанести урон «генный переучёт» в физическом теле когда-то реального существовавшего человека с такой фамилией и судьбой.

Далее Сокуров переходит к некоему В. Бебику, украинскому автору статьи «Русскую литературу создали украинцы, евреи и негр...» и интеллигентно расправляется с русофобией «припрезидентского мастера пера», сделав слоган из ответа Бебику эпиграфом цитируемой нами статьи: «Я больше доверяю честному еврею, чем украинцу, славящему Яхве». Присланное же Сокурову сочинение озаглавлено «Конец русского мифа».

Говорит раввин и доктор права Михаил Финкель:

https://www.youtube.com/watch?v=_x-wyTbK8Go

Раввин довольно убедительно (как ему кажется) поведал о еврейском (и даже «иудейском») происхождении Ибрагима Ганнибала. А мы подождем с выводами, ибо наш главный вопрос: был ли тот Ибрагим прадедом Поэта, несмотря на то, что сам Пушкин именует его таковым. Но мы ведь знаем уже: не всё то, о чем в письмах и дневниках сообщает Пушкин, следует принимать за чистую монету (вспомним хотя бы дневниковую запись о его «принятии в масоны»).

Не могу согласиться с комментарием раввина по поводу перстня-талисмана с надписью на иврите. Талисманом своим Пушкин считал перстень-печатку, подаренный ему Елизаветой Алексеевной. Это был один из 7 перстней, о которых упомянуто в одной из предыдущих глав. Да, он тоже бесследно исчез, как и перстень от Воронцовой (с ивритом), о чем поминает Финкель. Один из перстней был подарен Поэтом Далю перед своей кончиной, и один – Данзасу.

О талисмане сделаем отступление и приведем (точнее, повторим) полностью стихотворение

.

СОЖЖЕННОЕ ПИСЬМО

Прощай, письмо любви! прощай: она велела.

Как долго медлил я! как долго не хотела

Рука предать огню все радости мои!..

Но полно, час настал. Гори, письмо любви.

Готов я; ничему душа моя не внемлет.

Уж пламя жадное листы твои приемлет...

Минуту!.. вспыхнули! пылают — легкий дым

Виясь, теряется с молением моим.

Уж перстня верного утратя впечатленье,

Растопленный сургуч кипит... О провиденье!

Свершилось! Темные свернулися листы; (читай: тайные)

На легком пепле их заветные черты

Белеют... Грудь моя стеснилась. Пепел милый,

Отрада бедная в судьбе моей унылой,

Останься век со мной на горестной груди...

Кто читал нашу Первую главу и особенно книгу Киры Викторовой «Неизвестный или непризнанный Пушкин», тот знает, что у Поэта была только одна такая Любовь и одна такая Женщина, письмо которой он мог жечь – с молением… Кстати, в сети гуляет книга Киры и под другим названием, но это уже чья-то вольность!

У П.В. Анненкова читаем: «Сестра поэта, О.С. Павлищева говорила нам, что когда приходило из Одессы письмо с печатью, изукрашенною точно такими же кабалистическими знаками, какие находились и на перстне ее брата, — последний запирался в своей комнате, никуда не выходил и никого не принимал к себе».  Пушкинисты связывают этот комментарий якобы сестры Ольги – с Елизаветой Воронцовой. Возникает естественный вопрос: кому "нам" Ольга это якобы говорила? Впрочем, она могла так сказать, скрывая Тайну брата — не могла же она назвать имя Императрицы! Ольга была добрая, мудрая, высоконравственная женщина.. Зачем-то же она уничтожила Дневник всей своей жизни, который писала с детства, скрывая его от деспотичных родителей! Об уничтожении Дневника сообщил ее сын и племянник Пушкина — Лев Николаевич Павлищев — в своих воспоминаниях. 

А Воронцова.. Помилуйте, ну кто такая Воронцова, не любившая (как показала Кира Викторова) свою маленькую дочь Александрину, которая, возможно, от этой нелюбови и умерла?! Мы помним, конечно: «Дитя, моей любви я не скажу тебе причины»… А причина: «Так нелюбимое дитя в семье родной меня влечет». Почему? Потому что и сам Поэт был нелюбимым ребенком. И письмо этой женщины высоконравственный Пушкин мог столь трепетно хранить и жечь его с такой горечью?! Да и чего ради его надо было бы жечь, если оно от Воронцовой?!

У Елизаветы Ксаверьевны был известный роман с Александром Николаевичем Раевским, близким одесским приятелем Пушкина. Когда отношения себя исчерпали, Раевский, не смирившийся с разрывом, позволил себе однажды дерзкую выходку, остановив карету, в которой Е.К. ехала на встречу с супругой Николая I. Наговорив в присутствии свидетелей многие дерзости, он напоследок крикнул: «Позаботьтесь о наших детях», по другой версии – «о нашей дочери» (Софье). Проницательные пушкинисты понимали, что никакого романа у Пушкина с Воронцовой быть не могло. Ну, разве что, – легкий флирт, и еще вопрос – с чьей стороны…

Так Пушкин пишет: «Письмо Татьяны предо мною, Его я свято берегу». Читателю известно уже, что «Татьяна» это ЕЛИЗАВЕТА АЛЕКСЕЕВНА, «Онегин» АЛЕКСАНДР I. Контаминации…

Воронцов – Воронцова – Раевский

Другое дело – просьба Императрицы… Стихотворение датируется второй половиной декабря 1824 – 5 января 1825 гг. Неясно только, кем датируется: Пушкиным или пушкинистами. Но даже если Пушкиным, то он мог датировать так – как нужно (примеры у нас есть), чтобы не вызывать подозрений. А напечатано оно было в сборнике элегий 1826 года. «Сборник вышел в свет 30 декабря 1825,  с датой на титуле: 1826»,- комментируют пушкинисты. Возможно, Поэт надеялся, что EW прочтет «Сожженное письмо» и убедится, что ее просьба исполнена. Но почему на титуле он ставит 1826-й – год смерти Елизаветы? Видел ее гибель, как – и свою? Или только потому, что через несколько дней (сколько их было в работе издателя?) грядет 1826-й? Также он напишет

Брату и Плетневу: «... Я выстирал черное белье наскоро, а новое сшил на живую нитку. Но с вашей помощью надеюсь, что барыня публика меня по щекам не прибьет как непотребную прачку. Ошибки правописания, знаки препинания, описки, бессмыслицы – прошу самим исправить – у меня на то глаз недостанет. – В порядке пиес держитесь также вашего благоусмотрения. Только не подражайте изданию Батюшкова – исключайте, марайте с плеча. Позволяю, прошу даже. Но для сего труда возьмите себе в помощники Жуковского <…>. Эпиграфа или не надо, или из A. Chenier. Виньетку бы не худо; даже можно, даже нужно – даже ради Христа, сделайте; именно: Психея, которая задумалась над цветком». А мы знаем уже из книги КПВ, что образ Психеи был связан в России с Елизаветой Алексеевной. При венчании Александра и Елизаветы «имя Психеи было у всех на устах»!

Итак, реконструкция событий может быть такова. Здоровье Елизаветы к 1825 году сильно пошатнулось (особенно после смерти второй дочери). Врачи советовали Италию, но она выбрала Россию, и Александр отправился в Таганрог, чтобы приготовить покои для Ея Величества. 22 августа в 8 утра кортеж императора выехал из Царского села. А 4 сентября вечером он был уже в Таганроге. И это 2000 км. за 13 дней по плохим дорогам! Елизавета выехала из Петербурга позже – 3 сентября. Её здоровье улучшилось уже во время дороги. Кортеж ее двигался с частыми остановками, и в Таганрог она прибыла только 23 сентября 1825 года. Ни Император, ни Императрица назад уже не вернулись.

Кира Викторова показала маршрут Императрицы до Таганрога, и он отличался от маршрута Императора. Одной из ее остановок было Святогорье, где они повидались и попрощались с Пушкиным, о чем остался цикл стихотворений Поэта (см. первую главу). Вспомним, как Пушкин метался перед встречей, как его высмеивал циник Вяземский, и как Александр Сергеевич серьезно ответил ему, что он «всё еще набожен»!  Там, в Святогорье, видимо, и просила EW сжечь ее письмо, подарив Поэту перстень-печатку и отрезав на память свой белокурый локон, с которым Пушкин пошел к Черной речке.

В.А. Нащокина: «После смерти Пушкина Жуковский прислал моему мужу серебряные часы покойного, которые были при нем в день роковой дуэли, его красный с зелеными клеточками архалук, посмертную маску и бумажник с ассигнацией в 25 рублей (простреленной пулей Дантеса. - В.К.) и локоном белокурых волос». 

Однако локон, мог быть подарен Поэту и раньше, вместе с драгоценным для Пушкина Письмом от EW (Ея Величества). Остается улыбнуться наивности некоторых пушкинистов, решивших, что Поэт отправился на дуэль со своим детским белокурым локоном. Воронцова же, как известно, была темноволосой. А инициалы «принцессы Бельветриль» Пушкин писал, как EV.

Потому и называет Поэт сентябрьский день расставания 1825 г. с EW «днем печали», ибо он знал, что эта встреча последняя:  

Храни меня, мой талисман, <...>

Ты в день печали был мне дан.

Дата написания «Талисмана» тоже неизвестна. Литературоведы указывают на промежуток от августа 1824 до первой половины 1825. Но стихотворение могло быть написано только после печальной Встречи-Разлуки с Любовью всей жизни Поэта, т.е. не ранее сентября.

Вернемся к раввину Финкелю. На фоне сегодняшнего всемирного вранья – не спешу верить и в «эскиз» собственной могилы, якобы набросанный Пушкиным, и якобы хранящийся в Лондоне, у его потомков. Это когда же Поэт его «набросал»: еще до дуэли, или когда прощальной морошки запросил?! Оказывается, «до» – и якобы передал его Данзасу. Даже если этот «эскиз» будет когда-нибудь представлен России, должно подвергнуть его подробной экспертизе, если, конечно, в нем есть хоть одно слово, написанное Пушкиным, а не просто чей-то безымянный рисунок. Читала, кстати, что автором эскиза был масон В.А. Жуковский.

Что ж, кинем и нашу гипотетическую мысль в копилку версий происхождения Нового Ганнибала.

.

Часть вторая – ЦАРСКИЙ НЕГР

(или два абзаца из «Арапа Петра Великого»)

«… Появление Ибрагима, его наружность, образованность и природный ум возбудили в Париже общее внимание. Все дамы желали видеть у себя le Nègre du czar и ловили его наперехват»…  

 le Nègre du czar (дю цар) – пушкинисты переводят как царский негр

но определение царский — по-французски: tsariste; royal

du — фр. «из» во всех примерах Словаря

тогда ЦАРский негр — это не негр Царя, а — Негр из ЦАР?

Проконсультировалась с французской подругой. Она подтвердила правильность перевода пушкинистами:

«Относительно нашего НЕГРА. Правильный перевод: НЕГР ЦАРЯ или царский НЕГР. Артикль du обозначает принадлежность НЕГРА ЦАРЮ, его собственность. Прилагательное Royal здесь не могло быть употреблено, оно бы характеризовало этого НЕГРА, как царственного! Слово Tsariste используют чаще всего в отношении режима: Царский режим!».

С француженкой не поспоришь. Пушкин, конечно, тоже знал этот язык, как родной. И мы все же рассмотрим нашу гипотезу, ибо Поэт не мог упустить, что предлог «du» имеет основное значение «из».

«Жениться!- думал африканец,- зачем же нет? ужели суждено мне провести жизнь в одиночестве и не знать лучших наслаждений и священнейших обязанностей человека потому только, что я родился под (пятнадцатым) градусом»? О 15-м ниже..

Что же из этого следует? Возможно, — место рождения Ибрагима, о котором до сих пор спорят люди и страны. Пушкин, как всегда изобретательно точен: «Негр» из CZAR (ЦАР), т.е он негр, и он из Центрально-Африканской Республики, которая располагается «под» 15-м градусом С.Ш. (т.е. ниже его) и в которой проживает (сегодня) более 80 процентов христиан (католики, протестанты, лютеране) и только около 15 процентов мусульман, которые убегают в Чад и Камерун. На местные языческие верования приходится 5 процентов.

Наша гипотеза. Возможно, в давние времена Чад и Цар были единым государством, во всяком случае, какие-то части Чад и ЦАР, где  протекают реки Логон и Шари. Отдельное государство Гаога (ЦАР) было образовано восставшими рабами,- сообщает Википедия. Дело этнографов и политико-географов – разведать…  

Зеленая горизонталь, пересекающая Республику ЧАД, под которой располагается ЦАР, – условно показывает 15-й градус С.Ш.

 

ЧАД и ЦАР

Конечно, под 15-м градусом располагается множество стран. Строже всех – Эфиопия. Эритрею, Чад, Судан и т.д. 15-й градус пересекает, а нынешняя ЦАР находится, примерно, под 11-м градусом. Но если смотреть в целом: всё, что ниже 15-го градуса С.Ш., так или иначе, располагается под ним! В том числе ЦАР. Однако, с учетом пушкинского «du czar» (а ведь он мог написать это выражение по-русски, но не написал), мы можем нашу CZAR засчитать, как вариант.

Обрадует ли рождение «царского негра» Республику ЦАР, пока неизвестно – возможно, им и дела нет, т.к. при сложившихся сегодняшних условиях им, наверное, не до Пушкина!  

ЦАР, несмотря на месторождения алмазов, урана, золота, нефти, – одна из беднейших стран  мира и входит в число самых нестабильных государств Африки. В последние десятилетия власть там менялась в основном в результате переворотов. Значительную часть страны контролируют различные военизированные группировки.

В древние времена там могло быть много чего, но в XV—XVI веках на территории ЦАР находилось государство Гаога. Найденные остатки домашней утвари имеют христианские символы, которые говорят о том, что в Гаога жили христиане.

С.А. Мазуркевич  пишет: «Пушкиноведам удалось выяснить, что предки великого поэта были не из Эфиопии, а из государства Лагон (относящегося к так называемой «черной Африке»).

В интервью газете "Известия" Посол Республики ЧАД в Москве Джибрин Абдул ответил на вопрос: «Правда ли, что предки Пушкина вышли не из Эфиопии, а из Чада»? «Черный прадед великого поэта Абрам Ганнибал, по одной из версий, родом из города Логон. По нему протекает и одноименная река. Неподалеку расположена деревня с названием Логон-Гана. Это южнее столицы Чада — Нджамены. Оттуда родом и дед Ганнибала. Именно об этих местах в своем послании российскому сенату писал "арап Петра Великого". Документы эти сохранились. Название Логон, по мнению ученых, встречается только в Чаде. Есть и другие доказательства. Известно, что на оружии, которое носил Ганнибал, были выгравированы изображение слона и буквы "пуму". В районе реки Логон и сейчас много слонов. А на местном языке "пуму" означает: "отечество, родина, земля". Так что предки великого русского поэта Пушкина, скорее всего, из Чада, родились южнее Нджамены. А вот соотечественники Александра Сергеевича забывают о его родине»…

С 1960 года республика Чад получила независимость от Франции. Президентом и премьер-министром Чада стал Франсуа Томбалбай, из племени сара.

Сара (нсара) — народ в Тропической Африке, проживающий в Чаде и в ЦАР. Сара живут в районе к юго-востоку от озера Чад в бассейне рек Шари и Логон. Как видим, река Логон берет свое начало на территории ЦАР.. Женщинам племени сара вставляли в губы деревянные пластинки и тарелки (сунду).. В те годы, когда на африканские деревни совершали набеги охотники за рабами, мужья уродовали лица своих жён, чтобы спасти их от рабства: на женщин с продырявленными губами не было спроса на невольничьих рынках (Орлова, 1958). Вот вам и "прабабушка Сара" (почти шутка), с помощью которой Пушкин подсказывает происхождение Ганнибала. Впрочем, так же, как с «сестрой Логань», которая якобы плыла за кораблем, на котором якобы «увозили» ее брата Ибрагима. Что за корабль такой, который уплывал – по реке Логон что ли?!

В XV—XVI веках арабы и фульбе начинают распространять в Центральной Африке ислам. Государство Гаога (нынешняя ЦАР) «было образовано восставшими рабами». Против чего же восстали африканские христиане? Видимо, против уже начинающейся насильственной исламизации, которая, похоже, продолжается по сей день. Основным занятием населения нового государства являлось скотоводство. Конная армия Гаога имела оружие, выменянное у египетских торговцев.  В 17 веке образовалось еще несколько соседних государств: Багирми, Вадай и Дарфур. Население их находилось в зависимости от арабов и также подвергалось насильственной исламизации. Суданские народности, сопротивлявшиеся насаждению ислама, вынуждены были уходить в глубинные районы территории. Так племена сара, байя, банда появились в центральноафриканской саванне.  В частности племя Сара остановилось в бассейне рек Логон и Шари, на севере нынешней ЦАР.

Исток западного рукава реки Логон находится в восточной части Камеруна и восточного — на территории ЦАР. Оттуда река течёт по территории Центральноафриканской республики и Чада. По имени реки Логон названы чадские регионы Восточный Логон и Западный Логон.

Добыча рабов на территории Гаога (ЦАР) была главным источником богатств государств Дарфур и Вадай. По территории Гаога через Дарфур в Египет проходил древний караванный путь, по которому на Ближний Восток везли слоновую кость и рабов. К середине XVIII в. охотники за рабами практически опустошили эти места. Запомним этот абзац

Думается, великая путаница между упомянутыми африканскими соискателями возникла из-за схожести названий с тем Местечком, откуда будущий Арап Петра Великого прибыл в Россию:

1. Лагон и река Мареб (в Эритрее)

2. Логоне-Бирне — деревня (в Камеруне)

3. Лагон (или Логон) — «протогосударство», относящееся к так называемой «черной Африке»; возможно, так оно когда-нибудь и называлось: некоторые территории Чад (Канем), Камерун (Мандара) и ЦАР (Гаога) составляли государство Лагон (Логон). Или «Логань», как называет его Пушкин.

4. Логон — город, по которому протекает одноименная река (Чад)

5. Логон-Гана — деревня неподалеку от города Логон (Чад) 

Потому и «предок» Поэта (из «черной Африки») столь тёмнокож и совсем не напоминает эфиопского (абиссинского) мулата, как мы увидим ниже на его портретах.

Кто-то может возразить: мол, при Пушкине республики ЦАР вообще не существовало! Но мы же не забудем, что Пушкин — пророк в прямом смысле слова, а для пророка завесы не существует: он видит как прошлое, так и будущее! Ну и, конечно, — это только наша гипотеза.

.

Часть третья — ПОРТРЕТЫ  ГАННИБАЛА

Зачем твой дивный каранда

Рисует мой арапский профиль?

Хоть ты векам его предашь,

Его освищет Мефистофель.

Пушкин – английскому художнику Джорджу Дау (Даву)

У нас нет намерения – проследить и просчитать все те «процентные» соотношения пушкинских кровей, которые счел Сокуров — ведь, как он сказал: Пушкин все равно останется Пушкиным! Но в связи с небезынтересной версией ряда пушкинистов (Павел Люблинский, Александр Лацис, Валерий Лобов), сообщающих об отсутствии у Пушкина африканских корней, мы только эту версию и намереваемся рассмотреть: «Абрам наш друг, но истина дороже»! Ну и попутно подумаем: почему Мефистофель должен освистать «арапский профиль» Поэта? Потому что он не арапский?

Когда в поле зрения мне попадал известный портрет генерал-аншефа  А.П. Ганнибала, я испытывала безотчетное чувство дискомфорта, особо не вдумываясь – почему. И вот — дотошно его рассматриваю…

В цветной версии все художественные «странности» отчетливо видны: отсутствие гармонии между разворотом корпуса, поворотом головы и направлением взгляда; заметная разница двух рук; скривившийся на георгиевской ленточке крест и, конечно, душераздирающее сочетание оранжевого мундира с бирюзовой перевязью. Оказывается, эксперты-искусствоведы в чем-то думают схоже. А секрет этого портрета в том, что его писал не один художник, и оба – неизвестны, а значит, почти наверняка, – любители.  Всё, кроме головы, дописано со второго приступа (читай Фридмана).

Так называемый «французский» портрет Ганнибала

У каждого из двух следующих живописных портретов Ганнибала – своя история, с первой желающие могут познакомиться по этой ссылке: ( https://www.proza.ru/2009/12/04/255 )

Считается, что на обоих портретах изображен один и тот же мальчик, и некоторые полагают, что это маленький Ибрагим

Посмотрим… Официально миниатюра «Негритянская голова» принадлежит кисти голландского придворного художника Кристиана Карела ван Мандера (Mander, Carel van) (1548–1606). На сайте Национального художественного музея сказано, что работа Теперь будет называться «Голова молодого африканца». Полвека волнует пушкинистов портрет юного арапа в белом тюрбане, и хотя в интереснейшей статье (по ссылке) отрицается, что на нем – арап Ганнибал, все же этот красивый негритянский мальчик - именно Абрам Ганнибал! Кстати, в бывшем имении Ганнибала, в Суйде, которое сегодня является музеем Ганнибала,  висит этот портрет (правда, не знаю - оригинал или копия).   

http://history-gatchina.ru/article/frportret.htm 

Gustav von Mardefeld, ca. 1707

«Tsaar Peter de Grote, met de page Abraham Hannibal» (werd later een edelman en generaal): Gustav von Mardefeld, ca. 1707; Mardefeld, Gustav von Baron (born 1664 - died 1729). 

В отличие от «спорной» предыдущей миниатюры «Негритянская голова» и «Французского портрета в белом тюрбане» данная миниатюра, кажется, бесспорна: «Портрет Петра Великого и его черного пажа Абрама Ганнибала». Миниатюра была написана бароном Густавом фон Мардефельдом, художником, прусским дипломатом и солдатом, который был послом своего государства в России. Вероятно, это был дипломатический дар (Петру).

Таким образом, миниатюра написана с натуры в 1707 году (арапчонку 11 лет) и отражает истинный цвет кожи Ибрагима. Подразумевать в нем эфиопского мулата было бы, по меньшей мере, наивно. Арапчонок соответствует своему возрасту, и он чистокровный негр. Думается, именно негритят покупали себе европейские монархи –  как диковинную экзотическую игрушку! – а эфиопские маленькие мулаты зачем им были нужны?!  Возможно, Александр Сергеевич был знаком с этой работой фон Мардефельда.

Хищную коронованную птицу с человеческими глазами изобразил художник Шхонебек на заднем плане гравюры 1705 года (последний год его жизни), над головами Лжепетра и арапчонка. Интересно – что этим фрагментом хотел сказать Схонебек? Намёк на хищника-самозванца? Там еще много чего есть…

«Петр Великий» с арапчонком. Гравюра А. Шхонебека, 1705 

 Высветлено для различения

Что касается гравюры Шхонебека, можно возразить г-ну Фридману. Он считает, что этот мальчик юноша, и что его рост чуть выше плеча 2-х метрового Петра. Но арапчонок с гравюры аж на два года младше того, который изображен на миниатюре фон Мардефельда, т.е. ему 9 лет. Стало быть, на гравюре Шхонебека он не стоит, а сидит на столе чуть позади Царя.

Но Григорий Фридман настаивает:

«Арапчонок ростом почти по плечо царю. Известно, что рост императора был гигантским – 204 см. Измерения линейкой от пят до макушки и нехитрая пропорция позволяют определить, что рост Абрама составлял примерно 170 см. Это был приличный средний рост взрослого мужчины. Забавно, что эта же гравюра воспроизведена в книге Гнамманку  в усеченном виде. Героям отрезали ноги! Чтобы не было искушения определять рост арапа?! (В своей книге Гнамманку пишет об этом первом изображении Абрама Ганнибала: «Было ему тогда всего 9 лет». ДГ, С25). Если  бы арапу было 9 лет, то он бы едва доставал царю до пояса. Эта гравюра опровергает версию о том, что Абрам Ганнибал родился в 1696 году». Ничего она не опровергает, и Гнамманку прав. Посмотрите на этого 9-летнего кроху: ну какие «170 см.» с лицом ребенка?!

«Вдовий мысок» или «вдовий пик»

Что еще мы видим в чертах арапа? Мы видим три важные детали: короткий приплюснутый нос, мелко-курчавые волосы (у малыша, у взрослого — парик) и "вдовий мысок" линия роста волос на лбу в форме треугольника вершиной вниз. «Признак наследуется генетически и является доминантным»,- говорят специалисты. Как у взрослого Ганнибала, так и у малыша арапчонка этот «вдовий мысок» (с наклоном влево) присутствует. В скульптуре, по понятным причинам, он не отображен. У Пушкина же ни того, ни другого, ни третьего не наблюдается! Кстати, этот мысок лишний раз доказывает, что на первом портрете (генерал-аншеф) изображен именно Ганнибал (ибо у некоторых исследователей есть сомнения).

Шхонебек оказался очень внимательным и весьма эзотеричным   нашел способ передать то, посредством чего потомки придут к определенным выводам… Думается, сюжеты заднего плана гравюры смогут рассмотреть те, кому доступна эта миниатюра в подлиннике.

Бюст А.П. Ганнибала в селе Петровском. Пушкинские Горы

Кудри слегка мешают, но, кажется, у Пушкина «мысок» отсутствует. Зато он почему-то оказался у младших детей Поэта: Гриши и Таши.. 

Григорий, Наталья

Александр, Мария

Решив, что это серьезный аргумент, подумала: наверное, Ганнибал все же был прадедом АСП. Для чистоты эксперимента стала смотреть портреты отца-матери. И – неожиданность! – у Сергея Львовича (как и у его брата Василия Львовича) тоже обнаружился «вдовий мысок».  Оказывается, сей генетический признак имеет место быть в 75 процентах случаев, но эта информация встретилась мне только один раз и на любительском сайте. У старших детей Поэта (Саши и Маши) «мыска» нет.

 Сергей Львович и Василий Львович

Читала также, что не каждым потомком «вдовий мысок» может наследоваться. У сестры Ольги мыска нет, у брата Льва – есть. У матери, Надежды Осиповны, лоб скрыт кудрями…

Сестра Ольга и брат Лев

Вывод: «вдовий мысок» двумя детьми и братом Поэта наследовался по линии Пушкиных, а не Ганнибалов. Жаль, что не виден лоб матери. И еще. Думается, портрет генерал-аншефа Ганнибала, писанный двумя художниками, сильно высветлен (так, что даже рисунок на перевязи потерял очертания) не только фотошопом, но и первым художником. Ну… или он сильно польстил генералу — ведь не мог же Ганнибал к старости изменить цвет кожи, который нам показал Gustav von Mardefeld... он же не Майкл Джексон! Видимо, непрофессиональному художнику трудно изобразить столь темный цвет кожи, которого с легкостью достигли Мардефельд и автор "Портрета в Белом тюрбане".  

.

Часть четвертая – ПУШКИН и ДРУГИЕ о ГАННИБАЛЕ

 Пробанд Ганнибал

Выдающийся математик, фортификатор и гидротехник, Ибрагим Ганнибал, конечно, историческая личность, достойная всяческого изучения, но нас он интересует, прежде всего,   как потенциальный прадед Александра Сергеевича Пушкина.

В начале «Новой автобиографии» (зачем «новой»?) Пушкин пишет:

... Родословная матери моей еще любопытнее. Дед ее был негр, сын владетельного князька. Русский посланник в Константинополе как-то достал его из сераля, где содержался он аманатом, и отослал его Петру Первому вместе с двумя другими арапчатами. Государь крестил маленького Ибрагима в Вильне, в 1707 году (в 11 лет), с польской королевою, супругою Августа, и дал ему фамилию Ганибал. В крещении наименован он был Петром; но как он плакал и не хотел носить нового имени, то до самой смерти назывался Абрамом. Плакать мог только маленький мальчик, но не юноша (некоторые пушкинисты сомневаются в том, что Ибрагим крещен был ребенком). 

Правда, Н.К. Телетова пишет: "Как ныне известно, польская королева не только не крестила арапчонка, но и не была в Вильне (как и ее супруг Август II). Украшением биографии покойного тестя Ганнибала занимался А.К. Роткирх, и на его совести лежит этот яркий, но придуманный факт".

Старший брат его приезжал в Петербург, предлагая за него выкуп. Но Петр оставил при себе своего крестника. До 1716 году Ганибал находился неотлучно при особе государя, спал в его токарне, сопровождал его во всех походах; потом послан был в Париж, где несколько времени обучался в военном училище, вступил во французскую службу, во время испанской войны был в голову ранен в одном подземном сражении (сказано в рукописной его биографии) и возвратился в Париж, где долгое время жил в рассеянии большого света.

Петр I неоднократно призывал его к себе, но Ганибал не торопился, отговариваясь под разными предлогами. Наконец, государь написал ему, что он неволить его не намерен, что предоставляет его доброй воле возвратиться в Россию или остаться во Франции, но что, во всяком случае, он никогда не оставит прежнего своего питомца. Тронутый Ганибал немедленно отправился в Петербург. Государь выехал к нему навстречу и благословил образом Петра и Павла, который хранился у его сыновей, но которого я не мог уж отыскать. Государь пожаловал Ганибала в бомбардирскую роту Преображенского полка капитан-лейтенантом. Известно, что сам Петр был ее капитаном. Это было в 1722 году (арапу 26 лет).

В семейственной жизни прадед мой Ганибал так же был несчастлив, как и прадед мой Пушкин. Первая жена его, красавица, родом гречанка, родила ему белую дочь. Он с нею развелся и принудил ее постричься в Тихвинском* монастыре, а дочь ее Поликсену оставил при себе, дал ей тщательное воспитание, богатое приданое, но никогда не пускал ее себе на глаза.

Вторая жена его, Христина-Регина фон Шеберх, вышла за него в бытность его в Ревеле обер-комендантом и родила ему множество черных детей обоего пола.

*Тихвинских монастырей, существовавших при Ганнибале, было два: православный мужской, расположенный в городе Тихвине, на берегу реки Тихвинка (ныне Лениградская область) и православный женский (монастырь-сестра), расположенный в тех же краях. Оба – основаны по указу Ивана IV от 10 февраля 1560 года новгородским архиепископом Пименом. Дата основания 11 февраля того же года.

Биографы говорят, что Пушкин ошибается, и гречанка была помещена в Староладожский монастырь. Нам же эта очередная контаминация Поэта внушает сомнение в том, что гречанка вообще была куда-то помещена – Ганнибал (по официальным сведениям) развелся с нею аж через 22 года, а через 23 поместил ее в монастырь? С какой стати? 22 года они не виделись, и бывшая жена давным-давно жила у своих родных… Да и какое право мог иметь муж, чтобы заточить жену в монастырь? Такое право мог, видимо, иметь только Суд или Царь?

Другие сведения о маленьком Ганнибале. Дикий нравом, он царапался, кусался и несколько раз порывался бежать, о чём есть свидетельства. Князь-кесарь Ромодановский, находясь в Москве, писал царю за границу: «Арап Ганибалка, слава богу, живёт теперь смирно, не бесится, с цепи его сняли, учится по-русски...». С цепи Ганибалку сняли в 10 лет.

Будучи уже зрелым человеком, Абрам Ганнибал, добиваясь дворянского звания, сочинял фантастические легенды о своём происхождении. Дескать, 19-й сын правителя африканской области Лагон, был в заложниках у турецкого султана, на Русь прибыл в свите московского посланника Саввы Рагузинского... На самом же деле историю знаменитого африканца в России нужно начинать со слов Франца Лефорта, адресованных Петру I в 1698 (?!), (т.е еще настояшему Петру?). «Пожалуйста, не забуват купит араби...» Царь находился тогда в Голландии, невольничьи рынки которой могли предоставить самый эксклюзивный чернокожий материал. Так что «араби» по имени Ибрагим был куплен, снабжён прозвищем Ганнибал и отправлен в Москву. Но не столько как экзотическая диковинка, сколько с дальним прицелом государя: арапа надлежало вырастить, выучить и на его примере показать «толстозадым боярам», что царь может наделать себе сподвижников из кого угодно.

Поскольку никто еще не развенчал "миф о подмене Петра", то и полной веры всему этому быть не может! Наш добродушный, глубоко образованный (по мнению тогдашнего епископа Кентерберийского) Петр, – держать маленького мальчика на цепи, конечно, не мог. А уж ежели «араби Ганибалка» был куплен самим Петром, то вернулся в Россию уже не наш Петр, ибо из Великого Посольства наш Петр не вернулся. «Ганибалка» же был зафиксирован» прусским послом на миниатюре в 1707 году рядом с Лжепетром! Вряд ли Лефорт мог быть в неведении, ибо он был участником сего Посольства, и потому напоминать Петру о покупке «араби» в 1698 году никак не мог.   

.

Часть пятая – О ТОМ, КТО ОТ КОГО РОЖДАЕТСЯ 

Как образ входит в образ, и как предмет сечет предмет

Данте

Отрывок из «Арапа Петра Великого» (с купюрами)

Фразу «… и возвратился в Париж, где долгое время жил в рассеянии большого света» из «Новой автобиографии» Пушкин сближает с художественным произведением:

Но мысль променять это рассеяние, эти блестящие забавы на суровую простоту Петербургского двора не одна ужасала Ибрагима. Другие сильнейшие узы привязывали его к Парижу. Молодой африканец любил...

Графиня D., уже не в первом цвете лет, славилась еще своею красотою. Молва приписывала ей любовников, но по снисходительному уложению света она пользовалась добрым именем, ибо нельзя было упрекнуть ее в каком-нибудь смешном или соблазнительном приключенье. Дом ее был самый модный. У ней соединялось лучшее парижское общество...

Ибрагима представил ей молодой Мервиль... Графиня приняла Ибрагима учтиво, но безо всякого особенного внимания; это польстило ему. Обыкновенно смотрели на молодого негра как на чудо, окружали его, осыпали приветствиями и вопросами, и это любопытство, хотя и прикрытое видом благосклонности, оскорбляло его самолюбие...

Мысль, что природа не создала его для взаимной страсти, избавила его от самонадеянности и притязаний самолюбия, что придавало редкую прелесть обращению его с женщинами. Разговор его был прост и важен; он понравился графине D., которой надоели вечные шутки и тонкие намеки французского остроумия. Ибрагим часто бывал у ней. Мало-помалу она привыкла к наружности молодого негра и даже стала находить что-то приятное в этой курчавой голове, чернеющей посреди пудреных париков ее гостиной...

Любовь не приходила ему на ум, — а уже видеть графиню каждый день было для него необходимо. Он повсюду искал ее встречи, и встреча с нею казалась ему каждый раз неожиданной милостию неба. Графиня, прежде чем он сам, угадала его чувства. Что ни говори, а любовь без надежд и требований трогает сердце женское вернее всех расчетов обольщения. В присутствии Ибрагима графиня следовала за всеми его движениями, вслушивалась во все его речи; без него она задумывалась и впадала в обыкновенную свою рассеянность... он влюбился без памяти...

Напрасно графиня, испуганная исступлению его страсти, хотела противуставить ей увещания дружбы и советы благоразумия, она сама ослабевала. Неосторожные вознаграждения быстро следовали одно за другим. И наконец, увлеченная силою страсти, ею же внушенной, изнемогая под ее влиянием, она отдалась восхищенному Ибрагиму...

Ничто не скрывается от взоров наблюдательного света. Новая связь графини стала скоро всем известна. Некоторые дамы изумлялись ее выбору, многим казался он очень естественным. Одни смеялись, другие видели с ее стороны непростительную неосторожность. Графиня, привыкшая к уважению света, не могла хладнокровно видеть себя предметом сплетней и насмешек. Она то со слезами жаловалась Ибрагиму, то горько упрекала его, то умоляла за нее не вступаться, чтоб напрасным шумом не погубить ее совершенно... Новое обстоятельство еще более запутало ее положение. Обнаружилось следствие неосторожной любви. Утешения, советы, предложения — все было истощено и все отвергнуто. Графиня видела неминуемую гибель и с отчаянием ожидала ее...

Как скоро положение графини стало известно, толки начались с новою силою. Чувствительные дамы ахали от ужаса; мужчины бились об заклад, кого родит графиня: белого ли, или черного ребенка. Эпиграммы сыпались насчет ее мужа, который один во всем Париже ничего не знал и ничего не подозревал...

Роковая минута приближалась. Наконец она почувствовала первые муки. Меры были приняты наскоро. Графа нашли способ удалить. Доктор приехал. Два дня перед сим уговорили одну бедную женщину уступить в чужие руки новорожденного своего младенца; за ним послали поверенного. Ибрагим находился в кабинете близ самой спальни, где лежала несчастная графиня. Не смея дышать, он слышал ее глухие стенанья, шепот служанки и приказанья доктора. Она мучилась долго. Каждый стон ее раздирал его душу; каждый промежуток молчания обливал его ужасом... вдруг он услыхал слабый крик ребенка и, не имея силы удержать своего восторга, бросился в комнату графини — черный младенец лежал на постеле в ее ногах.

О чем же сказал нам Пушкин: 1) от белой женщины и негра рождаются только черные дети, и по этой причине 2) белая девочка, родившаяся от гречанки, не могла быть дочерью негра,

Полностью здесь:

http://rvb.ru/pushkin/01text/06prose/01prose/0856.htm

 Официальная версия

Первая жена его  Евдокия Андреевна Диопер, дочь капитана галерного флота в Петербурге. По архивным данным, история их брака и развода предстает в несколько ином виде. Выданная в 1731 г. замуж, она вскоре сблизилась с подчиненным мужа, за что Ганнибал после месяца истязаний жены «смертельными побоями необычно» предал ее суду. Когда она находилась под арестом, Ганнибал женился вторично, не получив развода. Лишь в 1743 г., после пересмотра дела, Е.А. была освобождена и поселилась у родных; в 1746 г. она родила дочь Агриппину (Аграфену), вскоре умершую (отцом ребенка был подмастерье Академии наук Обумов). Возможно, что этот случай дал основание для семейного предания о белой дочери Поликсене. Судебное дело разрешилось лишь в 1754 г., когда Е.А. была заключена в Староладожский (а не в  Тихвинский) монастырь, где вскоре умерла.

Есть и еще одна, более отчетливая версия. В 1731 году, через 6 лет после смерти Петра, Ибрагим сочетался браком с гречанкой Е.А. Диопер. Вышла она под давлением своего отца (подчиненного Арапа Ганнибала), но любила Александра Кайсарова. Родила белокожую и белокурую девочку. Изменять мужу Евдокия продолжала, и Ганнибал, не выдержав такой ситуации, начал бракоразводный процесс, длившийся 22 года.

Благодаря связям Ганнибала, скандала по поводу второго брака удалось избежать, но штраф (и немалый) ему пришлось уплатить. То освобождена была Е.А. из монастыря, то снова – заключена… То Обумов отец ребенка, то Кайсаров, то Обумов был подчиненным Арапа, то – отец Гречанки… То девочка белокурая умерла, то Ганнибал ее воспитывал, «не пуская на глаза»… Какие контаминации! 

Вторая жена его — Христина-Регина фон Шеберх (1705—1781) — дочь капитана Перновского полка в Ревеле, прабабка Пушкина, родила ему множество черных детей — пять сыновей и четыре дочери (?). Кристиной Матвеевной называл её Абрам Ганнибал.

У Пушкина же царь Петр сватает Арапа еще и за 16-летнюю «Наташу Ржевскую». Чем кончилось сватовство, неизвестно – «Арап Петра Великого» не завершен. По другой версии (не пушкинской), благородный Ганнибал, видя горе барышни Ржевской, расторгает помолвку – перед самым венцом.  Но какую фамилию выбирает Пушкин для своей героини! – ведь это девичья фамилия прабабушки (по женской линии) Софьи Юрьевны Пушкиной (т.н. «Сары»), в девичестве Ржевской (древний боярский род на Руси). Прадеда «Абрама» Пушкин сватает за прабабушку «Сарру»… Контаминация! Или это все же подсказка Поэта: Абрам был родом из племени «сара», которое обосновалось в бассейне рек Лагон и Шари на севере ЦАР? 

Итак, у Абрама Ганнибала от двух белых женщин: графини D. и Христины-Регины фон Шёберг родились черные дети! А первая жена Евдокия Андреевна Диопер родила белую девочку, стало быть, родила ее не от Ганнибала, потому он и «не пускал девочку на глаза».

Следующий портрет (справа) в сети называют портретом прабабушки Пушкина Софии Юрьевны. Думается, это все-таки портрет бабушки Марии Алексеевны в пожилом возрасте (тот же головной убор etc.).

 Мария Алексеевна Ганнибал (молодая и пожилая)

По всему сказанному возникло несколько вопросов:

1. Откуда, приехавший с выкупом к царю Петру, брат Ибрагима Ганнибала узнал, что Ибрагим был увезен в Россию и находится при Петре? Купил информацию о Савве Рагузинском в Серале?

2. Что это за «подземное» сражение, в котором Ибрагим был ранен в голову (в Испании)? «Адское»? Может быть, это иносказание?

3. Что означает «бил смертельными побоями необычно»? Т.е. не бил?

4. Почему Поэт пишет «Ганнибал» с одной «н»?

5. Почему назвал дочь гречанки Диопер – Поликсеной

Первые три вопроса пока гадательны... Начнем с четвертого, но чуть позже – после биографии «дедов».

Дед Януарий и бабушка Мария

Официальная справка о дедушке и бабушке

Ганнибал Осип Абрамович (Иосиф, Ианнуарий) (1744-1806) – дед Пушкина. Майор морской артиллерии. Женился на Марии Алексеевне Пушкиной в 1772 г. В 1779 г. незаконно обвенчался с Устиньей Ермолаевной Толстой, но брак этот был расторгнут в 1784 г., и дед в наказание был отправлен на корабли в Черное море.

Ганнибал Мария Алексеевна (1745-1818) – бабушка Пушкина, урождённая Пушкина. Дальняя родственница Льва Александровича Пушкина. В 1772 г. в возрасте 28 лет вышла замуж. В 1775 г. родила дочь Надежду, а через три года разъехалась с мужем. Позже добилась передачи ей дочери. Позднее – жила с семьёй дочери Надежды в Москве (также, как и Е.А. Диопер жила у родных. – С.С.).

Осип Абрамович Ганнибал и Мария Алексеевна Пушкина

Это единственный портрет деда, который удалось найти. Правда, под ним стоит двусмысленная подпись: «Миниатюра с изображением А. Ганнибала, деда поэта». То ли с инициалами ошибка, то ли со статусом. Что ж – пока будем считать его «дедом», ибо… «мысок» Ибрагима у него отсутствует.

«Шорны шорт делат мне шорны репят и давайт им шортовски имя»,- пошутила шведка-жена Ганнибала и дала Ианнуарию (Януарию) имя Осип. Кто назвал его еще и Иосифом, неясно. Наверное, тот же, кто дал Ибрагиму имя Абрам, а прабабке Софии — Сарра.

В «Записках» Пушкиным сказано: «Дед мой, Осип Абрамович... служил во флоте и женился на Марье Алексеевне Пушкиной, дочери тамбовского воеводы, родного брата деду отца моего... И сей брак был несчастлив. Ревность жены и непостоянство мужа были причиною неудовольствий и ссор, которые кончились разводом. Африканский характер моего деда, пылкие страсти, соединённые с ужасным легкомыслием, вовлекли его в удивительные заблуждения. Он женился на другой жене, представя фальшивое свидетельство о смерти первой. Бабушка принуждена была подать просьбу на имя императрицы, которая с живостию вмешалась в это дело. Новый брак деда моего объявлен был незаконным, бабушке моей возвращена трёхлетняя (!) её дочь, а дедушка послан на службу в черноморский флот. Тридцать лет они жили розно. Дед мой умер в 1807 году, в своей псковской деревне, от следствий невоздержанной жизни». Так Надя была «годовалая» или «трехлетняя»? Также неясно – в Черное или Средиземное море отправили Осипа. А по документу Царицы, еще и в Северное!

Странные контаминации семейных историй Деда и Прадеда и…

I. И дед, и прадед женаты были дважды. Когда женились вторично, – еще не получили развода с первыми женами.

У прадеда – Евдокия Андреевна Диопер, гречанка, и Христина-Регина Шёберг (Sjoberg), немка-шведка;

У деда – Мария Алексеевна Пушкина и Устинья Ермолаевна Толстая.

II. У обоих (у деда и у прадеда) родились от первых жен белые дети (а именно – дочери!). Т.е. эти дочери не были дочерьми деда и прадеда. А «у деда родилась» белокожая креолка…  но не мулатка!

Странно, что нечто схожее пишет Пушкин и о своем втором деде по линии отца, Льве Александровиче Пушкине, у которого также было два брака: «Дед мой был человек пылкий и жестокий. Первая жена его, урожденная Воейкова, умерла на соломе, заключенная в домашнюю тюрьму за мнимую или настоящую ее связь с французом, бывшим учителем его сыновей, и которого он весьма феодально повесил на черном дворе. Вторая жена его, урожденная Чичерина, довольно от него натерпелась. Однажды велел он ей одеться и ехать с ним куда-то в гости. Бабушка была на сносях и чувствовала себя нездоровой, но не смела отказаться. Дорогой она почувствовала муки. Дед мой велел кучеру остановиться, и она в карете разрешилась — чуть ли не моим отцом. Родильницу привезли домой полумертвую и положили на постелю всю разряженную и в бриллиантах. Все это знаю я довольно темно (читай: тайно). Отец мой никогда не говорит о странностях деда, а старые слуги давно перемерли».

Как известно, отец Пушкина был на него за такое сочинение сердит и утверждал, что ничего подобного в их роду не бывало. О том свидетельствуют и документы. Вместо "француза" оказался  венецианец Харлампий Меркади, преподававший в России французский, итальянский и греческий языки. Некоторое время он служил в доме Л.А. Пушкина, потом у брата его жены А.М. Воейкова. За какую-то провинность в 1754 году Пушкин и Воейков побили Меркади и он был отправлен в деревню Воейкова, где некоторое время пробыл в домашней тюрьме. Вырвавшись оттуда, Меркади обратился в суд. В 1756 году дело было разобрано военным судом и было установлено, что основным виновником является Воейков.

Как мы уже убедились, Пушкин ничего с бухты-барахты не писал, не говорил и не делал. Сама мистерия жизни (или изобретательность Поэта) контаминировала нескольких персонажей (дедов и прадеда), чтобы среди всей этой мешанины выявить главное: 1) от соединения негра с белой женщиной рождаются только черные дети (об этом говорят и генетики), и 2) кем-то из предков женского рода была совершена «измена», по каковой причине – родилась белая девочка! Возможно, Пушкин сознательно вносит путаницу (как в стихотворении «Городок»), и ему важны только два этих факта. Происхождение же прадеда Ганнибала важно, как ради исторической правды, так и для доказательства того, что он был именно негром.

В начале 1825 г. Пушкин писал своему брату: «Присоветуй Рылееву в новой его поэме поместить в свите Петра I нашего дедушку (заметим: не прадедушку, а дедушку!). Его арапская рожа произведет странное действие на всю картину Полтавской битвы» (это блаженному-то Левушке – не поэту – Пушкин советует – «присоветовать» поэту?!). Здесь, конечно, главное – «арапская рожа», т.е. Александр Сергеевич подчеркивает тёмный или очень тёмный цвет кожи Осипа Ганнибала, который никак не отразился ни на Надежде, ни на дальнейших ее потомках. 

Откуда Поэт черпал сведения? Данные о жизни своего прадеда Поэт получил от его сына Петра, уже в глубокой старости жившего рядом с Михайловским в своем имении Петровское. Пушкин писал Осиповой 11 августа 1825 г.: «Я рассчитываю еще повидать моего двоюродного дедушку,— старого арапа, который, как я полагаю, не сегодня-завтра умрет, а между тем мне необходимо раздобыть от него записки, касающиеся моего прадеда».

Биография Абрама Ганнибала, полученная Пушкиным от Петра Ганнибала, писана была на немецком языке. Автобиографию же свою (на французском) Ибрагим, по словам историков, уничтожил. Но почему тогда Пушкин пишет: «… сказано в рукописной его (Ганнибала) биографии»? Стало быть, Поэт видел рукопись Прадеда? Или прадед и на немецком ее оставил?

Есть у Пушкина один любопытный комментарий:

(вспомним абзац о добыче рабов в Лагоне-Гаоге-ЦАР)

Араб (женского рода не имеет) – житель или уроженец Аравии, аравитянинКараван был разграблен степными арабами.

Арап (женск. Арапка) – так обыкновенно называют негров и мулатовДворцовые арапы, негры, служащие во дворцеОн выезжает с тремя нарядными арапами.

Арапник, от польского Herapnik (de harap, cri de chasseur pour enlever aux chiens la proie. Reiff). NB: harap vient de herab*.

A право, не худо бы взяться за лексикон или хоть за критику лексиконов.

""""""""""""""""""""""""""

* (от harap, возглас охотника, чтобы отнять у собак добычу. Рейф). NB: harap происходит от herab (франц. и нем.): вниз, свысока

(РА, 1874, кн. I, с. 449; Акад., XVI, No 1332).

Назначение лексикографической справки неизвестно,- сетуют пушкинисты,- скорее всего она могла служить комментарием к "Арапу Петра Великого".

Нам же видится здесь прямая инструкция Пушкина: возьмитесь за «лексикон»! Беремся. Прежде всего, добавляем к пушкинскому: нем. «herab» имеет перевод — «прочь». То есть: Прочь, арап?! Что согласуется и с эпиграфом к 6-ой главе. Итак, из «лексикона» следует:

1) Арап (Ибрагим и Януарий) – негр и мулат (прадед и дед);

2) Он (ПетрI) выезжает с тремя нарядными арапами (неграми). Стало быть, Петру привезли 3-х арапчат. И, похоже, Поэт подтверждает, что юный нарядный арапчонок в белом тюрбане и костюме индийского принца* (с восточным оружием) – Абрам Ганибал, и что портрет не принадлежит кисти Карела ван Мандера, а писавший его художник (кто бы он ни был) просто воспользовался композицией «Портрета африканца в белом тюрбане и кольчуге» ван Мандера.

*парадная одежда, напоминающая индийский костюм, в который облекались арапы царской свиты при торжественных церемониях.

Почему это возможно? Вот три цитаты из статьи О.А. Байрд:

а) французский писатель и переводчик Андре Меньё (Andre Meynieux, 1910-1968), осуществивший издание антологии произведений А.С. Пушкина, сопроводил этот портрет африканца подписью: «Приёмный сын Петра 1-го, прадед Пушкина по материнской линии»;

в) в полемике искусствоведов Е.П. Минина сообщает адресату: «Я написала предыдущей хозяйке (Баронесса Мак Кей), письмо однако  осталось без ответа. Таким образом, я не знаю, как и где она его ["французский" портрет] приобрела. Однако, так как речь шла о коллекции Сер Джозеф Дювийна (Sir Joseph Duyeen) он когда-то покупал картины для американца Меллон (1920 – 1930 гг.), очень возможно, что Дювийн купил «Негра» у Эрмитажа».

с) в 1920-х годах Дювийн, действительно, рассматривал возможность приобретения эрмитажных картин для Эндрю Меллона. Журнал “The New-Yorker” писал в 1951 году: «Услышав, что советское правительство желает продать некоторые картины из знаменитого художественного собрания Эрмитажа в Лениграде, Дювийн отправился туда, чтобы взглянуть на них. В ходе его карьеры советское правительство оказалось первым продавцом, с которым он не хотел торговаться. Он думал, что расходы были слишком велики, тем более, что Меллон был единственным потенциальным покупателем, и Меллон не видел картин. Дювийн удовольствовался тем, что сообщил Меллону о дорогостоящей возможности. После нескольких лет переговоров, в 1930 и 1931 годах, Меллон /.../ воспользовался ею. Он купил двадцать одну эрмитажную картину за семь миллионов долларов»

3) И третье сообщение «лексикона»: Караван был разграблен степными арабами. Ибрагим, видимо, с караваном шел, и был украден аравийскими арабами. Затем попал в Сераль через рынок рабов или напрямую. Ну а затем – потрудился Савва Рагузинский, который и прислал Петру с греком Андреем Васильевым трех арапчат.

Савва Рагузинский и Приказ о Трех арапчатах

Невольничий рынок в Константинополе

По сведениям Дьедоне Гнамманку, который много работал в Архивах Камеруна, будущий Ганибал около 1703 года [в 7 лет]  был доставлен в Стамбул во двор султана Мустафы II (1695-1703) или Ахмеда III (1703-1730). Там он проводит год. Немецкий биограф Ганибала уточняет, что "дети благородных семейств захватывались в плен всеми мусульманами и турецкими султанами" с тем, чтобы в случае нападений на них их отцами, они могли [пригрозить] убить или продать их детей. Была взята в плен и сестра Ганибала, Лахан, но она умерла во время пленения.

В 1704 году [в 8 лет] по указанию Петра Андреевича Толстого Ганибала привозят в Россию вместе с двумя другими черными мальчиками. Приказ исходил от Петра 1,  которому было интересно провести эксперимент и доказать, что чернокожие наделены теми же способностями, что и белые люди.

Ганибал был крещен 13 июля 1705 года [в 9 лет – каков он на гравюре Шхонебека] в церкви Святой Параскевы в Вильнюсе. Несмотря на новое имя Петр Петрович Петров, его называют Абрамом, это имя напоминает ему его настоящее, данное родителями в Африке имя: BROUA. (Из статьи, опубликованной во французском журнале "Congo autrement" (Конго Другой взгляд) в марте 2017 года.) 

В той же статье говорится, что с тех пор, как арапчонок научился писать и «по 1717 он становится «ночным секретарем» царя, в обязанности которого входило записывать все, что тот говорит,  проснувшись ночью». Бедный мальчик – сколько же лет он не имел полноценного сна!

Настоящий исторический роман Пушкина в рукописи не имеет названия. Печатая отрывки, Поэт озаглавливал их: «Главы из исторического романа». Название «Арап Петра Великого» дано редакторами при первой публикации романа в 1837 г., после смерти Пушкина. Таким образом, Поэт назвал свой роман историческим, т.е. правдивым!

Некоторые сведения о замысле этого исторического романа дает запись в дневнике А. Вульфа от 16 сентября 1827 г.:

«Показал он мне только что написанные первые две главы романа в прозе, где главное лицо представляет его прадед Ганнибал, сын абиссинского эмира, похищенный турками, а из Константинополя русским посланником присланный в подарок Петру I, который его сам воспитывал и очень любил. Главная завязка этого романа будет — как Пушкин говорит — неверность жены сего арапа, которая родила ему белого ребенка и за то посажена в монастырь. Вот историческая основа этого сочинения». Спасибо, Поэт подтвердил изложенную выше нашу гипотезу, подчеркнув, что «белый ребенок», ни в каком случае, родиться от негра не может.

В комментарии к незавершенному «Арапу» пушкинисты пишут: «Пушкин был убежден, что Абрам Ганнибал был негром. В действительности он был абиссинец [эфиоп], т.е. принадлежал к племени, родственному арабам, хотя и с некоторой примесью негритянской крови» (надо же – какие нюансы!). В какой «действительности», господа? Откуда вам известно, что Ганнибал был абиссинец, если до сих пор в этом вопросе нет ясности? Поэт везде впрямую говорит, что Абрам был негром (а абиссинцы не негры)! Почему вы опять не верите Пушкину, и верите какой-то абстрактной «действительности»?! А еще в одном комментарии нашлось следующее: «... родился под 15 градусом...» В рукописи цифра 15 [оказывается!] отсутствует и оставлен в этом месте пробел,- пишут счастливцы, видевшие автограф! И опять: Абрам Ганнибал родился в Абиссинии на берегу реки Мареб».

Зачем же Пушкин оставил пробел, не обозначив градус северной широты? Чтобы мы самостоятельно расчислили – под каким градусом находится ЦАР («черная Африка»)… Но кто же тогда внес цифру «15»? Тот, кому обязательно нужно, чтобы Ганнибал был хотя бы эфиопом? Т.е. не негром, а мулатом, арабом, караимом etc. Почему? Потому что никто, начиная с Надежды «Осиповны», на «негра» не тянет! Даже – и на мулата! Напомним герб Ганнибала: Что это за 9 шаров под ним? Пушечные ядра? Но почему их именно 9? 

Может быть, это: 9 градусов С.Ш. (шары ведь расположены горизонтально, и значок «градуса» круглый)? Место его рождения? И где-то по красной линии находился его Логань? Арап был образованным человеком, и вполне мог расчислить – под каким родился градусом. Племя «сара» (сэра, нсара) отличается высоким ростом (какой имел Ганнибал), обитает на севере сегодняшней ЦАР и частично в ЧАД.

Под 9° или прямо на нем, в бассейне рек Логоне и Шари, возможно, и была родина Ибрагима

В 1742 году Ганнибал обратился с «верноподданным прошением о дворянстве» к правящей императрице Елизавете Петровне [дочери Лжепетра]. В этом документе, дошедшем до наших дней, и появилась впервые басня «царского арапа» о своём высоком происхождении. Дословно: «Родом я нижайший из Африки, тамошнего знатного дворянства. Родился во владении отца моего в городе Лагоне, который и кроме того имел под собою два города».

Матрикульная комиссия Её Императорского Величества доверием к этой сказке не прониклась, и Абрам Ганнибал умер в 1781 году, так и не получив дворянского звания. Свидетельство о потомственном дворянстве получили его дети.

Почему же «басня и сказка»? Так и норовят записать Ибрагима в эфиопы, сделав из него мулата и бесчестного человека. А мы Ибрагиму и Пушкину верим, и свидетельство Ибрагима совпадает с нашей гипотезой.

Итак, почему Поэт пишет «Ганнибал» с одной «н», в то время как в подлиннике у Тита Ливия – Hannibal, и в метрической книге Таллинской церкви св. Николая 1744 года есть запись: «Frau General-Majorin und Ober-Comendantin von Hannibal» (ТГА Ф.31,оп.2,ед. хр.5, л.47,л.86). Курсив – из документальной статьи Юрия Мазанова (Нарва) «Христина-Регина фон Ганнибал».

Потому и ставит Пушкин метку-маркер «Ганибал» (как ставил другую метку на «соавторов», корректоров и склейщиков «Гаврильяды»), чтобы стало понятно, что с «прадедом-дедом» его что-то обстоит не так, как принято думать! К похожему приему прибегал Нострадамус, пиша «Affrica» – с двумя «f». Кроме того Поэт демонстрирует свою осведомленность, призывая тем самым верить ему, а не расхожей действительности, ибо так писал Абрам Ганибал. 

О самом же появлении фамилии французские специалисты сообщают, что свою фамилию Ганнибал, взял себе в Испании, после удачно проведенных боев. Естественно, фамилия связана с Великим Ганнибалом, но, чтобы их не путали, он убрал одну «Н» и подписывался: "А. Ганибал". Во всех французских источниках осталось одна "N" –  HANIBAL!

Однако сам Ганнибал ни в чем перед Пушкиным не виноват. Бедняжку лишили матери и семьи в таком раннем возрасте… И если это его портрет (рядом с его же «в белом тюрбане»), то мы видим в глазах всю его недетскую тоску… Чтобы закончить тему Ганнибала, приведем еще несколько цитат из той же статьи Юрия Мазанова, в которой есть интересные документальные сведения.

«В январе же 1730 года указ Верховного тайного совета от декабря 1729 года был выполнен. Абрама подвергли в Селенгинске тщательному обыску, переписку его изъяли и отослали в Верховный тайный совет в Москву, а самого его арестовали и под конвоем увезли в Томск, где содержали под караулом, выплачивая ему «жалованья» по 10 рублей в месяц. Вместе с тем был произведен обыск вещей Абрама в Петербурге, библиотеку его описали и передали в Академию наук; книги его были взяты академией на учет и оценены в 200 рублей» (Г. Леец). Так вот, оказывается, кто виновник сгоревшей библиотеки Ибрагима, насчитывавшей 400 томов…  

... Не будем забывать, что у Ганнибала на руках была малютка — дочь от первой жены и по обоюдному согласию двух капитанов Христина-Регина могла появиться в Карьякюла как няня. Впоследствии она стала его гражданской женой, а в 1736 году после приобретения Ганнибалом необходимых для венчания бумаг становится законной, при отсутствии развода с первой женой.

Вышеизложенное, в какой-то мере, может подтверждаться самой Е.А. Диопер. «В челобитной, поданной от ее имени 1 марта 1737 года в Синод, утверждается, что Абрам Петрович, «еще в бытность» у него первой жены, то есть до 28 февраля 1732 года, «имел у себя» уже тогда «девицу Перновского полку капитана Шёберга дочь». И это, по-видимому, недалеко от истины».

Ганнибал договорился со священником полковой церкви св. Федора Стратилата (не сохранилась) Петром Ильиным, который согласился их повенчать (с Кристиной) с условием, если получит документ, называемый «венчальной грамотой». Абраму Петровичу удалось получить её у священника Никольской церкви Ивана Филиппова (эта церковь существует на улице Вене), и Петр Ильин повенчал их в 1736.

Прибалтийский историк Г. Врангель пишет в своем труде «История ревельских черноголовых», что вторая жена А.П. Ганнибала была жительницей города Ревеля».

Так записано "в исповедных книгах Воскресенской церкви пригорода Воронич за 1746-1749 годы" — «его превосходительства г-на генерала Авраама Петровича Ганибала усадище Петровское, а в нем его превосходительства дети Петр, Ианнуарий, Евдокия, Анна, Елизавета» (Н. Новиков. Петровское — родовое гнездо Ганнибалов).

«... имею честь сообщить, что здесь у одного известного знатного господина, а именно у его Превосходительства г-на генерал-майора де Ганнибала, супруга которого принадлежит к моей общине и у меня исповедуется и причащается, открылась служба, для которой требуется порядочный студент, особенно искусный во французском языке. Собственно этот господин является африканцем и урожденным негром, но обладает впрочем, способностью к тем наукам, которые относятся к его форуму. И потому что он сам принадлежит к греческой церкви, то по законам здешней страны также дети все без исключения исповедуют русскую религию. Но супруга — евангелическо-лютеранскую. Госпожа генеральша... очень утонченная дама с хорошим характером, и находится сейчас в самом расцвете сил». (Е. Прянишников. Из коллекции редких книг и рукописей библиотеки Московского университета. М. 1981. с.77.)

Письмо очень важно тем, что характеризует А. Ганнибала и его жену Христину-Регину, которая, несмотря на долгое проживание в России, так и не приняла православия. Для этого были причины: любовь и уважение, не позволяли Ганнибалу требовать или просить жену о принятии православия. А нам говорят, что он был чуть ли не иудеем!

Этот второй брак Ганнибала был, по всем признакам, счастливый. В немецкой биографии говорится, что Ганнибал имел от своей второй жены 11(?) человек детей, что она умерла за день до его смерти, 13-го мая 1781 г. на 76-м году своей жизни, и погребена там же, где и он, в его имении Суйда». Но Пушкин уточняет: «Ему 85 лет, пережил он семь императоров и императриц. Умер Ибрагим Ганибал 20 апреля 1781 года». И это означает, что Ибрагим был рожден в 1696 году!

Конечно, мы верим Пушкину! Потому прав и Гнамманку, который тоже верит Пушкину, и неправ Фридман!

Как утверждают исследователи, именно пребыванию в Эстонии Абрам Ганнибал обязан своим именем и фамильным гербом. По крещении Ибрагима назвали: Петр Петрович Петров (фантазия Лжепетра умиляет), но Ибрагим, как сказал Пушкин, плакал, не желая называться Петром. Тогда оставили его упрощенным от «Ибрагима» Абрамом Петровым, как крестника «Петра Великого». Когда же он покупал в Эстонии имение Карьякюла, то взял себе новую фамилию Ганибал и фамильный герб с африканским слоном. Известно (от Телетовой), что герб со слоном почему-то был и у Лефорта. 

Хотя герб Ганнибалу не был пожалован, он начал пользоваться уже с 1742 года (времени подачи прошения Елизавете) гербом неутвержденным. Гербы-эмблемы были в обычае у неродовитых дворян, тех, кто не имел фамильного герба. Но герб Ганнибала указывал не только на дворянство, но и на княжеское происхождение. Сохранился акварельный рисунок герба Ганнибалов. На нем мы видим слона, несущего на подушке княжескую корону (то же самое было выбито и на печати). Слон указывал на африканское происхождение обладателей герба, а корона — на то, что предки их были князьями. Такой неутвержденный фамильный герб украшал личные печати Абрама Петровича и позднее — его сыновей.

По поручению Екатерины II Ганнибал первым в России вырастил на своих полях «земляное яблоко» (картофель), который едим и поныне.

В 1743 году, сдавая часть деревни Рагола в аренду Иоахиму фон Тирену, он включает в договор пункты, запрещающие телесные наказания крепостных… что заставляет усомниться в побоях им первой жены. И фраза, что он бил ее «смертельными побоями необычно» остается загадкой. На том и простимся с тем, о ком Пушкин сказал: «Он усерден, неподкупен и не раб»!  Его автограф –

Удивительное дело: размышляю о всевозможных африканских топонимах, а по ТВ вещают про Чад, Камерун, ЦАР… Так же было, когда писала о Красном море, расступившемся перед Моисеем: ученый рассказывал по ТВ, что существует такое явление, как «ветровой сгон». В том (самом неглубоком) месте, где Моисей переводил свой народ, ветровой сгон бывает, но крайне редко. И вот он произошел...

Кстати, вопрос о «Негре из ЦАР» был задан моей французской подруге 4 марта 2018 года. Дело близилось к выборам Президента, и я почти перестала заниматься Пушкиным. Потом происходили важные мировые события, волнения, переживания etc. Только в конце июля – стала потихоньку возвращаться к Монографии, тормозя на всех поворотах... И вот случилось трагическое событие – убийство наших журналистов в ЦАР… Теперь ЦАР долго будет на слуху, и наша лингвистическая «царская бомба» не взорвалась – не зря Поэт кричал (посредством письма Дельвигу): Скорей же «Цыганов»! Что ж, возвращаемся к нашему повествованию…

Нюансы бракоразводного процесса Дедушки с Бабушкой

Бракоразводный процесс О.А. Ганнибала подробно изложен В.О. Михневичем в его статье: «Дедъ Пушкина» (еще с "ятями", которые мы для удобства чтения удаляем).

Интересным с романтической точки зрения представляется процесс Осипа Абрамовича Ганнибала. Здесь главную роль играла взаимная страсть двух пылких сердец: Осип Абрамович заботился не только об ограждении имущественных интересов, а старался спасти виновницу всех своих злоключений от «несчастного состояния остаться ни вдовою, ни мужнею женою» и с неутомимою энергией, в течение долгих лет, хлопотал о признании законным своего второго брака, заключенного при жизни первой жены.

Осип Абрамович служил в артиллерии; женившись в 1773 г. на Марье Алексеевне Пушкиной, он вышел в отставку и жил с женою то в Петербурге, то у отца, в его имении Суйда, недалеко от Петербурга. Еще до женитьбы, за свои кутежи и мотовство, Осип Абрамович был лишен отцом выдававшегося ему содержания. На этой почве между бережливым отцом и расточительным сыном происходили постоянные столкновения. Вскоре после женитьбы у Осипа Абрамовича начался разлад и с женою; к тому же, Марья Алексеевна в размолвке его с отцом держала сторону свекра, обвиняя во всем мужа. Жизнь эта скоро наскучила Осипу Абрамовичу, — и он уехал из Суйды, никого не предупредив. Неизвестно, увез ли он тогда же и дочь, или взял ее к себе несколько позже, но только мы видим Надежду Осиповну в руках отца в 1776 году, когда она была еще у кормилицы.

И Осип Абрамович, и Марья Алексеевна взаимно обвиняли друг друга в семейном несчастии; муж упрекал жену в измене, не приводя веских к тому доказательств; жена с большим основанием ставила на вид его неверность, нежелание жить с нею и упрекала его в непростительной, безумной расточительности; ей пришлось, говорит она в своем прошении, издержать все, что она имела, на уплату мужниных долгов.

Но больше всего ее озабочивала судьба дочери, брошенной на попечение чужих людей, и чтобы побудить мужа возвратить ей ребенка, Марья Алексеевна прибегла к способу, каким пользуются многие матери в подобных случаях: она согласилась дать свободу мужу и не требовать от него содержания ни для себя, ни для дочери.

«Государь мой, Осипъ Абрамович! Несчастливыя как мои, так и ваши обстоятельствы принудили меня сим с вами изъясниться: когда уже нелюбовь ваша ко мне так увеличилась, что вы жить со мною не желаете, то уже я решилась более своею особою тягости вам не делать, а расстаться навек и вас оставить от моих претензий. [Вы будете] во всем свободны, только с тем, чтобы дочь наша мне отдана была, дабы воспитание сего младенца было под присмотром моим. Что ж касается до содержания, как для нашей дочери, так и для меня, — от вас и от наследников ваших ничего никак требовать не буду, и с тем остаюсь с достойным для вас почтением ваша, государь мой, покорная услужница Мария Ганнибалова».

Осип Абрамович остался, очевидно, доволен этим обещанием и с удовольствием возвратил жене несомненно обременявшую его дочь. Начав ответ свой Марье Алексеевне с колких упреков, он писал ей:

«Письмо ваше от 18 числа сего мая я получил, коим требуете только, чтоб отдать вам дочь вашу Надежду, и на оное имею объявить, что я издавна уж нелюбовь ко мне чувствительно предвидел и увеличившиеся ваши в досаждение мое, и несносные для меня поступки, и поныне от вас нахожу крайним оскорблением. И затем желаю пользоваться вам золотою вольностию, а ныне и я во всем по предписанному вашему требованию со стороны моей согласуюсь, и, в ваше удовольствие как себе от вас приемлю, так и вам оставляю от меня свободу навеки, а дочь ваша, [этим он хотел показать, что не признает ее за свою. - Михневич] Надежда, препоручена от меня в Красном Селе моему приятелю, господину маэору и управителю Александру Осиповичу Мазу, для отдачи вам, которую и можете от него получить благопристойно, а кормилица при ней как не собственная моя, так я и власти не имею оставить вам при дитяти, и за тем желаю пользоваться вам златою вольностию, а я в последния называюсь муж ваш Іосифъ Ганнибалъ».

Это происходило в 1776 году, когда Надежде Осиповне, — будущей матери нашего великого поэта, — не было еще и году. Конец цитаты.

Читаем у Лациса: Вскоре положение изменилось. Отца М.А. разбил паралич, он скончался. Тут М.А. обратилась к императрице Екатерине II с жалобой на отсутствие поддержки от... супруга! Уточним: Мария Алексеевна обратилась не к Императрице, а брат ее,  Михаил, обратился к церковным властям. Позднее дело дошло и до Екатерины II.

В ответном прошении Ганнибала, обращённом к всемилостивейшей государыне, читаем: «Всевышний возмездник знает совесть мою, знает так же произведение дочери моей».

Профессор Люблинский о «сомнениях Ганнибала» заключает:

«Кто может доказать, что они [слова письма] не могли быть искренними? При ином предположении нам будут совершенно непонятными тот тон и та горечь, какою наполнено его ответное письмо к жене».

Итак, Осип Ганнибал не признал Надежду своей дочерью и в ответ на местоимение «нашу» дочь – дважды повторил: «вашу» дочь.

Небольшой экскурс в мифологию

Зачем Пушкин назвал белую дочь (с учетом его контаминаций, уже неважно – Ибрагима ли, Осипа ли) Поликсеной? Зачем-то отсылает нас к мифологии. Читаем:  

Поликсена — персонаж древнегреческой мифологии. Дочь Приама и Гекубы.

Приам – последний царь Трои, древнескифского (древнеславянского) государства. Скифом был и Певец Илиона Гомер (пока примите, как гипотезу). Имя Приам означает: «первый», «лучший».

Гекуба — в древнегреческой мифологии вторая жена царя Приама, по Гомеру — дочь фригийского царя Диманта. «Фригийцы – индоевропейский народ»,- сообщает Википедия,- который помогал троянцам (скифам) в войне против ахейцев (греков).

С некоторых пор замелькали в сети термины: индоевропейский народ,  индоевропейские языки… Что это такое – вразумительного объяснения нет. «Истоки индоевропейского народа фригийцев не ясны»,- признается та же Википедия и представляет крутой замес всяких всячин то бишь, – версий этих народов. Но кто такие индоевропейцы? Что за индоевропейские языки (где Индия и где Европа)? Исходя из чего, оное возникло? По мне так: индоевропейцы – все равно, что антарктико-африканцы. Решила спросить об этих «индоевропейцах» Анатолия Клёсова, т.к. в его материалах встречается этот «ярлык». Он ответил:  

«... понятие индоевропейские языки появилось давно, еще в начале 19-го века. Сначала оно не получило признания, хотя основа его была в том, что структура языка оказалась сходной в европейских языках и в наиболее распространенных языках Индии, например, хинди и бенгальском. Поскольку уже тогда стало понятно, что это было результатом миграций ариев из Европы в Индию, то языки назвали арийскими. А немцы стали внедрять понятия "индогерманских" языков, что многим не понравилось, и вернулись к названию "индоевропейские языки". За арийскими – лингвисты сейчас оставили только несколько ветвей ИЕ языков, например, нуристанскую».   

Итак, первенцем Гекубы стал Гектор. Затем родился Парис. После него она родила Креусу, Лаодику, Поликсену и т.д. В классической литературе имя Гекуба нередко использовалось как нарицательное — о несчастной жене и матери.

У Приама с Гекубой было 15 детей, у Надин с Сергеем Львовичем – 8. Главное, – много!

Родители Пушкина прожили 40 лет во взаимной любви и душевной привязанности. Из восьмерых детей выжили четверо: Александр, Ольга, Николай, Лев. Другие — Павел, Михаил, Платон и София — умерли в младенчестве. Позднее умер и Николай.

Парис также известен под именем Александр. Имя «Парис» отражает вариант той же индоевропейской основы,- пишут Л.А. Гиндин и В.Л Цымбурский в книге «Гомер и история Восточного Средиземноморья» М., 1996. с. 119.

Димант являлся дедом Париса (Александра), Гектора, Кассандры и других героев Троянской войны. Димант – Дед Алексадра и сын Эгимия, опять же –  индоевропейца. Димант – дориец, убит в войне Гераклидов за Пелопоннес.

Гераклиды — потомки легендарного Геракла. А кто такой Геракл? Гераклом называли гиперборейского Князя Яра (Ария, Ория). Одно из его имен: Гера Солова. Т.о. гераклиды — это потомки гипербореев, т.е. мы. О дорийцах же много противоречивых данных: некоторые ученые считают их неким греческим родом... говорят, что они были воинственны и жестоки… и почему-то (будучи греками) разрушали греческую же культуру... А что говорит Гомер? Он говорит, что на острове Крит, помимо критян-старожилов (минойцев), жили также кидоны (автохтонное население Крита), пеласги (т.е. аисты-русичи, прибывшие туда с Триполья по версии Г.С. Гриневича), ахейцы и "разделенные на три колена" дорийцы. Однако ученые спорят и с Гомером и считают, что в топонимике и этнонимике того периода много загадочного.

Т.о. дориец (фригиец) Димант – из гераклидов, а не из каких ни греков, т.е. – славянин. Потому и помогали они троянцам! Всё это Пушкин знал: и как пророк, и как посвященный в РСТ!    

Эгимий – Прадед Александра, дориец. О дорийцах уже сказано.  

Кажется, ничего сложного в этих аллюзиях нет, а цель – всё та же: подчеркнуть рождение белой девочки НЕ от арапа.

Пушкин указывает только на материнскую линию. Приам – линия отцовская, и в ней всё ясно: по отцовской линии – все славяне и все белокожие. Нам важна «Гекуба» – мать Александра.

Коль скоро, нарицательное значение имени Гекуба – несчастная мать и жена, то назвать таковой ни первую жену Ибрагима (Е.А. Диопер), ни дочь Марии Ганнибал-Пушкиной Надежду Осиповну – мы не можем. А вот назвать несчастливой бабушку А.С. Пушкина, Марию Алексеевну, можно вполне, судя по всему выше сказанному. Стало быть (условно) она и есть Гекуба, родившая белокожую «Поликсену» (мать Александра Сергеевича).

Славянскую родословную отца и деда Гекубы мы показали, матерью же ее интересовался еще император Тиберий. Существует несколько версий: по одной из них матерью Гекубы была Главкиппа, дочь Ксанфа. Ксанфов множество, но один из них – с Крита.

Имя Ксанф, Ксант (др.-греч. Ξνθος): в древнегреческом языке означало «рыжий, светло-золотистый». Слово не имеет индоевропейской этимологии и сопоставляется с этрусским «замфи» («золотой»),- пишут Л.А. Гиндин и В.Л. Цымбурский в том же труде «Гомер и история Восточного Средиземноморья» (М., 1996. с.203). Интересно, что первое имя Александра – Парис – отражает вариант той же самой индоевропейской основы, представленной в др.-инд. pari «первый, лучший»,- заканчивают авторы.

Еще несколько слов о Парисе-Александре (вне сюжета «Илиады»). Парис-Александр вырос среди пастухов ["Паси овец Моих!"]. В пастушеской обстановке застали его три богини, которых Зевс приказал Гермесу отвести на Иду, чтобы Парис рассудил их. Гера, Афина и Афродита пришли к нему за решением спора о том, кто из них прекраснейшая. Они явились Парису на Иде обнаженными. По Страбону, суд над богинями происходил на горе Александрия у Адрамиттского залива. Гера обещала ему господство над Азией, Афина — победу и военную славу, Афродита — обладание прекраснейшей женщиной; он предпочел последнее, приобретая этим себе и своему народу в Афродите постоянную покровительницу.

По Дарету, суд Париса был сном. По интерпретации, не судил он богинь, а сочинил им энкомии (хвалебная песнь в виде распеваемых стихов в честь богов и людей). Его лиру показывали в Трое Александру Македонскому [Элиан. «Пестрые рассказы»].

Итак, Александр – имя Пушкина. Афродита олицетворяет его вечную Любовь Елизавету Алексеевну Романову, и он – написавший ЕЙ множество энкомий – считает, что именно она вручила ему ЛИРУ, и именно ЕЙ обязан он своим всежизненным вдохновением!

Ну а Бабушка, Мария Алексеевна, фактически была Матерью Поэта, ибо Надежда «Осиповна», как известно, мало занималась маленьким Сашей. Отец занимался в большей степени. Однако всё основное, что в ребенка было вложено, вложено было именно Бабушкой, в чьей корзине он любил сидеть, слушая семейные предания, и о чем говорит его известное стихотворение, которое он не случайно называет «СОН»

Наперсница волшебной старины,

Друг вымыслов игривых и печальных,

Тебя я знал во дни моей весны,

Во дни утех и снов первоначальных.

Я ждал тебя; в вечерней тишине

Являлась ты веселою старушкой

И надо мной сидела в шушуне,

В больших очках и с резвою гремушкой.

Ты, детскую качая колыбель,

Мой юный слух напевами пленила

И меж пелен оставила свирель, (пастуший инструмент)

Которую сама заворожила. 1816

 

Осип Абрамович и Мария Алексеевна

Итак, официально у Осипа Ганнибала была только одна дочь — Надежда (1775—1836). По решению суда, четвёртая часть отцовского имения Кобрино была выделена на её содержание. Но поскольку Надежда не была дочерью О.А., можно предположить, что он вообще был бездетным. Хотя и встретилась мне легенда одного из пушкинистов о том, что по близлежащим деревенькам бегали ганнибальские арапчата. Но это – легенда!

 ГАННИБАЛЫ 

ГАННИБАЛОВЫ СЫНОВЬЯ

Настоящие имена: Ибрагим, Иван, Петр, Януарий, Исаак (Исаак без парика: курчав) и никто из них не был кровным родственником Поэта.

Итак, нам удалось выяснить, что:

1. Пробанд Ганнибал был стопроцентным негром из центральной черной Африки (по свидетельствам Пушкина, по миниатюре Густава фон Мардефельда и по «легенде» самого Ибрагима)

2. Ибрагим был родом из государства Лагон-Гаога-ЦАР, с 9* С.Ш. 14 декабря 2015 на части ЦАР вновь провозглашено протогосударство: Республика Логон, правда, никем пока не признанное.

3. Осип Абрамович с грустными глазами не был отцом матери Пушкина, стало быть, не был дедом Поэта, и, стало быть, Ибрагим не был его прадедом.

4. Мать Поэта, ее дети и внуки – все были белокожими, чего никак не могло случиться, если бы она родилась от мулата Осипа Ганнибала.

Портретные сходства-несходства

– у всех Ганнибалов нос не длинный (у негров он всегда короткий);

– у бабушки, Марии Алексеевны, нос не длинный;

– у отца, Сергея Львовича (и его брата) нос не длинный;

– у матери, Надежды Осиповны, нос длинный;   

– у сестры и брата Пушкина нос длинноватый, но не слишком:

– у детей Пушкина нос не длинный (у Марии длинноватый).

Сергей Львович и Надежда Осиповна (отец и мать Поэта)

Ольга и Лев (сестра и брат)

Дети Пушкина

Самый длинный нос у Надежды Осиповны и у нашего Александра Сергеевича, иными словами – Пушкин унаследовал нос от матери и от неизвестного дедушки.

Ниже Поэт, кажется, изобразил свою мать, подчеркнув и даже слегка утрировав длину ее носа, и прикрыв волосы… кокошником (старинный русский головной убор), за прозрачностью которого угадывается прическа с портрета. Равно и другие портретные детали можно отыскать на рисунке Пушкина. Присутствие кокошника еще раз подчеркивает: его не может носить ни внучка негра, ни дочь мулата – она славянка по матери, и пока не знаем, кто – по отцу…

Мы не хотим обидеть никакую страну-соискателя, но, увы, к Ганнибалам Поэт Пушкин отношения не имеет.

Пока временно остановимся и постараемся к Новогоду дописать финальную часть главы, которая будет вполне себе гипотетической: Кто же был дедушкой Поэта и отцом его матери. Здесь же добавим – 

.

Часть шестая — О КРЕСТНОМ ОТЦЕ ГАННИБАЛА

Что еще мы видим на миниатюре фон Мардефельда? Мы видим Лжепетра, и хотя эта тема не входит в нашу работу, у Лжепетра тоже есть «вдовий мысок». У настоящего Петра и у его сына Алексея «мысок» отсутствует. Этот интересный факт (генетический доминантный признак) неожиданно доказывает, что наш Петр был подменен в Великом посольстве Самозванцем! Другое доказательство может предоставить ДНК-генеалогическая экспертиза останков Лжепетра и отца Петра Первого Алексея Михайловича (в честь которого, видимо, и был назван Царевич Алексей) или же Царевича… 

Наш Петр и Самозванец

Петр Первый и Алексий Петрович

Конечно, «мировые управители» старались подобрать подобного  Петру персонажа: нужно было и рост гулливерский предоставить, и, как можно большее, внешнее сходство, и способность властвовать-управлять, и обязательную жестокость характера, с помощью которой он будет уничтожать неугодную «мировым управителям» Россию-Матушку! Почти удалось им, да только вот «мыска» не учли – а он возьми да и сыграй свою роль – благодаря замечательному фон Мардефельду! Воистину, Бог шельму метит! Да уж не Самозванца ли изобразил и Джонатан Свифт, в своем сатирико-фантастическом «Путешествии Гулливера» может, когда-нибудь наши филологи  порасследуют…

При тщательном рассмотрении видны и другие черты: веки, нос, губы (у нашего: «бантиком»), и они – заметно различны. Глаза у нашего Петра светлые, с синевой, у лжепетра – карие… не говоря о почти 20-летней разнице в возрасте в момент возвращения «Петра» из Посольства (уехал 26-летний, вернулся через 1,5 года – сорокалетний). Такому «Петру» опасна была встреча с любимой женой и сестрой Софьей – убиты обе. Жена срочно отправлена в монастырь, но до него не доехала, а Софья, не узнав в нем сводного брата, подняла Стрелецкий бунт и была повешена на Спасских воротах! Историю, конечно, тоже постепенно переписали – с искажением дат, событий, характеристик исторических лиц! Ниже сравнительные портреты Петра и Софьи:

Чтобы завершить постороннюю в нашем изложении тему… впрочем,  почему – постороннюю? Во-первых, Петр, как никто, связан с крестником Ибрагимом, а, во-вторых,  пушкинисты так и не ответили на вопрос: зачем Поэт ввел (а потом убрал) в «Арапа Петра Великого» тему Стрелецкого бунта. Может быть, – ввел, чтобы каким-то образом намекнуть на «лжепетровость», а убрал – потому что решил, что лучше этого не делать? Ведь и до сих пор тема подмены устойчиво замалчивается. 

Писать роман о своем «Арапе» Пушкин решил в период работы над «Историей Петра Великого», которая сама по себе оказалась очень тщательной, но… злополучной! Николай I, хотя и предоставил ему доступ к архивам, но труд поначалу не принял, ибо Поэт был честен и нелицеприятен. Пересказывать не имеет смысла, достаточно прочитать о судьбе рукописи хотя бы в Википедии (это важно!):

https://ru.wikipedia.org/wiki/История_Петра_I

А мы лучше приведем несколько цитат из «Истории Петра». Но прежде – покажем портреты. Ниже мы видим прекрасную Семью: наш Петр, сын Алексей, которому перед Великим посольством отца было всего 7 лет, и любимая супруга Петра Первого – Евдокия Феодоровна Лопухина, без которой он жить не мог, и посылал ей письма при любой отлучке! У них было двое детей, младший сын Александр прожил всего 1 год. Алексей прожил 28 лет… был пытаем и казнен самозванцем. 

Ниже лже-семья российского императора-самозванца: он сам и его «новая» жена Екатерина I,  Марта Самуиловна Скавронская, в браке Крузе (В каком браке? В браке с Лжепетром? Может быть, его настоящая фамилия: Крузе? Имя вроде бы уже выяснили: Исаак.. Т.о. он ИСААК КРУЗЕ?). После принятия православия Екатерина Алексеевна Михайлова (1684-1727). Российская императрица с 1721 года (как супруга царствующего императора), с 1725 года – как правящая государыня; «вторая» жена Петра I, мать бездетной императрицы Елизаветы Петровны. Историки понятия не имеют, откуда она пожаловала в Россию. А самозванец просто выписал ее из своей родной Голландии. По официальным данным у них было 8 детей. Самозванцы прожили 20 лет в мире-согласии, но когда Лжепетр узнал об измене жены, он казнил ее любовника и преподнес его голову на блюде изменнице. Такая вот голландская Иродиадина. И похоже, что самозванец что-то делал со своим «мыском», может, спохватился и выбривал или прикрывал – пробор у него на всех портретах выглядит как-то странно…

Самозванцы

Впрочем, вдовий мысок, чуть сдвинутый вправо, виден и у пожилого Самозванца:

Пушкин изучил многие материалы, точнее, все, которые находились в государственных архивах. Среди прочих – многотомный исторический свод И.И. Голикова под названием «Деяния Петра Великого».

Вот несколько цитат (с нашими комментариями) из подготовительных материалов Пушкина о казни Царевича (возьмем только этот аспект). Сам отбор цитат, которые Пушкин выписывает, редактирует, обдумывает и намеревается использовать в своем труде «История Петра…», уже говорит о многом:  

Следствие началось. Мятежники признались, что имели намерение сжечь Москву, истребить немцев и возвести на престол царевну С.<офью> до совершенного возраста царевича Алексея. [А это уж, извините, господа, – из другого «бунта», ибо Царевичу, к моменту следствия, почти 28 лет, хотя должно быть по данной цитате всего 9! – С.С.] Они думали также в помощники ей взять из заточения Галицына. О царе сказано было им, что он за границею умер. [C чего это вдруг – такое-то сообщение?! – С.С.] Заводчицею мятежа оказалась царевна, имевшая переписку с стрельцами посредством нищей старухи, которая носила письма, запеченные в хлебах. Царя положено было, на возвратном пути его, убить. [Т.е. Софья знала уже, что возвращается НЕ ее брат? И это август 1698! Царевичу 9 лет, если нам не врет Википедия, вслед за выдуманной Историей. А Софья ведь уже была правящим регентом при малолетстве Ивана и Петра. Да и к чему Стрельцам жечь Москву – не Наполеон же идет?! Какие пушкинские контаминации! Да только они уже знакомы нам – связанные с его дедами-прадедом]…   

Начались казни… Лефорт старался укротить рассвирепевшего царя. Многие стрельцы были спасены его ходатайством и разосланы в Сибирь, Астрахань, Азов и проч. Государь в то же время сослал и супругу свою Евдокию Феодоровну в монастырь [даже не встретившись с ней. – С.С.].

Царевич был обожаем народом, который видел в нем будущего восстановителя старины [которую планомерно уничтожал Самозванец. А Царевич, выходит, уже взрослый – не в ребенке же видел народ восстановителя!  – С.С.]. Опозиция вся (даже сам к.<нязь> Яков Долгорукий) была на его стороне. Духовенство, гонимое протестантом царем [а наш был истинным и образованным Православным христианином, по слову того же епископа Кентерберийского! – С.С.], обращало на него все свои надежды. Петр ненавидел сына, как препятствие настоящее и будущего разрушителя его создания.

Сам он был странный монарх! [одно собирательство монстров (живых и мертвых) в Кунсткамеру чего стоит! Но нам рассказывают байку, что это, мол, так Петр интересовался анатомией и бальзамированием. – С.С.]

слух о золотом песке прельщал корыстолюбивую душу государя.

Пытка развязала ему [царевичу] язык: он показал на себя новые вины;  даны ему от царя новые запросы: думал ли он участвовать в возмущении (мнимом). [Интересное примечание в скобках.. Какое или чье «возмущение» было мнимым? – С.С.]

Царевич более и более на себя наговаривал, устрашенный сильным отцом и изнеможенный истязаниями.

Петр прибыл в Сенат и, представя на суд несчастного сына, повелел читать выписку из страшного дела (см. подл.<инник>).

Царевич подтвердил прежние признания, объяснил незначущие обстоятельства. Толстому, Меншикову, Бутурлину и Шафирову, отведши их в сторону, объявил особо некоторые злоумышления (несчастный! своим врагам!).

Гражданские чины, порознь, объявили единогласно и беспрекословно царевича достойного смертной казни. Духовенство, как бабушка, сказало на двое.

Толстой объявил в канцелярии Сената новые показания царевича и духовника его (растриги) Якова. Он представил и своеручные вопросы Петра с ответами Алексия своеручными же (сказали твердою рукою писанными, а потом после кнута – дрожащею) (от 22 июня).

И тогда же приговор подписан. [1718 год. Лжеисторики хотят сказать, что Самозванец ждал почти 20 лет, чтобы казнить сына настоящего Петра?! Или Царевич только через 19 лет опомнился и стал замышлять что-то «мнимое» против Самозванца?! – С.С.]

25 <июня> прочтено определение и приговор царевичу в Сенате.

26 <июня> царевич умер отравленный.

28 <июня> тело его перенесено из крепости в Троицкий собор.

30 <июня> погребен в крепости в присутствии Петра.

Есть предание: в день смерти царевича торжествующий Меншиков увез Петра в Ораниенбаум и там возобновил оргии страшного 1698 года.

А чем он был страшен? Это второй год Великого посольства, из которого Меншиков вернулся сказочно богатым и, как пишут сторонники «подмены», – был одним из немногих вернувшихся в Россию. Точнее, – единственным из соотечественников! Так что это за «оргии 1698 года», когда в России не было ни Петра, ни Меншикова?! Или Самозванец, впервые прибыв в Россию (9—10 марта 1697 года посольство отправилось из Москвы. 25 августа 1698 года "Пётр I" прибыл в Москву), не успев расправиться с родными Петра и со стрельцами, в оставшиеся 4 месяца года – срочно принялся за оргии с Меншиковым?! Смешно, господа! По официальной версии: «14 июля 1698 года состоялась прощальная встреча Петра I с императором Священной Римской империи Леопольдом I. Посольство намеревалось выехать в Венецию, но неожиданно из Москвы пришли известия о бунте стрельцов, и поездка была отменена». А с чего это стрельцам было бунтовать против родного Петра?! О выдуманных же причинах можно прочитать в Википедии.

И тогда мы задаемся вопросом: почему этот 1698 год Пушкин (или Пушкин вместе с Голиковым) называет страшным? Да, расправа с «родными» и стрельцами была страшной! Но, возможно, что именно в этот второй год Посольства был убит наш Петр… и тогда Пушкин знал, о чем говорил?! А мог ли он не знать – и как посвященный в Русскую Северную Традицию, и как пророк-ясновидец?!

Сама же история Великого посольства – если не вся, то половина ее – сказка, сочиненная нанятыми историками, типа Байера-Миллера-Шлёцера. Судите сами: «Узнав о страсти русских гостей к кораблестроению, голландская сторона 9 сентября заложила на амстердамской верфи новый корабль [фрегат «Пётр и Павел» — вспомним икону "Петра и Павла", с которой Петр встречал Ибрагима из Франции и которую Пушкин "уже не мог отыскать". - С.С.], над строительством которого трудились волонтёры, в том числе и Пётр Михайлов [псевдоним Петра в Посольстве. – С.С.]. 16 ноября 1697 года корабль был успешно спущен на воду». За 2 месяца был построен фрегат?! Напоминает строительство «Лионской цитадели», сложенной за 6 месяцев, в то время как подобные крепости строились несколько столетий! Продолжим.  

20 <июня> [приказ Петров. – С.С.] запрещает бедным просить милостыню. (См. о том указе: жестокий, как обыкновенно.)

Петр объявил еще один из тиранских указов: под смертною казнию запрещено писать запершись. Недоносителю объявлена равная казнь.

1719 год. Скончался царевич и наследник Петр Петрович: смерть сия сломила, наконец, железную душу Петра.

По учреждении синода духовенство поднесло Петру просьбу о назначении патриарха. Тогда-то (по свидетельству современников графа Бестужева и барона Черкасова) Петр, ударив себя в грудь и обнажив кортик, сказал: «вот вам патриарх» [только иноверец мог так кощунствовать! – С.С.].

1721 год. Достойна удивления: разность между государственными учреждениями Петра Великого и временными его указами. Первые суть плоды ума обширного, исполненного доброжелательства и мудрости, вторые нередко жестоки, своенравны и, кажется, писаны кнутом. Первые были для вечности, или, по крайней мере, для будущего, – вторые вырвались у нетерпеливого самовластного помещика. NB. (Это внести в Историю Петра, обдумав.)

Нам осталось лишь предположить – что этим абзацем хотел сказать Пушкин: первые писаны нашим Петром, вторые самозванцем!

НАРОД ПОЧИТАЛ ПЕТРА анти ХРИСТОМ! (конец цитирования.)

Мнению народному последовал и Мережковский, назвав третью часть своей трилогии: «Антихрист». Вообще, версий много: как "за", так и "против". Правда, версия "против" ничем не аргументирована — просто набор возражений. А такая необычная версия, как версия Владимира Куковенко, может подразумевать (на мой взгляд) даже двойную подмену.. Был ли Самозванец Исааком Крузе, Исааком Андре, Яаном Мушем.. не так уж и важно. Важно, что это был не наш Петр!

И мы оставим пока и Мережковского, и Шемшука ("О сатанинском перевороте в России"), и всех иных приверженцев этого переворота… а обратимся за доказательствами к одному только Пушкину.

Кира Викторова, вслед за Пушкиным, Петра Первого не жаловала, называя его бастардом и поминая (в роли отца) то неизвестного голландского… то патриарха Никона. О подмене не говорила: компьютера тогда еще не было, Мережковского, видимо, не читала (или не верила), и потому никакой разницы между молодым (нашим) Петром и Самозванцем не улавливала. Писала же так, цитируя стихотворение Пушкина 1827 года (в первую годовщину гибели Елизаветы Алексеевны, когда приход весны уже не радовал Поэта) — фрагмент:

... С каким тяжелым умиленьем

Я наслаждаюсь дуновеньем

В лицо мне веющей весны

На лоне сельской тишины!

Или мне чуждо наслажденье,

И все, что радует, живит,

Все, что ликует и блестит,

Наводит скуку и томленье

На душу мертвую певца…

(6, 413–414)

Приведенные стихи написаны поверх рисунка крайне возбужденного коня с пустующим седлом, под копытами которого – ускользающая лента змеи. (ЛБ,74, л. 2.).

Эту же, «отредактированную» Пушкиным аллегорию памятника Петру I Фальконе – коня без всадника (то есть седло пустует, на престоле нет самодержца), отсылающую к 14 декабря, и «ожившую» змею мы встретим на полях рукописи «Тазита», ранее текста: «…в долине той изменой хладной убит наездник молодой» etc.

Фальконе и Пушкин

К.П.В. видит в редакции «памятника» Пушкиным отсылку к восстанию Декабристов. Но почему? Зачем, спустя почти два года,  говорить о прошлом двусмысленном положении междуцарствия, о «переприсяге» и т.д.? Тем паче – с помощью «Петра»?! [Если бы речь могла идти об отравлении Александра I ("боюсь, брусничная вода мне не наделала б вреда"), то он был уже не молодой человек — 48 лет!] По-моему, это редактирование – прямая аллюзия на подмену Петра: Настоящий Петр убит: «…в долине той изменой хладной убит наездник молодой», а тот, который сидел в седле (т.е. на российском престоле) – Самозванец! И Пушкин просто сметает его с Престола, что является прямой графической подсказкой Поэта!

Символика такова: Конь и бунтующая в «Медном всаднике» Нева – это Россия; седло – престол; ядовитая змея, обвившаяся вкруг ног Коня (Фальконе), – Самозванец; ускользающая же змея (Пушкина) – ускользающий от обнародования преступления Лжепетр.   

«Какие исторические ассоциации скрывают рисунки, и какая важная сквозная тема заключена в графических примечаниях поэта, покажут дальнейшие главы исследования»,- заканчивает Кира этот эпизод. К сожалению, главы не показали, ибо Пушкинистка (как мы уже говорили) была направлена на свою сквозную тему – тему великой Утаенной Любови Поэта.  

Кажется, нет надобности говорить, что Евгений из «Медного всадника» – это Пушкин: он дважды поминает в тексте «поэта» и недвусмысленно намекает на свою фамилию, прозвучавшую в «преданьях»… Карамзина.

И вот угрожающий приговор Поэта Самозванцу:

Тому, чьей волей роковой

Под морем город основался...

Ужасен он в окрестной мгле!<>

О мощный властелин судьбы!

Не так ли ты над самой бездной

На высоте, уздой железной

Россию поднял на дыбы?<…>

«Добро, строитель чудотворный! —

УЖО ТЕБЕ!..» (т.е. позже получишь отмщение!)

С тех пор, как мною была прочитана книга французского историка (Жан-Кристиан Птифис) «Бархатная маска», я больше не думаю о пленении и содержании нашего Петра в Бастилии. И не потому, что Птифис ни словом не поминает царя Петра, а потому что – зачем? Ведь эти монстры не собирались возвращать его России, а в плену мало ли что могло произойти: от утечки информации до побега. И, стало быть, Петр был преступно убит, что и подтверждает ясновидец Пушкин!

Предприятие спланировали тщательно. С помощью иностранных "друзей" (Лефорта, Гордона) Петра заманили в Великое посольство, убедив его ехать под псевдонимом (Петр Михайлов)  — если бы он поехал, как Российский монарх, провернуть преступление было бы гораздо сложнее, и осталось бы много исторических следов.. Гений Пушкина знал – почему грозил Самозванцу. Есть еще один, пока не вскрытый, источник, который объявит правду! А пока можно поразмышлять над фигурой Вильгельма Оранского... Третьего.

Этот фильм, из которого была скопирована «картинка», мною потерян:

Однако можно посмотреть «Петр и Петр». Не слишком жалуя Н. Левашова за самовеличание и ошибки, можно поблагодарить его жену за создание этого очень важного 20-минутного фильма:

https://www.youtube.com/watch?v=C23jibJaU3k

И кто-нибудь еще всерьез может думать, что Сын ни с того ни с сего пошел против отца? Или, что отец так возненавидел Сына, что решил его казнить?

ПРЕСТОЛ НЕЛЬЗЯ БЫЛО ПЕРЕДАТЬ БЛАГОТВОРНОМУ ЦАРЕВИЧУ!!!  Вот в чем причина! Ведь ИСААК КРУЗ(Е) послан был для разрушения России (прежде всего — России Ведической), а не для ее процветания.. 

В статье "Просвещение России" Пушкин указывает на то, что в результате совершенного Петром, Россия подпала под влияние европейской культуры: "... Крутой переворот, произведенный мощным самодержавием Петра, НИСПРОВЕРГНУЛ ВСЕ СТАРОЕ, и европейское влияние разлилось по всей России. Голландия и Англия образовали наши флоты, Пруссия — наши войска. Лейбниц начертал план гражданских учреждений". В статье "О дворянстве" Пушкин пишет: «Средства, которыми достигается революция, недостаточны для ее закрепления. Петр I — одновременно Робеспьер и Наполеон (воплощение революции)».

Ну и чтобы завершить тему «подмены», можно внимательно посмотреть сравнительные портреты нашего Петра и Самозванца. Достаточно увидеть Лик и Личину, чтобы понять – кто есть кто! И ни труды Мережковского, ни другие, написанные его сторонниками, уже не понадобятся.  

http://www.cult-and-art.net/photo/130973-petr_i_lzhepetr

Тема подмены Петра слишком серьезна и обширна, чтобы рассмотреть ее в нескольких страницах, а потому особо заинтересованным можно еще порекомендовать весьма интересный фильм на основе материалов Валерия Чудинова — с очень интересными подробностями. В фильме, кстати, использована моя давняя подборка из 6-ти сравнительных портретов ("наш Петр" — "не наш Петр"):

https://www.youtube.com/watch?v=dJ0d3aAsef4 

.

 Часть седьмая – РУССКИЙ ЦЫГАН ПУШКИН

 Жду «Цыганов»…

 Скорей же «Цыганов» —

да что твои Цветы цветочки?

(«цветочки красноречия» он имеет в виду)

 

 

Преамбула

Задачей предыдущего обширного исследования было показать, как великий мистификатор Пушкин нам «заправлял арапа», и тем доказать, что Абрам Ганнибал не был прадедом Поэта, а, стало быть, Осип Абрамович не был его дедом (или наоборот) и что южные черты – не обязательно африканские.  

Пушкин повсеместно подчеркивает, что Ганнибал был негром (арапом) – le Nègre du czar – из черной Африки (из местечка «Логань»). Причем, арапами у Поэта являются оба: и прадед и дед (негр и мулат: вспомним его «лексикон»). Он даже вместо прадеда предлагает поставить рядом с Петром деда – в «картину Полтавской битвы», подчеркивая тем самым свои бесчисленные контаминации… А в стихотворении, строки которого взяты нами в качестве названия Главы, говорит прямо: «Не арап, не турок я…». Но господа пушкинисты его не слушают, ему не верят, и гнут своё: Ганнибал был эфиопом, караимом etc.! Нельзя не обратить внимания и на эпиграф, который дает Поэт к этому (как думают, шутливому) стихотворению «К Наталье»:

Pourquoi craindrais-je de le dire?

Почему мне бояться сказать это?

Что «это»? Именно то, что он – не арап, т.е. не негр! Более ему "бояться" в сказанном (стихотворении) нечего.

Но почему Поэт везде подчеркивает, что Ганнибал был негром? Чтобы подчеркнуть очень темный цвет кожи арапа (что мы и увидели с помощью кисти художников), который никак не отразился на матери, сестре, брате, на самом Поэте и потомках рода. А это было бы невозможно, будь оба арапа кровными родственниками Пушкина – ведь на потомках Ганнибала (даже сегодняшних) многое отразилось, как пишет Козаровецкий, беседовавший с одним из них. Ну и, конечно, – ради правды и истины. Если бы Александр Сергеевич не желал открытия правды, он не старался бы многими способами до нас ее донести. А задающие вопрос: «Ну и что с того – кем были предки Поэта?»,  должны понять – правды желает сам Пушкин!  

Всемирный съезд потомков Пушкина в Москве. Июнь 2009 года.

Съехалось около 300-т человек. Арапов замечено не было.. 

1. Григорий Григорьевич Пушкин, правнук А.С. Пушкина, боец Красной армии. Конец 1937 г.

2. Сергей Борисович Пушкин, праправнук А. С. Пушкина. Фотография 1943-1944 гг.

3. Александр Сергеевич Данилевский, праправнук А. С. Пушкина. Фотография 1946 г. 

Эти три фотографии  — из статьи Tanya Mass (Жукова):

https://pushkinskij-dom.livejournal.com/427289.html?utm_source=vksharing&utm_medium=social

Кроме того (и с той же целью), Поэт всячески намекает на «незаконное» рождение своей матери: и при помощи мифологической «Поликсены», и через свидетельство Вульфа (о главной задаче «Арапа Петра Великого», которую поведал ему Пушкин), и многого другого, о чем уже сказано и еще будет сказано в этой последней части Главы.

Рассмотрим наш эпиграф к Шестой главе и перейдем к гипотезам иного происхождения Пушкина по материнской линии.

Эпиграф из Николая Языкова гласит: Поди ты прочь с твоим царем Афроном!

В конце августа 1825 г. Пушкин пишет из Михайловского в Дерпт. А.Н. Вульфу: Кланяюсь Языкову. Я написал на днях подражание элегии его «Подите прочь».

Но пушкинское «подражание» до нас так и не дошло. Почему? Потому что оно никогда не было написано. Поэту нужна была только одна строка из Языкова (элегий как будто не писавшего), которая и стала нашим эпиграфом. Есть, к слову, такой возглас и в «Тазите»: «Поди ты прочь — ты мне не сын…», но неоконченный  «Тазит» писался в конце 1829 — начале 1830, а Пушкин говорит Вульфу в 1825: "написал". Также, по обыкновению, нам неизвестно — посылал ли Пушкин это письмо Вульфу или оно осталось лишь в черновиках Поэта для исследователей-потомков. Что касается возгласа в "Тазите", то, опуская сюжетный слой, мы можем допустить, что это возглас Лжепетра в адрес Царевича Алексея, ибо мы не забыли рисунок Пушкина (на рукописи "Тазита") — памятник Фальконе с пустующим седлом, без Самозванца!

А что же говорят пушкинисты? Они говорят: «Подите прочь» — эротическая элегия Языкова «Хлоя», начинающаяся словами «Поди ты прочь» (Пушкин цитирует неточно).

Пушкин цитирует точно! Потому что, во-первых, он цитирует не «эротическую элегию» «Хлоя» (любят же они Пушкину «эротику» приписывать), а поэму Языкова «Жар Птица» (схватить перо которой, он предлагает своему исследователю): «Поди ты прочь (с твоим царем Афроном)!». Во-вторых, фразой «Подите прочь!» – Поэт обобщает этот возглас: Все вы подите, наконец, прочь с этим Афр <…>ом!

В сборной статье к 200-летию Поэта В.А. Кошелев пишет: "В кругу поэтических интересов Пушкина такого рода «элегии» [подобные языковским. – С.С.] воспринимались как шутка и ни в коем случае не претендовали ни на что большее". Откуда такая уверенность?

Между тем, жил во II веке до. н.э. древнеримский поэт и драматург в жанре комедии Публий Теренций Афр — родом из Карфагена, принадлежал к какому-то африканскому племени, за что и получил прозвище «Афр». Жил почти во времена Карфагенского Ганнибала. Попав каким-то образом в Рим, Теренций был рабом у сенатора Теренция Лукана, который, заметив выдающиеся способности юноши, дал ему тщательное образование, а затем и свободу. Одаренность Теренция открыла ему доступ в высшие круги римского общества. В чем-то судьбы нашего Афра Ганибала и Теренция Афра схожи, хотя Теренций прожил значительно меньше: всего 26 или 36 лет.   

По некоторым причинам Пушкин мог о нем знать (но это уже другая тема), потому и выбрал строку Языкова о "царе Афр(е)".

Из «Жар Птицы»:

Прочь от меня!

Поди ты прочь с твоим царем Афроном!

Ты видишь: мне теперь не до него!

Оставь меня!

Разглагольствования о «коляске с Мойером» в том же письме Вульфу, даны Пушкиным для отвлечения внимания. Но пушкинисты тут же комментируют: «Сочинения, цензор, наборщик, коляска — условные термины для плана побега Пушкина за границу». Видимо, —  на той самой коляске собирался…

 

Семейная тайна

 

… Что выбрал арап себе сударушку,

Чёрный ворон белую лебёдушку.

А как он, арап, чернёшенек,

А она-то, душа, белёшенька.

Пушкин

Начнем с небольшого пушкинского отрывка, который В.Б. Шкловский представил в своей статье "Арап Петра Великого":

«Часто думал я об этом ужасном семейственном романе: воображал беременность молодой жены, ее ужасное положение и спокойное доверчивое ожидание мужа.

Наконец час родов наступает. Муж присутствует при муках милой изменницы. Он слышит первые крики новорожденного; в упоении восторга бросается к своему младенцу – и остается неподвижен»... <Начало 1830-х годов> (Пушкин, т. IV, стр. 476–477)

Что же могло обездвижить «доверчивого мужа» уже при рождении ребенка? Ничего, кроме цвета кожи младенца, не представляется. Но – о чьем муже идет речь? Как мы помним, первая жена Абрама Ганнибала, гречанка Диопер, была дамой самодостаточной. Отец выдал ее за арапа насильно, хотя Евдокия изначально противилась: «понеже арап и не нашей породы», но отец не внял. И это принесло несчастье всем. Нам также известно, что Диопер любила Александра Кайсарова и родила от него белокожую и белокурую девочку. Изменять мужу продолжала, и Ганнибал, не выдержав такой ситуации, начал бракоразводный процесс, длившийся 22 года. Таким образом, вряд ли Пушкин мог назвать эту своевольную женщину «милой изменницей». Да и шифроваться ему было незачем – информация общеизвестная. Второй претендент на «милую изменницу» бабушка Мария Алексеевна.

С учетом всех сближений и контаминаций Пушкина, показанных в предыдущих частях главы, выбираем из двух "измен" (Диопер и Мария Алексеевна) "семейственный роман" Осипа и Марии. Вывод "доверчивого мужа" нам тоже известен: он не признал своей новорожденную белую девочку Надин-"Поликсену" и писал Екатерине II, объясняя положение: «Всевышний возмездник знает происхождение дочери моей».

Вряд ли бабушка Мария без серьезных причин совершила эту  "измену", ибо Пушкин пишет: "…сей брак был несчастлив. Ревность жены и непостоянство мужа были причиною неудовольствий и ссор, которые кончились разводом. Африканский характер моего деда, пылкие страсти, соединённые с ужасным легкомыслием, вовлекли его в удивительные заблуждения" (хорошо еще, что он не уподобился Отелло!). К тому же, как и Диопер, Мария Алексеевна была «выдана» за Осипа своими родителями. Павел Люблинский: Да и со стороны Марии Алексеевны, очевидно, не имелось особой склонности к жениху: она сама нигде не упоминает о былой любви к нему и в своем прошении указывает, что она «была выдана в замужество за Ганнибала от родителей моих», т.е. вышла за него, исполняя их волю.

До рождения дочери Надежды они были в браке 2 года, которые не привели к зачатию ребенка. Возможно, как уже сказано, Осип был бездетен. На третьем году брака Марья Алексеевна забеременела, и родила белую девочку, но, как выясняется, не от мужа.

Пушкинец Лобов, вслед за Люблинским и Лацисом (будем называть их: Три "L"), сообщает о соседе по имению — индийском князе Виджапуре, с которым у Марии Алексеевны, по мнению Трех "L", и случился роман (а мы не спешим с выводами).

О каком имении идет речь? Видимо, об имении Абрама Ганнибала в Суйде (58 км. от Петербурга), где одно время проживали Осип и Мария и где родилась Надежда. Неясно лишь — из какого источника взята пушкинистами информация о соседстве Ганнибала и Виджапура, о чем первым (как мы увидим ниже) сообщает не Люблинский, Лобов же идет дальше:

"Бабушка будущего стихотворца, Мария Алексеевна, урождённая Пушкина, родила, как принято считать, от Осипа Ганнибала белую, голубоглазую мать певца свободы и разума, очень похожую на соседа по имению — индийского князя Визапура".  Может быть, Лобов видел портрет этого Виджапура (где он светлокож и светлоглаз)? Странно тогда, что он его не показал! Визапуром князя окрестило светское общество, не затрудняя себя заморским произношением. Портретное описание Виджапура сохранилось в воспоминаниях современников, ниже мы его приведем, но из него не следует внешнее сходство Визапура с матерью Александра Сергеевича.

Возможно, Лобов и видел голубые глаза «la belle creole», как называло Nadine то же светское общество, но нам пока что такой портрет не попадался, несмотря на портретное описание современницы. По крайней мере, на этих изображениях мы видим карие глаза и далеко не белокурые волосы. Однако то, что Nadine была вполне белокожей, это очевидно! Кстати, на втором портрете мы, наконец, видим, что у Надежды-Поликсены "вдовий мысок" отсутствует, и мы видим лишь старательно разглаженные от пробора кудри, возможно, заколотые булавками. Ну чем – не индианка (осталось только тилак нарисовать)…  А чем не цыганка?

 

Дмитрий Николаевич Анучин (1843-1923), антрополог и географ, в своем произведении "А.С. Пушкин: Антропологический эскиз" писал: «Смуглый цвет ее кожи не переходил в желтовато-коричневый («черномазый»); черные волосы были не курчавы, а длинны, волнисты, закручиваясь спирально лишь на концах; глаза под красивыми бровями выказывали удлиненный прорез и черную или очень карюю радужину; небольшой нос, с правильно изогнутой спинкой, загибался концом над губой, которая слегка выступала; красивый овал лица суживался к округленному подбородку; голова поддерживалась красивой, правильно развитой, совершенно европейской шеей».

Конечно, волосы у Надин не черные, а, скорее, каштановые. Нос же Надин антрополог назвал «небольшим». Что ж, может быть, он (по его меркам) и небольшой, но… длинный, почти как у Александра Сергеевича (т.е. совсем не африканский, как, впрочем, мы не видим и никаких «вывернутых» африканских губ! То же – у Пушкина и его потомков!).  Глаза карие, волосы темные, о чем мы и хотели сказать – в ответ на характеристики, сообщаемые Лобовым.

А кто же такие креолы? Это не дети темнокожей расы, смешанной с белой (мулаты), а дети — от смешанных браков белой расы с: алеутами, индейцами, эскимосами… Кто такие негры и мулаты, всем известно. Но от различных смешанных браков происходят и другие этнические титулы: квартероны, метисы, креолы etc. Официально дети индусов (при смешении с европейцами) ни в какую этническую группу не попали, но должны же они куда-то попасть... И коль скоро Надин называли в обществе "прекрасной креолкой", а Три "L" утверждают, что отцом ее (и дедом Пушкина) был индус, то мы и запишем потомков индусов, смешанных с европейцами, в группу креолов. Запишем еще и цыган! Лобов же мыслит так: «Современники по незнанию спутали индейцев с индийцами». Возможно: ведь даже сам Пушкин называет индийцев индейцами.

Основные сведения о матери Пушкина произошли от Льва  Павлищева, сына сестры Ольги и племянника Пушкина.

«Мой дядя – Пушкин. Из семейной хроники»:

Надежда Осиповна была необыкновенно хороша собою, и в свете прозвали ее совершенно справедливо «прекрасною креолкой» (la belle creole). В полном блеске красоты своей бабка моя изображена на доставшемся мне, как выше я упомянул, единственном ее портрете на слоновой кости работы французского эмигранта графа Ксаверия де Местра, автора многих литературных произведений, между прочим, «Voyage autour de ma chambre»; граф любил посвящать свои досуги и портретной живописи.

По своему знанию французской литературы и светскости бабка моя совершенно сошлась с своим мужем: в имеющихся у меня ее письмах к дочери замечается безукоризненный стиль какой-нибудь Севинье, а проводя свою молодость сначала в Москве, потом в Петербурге, среди шумных забав большого света, Надежда Осиповна очаровывала общество красотою, остроумием и неподдельною веселостью.

По характеру своему, напротив того, она резко отличалась от Сергея Львовича: никогда не выходя из себя, не возвышая голоса, она умела, что называется, дуться по дням, месяцам и даже целым годам. Так, рассердясь за что-то на Александра Сергеевича, которому в детстве доставалось от нее гораздо больше, чем другим детям, она играла с ним в молчанку круглый год, проживая под одною кровлею; оттого дети, предпочитая взбалмошные выходки и острастки Сергея Львовича игре в молчанку Надежды Осиповны, боялись ее несравненно более, чем отца.

Укажу, кроме того, и на следующую странность моей бабки: она терпеть не могла заживаться на одном и том же месте и любила менять квартиры: если переезжать, паче чаянья, было нельзя, то она превращала, не спрашивая Сергея Львовича, снисходившего к ее причудам, кабинет его в гостиную, спальню в столовую и обратно, меняя обои, переставляя мебель и прочее.

Эта тяга к кочеванию была свойственна и Пушкину: «Я знаю все почтовые проезжие тракты России» ("Станционный смотритель"). «40 000 верст проехал Пушкин в своих кибитках! А это несколько оборотов вокруг Земли по экватору» (Козаровецкий).

Сергей Львович пережил свою жену на 12 с лишком лет, а сына-поэта – на 11 лет, скончался он в июле 1848 года, а бабка – в 1836 году, в самый день Пасхи, во время заутрени. Но и об этом скажу ниже более подробно.

«Филимон и Бавкида», как называли родителей Поэта

Откуда же Поэт узнал о «незаконном» рождении своей матери? Помимо того, что он был ясновидцем (правда, неизвестно, с какого времени), Пушкину повезло с Бабушкой: и любила она его, как никто другой в этой не слишком хозяйственной, веселой и взбалмошной семье (любила его, конечно, и сестра Ольга), и вложила во внука много больше остальных, и делилась семейными преданиями — недаром Поэт любил заседать в большой рабочей корзине Бабушки, эти предания слушая, когда она рукодельничала: 

Люблю от бабушки московской

Я толки слушать о родне,

О толстобрюхой старине... («Езерский»)

Случайных эпитетов у Пушкина не бывает. Тогда что означает эпитет "толстобрюхая" (правда, пушкинисты кое-где заменили «толстобрюхую» на «отдаленную»)? Известно, что Пушкин не признавал никаких определений беременной женщины, кроме — "брюхатая"! Потому и пояснил в своем стихотворении, что не о толстушке он «слушал толки», а о женщине, носившей ребенка. Конечно, не о какой-нибудь неизвестной беременной женщине могла рассказывать ему Мария Алексеевна.

В каком возрасте он узнал от бабушки Марии семейную тайну, неизвестно, но известно, что уже 6-летний Пушкин обладал устойчивым вниманием и несколько часов кряду неотрывно слушал рассказы Карамзина, посещавшего Сергея Львовича, который не препятствовал присутствию детей при гостях, но с условием, что они не будут вмешиваться во взрослый разговор.

Не знаем мы также – сообщалась ли эта семейная тайна кому-либо еще из членов семьи. Узнаем ли мы об этом? Возможно, если получим тайную малиновую тетрадь Поэта. А мы ее обязательно получим, ведь «нет ничего тайного, что…» – далее по тексту. Можно предположить, что семья знала. Ольга Сергеевна свой Дневник зачем-то уничтожила незадолго до кончины. Зачем? Чтобы не навредить каким-нибудь неосторожным словом потомкам своим и брата?  

Мария Алексеевна «родила свою дочь Надежду, мать Пушкина, 21 июня 1775 года. Не проходит и года, как она уезжает из имения мужа Суйды (Санкт-Петербургской губернии) в Москву, к родителям, и 18 мая 1776 года посылает мужу письмо». Письмо это «разлучное» и ответ на него мы уже читали.

Версия Трех «L» с индийскими мотивами 

... Он приближается...

Вот он, вот Индии герой!

Пушкин

Саккумулируем основные тезисы Трех «L», на основании которых Лацис и Лобов, вслед за профессором Люблинским, попытались доказать индийско-цыганское происхождение Пушкина по материнской линии. Прочитать в сети первооткрывателя Люблинского пока не удалось – заказала сборник, в который входит его материал «Из семейного прошлого предков Пушкина», и который впервые был опубликован в 1938 году.

Книгу получила через 2 дня. Дорого. Но чего не сделаешь ради Пушкина! В сборнике несколько статей разных авторов о предках Поэта. Прочитав публикацию профессора Павла И(?). Люблинского (ок. 90 страниц), с удивлением не обнаружила в ней никаких версий по поводу индийского происхождения Пушкина по материнской линии.

Статья (точнее, солидная работа) «о предках Пушкина» в основном состоит из документов: писем, прошений, ответных резолюций и тому подобной переписки – как частной, так и с высшими особами государства, включая те, известные нам, два письма, которыми обменялись Мария Алексеевна и Осип Абрамович.

Комментируя некоторые из этих писем, Люблинский отчасти реабилитирует супруга Марии Алексеевны, Осипа, говоря, что он вовсе не был тем мерзавцем, которым впоследствии стал выглядеть. Да, он был легкомысленным, любящим праздник жизни, на который проматывал многие средства, был по-ганнибальски страстным… но и был излишне доверчив (вспомним "доверчивое ожидание мужа", о котором говорит Пушкин), чем не преминула воспользоваться его вторая (несостоявшаяся) супруга Устинья Ермолаевна Толстая (или Толстых), в девичестве Шишкина.

Благодаря Люблинскому, мы узнаём, что эта, седьмой год вдовствующая и беднеющая дворянка, была алчной интриганкой, задумавшей женить на себе еще не бедного и имеющего в перспективе часть наследства от отца-Ганнибала, – Осипа Абрамовича. Это она написала подметное письмо о якобы умершей его первой жене (Марии Алексеевне), инсценировав передачу  письма неизвестным солдатом, встретившим на дороге Осипа Абрамовича, а впоследствии убедив его, что письмо написал брат Марии Алексеевны, Михаил. Екатерина II, кстати, сразу не залюбила эту вдову и не жаловала ее прошения удовлетворительными ответами.

Самую же неприглядную роль сыграла Устинья Толстая в трагической судьбе младшего Ганнибала второго поколения – Исаака. Каким-то образом она облапошила беднягу, навязав ему некий кредит, который он никак не мог выплатить (из-за бедности), за что попал в тюрьму, где и скончался, оставив жену и 15 детей на произвол судьбы!

Она же учила Осипа Абрамовича защищаться и нападать на Марию Алексеевну. Так, оправдываясь в своем поведении перед разного рода властями, он «обвинил свою первую жену в измене ему с первых же месяцев их супружества с поручиком «лютеранского закона» Карлом Транзе, с которым он якобы неоднократно заставал ее в самом неприглядном виде»… и т.д. и т.п. Все эти события происходили в ганибаловом имении Михайловское, куда, получив от Марии Алексеевны свободу, Осип направился, чтобы заняться службой по дворянским выборам, которая открывала ему хорошую перспективу. И не без успеха. Там же он познакомился с Устиньей Толстой.

Все свои документальные выкладки Павел Люблинский (отчества выяснить так и не удалось) предваряет экскурсом по описанию быта и нравов дворянского сословия XVIII века, из которого мы узнаём о состоянии тогдашних брачных разводов, обеднении сословия, о повсеместной привычке жить в долг etc. Но никаких намеков на индийские (тем более – цыганские) корни Пушкина у Люблинского нет.

Посему мы исключаем из Трио одну «L» и оставляем две. Стало быть, первые гипотезы об индо-цыганских корнях Поэта принадлежат Лацису, которому вторит Лобов, и позднее – Козаровецкий Владимир Абович, о котором мы упоминали в главе «Мнимый масон Пушкин» и который познакомил меня со стихотворением «Ты пишешь, на брегах Тавриды..».

Лациса, для полного прочтения темы ("Верните лошадь: Пушкиноведческий детектив") покупать не стала, достаточно было прослушивания его видео ролика и статьи Лобова. Лациса вообще цитировать не хочется, потому что в статье «Из-за чего погибали пушкинисты» он пытается доказать, что Троцкий (Лейба Давидович Бронштейн) являлся правнуком Пушкина – по линии внебрачного сына Поэта от полячки Анжелики! И пушкинисты подхватывают эту мракобесную гипотезу. Вот как ее повторяет за Лацисом Козаровецкий:

«.. обратимся к его [Пушкина. – С.С.] наиболее известному потомку – Льву Троцкому: он унаследовал не только внешние черты Пушкина, в том числе – характерно вывернутые губы прадеда, но и некоторые болезненные признаки. Особенно разителен нервный тик в левом углу рта, который Пушкин обычно прикрывал рукой (отсюда и ложное представление о том, будто Пушкин грыз ногти), – точно такой же тик был и у Троцкого» etc.

Но почему этот пушкинский «тик» никто, кроме Лациса, не упоминает? Ладно, может быть, кто-нибудь где-нибудь и упомянул (Лацис там на кого-то ссылается)... Однако «вывернутые губы прадеда», т.е. Пушкина – это явный перебор! Мы уже неоднократно цитировали описание внешности Поэта его современниками, в частности, об изящно очерченных губах Пушкина. Но, видимо, без демонстрации не обойтись. Смотрим: губы Пушкина (Кипренский, 1827 и последний прижизненный портрет-гравюра Т. Райта, 1837) и рот Троцкого (без усов):

Приношу свои извинения за это вынужденное сближение. А называющие губы Пушкина «вывернутыми», видимо, действовали по шаблону: если негр, значит – вывернутые. Особенно они «вывернуты» у Мамы-Нади, что мы выше и увидели… Об этом всё.

Итак, исходя из ответного письма «Осипа Обрамовиича» (как обратилась к нему Марья Алексеевна) и фразы Павла Люблинского о «сомнениях Ганнибала»: «Кто может доказать, что они [слова письма Осипа. - С.С.] не могли быть искренними? При ином предположении нам будут совершенно непонятными тот тон и та горечь, какою наполнено его ответное письмо к жене», Два «L» начинают развивать новую версию, основываясь на следующих тезах:

1. Осип не признал Nadin своей дочерью (о том уже сказано).

2. По соседству с имением Ганибала Суйда жил некий индийский князь Визапур. Источник информации пушкинистами не указан.

3. Среди рисунков к «Домику в Коломне» есть рисунок семейного дворянского знака Пушкиных в зеркальном отражении. Этот знак перечёркнут по диагонали лентой (бенд-синистр*), означающей незаконнорожденность. Рисунок располагается под строками: «Больше ничего не выжмешь из рассказа моего».  

Лобов не объясняет, почему этот Знак следует читать «в зеркальном отражении». А вот почему: если мы посмотрим на оригинальный герб Пушкиных, то увидим руку с мечом (под «Bend Sinister»), повернутой в другую сторону.

*«Bend Sinister» — геральдический термин, означающий наклонную полосу, проведённую из верхнего правого угла гербового щита в нижний левый. Соответствующий русский термин — перевязь влево. Данная полоса, в частности, является отличительной чертой гербов, которые давались незаконнорождённым детям аристократов.

А кроме Надежды, в семье Пушкиных кажется, больше не было кандидатов на незаконнорожденность.

4. Далее Лобов пишет: «В те годы даже в свете ходили частушки об увлечении бабки Пушкина индийцем Визапуром

В Москве нашлась такая дура,

Что не спросясь Авгура,  

Пошла за Визапура.  

Бабушка будущего любимца Руси — Мария Алексеевна, (урождённая Пушкина по другой ветви), будучи замужем за гулякой и пьяницей, сыном «арапа Петра Великого» — Осипом Ганнибалом, полюбила другого донжуана — соседа по имению, русского князя Визапура (и) … вследствие этого родила дочку, как принято считать, от Ганнибала».

К сожалению, в этом пункте мы с Двумя «L»  согласиться не можем. Дело в том, что индийский князь Александр Иванович Визапур женился на…

Слегка опережая наше повествование, процитируем А.А. Мурашева: «… Едва ли, впрочем, стихотворными экспромтами экс-полковник [А.И. Порюс-Визапурский. - С.С.] пленил московскую девицу Надежду Сахарову. По свидетельству Домерга, "один богатый московский купец, сахаровар, желавший из честолюбия иметь в родне князя, выдал свою дочь за Визапура". Так или иначе, но сватовство индуса (свадьба состоялась 7 октября 1804 г.) однозначно было расценено на Москве как неравный брак. Кто-то из бойких столичных стихотворцев отозвался следующим экспромтом:

Нашлась такая дура,

Что не спросясь Авгура (предсказатель-советчик в Др. Риме)

Пошла за Визапура»

Путаницу с «московской дурой», видимо, внесла книжка «Рассказы бабушки Благово», где говорится, что стишок этот имел отношение к Марии Алексеевне. А «нашей Бабушке» в это время – уже 59 лет! Марья Алексеевна родилась в 1745 году. Надежде «Осиповне» 29 (она 1775 г.р.), самому Визапуру (гипотетическому отцу Надежды Осиповны) в этот момент тоже 29, т.е. «папа и дочь» – одногодки?!

И еще. На Руси ведь как говорят? «Пошла» – значит вышла замуж, и никак иначе! Так что стишок, который цитируют Два «L», никакого отношения к «роману» Бабушки Пушкина и Визапура не имеет. Иными словами, присказка «в Москве нашлась такая дура, что не спросясь авгура, пошла за Визапура», могла иметь отношение только к женщине, которая «пошла» за него (т.е. вышла замуж за князя Визапура). Но почему же она – «дура»? Потому что светское общество прекрасно было осведомлено обо всех странностях и причудах индийского князя. Мы бы, конечно, могли проигнорировать мнение светского общества, если бы не "предательство" князя и не его попытка послужить Наполеону (об этом ниже).

И последнее: если бы светскому обществу действительно стало известно о связи Марии Алексеевны и Визапура, то это никогда не изгладилось бы из памяти, и Пушкину не было бы надобности делать какие-либо намеки.

5. Далее. Лобов предъявляет нам два рисунка Пушкина: "лик индуса" (1821) и самого Поэта в виде индийского раджи (1823), что, конечно, интересно и важно. Нос у «индуса» не короткий, как и у Пушкина. Можно вспомнить «Французский портрет» арапчонка в белой чалме с пером и в парадном наряде «индийского принца»

Впрочем, зачем вспоминать – мы просто покажем это сближение:

Из рисунка становится ясно, что Пушкин сближает себя не с Ганнибалом (в этом нет никакого смысла), а с «индийским нарядом». Другие называют его «восточным нарядом». К сожалению, прочитать текст рукописи пока не представляется возможным. Не исключено, что в нем есть какие-то подсказки. Но пусть это сделают пушкинисты, которым доступна рукопись. Или рунолог Чудинов пусть отыщет какие-нибудь секретные руны.

Вот еще – черно-белый вариант. Можем поискать сближения в деталях костюма. Чалма с пером очевидны у обоих. Слегка загибающийся конец пояса. На запястье левой руки у обоих (во всяком случае, у Поэта) — что-то типа браслета или цепочки… Пушкин там наколбасил слегка, и непонятно, что со второй рукой – возможно, он хотел намекнуть на «цепь», которой связаны руки, и которая не позволяет ему сказать (написать, изобразить) больше, чем хотелось бы. Горизонтальная полоса в нижней части костюма Пушкина, есть и у Арапчонка (см. на цветном портрете), при увеличении полного цветного портрета (который мы здесь не дали), она хорошо видна. Из деталей становится ясно, что Поэту этот портрет был знаком, и что изначально он находился в России, как и предполагали исследователи, о чем мы говорили в части «Портреты Ганнибала». Можно еще отметить, что костюм Пушкина, по сравнению с костюмом арапчонка, весьма беден, особенно — невнятная обувь.. Таким образом, при помощи тюрбана, Поэт показал принадлежность к Индии, а всем остальным — к бедной Индии. Последнее станет понятно в дальнейшем изложении.

И, конечно, еще вопрос: индуса ли изобразил Пушкин в т.н. «лике индуса» – ведь он вовсе не в чалме, а его портрет похож головным убором на портрет «Marat(а)»… и ворот одежды у них почти одинаков. Одинаков, да не совсем: на вороте "лика индуса" мы видим букву "Л", а на втором — букву "М" (которую Поэт подкрепляет подписью "Marat"). И кто же тогда — первый, которого Пушкин сближает с Маратом, подтверждая это сближение еще и двумя равносторонними треугольниками? Может быть бонапартист Луи Лувель, убийца Шарля-Фердинанда, герцога Беррийского — младшего сына графа д’Артуа (будущего Карла X)? А нам пушкинисты говорят, что Поэт с портретом этого убийцы как-то ходил по театру (кажется, в Кишиневе, еще до восстания Декабристов)… Комментировать нечего и «лик индуса» Лобову не засчитывается!

Мы также видим, что Пушкин рисует себя утрированно низкорослым, еще раз подчеркивая свое несходство с имеющим высокий рост Арапом. Вообще, на этих рукописных страницах многих можно отыскать, например, КПВ считает, что женская фигура (слева внизу) – это Елизавета Алексеевна в "маскарадном" костюме Ирины Годуновой. 

6. Лобов: «Пушкин ещё раз обратил наше внимание на Визапура:

Хоть человек он не военный,

Не второклассный Дон Жуан,

Не демон — даже не цыган»…

Но полковник А.И. Порюс-Визапурский был до 1802 года именно военным! После служил в МИДе. Продолжим из «Езерского»:

А просто гражданин столичный,

Каких встречаем всюду тьму,

Ни по лицу, ни по уму

От нашей братьи не отличный,

Довольно смирный и простой,

Особенно с выводом Лобова спорят полстиха Пушкина: Ни по лицу… т.е. Лобов считает, что индус «по лицу» ничем не отличается от российской (пусть и пиитской) «братьи»? На «даже не цыган» пушкинец как будто и вовсе не обращает внимания, но почему-то все равно связывает Езерского с Визапуром. Ну а что –  до смирения и простоты, то Визапур не был ни смирным, ни простым, как мы увидим ниже. Аргумент Лобова не засчитан.

7. Следующий пункт: "Есть понятие телегония, согласно которому женщина любит одного, а рожает от мужа. Причём ребёнок похож не на мужа матери, а на любимого мужчину". Но это уж, уважаемый Валерий Михайлович, ни в какие научные  ворота (пример с животными не в счет)… и потому – без комментариев.

8. Далее, с указанием на Индию в лице Визапура, Лобов вкратце цитирует Пушкина. На этом остановимся подробнее и дадим полную цитату.

 Примечания Пушкина к поэме «Цыганы»

Долго не знали в Европе происхождения цыганов; считали их выходцами из Египта — доныне в некоторых землях и называют их египтянами. Английские путешественники разрешили, наконец, все недоумения — доказано, что цыгане принадлежат отверженной касте индейцев, называемых пария (подчеркнуто Пушкиным,- пишет Козаровецкий). Язык и то, что можно назвать их верою, — даже черты лица и образ жизни — верные тому свидетельства. Их привязанность к дикой вольности, обеспеченной бедностию, везде утомила меры, принятые правительством для преобразования праздной жизни сих бродяг — они кочуют в России, как и в Англии; мужчины занимаются ремеслами, необходимыми для первых потребностей, торгуют лошадьми, водят медведей, обманывают и крадут, женщины промышляют ворожбой, пеньем и плясками.

В Молдавии цыгане составляют большую часть народонаселения; но всего замечательнее то, что в Бессарабии и Молдавии крепостное состояние есть только между сих смиренных приверженцев первобытной свободы. Это не мешает им, однако же, вести дикую кочевую жизнь, довольно верно описанную в сей повести. Они отличаются перед прочими большей нравственной чистотой. Они не промышляют ни кражей, ни обманом. Впрочем, они так же дики, так же бедны, так же любят музыку и занимаются теми же грубыми ремеслами. Дань их составляет неограниченный доход супруги господаря.

А глава донского хранилища (продолжает Лобов) научной рукописи Пушкина и старинных книг И.М. Рыбкин писал Т.Л. Калугиной в Москву: «…Пушкин изучал общественную цивилизацию Индии, и конечно, что-то вошло в собрание великих подвижников Дона… В юности меня определили к пожилой знатной цыганке в Краснодаре для прохождения курса наук древней Индии, сохранившихся у цыган. Эти знания близки к научным работам А.С. Пушкина».

На этом тезисы Двух «L» (с нашими вставками и комментариями) заканчиваются. Далее пушкинисты приводят небольшой перечень стихотворений Пушкина с упоминанием цыган. А Лобов – еще и индусов. Стихи эти всем известны, и кроме подсчета Козаровецким числа упоминаний цыган в произведениях и письмах Поэта (около 50-ти раз), для читателя нет ничего нового. А потому процитируем лучше М.Ф. Мурьянова (из его статьи «Пушкин и Цыгане»), ибо Мурьянов беспристрастен и не связывает свои редкие данные с происхождением Поэта по материнской линии.  

Но пока мы не перешли к Мурьянову, добавим кое-что, продолжив рассмотрение эпиграфа к индийской теме Пушкина... 

... Он приближается...

Вот он, вот Индии герой!

В стихотворении "Торжество Вакха" (1818) множество аллюзий на цыган: "неистовые клики… бубны и тимпаны... радостные лики… песни поселян... светлая свобода... волшебные пляски, топчущие луг...

"Поют неистовые девы" (ср. Среди неистовых цыганок, Я как Орфей в толпе вакханок)… Именно из стихотворения 1821 года "Ты пишешь, на брегах Тавриды.." отсылает нас Пушкин к стихотворению "Торжество Вакха", чтобы мы увидели эти аллюзии.

Пушкин дважды повторяет финальную строфу:

... Эван, эвое! Дайте чаши!

Несите свежие венцы!

Невольники, где тирсы наши? (невольники божественного слова — слова правды и истины)

Бежим на мирный бой, отважные бойцы!

Зачем Поэту понадобились "свежие венцы"? Кого венчать? И на какой "мирный бой" он зовет "отважных бойцов"? Думается, — на бой с узаконенными стереотипами пушкиноведения. И Пушкин рад, что "бойцы" отважились и двинулись, наконец, на приступ твердыни пушкиньянцев.

Если бы Пушкин написал это стихотворение в Лицее, можно было думать, что речь идет о какой-нибудь приближающейся студенческой пирушке, но оно написано в 1818, уже после Лицея. О чем — тогда? И точно ли: в 1818-м, или автор только нужную дату поставил? Официальных комментариев к "Торжеству Вакха", кстати сказать, почему-то нет... а если бы были, комментаторам пришлось бы комментировать и Плутарха, отождествившего Вакха-Диониса с иудейским богом Яхве. Всё это дает нам право читать произведение во втором аллегорическом слое и смысле:

… Он приближается... (т.е. дело близится к развязке)

Вот он, вот Индии герой!

О радость! Полные тобой,

Дрожат, готовы грянуть струны

Нелицемерною хвалой!..

Нет нужды комментировать три последние строки — они будут сродни одному загадчному эпиграфу к "Арапу Петра Великого", который Поэт, кажется, так и не использовал: «Я в Париже — я начал жить, а не дышать» (из Дмитриева. "Журнал путешественника"). По сюжетному слою речь, конечно, должна была идти об Ибрагиме, который прибыл на учебу в Париж.. Но не таков, заправляющий нам арапа, Пушкин, чтобы не использовать дантовский аллегорический слой, представляющий собой весьма тонкий момент:

Вспоминая миф о Поликсене, мы вспомним и о Парисе (второе имя которого: Александр), а «Париж» по-французски — Paris. То есть: «Я в Paris(е)»! Потому и рад Александр Сергеевич раскрутке мифа... и начал с облегчением "дышать" (в надежде на всё остальное) и готов хвалить догадателя "нелицемерною хвалой". Но это всё (подчеркиваю) — слой аллегорический, не сюжетный буквальный.

… В их круге светлая свобода

Прияла праздничный венок.

Но двинулись толпы народа...

Толпы какого народа? По сюжету — "вакханок"-цыган(ок), по аллегории — любознательных читателей всех этих завуалированных тайн...

О час отрадный!

Державный тирс — в его руках...

[И тирс — симв`ол победы мирной...] (т.е. хвалит исследователя и поздравляет с победой)

 

... За ним теснится козлоногий

(И фавнов и сатиров) рой,  (скобки наши)

Плющом опутаны их роги; (надо ли пояснять - кто это)

Бегут смятенною толпой

Вослед за быстрой колесницей...

Тот, оступившись, упадает...

Вино струится, брызжет пена, (т.е "вино правды жизни" Поэта и сдувается "пена лжи") 

И розы сыплются кругом. (т.е. тайны, осыпаясь, — открываются) 

________________________

Там дале вижу дивный ход!.. (возможно, это о будущем; возможно, о финале главы )

.

Цыганская тема в жизни Пушкина 

... Он хочет быть как мы цыганом...

из поэмы "Цыганы" 

Рисунок Пушкина

Мурьянов: Наряду с некоторыми пушкинскими произведениями, затрагивающими цыганскую тему и по этому признаку ничем не выделяющими поэта из его литературной и общественной среды, есть факты, свидетельствующие, что интерес к цыганам был у Пушкина необыкновенным устойчивым и глубоким:

В лицее 14-летний Пушкин написал недошедший до нас роман "Цыган" (1813).

Во время кишиневской ссылки поэт <> пляшет на народных праздниках под цыганскую музыку и однажды исчезает на несколько дней [около 3-х недель. – С.С.], в течение которых кочует с табором в Буджакской степи, что не имело прецедента в русской фольклористике и этнографии.

– Пушкинская поэма "Цыганы" (1824) получила оценку компетентных современников в Англии (филолог Дж. Борроу) и Германии (санскритолог А.Ф. Потт) как произведение, по выражению внутреннего мира цыган лучшее в мировой литературе.

Осенью 1828 г. у Пушкина было намерение ввести в окончание "Евгения Онегина" гадающую цыганку.

Живя в Москве, поэт, коротко знакомый через П.В. Нащокина с московскими цыганами, становится крестным отцом внучки знаменитой цыганской певицы Стеши, что является единственным известным случаем его крестного отцовства. (Тут Мурьянов ошибается: женой Нащокина была цыганская певица московского хора Ильи Соколова Ольга Андреевна Солдатова, и у них было двое детей: дочь, крёстным отцом которой стал Пушкин, и сын. – С.С.) А Стеша в 1820 году «вызовет слезы восхищения самой знаменитой певицы Европы Анжелики Каталани, гастролирующей в Москве» (и подарившей Стеше свою шелковую шаль в знак признательности). Пушкин:

… Как мимоездом Каталани

Цыганке внемлет кочевой.

Новый 1831 год обрученный поэт встречает не с невестой, а в обществе цыган.

В канун свадьбы Пушкин просит цыганку о прорицании судьбы, и после спетой ему песни "не к добру" рыдает, обхватив голову руками это третий и последний сообщенный современниками случай слез поэта в течение всей его жизни.  (Зато сколько их было пролито «над вымыслом» произведений!)

Единственный документ, свидетельствующий о занятиях Пушкина испанским языком, является черновиком его пробы перевода новеллы Сервантеса "Цыганочка" (1832).

В последние годы Пушкин участвует в написании либретто оперы М.Ю. Виельгорского "Цыгане".

За несколько месяцев до гибели Пушкин создает незавершенный набросок баллады "Альфонс", где намечен образ цыган, по ночам покидающих виселицу.

Вопрос об оценке цыганского элемента в эстетике Пушкина не только не решен, но даже не ставился. Для получения искомого результата пушкиноведение должно иметь исходные данные от историков музыки, равно как и от цыгановедения. Сегодня этих данных нет..

в 1931 г., откликаясь на государственные мероприятия по переводу цыган на оседлость, академик А.П. Баранников писал, что можно "наперед сказать, что у цыган нельзя найти богатого творчества", что "тематика их песен однообразна и бедна". Такая установка не способствовала сбору материалов и их серьезному филологическому осмыслению.

В связи с последним абзацем, хочу поделиться доброй вестью о том, что нежно любимые мною цыгане вовсе не разучились петь, как думают некоторые… Моя близкая знакомая (певица) по творческим темам общалась с известным знатоком цыганского быта, культуры и фольклора Ефимом Адольфовичем Друц, который был женат на таборной цыганке и какое-то время сам жил в таборе. Однажды Друц познакомил мою приятельницу с настоящим таборным пением, которое он записал, кочуя в цыганских кибитках. Она сказала, что никогда больше не слышала такой высочайшей музыкальной культуры хорового пения («Это было нечто космическое»!»). Неизвестно, где сейчас хранятся кассеты Друца, ибо в 2018 Ефим Адольфович покинул наш мир. Хочется верить, что его раритетные записи когда-нибудь достигнут слуха российской общественности.

Еще пара цитат из Мурьянова:

Когда на рождественские праздники 1832 г. основатель русской фольклористики П.В. Киреевский слушал в Москве цыганский хор Ильи Соколова, он написал: "Признаюсь, что мало слыхал подобного! Едва ли, кроме Мельгунова (и Чаадаева, которого я не считаю русским), есть русский, который бы мог равнодушно их слышать. Есть что-то такое в их пении, что иностранцу должно быть непонятно и потому не понравится; но, может быть, тем оно лучше". Такова оценка цыганского искусства, данная ревностным славянофилом, большим ученым, находившимся под личным влиянием Пушкина.

В московский период жизни Пушкина примадонной хора Ильи Соколова была Татьяна Дмитриевна Демьянова, воспетая в 1831 г. друзьями поэта - Н.М. Языковым и графиней Е.П. Ростопчиной. Пушкин был коротко знаком с Татьяной и однажды обещал написать о ней поэму; именно она гадала ему перед свадьбой. (Татьяна Демьянова оставила очень трогательные воспоминания о знакомстве с Поэтом, их можно найти и почитать.)

Добавим к тому же московскому периоду. В книге Вересаева «Пушкин в воспоминаниях современников» П.К. Мартьянов: «О Пушкине тогда (в 1830-е годы) говорили много. Однажды кто-то сообщил, что он приезжает иногда в Грузины слушать цыган, и добавил: "цыгане — его среда"».

Статья Мурьянова глубока и обширна, желающие могут прочитать ее самостоятельно: http://www.philology.ru/literature2/muryanov-99.htm

"""""""""""""""""""""""""""""""""!

В сети есть интересная книга «История цыган: Новый взгляд»,   Воронеж, 2000. 334 с. Авторы:

Деметр Надежда Георгиевна – Доктор исторических наук, старший научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН, ведущий специалист в области цыгановедения. Автор более сорока научных работ о цыганах. Член комиссии по культуре.

Бессонов Николай Владиславович – Художник. Работает в области исторической и сюжетной живописи, а также портрета. Автор более ста картин, посвященных немецкой, цыганской и русской истории. Работал также в области графики, книжной иллюстрации, скульптуры и театрального костюма. Автор работ о цыганском костюме.

Кутенков Владимир Константинович – Вице-президент Федеральной национально-культурной автономии российских цыган. Собиратель цыганского фольклора. Участник многих международных цыганских конгрессов и конференций.

Книга знакомит читателя не только с истинным характером и укладом жизни цыганского народа, но и с романтической ошибкой Пушкина в его известной поэме «Цыганы». Размещаем эту главу еще и с тем, чтобы попутно развенчать попытку пушкиниста Лациса навязать Поэту очередного внебрачного ребенка, на этот раз – от цыганки Земфиры. На чем основывается Лацис? На черновом отрывке, не вошедшем в окончательную редакцию Поэмы. Ай да Пушкин – взял да и выложил тайну рождения «своего внебрачного сына»… а потом взял – да и «зарезал мамочку его»…  Вот такие мы, братец Пушкин, пушкиньянцы!

Почитаем же о настоящих цыганах: 

На протяжении пяти столетий в Европе господствовало глубокое заблуждение, будто цыгане, которые, начиная с XV века, появились в странах Запада, - это египтяне. Вообще, прародину этого кочевого племени находили в самых разных местах – в Тунисе и Занзибаре, в горах Кавказа, и на Дунае, в Ассирии, Персии и Нубии.

Существовала даже гипотеза о том, что цыгане пришли из легендарной Атлантиды накануне ее исчезновения в морской пучине. Сейчас в науке на этот счет существует полная ясность – цыгане пришли из Индии. Но на этом же она и заканчивается, поскольку сохранилось очень мало источников по ранней истории цыган.

Здесь могла бы помочь новая наука ДНК-генеалогия с ее родоначальником профессором А.А. Клёсовым, которая способна определить первопредка и исток любого народа.

Книга опровергает многие сложившиеся стереотипы об этом духовно чистом и смиренном народе. Ведь стереотипы восприятия часто искажают действительность. Это особенно касается цыган, очень закрытых в быту и общении. Мифы о цыганах кочуют с ними вместе из века в век и из страны в страну.

Так, в главе «Этнические группы цыган» опровергаются представления о кочевании цыган как бессистемном передвижении с места на место. В действительности оно представляет собой образ жизни, связанный с хозяйственной деятельностью. Цыгане очень консервативны в выборе территории. Ареал их кочевания, как правило, невелик – 300-500 квадратных километров. В одном ареале цыгане кочуют сотни лет, и нужно исключительное стечение обстоятельств для того, чтобы они покинули привычные места.

Миф – о ветреной вольнолюбивой цыганке - развеивается в главе «Истоки мифа о цыганской женщине». Рассмотрев эволюцию этих романтических, но не достоверных представлений, бытовавших в мировой культуре, начиная с образа Земфиры, созданного Пушкиным в поэме «Цыганы», авторы убедительно опровергают их этнографическими данными: в реальной жизни цыганки были покорными, трудолюбивыми и целомудренными, в отличие от героинь, воспетых в литературе, театре и кино.

Поэма «Цыганы» оказала прямое воздействие на российское общество и опосредованное на все страны мира. А.С. Пушкин находился у истоков мифа о вольной цыганке, повлиявшего не только на культуру, но и на общее отношение к цыганам, как к народу.

Итак, Пушкину периода южной ссылки был всего 21 год. Свое пребывание в Бессарабии он использовал для знакомства с различными сторонами местного быта и имел контакты с представителями разных народов, включая цыган.

Известный литературовед Б.А. Трубецкой, знаток молдавского периода в творчестве Пушкина, установил, что поэт находился в цыганском таборе между 28 июля и 20 августа 1821 года. К этому выводу он пришел, сверив даты пушкинских писем и воспоминания его знакомых. Поэт действительно на три недели исчезает из поля зрения, так что у нас нет оснований сомневаться в реальности «цыганского эпизода».

Основным источником, рассказывающим о пребывании поэта в цыганском таборе считаются воспоминания знакомой Пушкина, сохраненные для истории в записи Ралли-Арборе (следует подчеркнуть, что пушкинистика справедливо отвергает откровенно лживые воспоминания Елизаветы Францевой).

 Итак, вот текст, которым оперируют пушкинисты:

«Однажды,- рассказывала мне тетушка Екатерина Захаровна,- твой отец собрался посетить одно из отцовских имений – Долну. Между этим имением и другим, Юрчены, в лесу находится цыганская деревня. Цыганы этой деревни принадлежали твоему отцу. Вот, помню, однажды Александр Сергеевич и поехал с твоим отцом в Долну, а оттуда они проехали лесом в Юрчены и, конечно, посетили лесных цыган.

Табор этот имел старика булибашу (старосту), известного своим авторитетом среди цыган; у старика булибаши была красавица дочь. Я прекрасно помню эту девушку. Ее звали Земфирой; она была высокого росту с большими черными глазами и вьющимися длинными косами. Одевалась Земфира по-мужски, носила цветные шаровары, баранью шапку, вышитую молдавскую рубаху и курила трубку. Была она действительно настоящая красавица, и богатое ожерелье из старых серебряных и золотых монет, окружавшее шею этой дикой красавицы, конечно, было даром не одного из ее поклонников.

Александр Сергеевич до того был поражен красотой цыганки, что упросил твоего отца остаться на несколько дней в Юрченах. Они пробыли там более двух недель, так что отец мой даже обеспокоился и послал узнать, не приключилось ли чего с молодыми людьми. И вот, к нашему общему удивлению, пришло из Долны известие, что отец твой и Александр Сергеевич ушли в цыганский табор, который откочевал к Варзарештам.

По получении такого известия отец мой послал тотчас другого нарочного с письмом к брату Константину, и мы ждали с нетерпением ответа, который, помню, долгонько-таки запаздывал. Наконец, пришло письмо от брата к отцу – оно было написано по-гречески, и отец, прочитавший его, объявил нам, что ничего особенного не случилось, но что Александр Сергеевич просто-напросто сходит с ума по цыганке Земфире.

Недели через две наши молодые люди, наконец, вернулись. Брат рассказал нам, что Александр Сергеевич бросил его и настоящим-таки образом поселился в шатре булибаши. По целым дням он и Земфира бродили в стороне от табора, и брат видел их держащимися за руки и молча сидящими средь поля. Цыганка Земфира не знала по-русски, Александр Сергеевич не знал, конечно, ни слова на том цыганско-молдаванском наречии, на котором говорила она, так что они оба, вероятно, объяснялись пантомимами. Если бы не ревность Пушкина, который заподозрил Земфиру в некоторой склонности к одному молодому цыгану,- говорил брат нам, то эта идиллия затянулась бы еще на долгое время, но ревность положила всему самый неожиданный конец.

В одно раннее утро Александр Сергеевич проснулся в шатре булибаши один-одинешенек, Земфира исчезла из табора. Оказалось, что она бежала в Варзарешты, куда помчался за ней Пушкин, однако ее там не оказалось, благодаря, конечно, цыганам, которые предупредили ее. Так-то окончилась шалость Пушкина…

Отец твой писал Пушкину в Одессу про дальнейшую судьбу его героини: дело в том, что Земфиру зарезал ее возлюбленный цыган, и бедная его героиня действительно трагически покончила свою короткую жизнь».

Историк Б.А. Трубецкой считает эту информацию «вполне правдоподобными фактами». Авторам книги такие выводы кажутся преждевременными. Реальным представляется лишь следующая информация:

1. Цыгане, с которыми встретился Пушкин, были крепостными. Они не могли перечить гостю табора в его желании задержаться на неопределенный срок. Поэта сопровождал сын их хозяина, и они могли жестоко поплатиться за малейшее проявление неудовольствия.

2. Исходя из этого, Александр Сергеевич Пушкин вполне мог проживать в шатре вожака и ухаживать за его дочерью.

3. Пушкина отделял от цыган языковой барьер. Он был лишен возможности понять внутреннюю жизнь табора, неписаные законы цыган, их психологию.

4. Роман действительно закончился ничем, так как девушка скрылась.

На этом достоверная информация, как считают авторы книги, заканчивается, и начинаются домыслы.

Первым в списке заблуждавшихся относительно реального положения дел оказался сам поэт, вторым его молодой спутник, далее Екатерина Захаровна, поведавшая эту историю с чужих слов, а вслед за ней и несколько поколений исследователей.

Уклад цыганской семьи в прошлом был сугубо патриархален. Мужчина был хозяином и властелином. Никакой из его поступков, даже самый отрицательный, не должны были осуждать ни жена, ни сестра. Несмотря на то, что именно женщина часто бывала главной добытчицей в семье, неписаные законы ставили ее в подневольное положение.

Цыганская девушка была относительно свободна в пределах семьи и табора. Еще до замужества она ходила вместе с матерью на заработки. Как правило, цыгане боялись отпустить девушку в город одну. От нее требовалось соблюсти чистоту; девичья честь высоко ставила ее в таборе и семье. В вечернее время девушка должна была находиться не только в таборе, но и возле своего шатра. Контакты с молодыми людьми (даже цыганами из того же табора) решительно пресекались семьей. Родители знали, что если о девушке пойдет дурная слава, ее трудно будет выдать замуж. В случае же, если бы невеста не сохранила свою девственность, семью ожидал такой позор, что пришлось бы на несколько лет отделиться от табора и кочевать отдельно – вот почему такие случаи были явлением исключительным.

Таким образом, любовное увлечение на глазах у всего табора (как это описывает Ралли-Арборе) было невозможно. Более того, для цыганской девушки молодые люди не цыганской национальности как бы не существовали. Потенциальный жених мог быть только из цыганской среды, и увлечение Земфиры тем, кого цыгане называют гажё, было практически невозможно.

После сказанного ясно, насколько надуманным выглядит отрывок текста, описывающий облик Земфиры. Уже то, что Екатерина Захаровна описывает, будто девушка одевалась по-мужски, должно было бы насторожить пушкинистов. Но совершенным нонсенсом выглядит следующая фраза: «…Богатое ожерелье из старых серебряных и золотых монет, окружавшее шею этой дикой красавицы, конечно, было даром не одного из ее поклонников».

Земфира, в соответствии с законами табора, просто не могла принимать ухаживания, а тем более дорогие подарки от цыган. Даже малейший намек на такие вольности навсегда погубил бы ее репутацию.

Реальный характер цыганки далек от его литературного воплощения. Со стороны цыганка казалась женщиной развязной, доступной. Но на самом деле это не так. Очень правильно подметил М. Косвен в статье «Фараоново племя»: «Цыганка действительно свободна в обращении с чужими мужчинами, вольна на язык и очень часто цинична. Но в кругу своего табора и своей семьи цыганка - совсем другая женщина. Нет женщины чище и вернее цыганки»,- говорят все, кто действительно знает этот народ».

Исходя и вышесказанного, авторы книги делают попытку реконструировать, что же происходило в действительности в случае с Пушкиным. Опасаясь за дочь и за себя, старик разрешил дочери находиться в обществе поэта. Никаких вольностей девушка себе, естественно, не позволяла, но и противиться ухаживаниям не смела.

Цыгане надеялись, что гостю наскучит данная ситуация и он, наконец, уедет. По прошествии трех недель стало окончательно ясно: молодой человек увлекся Земфирой до такой степени, что выжидательная тактика ничего не принесет. Тогда отец посоветовал дочери исчезнуть, а чтобы молодой барин не решил, что девушку от него нарочно прячут, ему объяснили, будто она сбежала с любовником. Данной версией отец выводил из-под удара себя и табор. Таковы истоки мифа о ветреной Земфире – девушку хотели сберечь для нормального цыганского брака.

Все участники этой сцены понимали, что русский дворянин ни при каких условиях не женится на бессарабской таборной цыганке. Без всяких сомнений, развязка была устроена по-житейски мудро. Когда молодой поэт бросился на розыски, цыгане решили подстраховаться, и объяснили, что Земфиру зарезал любовник.

В сущности, это был уже готовый сюжет романтической поэмы. Пушкин воспринял то, что ему рассказали, буквально и сделал в корне ошибочные выводы о нравах, царящих в цыганской среде. Поэма «Цыганы» стала истоком мифа о ветрености цыганок, для которых, будто бы, нет иных ценностей, кроме любви.

Вместе с тем, подчеркивается огромное положительное влияние пушкинской поэмы: «Инерция добра, которой проникнуты эти романтические стихи, действует до сих пор. Пушкин возвел цыган на пьедестал. С его легкой руки образованные круги России стали смотреть на них с симпатией; потом это благожелательное отношение подхватило все общество. И неважно, есть ли в поэме этнографические неточности, - куда важнее, каким эхом она отозвалась в человеческих душах».

 

Князь Визапур

Тот черномазенький, на ножках журавлиных…

А. Грибоедов

Портрета Александра Ивановича Порюс-Визапурского, в отличии от пушкинца Лобова, мы не видели, а потому отправляемся сразу к А.А. Мурашеву с его редким материалом «Русские индусы».

Чуть меньше века длилась в России история русских князей Порюс-Визапурских - потомков индийских раджей.

Появление отпрыска раджей Биджапура в России на рубеже 70-80-х гг. XVIII в. едва ли было случайно, если учитывать значимость восточного вектора во внешней политике российской императрицы.

В формулярном списке князя А.И. Порюс-Визапурского, основателя русской династии, сведений о родословной весьма немного: "Показан сначала из Монгольских и Визапурских, а потом из Индийских князей".

Князь А. Лобанов-Ростовский, авторитетный специалист по отечественной генеалогии, дал справку сколь точную, столь и скупую: "Порюс-Визапурские князья. Происхождения индийского. Визапур, или, вернее, Биджапур (санскр. Vijayapurra, "город победы". - А.М.) находится в Индии под 16° 48' сев. широты и 75° 46' восточной долготы от Гринвича".

Известные ныне сведения о времени и обстоятельствах появления в России "потомка раджей Биджапура" довольно туманны и, скорее всего, лишь намекают на причины его исхода из Индии. Француз А. Домерг сообщает: "Князь Визапур происходил из рода, который царствовал в Азии. После одного из политических переворотов, столь обыкновенных в этой части света (Индии. - А.М.), предки князя нашли себе убежище в России".

Индийский мальчик, попавший сначала во Францию и обращенный в христианство, получил имя Александр, при фамилии – Porus. 1 января 1783 г. крещеный индус был записан сержантом в Киевской гренадерский полк.

Отроческие впечатления А.И. Порюс-Визапурского связаны с Петербургом. В эпистоле, посвященной им "городу многочисленному и величественному", есть строчки-воспоминания: "Все мне дорого в этих местах гостеприимного края, // Благосклонно принявшего меня в детстве; // Искренний, как и я - // Ты принял меня, еще не оперившегося иностранца. // И дал мне все. Здесь прошло мое детство".

Признание княжеского достоинства, однако, затянулось. Отчасти это объяснялось склонностью уроженца Востока к эксцентрическим поступкам. Об одном из них, случившемся в начале правления Павла I, рассказал близко знавший Порюс-Визапурского (тот же) А. Домерг: "В числе многих других нововведений, которыми ознаменовалось царствование этого государя, военная русская форма была заменена прусскою. Один Визапур не хотел подчиниться перемене. Потребовались самые строгие внушения и именной указ императора, чтобы принудить упрямца. Но что же сделал наш проказник?

Он надел громадный напудренный парик, покрыл его трехугольною шляпою, напомадил свои длинные, черные усы и на прусский манер закрутил их вверх. Узкий мундир сжимал его корпус; живот был подтянут широким поясом, на котором висела длинная шпага. Перчатки a la Crispin по локоть, ботфорты, в которых исчезали его тощие ноги, и тамбур-мажерская палка довершали эту странную карикатуру. В таком виде явился он на парад, умышленно утрируя быструю и мерную походку солдат Фридриха. - Хотели, чтоб я был пруссаком,- громко сказал он,- ну вот! Шутка не понравилась Павлу. Сильно оскорбленный такою насмешкою, государь отправил виновника сначала в крепость, а затем предал военному суду. Шутливый характер Визапура не изменился и в этих опасных обстоятельствах. Князь сам себя защищал. Его защитительная речь была в стихах, и на все свои вопросы судьи слышали в ответ только тирады из французских и немецких трагедий, которыми изобиловала его память. Не чувствуя силы обвинить князя, как преступника, военный суд освободил его, как сумасшедшего. Того только и надо было Визапуру". Так или иначе, но в 1797 г. Порюс-Визапурский стал ротмистром гусарского гр. Витгенштейна полка, а в октябре 1799 г. "тем же чином" был переведен в лейб-гусарский полк.

"Неудовольствие" Павла Петровича не помешало, однако, получению Порюс-Визапурским чина полковника. Это производство случилось <> 12 января 1801 года.

Не исключено, что экспансивный полковник был прописан в индийских грезах Павла I, который, должно быть, укрепился в заветной мысли, связанной с тайной экспедицией в Индию, направленной против (или за) англичан. Визапурский же мог послужить переводчиком… хотя неизвестно, знал ли он, привезенный в Россию ребенком, местный язык. Впрочем, спустя месяц секретная экспедиция в Индию была прекращена рескриптом императора Александра I, начало царствования которого гусарский полковник встретил восторженно.

Можно было бы долго рассказывать о многих авантюрных предприятиях князя. И о воздушном шаре, полет на котором намеривался продемонстрировать некий «итальянский профессор» Черни, а Визапур мгновенно подключился к проекту, не желая быть в этом деле обычным статистом. Однако шар от надувания лопнул, огорчив собравшуюся петербургскую публику, которая посчитала, что вместо шара надули ее, и потребовала вернуть деньги за билеты. Успела ли к тому моменту прибыть царская семья – осталось неизвестным. И о торговом предприятии с Индией, в необходимости которого князь сумел убедить Александра I… но и оно, кажется, не случилось. И о том, как восхитившись в церкви пением знаменитого бекетовского хора, князь громко зааплодировал, после чего был выведен полицмейстером наружу. И о знакомстве Визапура с Наполеоном, которого он сумел добиться,  предложив Наполеону очередную авантюру с походом в Индию, которая якобы заинтересовала императора. А в результате сего князь был пойман в карете Наполеона русскими офицерами и банально расстрелян. Другие же говорят, что эпизод с Наполеоном  обычная легенда. Третья версия гласит о том, что Визапур, будучи в Коллегии иностранных дел, великолепно сыграл перед Бонапартом спектакль и сумел выведать его планы. «Жизнь для меня –   невыносимое бремя, если она не потребна государству»,- говорил князь Визапур.

Однако, каков бы ни был занятен сей Визапур, не имеет смысла говорить о нем подробно, потому что князь Александр Иванович Порюс-Визапурский не был отцом Надежды, а, стало быть, не был и дедушкой Пушкина, ибо рожден он был в 1775 году и, как уже сказано, они были одногодками с матерью Поэта: «… по формулярному списку на начало 1802 г. ему было 27 лет» и  «8 февраля 1802 года Высочайшим приказом князь Александр Иванович Порюс-Визапурский из военной службы был определен в Коллегию иностранных дел».

В лучшем случае он мог быть дядей Александра Сергеевича, но и это вряд ли.

Мы обещали портретное описание князя Визапурского, на которого, по мнению В.М. Лобова, "очень была похожа" мать Пушкина. Мурашев пишет:

В 1804 г. князь-паломник объявился в первопрестольной. Луи Антуан Домерг (французский актер и режиссер, издавший свои мемуары в 1835 г. в Париже, откуда, видимо, и почерпнул Мурашев основные сведения о Визапуре. – С.С.) оставил портрет князя Порюс-Визапурского "допожарного", так сказать, времени: "низкий рост, толщина, маленькие блестящие глазки на широком смуглом лице, черные, кудрявые до плеч волосы, наконец, голос представлявший странное сочетание самых тонких и низких звуков, - все это делало князя Визапура настоящим посмешищем. Всякий сказал бы, что это одни из волшебных карлов Ариосто. Ум вознаграждал, однако, до некоторой степени странность его наружности. Ответы князя были быстры, остроумны, а память изумительна. Отлично владея французским языком, он возбуждал удивление своим разговором, который был, смотря по обстоятельствам, то важный, то шутливый, то легкий или поучительный и всегда оригинальный. Если вы были ему другом, то он не иначе обращался к вам, как декламируя целые тирады стихами, которые он знал на память или импровизировал в вашу честь".

"… в первый визит, который я получил от этого комического сиятельства,- пишет Домерг,- я познакомил его со своею сестрою. - Ваше сиятельство,- сказал я, имею честь представить вам Аврору Бюрсе, которая занимается литературою... - Аврора! Аврора!- вскричал он, перебивая меня, и тотчас же стал импровизировать четверостишие... Как ни хороши были стихи, но произнесенные с страшным закатыванием глаз и голосом то грубым, то пискливым они вызвали в нас громкий смех. Князь не рассердился за это".

«Коллежский советник того же ведомства А. Грибоедов заканчивал комедию "Горе от ума". Когда-то юный Грибоедов слышал в первопрестольной толки о причудах титулованного космополита и, возможно, встречался с ним в домах общих знакомых. Во всяком случае, некоторые черты загадочного выходца с Востока угадываются в эпизодическом образе, помянутом А. Чацким в одном из монологов:

А этот, как его, он турок или грек, (ср. Не арап, не турок я, т.е. "Я не Афр и не Визапур"!)

Тот черномазенький, на ножках журавлиных,

Не знаю как его зовут,

Куда ни сунься: тут как тут,

В столовых и гостиных».

В его не слишком удачном браке с Надеждой Сахаровой родилось трое сыновей: Александр, Лев, Иван. В январе 1831 г. прапорщики Лев и Иван Визапуры (двое младших) в составе Гвардейского корпуса ушли в "польский поход", из которого не вернулись. О старшем Александре скажем несколько слов, ибо он перещеголял отца странностью, но не благодушием.

Рассказывает барон Николай Егорович Врангель, отец Петра Николаевича Врангеля — одного из главных руководителей Белого движения в годы Гражданской войны. В тот день Николай Егорович со своим отцом Егором Ермолаевичем посетили имение А.А. Визапура (старшего сына нашего князя), т.к. оно было «назначено в продажу» после необычной смерти Александра Александровича, последнего из Визапуров.

«Один из наших соседей был граф Визапур... Это был уже немолодой человек, уродливый, но очень любезный и прекрасно воспитанный, всегда одетый в синий фрак с золотыми пуговицами и белоснежные панталоны». Таким запомнил полурусского соседа праправнук арапа Петра Великого. Т.е. барон Николай Врангель был праправнуком Ибрагима Ганнибала, а военачальник Белой гвардии, стало быть, был пра-пра-правнуком.

Итак: «Этого нашего соседа я часто встречал у других помещиков, у нас он не бывал, так как пользовался дурною славою, и отец его знать не хотел... Отец хотел купить его имение, которое было назначено в продажу, и мы поехали его смотреть. Большого барского дома в нем не было, а только несколько очень красивых маленьких домов, все в разных стилях. Помню турецкую мечеть и какую-то не то индийскую, не то китайскую пагоду. В этих домах, как я узнал потом, жили жены и дочери его крепостных, взятые им насильно в любовницы, одетые в подходящие к стилю дома костюмы, где китайками, где турчанками. Он тоже, то в костюме мандарина, то - паши, обитал то в одном доме, то в другом... Кругом дивный сад с канавами, прудами, переполненный цветниками и статуями. Только, когда мы там были, статуй уже не было, остались одни их подставки, Бывший управляющий... объяснил нам и причину отсутствия самих статуй. Они работали в полях. Статуями служили голые живые люди, мужчины и женщины, покрашенные в белую краску. Они, когда [князь] гулял в саду, часами должны были стоять в своих позах, и горе той или тому, кто пошевелился».

Прогулки по саду прекратились летом 1865 г.: «Смерть [князя] была столь же фантастична, как и он сам был фантаст. Однажды он проходил мимо Венеры и Геркулеса. Обе статуи соскочили со своих пьедесталов. Венера бросила ему соль в глаза, а Геркулес своею дубиною раскроил ему череп. Обеих статуй судили и приговорили к кнуту. Венера от казни умерла, Геркулес ее выдержал и был сослан в каторгу».

Так завершилась история княжеского рода Порюс-Визапурских.

Что еще можно добавить: коль скоро описание двух Визапуров сообщает об их уродливости, а Надин, по свидетельству Льва Павлищева, «была необыкновенно хороша собою», то вывод ясен. Да и мог ли тот Визапур быть цыганом (даже если бы подходил  Марье Алексеевне по возрасту) — он ведь из раджей, а не из париев?!

А.А. Клёсов, родоначальник науки ДНК-генеалогия

Цитата: У Пушкина гаплогруппа R1a, это мы узнали по его детям, по его внукам, правнукам, с этим вопросом уже ясно. Более того, Пушкин происходит из такого (не самого главного, но дворянского) рода: его предок давний был воевода Радша, которого называют иногда Рача, и он служил у Александра Невского. У него (у предка Пушкина. – С.С.) как разR1a, классическая русская титульная, если угодно  

Почему Клёсов говорит, что у Радши гаплогруппа R1a –  его же не тестировали? А потому, что Y-хромосомная ДНК передается только по мужской линии, и по ней же определяется гаплогруппа, гаплотип и первопредок. Стало быть, Радша также имел гаплогруппу «русскую титульную». С женской линией всё иначе, и это станет ясно из нашей переписки с профессором Клёсовым, которая приведена очень фрагментарно – только то, что касается Пушкина.

Северина: Вот Пушкин. По отцовской линии у него R1a. Можно ли с помощью ДНК-генеалогии узнать — отразилась ли у Поэта гаплогруппа Ганнибалов? Допустим, Вам предоставили возможность взять тест у останков деда и прадеда? А если эти арапы НЕ были предками Пушкина (а я знаю уже, что это так), то опять-таки как это может (и может ли) быть проявлено у Пушкина:  допустим, Вам предоставили возможность взять тест и у самого Поэта?

Клёсов: … их (Ганнибалов. – С.С.) гаплогруппа у А.С. Пушкина не "отразилась", потому что Y-хромосомы через женщин не передаются. Напомню, что матерью А.С. Пушкина была Надежда Осиповна Ганнибал, дочь Марии Алексеевны. В свою очередь, Мария Алексеевна была дочерью Сарры* Юрьевны Ржевской (девичья фамилия). Таким образом, А.С. Пушкин унаследовал гаплогруппу R1a от своего отца Сергея, тот - от своего отца Льва, тот - от своего отца Александра, и так далее. А митохондриальную гаплогруппу А.С. Пушкин унаследовал от матери Надежды, та - от ее матери Марии, та - от Сарры Юрьевны. [мы уже говорили выше, о том, что такое «сара», и что в действительности «Сара» звалась Софьей.]

Как видите, при любом раскладе – по мужской Y-хромосоме, или по женской мтДНК – Ганнибалы и их предки выпадают из системы прямых наследований. Если бы, как Вы представляете, я мог взять тест у Ганнибалов, то по Y-хромосоме они с определенной вероятностью оказались бы E1b или R1b, но этих гаплогрупп у Пушкина быть не могло по указанной причине. А почему E1b или R1b – потому что Ибрагим Ганнибал происходит (по разным соображениям пушкинистов) из Эфиопии (Абиссинии), Камеруна или Чада. В Камеруне и Чаде живут миллионы носителей гаплогруппы R1b, о чем пушкинисты, конечно, не знают. [Ранее Клёсов говорил: в Африке живут все гаплогруппы, R1a пока еще не встречалась, но R1b – миллионы человек.]

Впрочем, фрагменты ДНК Ганнибалов можно найти у Пушкина и его потомков, если тест проводить по аутосомным ДНК, или проводить полный или частичный геномный анализ с захватом других хромосом, не Y-хромосомы. Но там будет, конечно, полная каша из фрагментов ДНК по всем разветвленным линиям от отца и матери, там десятки и сотни ДНК-линий. И там начнутся обычные "загогулины" геномного анализа, потому что совпадение этих фрагментов с фрагментами ДНК Пушкина и его потомков будет иметь различные причины: и по наследству, и по случайному совпадению, и по тому, что многие обязаны совпадать, поскольку все мы по ДНК очень похожи – независимо от конкретного происхождения (этот ответ ученого станет более ясным из еще одного комментария).

Конечно, такое положение дел меня огорчило, и я замолчала. Но ненадолго – профану нужно было окончательно убедиться в том, что научного способа доказать отсутствие у Пушкина африканской «крови» не существует.

Северина (профан пытается поставить вопрос иначе): Уважаемый Анатолий Алексеевич, могла бы у детей, внуков и правнуков Пушкина быть гаплогруппа R1a, если бы дедом и прадедом Поэта были африканцы?

Клёсов: Конечно, могла. Африканцы у него в роду были по женской линии. А по мужской линии его предки имели гаплогруппу R1a, поэтому и у А.С. Пушкина была гаплогруппа R1a, как и у его прямых потомков по мужской линии.

Северина: Спасибо, я просто в отчаянии из-за этого камня преткновения — митохондрии… ну не мог Создатель так несправедливо поступить… 

Далее – привожу пример (из Википедии), что у одного мужчины была обнаружена мт-ДНК и делаю предположение, что в таком случае и у женщины может где-то скрываться метка Y-хромосомной ДНК. Т.е. ядерная ДНК тоже должна быть спрятана в «женской линии». И это было бы справедливо: может она скрывается в "контрольной области (d-петля)"?

Клёсов: Уважаемая Северина, произнося «Создатель», Вы тут же выводите себя из поля науки. Религия – это этическая категория, а не научная. Поэтому не удивительно, что, находясь вне поля науки, Вы тут же запутываетесь. Надо выбирать: либо «Создателя», либо научный подход. 

Никакого «камня преткновения» в митохондриях нет. Это – относительно небольшие образования, в которых есть митохондриальные ДНК (мтДНК), размером всего 16500 пар нуклеотидов, для сравнения, в Y-хромосоме – 58 миллионов пар нуклеотидов. Y-хромосома наследуется только по мужской линии, мтДНК – только по женской линии. И причина того, что мтДНК не наследуется по мужской линии, весьма проста – в той части сперматозоида, который передается женщине в момент оплодотворения, нет мтДНК. Это совершенно логично – мужчина получил свою мтДНК от своей матери, и чего это он станет ее передавать жене или прочей подруге? У той своя есть. 

На самом деле в сперматозоиде поначалу есть мтДНК, она вырабатывает энергию, которая нужна сперматозоиду, чтобы крутить хвостиком и продвигаться «против течения». А когда продвинулся в заветное место, то он мтДНК отбрасывает –  больше не нужна. Типично мужское поведение, не так ли? 

Но слова Википедии «До недавнего времени считалось, что митохондрии человека наследуются только по материнской линии» не совсем точны. Это известно и сейчас. Но давно (а не «до недавнего времени») было известно, что бывают патологии, когда мтДНК от мужчины все-таки проскакивает в женщину при оплодотворении. Это – очень редкое событие, и ничего хорошего оно не сулит. Попадание такого чужеродного образования приводит к патологиям, выкидышам, или ранней смерти младенца. Это не только давно известно, но есть специалисты в медицине по специальности таких митохондриальных патологий. 

Возможно, эта фраза в Википедии относится к тому, что ребенок не умер, а выжил, и имеет у себя чужеродную митохондрию наряду с той, которая от родной матери. Поэтому мораль – чтобы строить на основании таких экзотических вариантов «логические цепочки» про Пушкина и прочих, надо сначала разобраться, о чем речь. И тем более не вдаваться в «отчаяние». И тем более типа «ведь если... то и», и про «контрольную область» мтДНК, в которой «скрывается ядерная ДНК», которая в тысячи и миллионы раз больше по размеру, чем «контрольная область», и так далее.

Северина: Полный облом Северине! Правилен ли мой окончательный вывод: нет нужды брать тест ни у останков Пушкина, ни у останков его матери Надежды – гаплогруппа Ганнибалов (даже если бы они были предками Поэта) в них никогда не будет проявлена? Но также не будет проявлена у Поэта и гаплогруппа его настоящего деда по матери? Т.е. научного доказательства мы получить не сможем?! Ваш ответ предвижу… Спасибо, эта тема для меня закрыта!

Клёсов: Уважаемая Северина, Ваш "окончательный вывод" не совсем верный. Он верен только в двух вариантах: (1) что Y-хромосома А.С. Пушкина не несет сведений о ДНК его предков по материнской линии (в том числе Ганнибала, если он действительно был предком), и (2) мтДНК матери поэта не несет никаких сведений о ее предках по отцовской линии (как и о Ганнибале). В том и ценность этих тестов, что оба они "простреливают" по прямой предковой линии на тысячелетия, не отвлекаясь на множество разветвляющихся линий. Это как кольцевание птиц - оно дает сведения только о миграционном пути только этой одной птицы, не отвлекаясь на других птиц в стае, или в других стаях. 

>Т.е. научного доказательства мы получить не можем?!  Научного доказательства чего именно? Того, что Ганнибал был родственником А.С. Пушкина?

В принципе, можем, но это шаткий путь. (И вот здесь Клёсов повторяет тупому профану то, что уже сказал раньше, но несколько подробнее.) Ведь помимо Y-ДНК и мтДНК есть и геномный анализ в разных вариантах. Он включает (в максимальном виде) мутации в полной ДНК, куда входят мутации ДНК - теоретически - всех родственников по всем линиям на десятки, сотни и тысячи поколений. Но из-за этого множества родственников это и есть шаткий путь. Суть в том, что берется ДНК Ганнибала или его потомков (это уже ваше дело, как это раздобыть), берется ДНК А.С. Пушкина или его потомков (то же самое, проблемы ваши, как это раздобыть), рубится "в капусту" то и другое, и компьютер прокручивает миллионы фрагментов того и другого и ищет возможные совпадения фрагментов нуклеотидов, крупные и мелкие. Чем крупнее совпадающие фрагменты, тем ближе родство. У Пушкина с Ганнибалом должны совпадать довольно крупные фрагменты.

А профан Северина думает, что в «капусте» не будет ни мелких, ни, тем более, крупных, совпадающих с Ганнибалом,  фрагментов, ибо их просто быть не должно! Что же касается индийских или цыганских «фрагментов» предка Поэта, то где мы возьмем тест? Однажды (не вспомню где) мне встретилось сообщение Клёсова: «К сведению, из 367 браминов (брахманов), тестированных на ДНК, ни у одного не оказалось гаплогруппы R1b, почти все были R1a». Так что, при смешении фрагментов в «капусте», была бы получена одна и та же: R1a! С цыганами – не знаю.  

Но все это зачастую граничит с гаданием на кофейной гуще, или, точнее, с шаманством. Потому что причины совпадений могут быть самые разные, особенно на фрагментах относительно малого размера. Есть тысячи обсуждений этого на самых разных специализированных сайтах, и если это почитать, то становится ясно, какая там каша. Потому и шатко. На ближайших родственниках работает, а чем дальше, тем чудесатее.

Северина: Анатолий Алексеевич, с благодарностью и новым потрясением — вот это да!!! Значит еще не всё потеряно, и шанс есть?! Что ж —  надо "раздобывать" тесты: один в Святогорье, другой в Суйде… хорошо, что оба в России!

Так, дорогие друзья, довелось мне поговорить с величайшим ученым нашего времени — Анатолием Клёсовым… показав себя полной «московской дурой». Но последнее совсем неважно, важно лишь то, что ученый в нескольких комментариях изложил суть своей новой науки ДНК-генеалогии, которая иначе названа им: «молекулярная история», и которая скорректирует нашу историю «ручного режима». Наука эта – о миграциях народов планеты. От всей души благодарю Анатолия Алексеевича за его Труд и за то, что не погнушался отвечать на вопросы такого профана, как я!

 

КОДА

Из "Начала новой автобиографии" Пушкина

Мы ведем свой род от Прусского Выходца Радши или Рани (мужа честна, говорит Летописец, т.е. знатного, благородного), выехавшего в Россию во время Княжества Св. Александра Ярославича Невского. От него произошли Мусины, Бобрищевы, Мятлевы, Поводовы, Каменские, Бутурлины, Кологривовы, Шерефетдиновы и Товарковы. Имя предков моих встречается поминутно в нашей истории

Советскому пушкинисту — полковнику в отставке Андрею Черкашину,  за 30 лет исследований документов крупнейших библиотек, семейных и церковных архивов удалось составить тысячелетнее древо Пушкина — вернее, генеалогическую тайгу — шесть квадратных метров схем! Исследование Черкашина показало, что Пушкин в 28-м колене был потомком славянина Рюрика. Кроме того, в его родословную вписаны имена других великих полководцев, защищавших Русь в разные времена: Александр Невский, Дмитрий Пожарский, Михаил Кутузов....

Пушкин, кстати, был частым гостем Псково-Печерского монастыря, и там он узнал, что он потомок семи православных святых. Александр Сергеевич утверждал, что «монахам люди обязаны своей историей и просвещением». Неудивительно, что Черкашин во время своих изысканий тоже побывал в Псково-Печерской обители и обнаружил в архивах подтверждение словам Пушкина. Правда, оказалось, что великий поэт — потомок не семи, а двенадцати святых.

В его родословной: князь Александр Невский, княгиня Ольга, князь Владимир Святославович, князь Святослав Ярославович, князь Изяслав Ярославович, князь Ярополк Изяславович (в крещении Петр), страстотерпец Владимир Мономах, Ярослав Мудрый, Мария (жена Всеволода Большое Гнездо), Михаил Черниговский, Михаил Ярославович Тверской и его супруга Анна Кашинская.

Академия истории СССР высоко оценила кропотливое исследование Черкашина.

А нам говорят:

Радша — легендарное лицо, от имени которого производили себя многие дворянские фамилии; жил будто бы в XII в., то есть лет за сто до Александра Невского. Думается, однако, что пушкинского предка Радшу намеренно перепутали с киевским Ратшей или же – вульгарно сфальсифицировали.  

Из Википедии:

Ратша Стефан (Ратислав Степан) — холоп (тиун) великого князя Всеволода Ольговича, в Киеве на Руси.

По преданию, Ратша являлся предком Мусиных-Пушкиных, и ссылки на него позволяли (!) Пушкину указывать своё шестисотлетнее дворянство.

В 1146 году, после смерти Всеволода Ольговича, его родной брат Игорь Ольгович, собрал жителей Киева и потребовал поклясться ему в своей верности, что они и сделали, после этого он их распустил по домам. Но жители не разошлись, а открыли вече, возмущённые притеснениями княжеского тиуна Ратша, который угнетал слабых горожан, и послали за князем Игорем для дальнейших переговоров о дальнейшей их жизни в городе и взаимодействии с властями Киевщины.

Великий князь Игорь не явился на вече, а вместо него приехал его брат Святослав Ольгович узнать требования горожан. Россияне отвечали, что они желают правосудия, желают, чтобы не было таких тиунов, как Ратша, который опустошил Киев...

В конце статьи "Википедия" сближает сего Ратшу с дальнейшими родами предков Поэта, рисуя нам известный Герб Пушкиных.

И действительно холоп-узурпатор Ратша никак не согласуется с Александром Невским, прожившим 42 года (с 13 мая 1221 по 14 ноября 1263). Но и деяния узурпатора Ратши никак НЕ согласуются с деяниями "мужа честна Радши (Рани, Рачи), о котором (говорит Летописец, т.е. знатного, благородного)", выехавшего из славянской Пруссии в Россию во время княжения Св.Александра Ярославича Невского.

Что это? Очередное очернение Пушкина. На этот раз — в лице его древнего предка. Одну только буковку изменили очернители – на всякий случай, чтобы потом отпереться, ежели какие-нибудь летописи припрут! А Поэт, как всегда, прав, и его предок, никакого отношения не имевший к "Ратше", жил на столетие позже и именно — во времена Александра Невского!

Из "Моя родословная":

Мой предок Рача мышцей бранной

Святому Невскому служил...

Как фальсифицируется история России, так фальсифицируется и биография умнейшего мужа Ея!

— Ах, ты любил небесной Любовью великую Женщину?! На вот тебе,   получай: хульные «воспоминания» однокашника Корфа с «дон-жуанским» списочком пушкиньянцев в придачу! Получай вереницу женских имен (от многочисленных пушкино-логов), за которыми ты якобы волочился и о которых, правда, сказал: «А скольким будет эта честь, нельзя и перечесть», но мало кто на твое сетование внимание обратил!

— Ах, ты не писал кощунственную «Гаврильяду»?! Так мы ее тебе напишем – получай, не желающий богохульствовать! А к ней еще матерного псевдо-Баркова присовокупим! К ним – с полдюжины эпиграмм, оскорбляющих историка Карамзина, переводчика Гнедича… ну и тех, от кого твоя свобода зависела! Словом, такого насочиняем, что никакие твои биографы-пушкиньянцы вовек не разгребут! Нам не трудно: подделывать ведь – не творить!

— Ах, ты не хотел стать декабристом и поступить к нам в масоны?! Монархистом заделался?! Самозванца Петра разоблачил?! С русскими Волхвами якшался?! На вот тебе: получай подметные каракули геккернов-нессельродов, «историограф ордена рогоносцев»! получай предательскую пулю в живот! получай белые перчатки в гроб! получай могилу, обляпанную масонской символикой! получай посмертные масонские ложи, названные твоим именем!

— Ах, ты еще и 600-летним дворянством хвастался?! Мужем честным Радша хвалился?! На вот тебе – получай холопа-узурпатора в первопредки твои рюриковские, от которого народ русский только и мечтал, чтобы избавиться! Ну что – довольно с тебя, Стихотворец всея Руси?! 

А вот вам ответ, губители и поругатели Певцов земли Русской: никогда не будет довольно Посланцу Небес – хлестать вас по щекам Словом правды и справедливости! Никогда ему не будет довольно – защищать сирых и слабых! Никогда ему не будет довольно –  разоблачать ваши циничные козни и хитроумности! И на веки вечные наказал наш Поэт – поэтам:

Веленью божию, о муза, будь послушна,

Обиды не страшась, не требуя венца,

Хвалу и клевету приемли равнодушно

И не оспоривай глупца.

А мы еще и пошутим над вами, бессмертные осквернители Русских Святынь… Холопа Ратшу записали вы нашему Пушкину в пробанды? А мы тако вам отвечаем устами Поэта: по отцу моему первым был Радша, а по матушке – Раджа! Но пошутили, и будя –  не было у него никакого «раджи»! А такожде сомневаемся — Корф ли написал нам свои "воспоминания"..

.

«ПОСЛЕДНИЙ ИМЕНИ ВЕКАМ НЕ ПЕРЕДАЛ»

И вот мы увидели, что ни один из четверых Визапуров не был и не мог быть дедом Поэта. Не был им и Осип Ганнибал. Кто же тогда? Может быть, тот скромный «безымянный» человек, который привез маленького Визапура в Россию? Ну в самом деле – не мог же ребенок путешествовать из Индии во Францию, а потом в Россию самостоятельно! И был этот человек, скорее всего, не отцом Визапура. А если бы так, то ведь и он был бы из раджей (то бишь из князей) Визапурских, и был бы вполне известным человеком в России, каковым не громко, но все же стал Александр Иванович Порюс-Визапурский. Однако нигде ни слова мы об этом человеке не встретили. Более того, эпиграфом к перебеленной рукописи «Моя родословная» становится у Пушкина Беранже:

Je suis vilain et très vilain,

Je suis vilain, vilain, vilain, vilain.

(Béranger)

Я простолюдин и совсем простолюдин,

Я простолюдин, простолюдин, простолюдин, простолюдин.

Беранже (франц.)

Почему же на этом так истово настаивает Пушкин? Ведь он дворянин с богатой и славной родословной… Видимо, потому что по матери своей он и был простолюдин из индийских цыган – ведь парии в Индии были даже ниже низшей касты шудр, т.е. вообще – вне каст!

Конечно, это только наша гипотеза, ибо пока невозможно узнать: ни кто был этот человек, сопровождающий маленького Визапура… ни что случилось с отцом мальчика… да и вообще – был ли связан дед Пушкина с этими Визапурами (при условии близости выщеназванных имений). Вот и Лацис до конца не уверен: «Не берусь утверждать, что Визапур – единственный представитель индийских цыган, коего следует принимать в расчёт». Нет такой уверенности и у нас — ведь когда родилась мать Пушкина, в это же время родился в Индии и князь Визапур. А значит: ни самого Визапура, ни сопровождающего мальчика человека в России еще не было... а Надин уже была. Но такой расчет верен лишь при условии, что в датах визапурской биографии нет никаких серьезных ошибок. 

Однако совершенно беспрецедентный и пристрастный интерес Пушкина к цыганскому народу не позволяет усомниться в его происхождении по линии матери! А в свете первоначальных предположений о египетском происхождении цыган Долго не знали в Европе происхождения цыганов; считали их выходцами из Египта — доныне в некоторых землях и называют их египтянами»),  не посмотреть ли нам «свежим взглядом» на «Египеткие ночи» Поэта? Затрагивать тему Клеопатры не будем (там нечто иное), а только прочитаем портретное описание Импровизатора (с эпиграфом):

— Quel est cet homme?

— На c’est un bien grand talent, il fait de sa voix tout ce qu’il veut.

— Il devrait bien, madame, s’en faire une culotte

""""""""""""""""""""

— Что это за человек?

— О, это большой талант; из своего голоса он делает все, что захочет.

— Ему бы следовало, сударыня, сделать из него себе штаны (франц.).

… Вдруг дверь его кабинета скрыпнула, и незнакомая голова показалась. Чарский (Пушкин) вздрогнул и нахмурился (он в тот момент сочинял).

— Кто там? — спросил он с досадою, проклиная в душе своих слуг, никогда не сидевших в передней. Незнакомец вошел.

Он был высокого росту — худощав и казался лет тридцати. Черты смуглого его лица были выразительны: бледный высокий лоб, осененный черными клоками волос, черные сверкающие глаза, орлиный нос и густая борода, окружающая впалые желто-смуглые щеки, обличали в нем иностранца. На нем был черный фрак, побелевший уже по швам; панталоны летние (хотя на дворе стояла уже глубокая осень); под истертым черным галстуком на желтоватой манишке блестел фальшивый алмаз; шершавая шляпа, казалось, видала и вёдро и ненастье. Встретясь с этим человеком в лесу, вы приняли бы его за разбойника; в обществе — за политического заговорщика; в передней — за шарлатана, торгующего эликсирами и мышьяком.

Я неаполитанский художник,- говорил незнакомый,- обстоятельства принудили меня оставить отечество; я приехал в Россию в надежде на свой талант <…> изъявляя свою радость живыми движениями, свойственными южной его породе.

Также увиделся любопытным отрывок из поэмы «Цыганы», где герой рассказа отца Земфиры уже постарел…

Меж нами есть одно преданье:

Царем когда-то сослан был

Полудня житель к нам в изгнанье.

(Я прежде знал, но позабыл

Его мудреное прозванье.)

Он был уже летами стар,

Но млад и жив душой незлобной:

Имел он песен дивный дар

И голос, шуму вод подобный*, (ср. «из своего голоса он делает все, что захочет»)

И полюбили все его,

И жил он на брегах Дуная,

Не обижая никого,

Людей рассказами пленяя. (своими Импровизациями?)

Не разумел он ничего,

И слаб, и робок был, как дети; (понятно, если он всё же — из париев)

Чужие люди за него

Зверей и рыб ловили в сети;

Как мерзла быстрая река

И зимни вихри бушевали,

Пушистой кожей покрывали

Они святого старика;

Но он к заботам жизни бедной

Привыкнуть никогда не мог;

Скитался он иссохший, бледный,

Он говорил, что гневный бог

Его карал за преступленье,

Он ждал: придет ли избавленье.

И все несчастный тосковал,

Бродя по берегам Дуная,

Да горьки слезы проливал,

Свой дальный град воспоминая.

И завещал он, умирая,

Чтобы на юг перенесли

Его тоскующие кости,

И смертью – чуждой сей земли –

Не успокоенные гости.

Этот рассказ Старика в поэме стоит как бы особняком…

*Пока искала контекст к ново-заветному «и голос Его, как шум вод многих» (а таково описание Явления Христа Иоанну Богослову), попала на глаза книга Вадима Баевского «Пушкинско-пастернаковская культурная парадигма», где автор видит в этом Герое римского поэта Овидия. Ничего странного в том нет, ведь далее Пушкин говорит (достигая нужного переключения читательского внимания):

Так вот судьба твоих сынов,

О Рим, о громкая держава!..

Певец любви, певец богов,

Скажи мне...

Но мы ведь знаем о четырех слоях дантовских: за сюжетным слоем скрыт аллегорический и т.д.. К тому же Овидий умер в 60 лет, не таким уж немощным, как в отрывке поэмы. Спорить с Баевским не будем и комментировать цитатии тоже. Нам осталось сказать: почему Пушкин скрывал свою семейную тайну.

Говорят пушкинисты, отвергающие африканское происхождение Поэта:

1. Внебрачные дети теряли права дворянства, их не принимали в «приличных домах». Кроме того, они или их потомки, их родственники могли вчинить иск мемуаристу о возмещении убытков за диффамацию, то есть за разглашение порочащих сведений, хотя бы и справедливых. Вот почему пикантные сюжеты излагались туманно, нередко с переносом на выдуманные адреса или с переносом на тех, кто уехал за границу и не оставил корней в России. Лацис

2. Пушкин действительно знал о своем истинном происхождении, но как он мог об этом сказать вслух, не подвергнув испытанию достоинство матери и, прежде всего, бабки? То, о чем он узнал или догадался, было не его тайной, он был не вправе это обнародовать – да и глупо было подставлять себя под удар завистливых сплетников вроде Фаддея Булгарина. В то же время его происхождение «от Ганнибала» было общеизвестно, и само это происхождение давало ему возможность бросить вызов самой знатной придворной аристократии, чем Пушкин и не преминул воспользоваться.

Снобизм аристократии был Пушкину смешон. Для него знатность без подтверждения умом или поступками чести и достоинства была пустым звуком. И глупость, жадность, корыстолюбие, развращенность придворной знати он обстреливал эпиграммами постоянно, чем вызывал ненависть со стороны многих вельмож. Ведь современная Пушкину знать из новых дворянских родов старалась забыть свое низкое происхождение, а Пушкин во всеуслышание напоминал о нем как названным в эпиграмме Меншиковым, Кутайсовым, Разумовским и Безбородко, так и всем тем, кто остался за бортом «Моей родословной»:  

Не торговал мой дед блинами,

Не ваксил царских сапогов,

Не пел с придворными дьячками,

В князья не прыгал из хохлов,

И не был беглым он солдатом

Австрийских пудреных дружин;

Так мне ли быть аристократом?

Я, слава Богу, мещанин. (Козаровецкий)

3. Только теперь стало понятно — почему Александр Сергеевич не «выметал сор из избы». Он знал, что мог потерять права и достоинство дворянского рода. Лобов

4. Открытие тайны незаконнорожденности Надежды, пусть даже от дворянина Визапура, повлекло бы за собой потерю веры без рассуждений в чистоту тысячелетнего древа Пушкиных. Лобов

А ты как думаешь, любезный Читатель, претерпевший наш путь до конца?

 ЦЫГАНЫ

(с английского)

Над лесистыми брегами,

В час вечерней тишины,

Шум и песни под шатрами,

И огни разложены.

Здравствуй, щастливое племя!

Узнаю твои костры;

Я бы сам в иное время

Провождал сии шатры.

Завтра с первыми лучами

Ваш исчезнет вольный след.

Вы уйдете — но за вами

Не пойдет уж ваш поэт.

Он бродящие ночлеги

И проказы старины

Позабыл для сельской неги

И домашней тишины.

Пушкин помечал это стихотворение как перевод с английского, но ничего подобного в английской поэзии не найдено.

 

P.S. Таня Демьянова, солистка Цыганского хора:

И стал он с тех пор к нам часто ездить, один даже частенько езжал, и как ему вздумается — вечером, а то утром приедет. И всё мною одной занимается, петь заставит, а то просто так болтать начнёт, и помирает он, хохочет, по-цыгански учится. А мы все читали, как он в стихах цыган кочевых описал. И я много помнила наизусть, и раз прочла ему оттуда и говорю: «Как это вы хорошо про нашу сестру, цыганку, написали»! А он опять в смех: «Я, говорит, о тебе новую былину сочиню»!

 

культура искусство литература проза Глава шестая — НЕ АРАП, НЕ ТУРОК Я
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА