Опубликовано: 26 декабря 2018 08:56

Авторские обеды. Гусь с яблоками

59.ПР.12

Как становятся Агентами

Авторские обеды.

 

Мой товарищ «Бедный Художник» на самом деле был не так уж и беден. Вернее, у него было просто очень мало доходов в виде денежных знаков. Но это был его осознанный выбор. Ещё лет двадцать назад он о своём подходе к жизни мне рассказывал. И я всё очень хорошо запомнил.

 

В его понимании денег как таковых вообще не существовало, вернее, деньги были в наличии, но ничего не значили. Как, например, у многих до сих пор есть в наличии советские деньги, но они ничего уже не обозначают, за них ничего не купишь, на счёт в банк не положишь. Просто деньги, на которые купить ничего нельзя, бывшие «настоящие». Любой ребёнок таких денег, даже лучше, нарисовать много может. А лучше они будут потому, что авторские, все индивидуальные, «hand made», то есть сделанные руками с любовью и надеждами, а не бездушными машинами.

 

А так как рано или поздно даже деньги, на которые ещё что-то можно купить здесь и сейчас, станут бесполезными, то интересоваться ими, копить и особенно любить их бессмысленно и глупо. Ещё смешнее «пластиковые»,  «электронные» деньги. Это вообще какая-то фикция, какая-то запись на каком-то электронном устройстве. Сотри эту запись тем или иным способом и сразу же никто  никому ничего не должен! А способов для этого масса, например,  можно просто взорвать  маленькую атомную бомбу в нужном месте в нужное время. И всё.

 

Так рисковать  и увлекаться добычей денег Бедный Художник не хотел и поэтому стремился не к деньгам, а к удовлетворению своих потребностей. А деньги, по возможности, вообще не брал в руки. Его устраивало то, что всё необходимое у него было. Всем необходимым для его радостной и гармоничной жизни его обеспечивали окружающие люди, у которых  не было таких непростых отношений с деньгами. И это устраивало всех.

 

Да, иногда Бедный Художник голодал, часто голодал около суток, несколько раз голодал по неделе, а один раз оставался голодным целых две недели! Но голодание был его собственный выбор, так он лучше видел и чувствовал мир. Ведь когда Бедный Художник не голодал, он любил хорошо поесть, вернее даже обожраться.  А когда он был пресыщен, ничего и никого ему уже не хотелось. Так он и жил, порой голодный, порой обожравшийся. Но  хороший аппетит  Бедного Художника отмечали все, имевшие счастье с ним есть за одним столом. А что может быть важнее хорошего аппетита к жизни?

 

Ещё Бедный Художник имел много других хороших привычек, кроме привычки к голоду. Он был трудолюбив и настойчив в достижении своих целей. Главное для него было что-нибудь захотеть, потому что все свои самые изысканные желания он всегда удовлетворял. А вот что-нибудь захотеть новенькое было для него лёгкой проблемой.

 

Замёрзнуть на улице расчищая завалы снега, а потом захотеть рюмочку водки и  простой, но сытной пищи, разве это плохо? Поэтому трудности не смущали Бедного Художника, он их преодолевал. А преодолев получал от этого радость и простые жизненные желани.  Вот так и жил этот обычный Бедный Художник, «ел не досыта, спал без просыпа, не досыпал в общем». Зато был порой очень активен, а при наличии перспективы издать свою первую Книгу ещё более активизировался. Ведь наличие своей Книги открывало ему новые перспективы и порождало новые желания. Например, свою Книгу можно дарить Библиотекам и Друзьям. А это уже путь к вечности,  и памяти, помещающейся не только в гаджете или компьютере.

 

Дело всё в том, что когда Бедный Художник был активен и целеустремлён, то с ним было трудно совладать. Здоровенный детина с прекрасно развитой мускулатурой, полный радости и сил мог достать кого угодно. Это о таких, наверное, придумали выражение, что «ему легче отдаться, чем объяснить, почему его не хочешь». Короче говоря, бедный Художник был личностью таранного типа.

 

Поэтому настойчивое требование посетить его скромное жилище и отобедать скромной, но здоровой пищей, не принять было невозможно. И я уже на следующий вечер после обеда в ресторане, где мне   кампанию составили  два  друга Бедный Художник и Богатый Буратино, и где, за оплаченный мой  вкусный обед я им сочинил Договор о соавторстве, я  обедал вечером в  домашней скромной атмосфере с Бедным Художником. 

 

Дело в том, что для поддержания ощущения голода Бедный Художник старался есть один раз в сутки, и предпочитал обедать вечером, после захода солнца. Время, после захода солнца, это время, когда спадает жара и возникает лёгкое чувство голода. Проживание  ряда своих лет на Югах  сказалось на взгляде на миропорядок Бедного Художника.  Ну, где в Москве 26 декабря 2018 года  после захода солнца спадает зной? Я не знаю таких мест, но Бедный Художник жил, видимо, именно в таком месте.

 

 Обед был скромен. Запечённая утка с яблоками и черносливом на первое и второе блюдо. Вернее, это был какой-то гусь, очень уж большой и жирный оказался. Готовил Бедный Художник сам и очень вкусно готовил. Приготовленная им пища была проста, но своеобразна. Он готовил не по рецептам, а так, как ему казалось правильным в момент приготовления пищи. Если бы  он захотел открыть ресторан и был бы  там по совместительству шеф-поваром, то это была бы и проблема, и изюминка такого ресторанного бизнеса. Ведь интересно, когда не знаешь, чем будут кормить. Но из опыта прошлых застолий понимаешь, что кормить будут вкусно. А какая разница тогда чем?!

 

Излюбленной тактикой ведения переговоров Бедным Художником была  тактика непредсказуемости порядка его действий. Он мог сначала покормить, а потом говорить на интересующую его тему, мог ждать, пока приглашённая им на переговоры личность сама догадается о чём будет речь и начнёт беседу первой, а мог  поставить на стол еду, но пока не давать её  есть, и сразу преступить к делу. Типа намекает, мол, договоримся, тогда уже и поешь вкусной еды. А запах то от еды уже пошёл. Действует на нервы! А не договоримся, намекает Бедный Художник, то мол, еды больше самому достанется.

 

Я хорошо знал этого беспринципного Бедного Художника, и поэтому решил сразу выяснить, что тот хочет. А   то перемазанными в гусином жиру руками неудобно  писать на бумаге разные договоры.

 

-И что тебя от меня надо, если гуся даже приготовил? – В лоб спросил я Бедного Художника. – Мне и твоей знаменитой каши хватило бы. Ведь важно не что ешь, а с кем.

-Будь моим агентом. Я хочу тебя нанять. – Сразу перешёл к делу Художник.

-Чем платить будешь, что как агенту делать надо? – Мне хотелось есть, поэтому я спешил.

-Книги буду давать, а агентом будешь по защите моего Авторского права.

-От кого защищаться будем? От Богатенького Буратино?

-От всех, на всякий случай. Но без излишнего фанатизма. Десять процентов от тиража Книги тебя устроит? Платить деньгами не буду, нет  их у меня.

-Десять процентов от тиража  - это двадцать процентов от твоих экземпляров Книги. Это меня не устроит точно. Договор должен быть разумным, а это совсем не разумно.

-Но судиться, если что, за свои денежки будешь, в моих интересах. – Настаивал Бедный Художник.

-Представлять твои интересы где угодно буду, а вот судебные всякие пошлины и транспортные расходы  - это твои проблемы. Представь, у тебя тираж Книги 100 экземпляров, твоих 50, из них 10 из них ты отдал мне,  и вдруг нарушили твоё Авторское Право на территории США. И ты вполне справедливо требуешь наказать обидчиков. И что, я всё брошу и попрусь в эту далёкую страну защищать твоё Авторское Право? Я что, похож на идиота? Да за  10 несчастных книжных экземпляров зачем мне нести такие расходы?

-Ну, погорячился, не подумал, извини. Разумный договор сам придумай.

-Десять процентов от всех твоих личных доходов от издания Книг и иных Авторских доходов.  Ведь не только Богатый Буратино вложит деньги в издание твоих Книг, но и издательства тоже захотят. Я в этом уверен. Могу представлять тебя в переговорах с издательствами и другими «буратинами», как твой агент.  Личный Агент Автора, представляющий весь комплекс необходимых действий, связанных с твоим Авторским правом. Транспортные и судебные расходы – за твой счёт. Решишь, что надо судиться, судись. Это твоё право. Я советы ещё бесплатные давать буду, без обедов даже, по телефону.

-Без обедов не интересно, давай есть гуся! Советы приятны за обедом. – Высказал своё мнение  Художник.

 

И мы стали есть гуся, весьма довольные собой.  От десяти процентов  доходов не один Автор не обеднеет. Есть ведь  даже обычные люди, которые зачем-то церквям отдают «церковную десятину». А это в высшей степени бессмысленно. А вот отдавать мне десять процентов, для запугивания возможных нарушителей Авторского права очень разумно. Ведь когда юрист является в издательство как Агент Автора, и от его имени по доверенности всё делает, что необходимо, то как же Автору это удобно!

 

Поели, потянуло в сон. Но надо было идти составлять этот самый Агентский договор. Так что Книги ещё нет, а работа уже есть!

 

-Да, ещё. За каждый факт издания Книги, где ты Автор, подписывать мне и дарить Книгу будешь. Не забудь, это без договоров.

-Хорошо. Ты напиши там, что надо, я подпишу, в Агентском договоре. Мне важно, что я не один против «Богатых Буратинов» буду, а с тобой вместе, а ты ушлый. А  раз так, то 10-20 процентов, это же не столь существенно, сейчас особенно.

-Ну, нет, ты не прав, это существенно.

-У меня корректор ещё в соавторах будет. Договор напишешь? Как предыдущий?

-Будет новый обед, будет и новый Договор. – Таков был мой суровый, но справедливый ответ.

 

На этом мы и расстались.

Источник

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА