Опубликовано: 05 января 08:38

Повесть об авторских обедах.

 

 

Автор.

 

Издание любой книги требует труда.  Само по себе произведение бумажного книжного продукта в типографии это простое производство. Типография производит книги и другую печатную продукцию. И эта продукция ничем, по большому счёту, не отличается от прочего  производства.

 

И если автор притаскивает в типографию макет книги, принимаемый ею для производства книжной продукции, то это Автор, автор с большой буквы, особенно если он сам оплачивает тираж своей книги. Потом ещё и все заботы по распространению своей книги Автор тоже принимает на себя.

 

Но не все личности способны быть Автором, более того, не все хотят быть Автором. Многие считают, что самое главное – это написать книжку. Некоторые даже не только пишут, но и оформляют своё произведение. А вот подготовку его к печати перекладывают на посредников. Посредника называют Издательство или Издатель.

 

Издатель заключает договор с автором, или действует даже без договора, по закону. Суть этого договора, как правило, в том, чтобы оформить книгу, проверить ошибки, и создать целостное произведение для печати его в типографии. Оформляют книгу художники, проверяют ошибки корректоры, а общее идейное руководство осуществляет редактор или даже целая редакция. И за свои услуги они требуют от автора либо деньги, либо права на распространение книжного продукта.

 

Некоторые издательства даже дают авторам деньги и авторские экземпляры его книги, а печатают тираж на свои, издательские деньги. Это, как правило, издательства, имеющие хорошие отношения с сетями по распространению и продаже книжной продукции, хорошо знающие, что сейчас пользуется спросом у покупателей книг. За этот сервис Издатель получает авторские права на производимый  книжный продукт.

 

И это разумно, потому что речь идёт о сотрудничестве автора с Издателем, а повод  для совместного труда – производство книги. Это общий подход, в этом суть издательской деятельности. Издатель и автор совместно творят эту книгу.

 

Но не обязательно быть издателем, чтобы заниматься сотворчеством. По большому счёту, даже вкладывание денег в производство книги является сотворчеством. Ведь без этих денег книга не увидела бы свет, не была бы сотворена.

 

А редакторские правки, работа корректора и художника вообще являются трудовыми обязанностями  оных. Хотя, как соавторы, они вносят свой значительный вклад в любое произведение. Или не вносят практически никакого вклада. А если не вносят, то зачем они нужны? А вот если вносят, то они на самом деле являются соавторами.

 

Классический пример на эту тему – жена Льва Толстого. Она фактически была соавтором произведений, но официальным автором был  её муж. Отсюда и конфликт, и непонимание интересов друг друга. Дело в том, что автор обладает исключительными правами на все свои произведения, то есть решает их судьбу. А тут был большой конфликт между реальными авторами «де факто» по поводу судьбы  творческого наследства Льва Толстого, который был «де юре» единственным автором.

 

И многим художникам, редакторам и корректорам обидно бывает, что они ни кем не признаются, как соавторы. А особенно обидно, когда  денег мало за большое дело получают. Но это издательская деятельность, и у неё свои законы. А некоторым редакторам, корректорам и оформителям очень даже хорошо, за них всё работу делает автор, они получают деньги за неё и имя их указывается в  изданной книге, как соучастников этого процесса. Такова жизнь.

 

Является ли Автором  автор, который делится с редактором, корректором, художником, оформителем  и личностью, вкладывающей деньги своими исключительными авторскими правами? На мой взгляд, да. Потому что если ты автор, то несёшь ответственность за произведение. И не важно, что, может быть, ты правильно поставил всего одну запетую в тексте.  Ведь эта фраза может быть и такой: «Казнить нельзя помиловать».

 

         А Автором с большой буквы быть очень приятно. И мне хочется быть Автором, а не автором. Всё равно при издании любой книги у Издателя ты всем поделишься, так лучше уж делиться не с безликим монстром, а с конкретными личностями. Так что я всегда рад всем художникам, корректорам, оформителям и составителям наших совместных произведений. А вкладывание денег в печатание книжек  – это ещё и бизнес. Во всяком случае, в отличие от сметаны, книги не стареют и не портятся, а реликтовые произведения через сто лет могут очень хорошо стоить.

          

 

 

Авторское право и, как можно «налево».

 

Авторское право оно исключительно по тому, что закрепляет право на произведение и его дальнейшую судьбу исключительно за автором. А вот какие права  исключительно за автором и как надолго – это уже зависит от правовой системы. А правовые системы они очень разные.  Авторское право в США и в России  совсем не такие, как в Китае и даже в Белоруссии. Это происходит из-за того, что право  закрепляет, прежде всего, интересы правящего класса, или, если хотите, интересы правящей группировки лиц. О правящих партиях речь не идёт, так как это только формы представления интересов лиц, входящих в мало меняющуюся группировку.

 

Авторское право ни чем в этом смысле не отличается от права собственности или  иных гражданских прав. Обслуживание интересов правящего класса первостепенно. А авторы от  тех или иных правовых систем получают прибыль или убытки в финансовом смысле, но всё равно остаются авторами.

 

Авторское право России и США на нынешний момент очень схожи. Дело в том, что авторы современного Авторского права России  писали его с лекал зарубежного законодательства, под чутким руководством американских юристов.  Для удобства работы американского бизнеса  на территории России. С Авторским правом российским авторам повезло. А про общество в целом никто никогда не думает, это нормально. Ведь нет  никакого «общества в целом», есть различные группировки и сообщества.

 

Дело в том, что советское законодательство в целом исходило из интересов всего населения, поэтому  исключительные права авторов были куцыми и длились не вечно.   Хотя были и прекрасные моменты в советском законодательстве.  Например, зарубежный автор, обладатель тех или иных авторских прав, не подвергался в СССР налогообложению.  Это было в интересах всего советского народа, имевшего облегчённую возможность знакомиться с произведениями прогрессивных авторов со всего мира.  Ведь это так приятно, не платить налоги с доходов, это льстит всем авторам!

 

Приведу пример умелого использования этого нюанса в советском Авторском праве. Как я помню, в 1993 году  выпускался прекрасный шоколад под названием  «Альтман»,  фабрикой «Рот Фронт». «Альтман» – это фамилия такая, очень знаменитая, наверное где-то. За использовании её в названии шоколада по договору, относящемуся к области Авторского права, этот самый Альтман получал очень приличную сумму на свои счета в США. Точно не могу утверждать, я не видел финансовые документы тех лет фабрики «Рот Фронт», но злые языки говорили, что это составляло всю прибыль от весьма успешной деятельности фабрики. Самое прекрасное в этом деле было то, что всё было абсолютно законно. Сам Альтман входил в число владельцев «Рот Фронта» тех лет. Владельцы были из США и умели правильно пользоваться Авторским правом РСФСР.

 

А потом  законодательство в России в области Авторского права стало таким же, как в Америке, и фабрика «Рот Фронт» была продана. Вот какова была сила советского Авторского права, при правильном его использовании! Решает  судьбу заводов, фабрик, пароходов.

 

Авторское право позволяет контролировать много, не только доходы от шоколада. Не случайно США и ряд других западных стран  так любит авторов иметь на своей территории, заманивают их всячески. Не стоит забывать, что изобретатели – это тоже авторы! А не позволить использование какой-нибудь идеи проклятым конкурентам, что может быть приятнее?! Автор сам и не позволит, имеет право. Главное, всё абсолютно законно.  Американцы поняли это давно и придумали технологию –   Авторское право, поэтому авторы, работающие в поле их законодательства об Авторском праве, должны быть счастливы. Напомню, в России точно такое же законодательство сделано, чтобы американским юристам не путаться в нюансах.

 

Управлению миром использованием Авторского права мешал  одно время СССР со своим подходом, но его не стало. Зато Китай сейчас превратился в первую экономику мира, хотя об этом предпочитает не кричать на всех перекрёстках мироздания. А всё дело в том, что там действует подобная советской система Авторского права! И как Западным странам не возмущаться этим фактом?! Китай – нарушает Авторское право! Извините, Китай не нарушает своё Авторское право на своей территории, он суверенен. А если  кому-то что-то не нравится, то он может жаловаться в ООН, хотя это ничего и не даст. Жалоб нет, есть один визг по поводу нарушений.

 

Так что, в сухом остатке, для авторов лучше, если действует «американская» система Авторского права, а вот для общества «советская» система. США владеет огромным  количеством авторских  произведений в различных областях, которые защищаются Авторским правом этой страны. И пытается этой системой покрыть весь мир, считая что для них нет никаких границ. А с автором, если он не уступчив и умничает, можно в любой системе разобраться, хоть в «американской», хоть в «советской». Если ты, конечно, хозяин на своей территории.

 

Приведу ещё один пример, с территории России, пример 1998-1999 годов.  В это время на территории России уже действовала «американская» система Авторского права.  И посольство США было очень заинтересовано в том, чтобы самый выгодный бизнес по книгоизданию контролировался американскими компаниями. А какой самый выгодный бизнес в области книгоиздания? Правильно, производство школьных учебников!  Не буду называть имена  американской компании, организаторов, авторов, и учебники, планировавшиеся к производству и распространению в школах России,  назову только один, который написал я сам. Имею право, так как я автор и обладаю исключительным  правом как автор. «Учебник для 8 класса средней школы «Основы законодательства и экономики». А вообще, значимых прав у автора два: право на имя, и право на вознаграждение за использование его произведения.

 

Я не только написал по заказу американской фирмы этот учебник, но и продал ей же его. А глава проекта, по её же словам, согласовывала всё, вплоть до текста, в посольстве, у цереушников, по её словам. Ей это самой не нравилось, но таковы были условия, ей обозначенные при найме на этот проект. Кто платит деньги, тот и диктует условия.  Мне, к примеру, запретили в тексте использовать слово «товарищ»,  потребовали написание учебника в американской манере, в виде «кэйсов». А мне что,  я не против.  «Товарищи» легко стали «друзьями», короткие истории даже интереснее классического изложения.

 

Одновременно эта консалтинговая фирма работала плотно с Министерством образования. Обихаживала  бедных чиновников, для их правильного выбора будущего учебника. Устраивала научные конференции, из которых выходило, что их учебники самые правильные, кормила их в прямом и переносном смысле, много сил этому процессу отдавала.

 

Я продал этой американской фирме права на публикацию моих произведений очень хорошо, за большую сумму. В те времена широко обсуждался гонорар А. Чубайса, полученный  им за его произведение, от американцев. Намекали на коррупцию. Авторитетно заявляю, никакой коррупции нет и в помине! Это – «американское» Авторское право, я лично за свою книгу-учебник получил в два раза больше за условный печатный лист, чем Анатолий!  Повторяю, сделка моя была очень выгодна в конечном итоге, так как, несмотря ни на что, наши патриотичные чиновники выбрали учебники, авторы которых издавались в издательстве «Дрофа!»

 

Я, честно сказать, ликовал. Авторы они ведь очень злопамятны, ну не мог я простить запрет «товарищей» конкретно Правительству США. А свой гешефт я получил сполна.   Руководителя проекта тут же наказали – уволили и отправили на прекрасную родину – в США. Она плакала, прощаясь со мной. Как человек, она была мне симпатична, я её понимал. Где ещё она могла заработать такие дикие деньги, как в «дикой» России? А так красиво пожить? За время её командировки, например, у неё в Москве угнали целых четыре машины. Они были застрахованы в российской страховой компании, и этот факт её очень радовал.  Она очень была счастлива, что это случилось в России, потому что в прогрессивных США уже после второй угнанной машины ни кто бы ей из страховых компаний ничего не возместил. Она даже в США собиралась пользоваться услугами «Ингосстраха»!

 

На вопрос, почему же столько вложенных наличных денег в проект не принесли  результата, она вздохнула и честно ответила.

 

-Деньги, Иван, в России решают не все.

-Что не брали? –Решил уточнить я.

-Брали, хорошо брали, все брали. –Вздохнула  американка. –Всё время денег хотели.

-А почему же тогда решение комиссии не в нашу пользу? – Не сдавался я. – За базар надо отвечать.

-Они никогда ничего прямо не обещали. Говорили, что сделают всё, что возможно. – Слёзы выступили на глазах у бывшей руководительницы проекта. – Обманули меня, подставили. Но я их понимаю.

-А я нет, за обещания надо отвечать. – Настаивал я со своим русским негибким менталитетом.

-«Дрофа».

-Что «Дрофа»? – Не понял я.

-Победило издательство «Дрофа». У них дети, чиновники  жить тоже хотят. – Уточнила американка. – Я их понимаю. Я поступили бы на их месте так же. Я и так прожила целый год тут прекрасно. Так что всё хорошо. Спасибо за все. Берегись, Иван.

-Take care. – Был мой ответ.

 

Я тоже понял, о чём говорит американка. Сейчас, через двадцать лет после описываемых событий,  никто уже и не помнит, что в издательстве «Дрофа» каждые полгода почему-то погибал какой-нибудь заместитель директора. Времена были такие, гибли многие. Но учебники «Дрофа» издавала исправно. Суровые и смелые люди работали в этом издательстве в те годы, отбирали хороших авторов, если даже «американская» система Авторского права  ничего с ними сделать не могла, вмести с ЦРУ, посольством и деньгами.

 

Гордость за российское издательство «Дрофа»  наполнила тогда  моё сердце, ведь Авторское право – это только право. А законодательство можно и поменять. А вот жизнь по понятиям  - это наша хорошая традиция. И её менять не надо.

 

Американцы, уволив одного руководителя проекта, стали искать другого  из «русских». Потому что они поняли, что русской птичке «Дрофа» может противостоять только  русский «охотник». Я подавал как претендент необходимые документы, хотел занять это тёплое место. По западным стандартам, если были бы личные рекомендации, то это было бы хорошо. Мне потребовались рекомендующие, и я выбрал  лучшего, из числа уважаемых и известных всем  цереушников. Я попросил  о рекомендациях одного американского профессора, по совместительству, весьма уважаемого в  посольстве и в этой организации человека, он был тоже к курсе проблем проекта. Наверное, это была ошибка. Он на меня как-то странно посмотрел. Наверное, почуял, что будет так же как с предыдущим руководителем проекта, что я просто сожру их деньги и ничего не сделаю толкового.

 

Ещё год они пытались что-то  сделать, но потом проект затих и сдох. Или этим важным делом книгопечатания в России на основании строгого соблюдения  Авторского права, занялась другая организация, другой получатель грандов. Не знаю, меня это мало уже волновало. Как по мне, то «лучше быть первым в провинции, чем вторым в мире». Если не взяли руководить процессом, то это их проблемы. Главное что я получил – это опыт написания учебника. А деньги, полученные от авторства, уже давно потрачены.

 

Авторство на паях.

 

На мой личный взгляд приятнее быть Автором, чем просто автором. Автор с большой буквы всё делает сам, без помощников и посредников. Но я на своём  взгляде не настаиваю, потому что я лично предпочитаю соавторов помощникам и посредникам. Это подобно тому, что собственник может нанимать эффективных менеджеров, а может разделить свою собственность между трудящимися на него людьми. Тут всё дело вкуса, но, на мой взгляд, творец или соавтор всегда эффективнее нанятого исполнителя. Потому что Авторское право это не  только пожизненное право, принадлежащее самому автору, но и доходы от произведения автора, право их публикации и прочие материальные блага переходят ещё и наследникам. Но это всё нюансы, главное в том, что ты  выбираешь, будешь ли «один против ветра», или вас будет организованная группировка соавторов. Это дело вкуса.

 

Группировка соавторов склонна  к ссорам и дрязгам, это очевидно. Авторы достаточно вредные и амбициозные существа. Но если есть строгие правила и законы внутри группировки, то проблем, как правило, возникает меньше, чем если их нет.

 

Многие соавторы до того, как заняться этим забавным делом, совсем не определяют юридические или понятийные нюансы. И потом ссорятся между собой, делят доходы и славное  имя, определяют то, кто распоряжается совместным произведением в судах и прочее, прочее, прочее… Я примеры пока с именами и произведениями приводить не буду, это тема забавных и весёлых для меня рассказов. Чего не скажешь обо всем  известных авторах, бывших когда-то соавторами. Те порой даже не здороваются друг с другом, недовольные тем,  очень недовольны тем, что вышло из их печального соавторства.

 

До того, как плыть в лодке, надо чётко определить, кто за что  отвечает, кто за что получает, и как выглядит технология раздачи бонусов и пенделей. Многие, может быть, и не полезут в такую лодку. У них, может быть, совершенно другие планы на увлекательное путешествие.  Всё может быть.

 

Известно, что тот, кто платит за обед, тот и приглашает  сотрапезников. А будет ли за столом весёлый тамада, или нет, это лично его выбор. Ведь обед  может быть и поминальным, а зачем там тамада?  В нашем случае мы говорим о получении конечного продукта от  соавторства, пусть это будет издание примитивное книги.   Весь путь от передачи макета в типографию до притаскивания в заранее установленный пункт книжной продукции надо оплачивать, если соавторы это Авторы с большой буквы, конечно.

 

Иногда есть кому платить за это удовольствие, а иногда нет такой возможности. Будем, считать, что все соавторы совершенно безденежны, голодны, босы и бездомны.  Но они хотят быть Авторами, и им не нужны какие-то там издательства для этого. Тут всё очень просто. Находится ещё один Автор, способный оплатить банкет, вернее тираж и его получение. Иногда очень дешёвые типографии находятся очень далеко от Авторов, а иногда к тому же соавторы находятся очень далеко друг от друга, и даже не встречаются друг с другом. Такое время сейчас, такие широкие возможности. Поэтому важен точно определённый пункт, где все авторы-соавторы получат свою долю книг. Если кто думает, что это ерунда, то он глубоко ошибается.

 

Например, часть положенных мне книг я уже лет пять не могу забрать из Ленинграда. Может это оттого, что уже нет такого города на новых картах? Хотя для меня Санкт-Петербург всегда Ленинград. Или другой пример, тираж составляет десять тысяч экземпляров, из которых три тысячи принадлежит мне. Каждая книга весит 1 кг 100 граммов. Но моя машина не способна везти такое количество груза, да и хранить мне его негде. Беда-бедулька с этим книжным товаром может быть. Ведь, чем больше тираж, тем дешевле обходится производство книги. Но тяжелее этот тираж таскать с места на место.

 

Тот, кто оплачивает это удовольствие однозначно Автор и соавтор.  Но есть два условия для этого. Эта личность должна прочитать издаваемую за её счёт Книгу, и дать ей своё, отличное от авторских рабочих названий, название. За название и добровольное финансирование и получит  половину тиража. А что потом будет с этим делать – это вопрос  следующего дня.  Таковы суровые условия соавторства со мной.  Половину точно. И  все  Авторские права на все дальнейшие оплачиваемые  им тиражи книги с таким названием. И это строго по закону и по понятиям. И дети его будут получать доходы, если, конечно, доходы от этого дела будут, а не одни расходы.  Ведь Авторское право и бизнес, основанный на его использовании это слегка разные вещи.

 

А если соавторы достаточно обеспеченные люди, и каждый из них самостоятельно может оплатить тираж? Такое тоже бывает. Тогда  ничего не меняется, тогда книга издаётся и  тираж доставляется в установленный пункт на паях. И у каждого из соавторов есть возможность получать  в два раза больше экземпляров, чем, если бы платил за это удовольствие  приглашённый соавтор, придумавший название книги, и оплативший её тираж и доставку.

 

А размер каждого пая – это предмет торга для соавторов. Но торгуются они не все вместе, и не с друг с другом, а только со мной. И результаты их торга широко не оглашаются. Зачем людям посторонним знать как протекает авторские творческие муки? «Когда б  вы знали, из какого хлама…», или что-то вроде того.

 

Договор о соавторстве.

 

Заключать или не заключать договор о соавторстве – это личное дело соавторов. Но, по общему правилу, в случае отсутствия такого договора, считается, что оба соавтора внесли в созданное произведение равный вклад. Соответственно, оба имеют равные права на вознаграждение. А право на имя вообще не обсуждается.

 

С моей же точки зрения, если есть возможность формализовать отношения, придать им форму договора, то лучше это сделать. Так будет удобнее всем, и яснее потомкам. Есть документ, значит, так оно и было, согласно имеющимся документам. А слова и другие фантазии имеют малую цену. Даже факты искажаются со временем, а уж если говорить о словах, услышанных кем-то и где-то, то более ненадёжных свидетельств и найти трудно. Ведь к тому же, «слова произнесённые есть ложь», так сказал один поэт, и я с этим тоже согласен. А вот «то, что написано пером, не вырубишь и топором», тоже забывать не следует.

 

Поэтому отношения, права и обязанности соавторов должны быть всегда чётко и просто определены. А то все авторы мнительны и эмоциональны почему-то, и это совсем не улучшает  возможности для совместного творчества.

 

Всегда хочется сделать что-то общее, глобальное, применимое для всех. Но такой договор не будет отличаться простотой и  ясностью, это очевидно. Поэтому  есть смысл начать с частных случаев, минимизировать количество участников и, по мере потребностей, только расширять круг соавторов.

 

Если Автор один, а Автор с большой буквы всё делает для издания своей книги сам, то вряд ли нужен Договор о соавторстве. Мы не будем углубляться в то, сколько личностей творили в его сознании какое-то там произведение.  Это его личное дело, то, что творится в его голове. Если физическое тело одно, то и Автор один.

 

Хотя некоторые Авторы  берут себе псевдонимы,   для придания значительности произведению. Я сам этим грешил, когда писал учебник для средней школы. Но, по большому счёту, имел полное право на такой псевдоним! К примеру, я понимаю Автора Владислава Кошкина, который написал книгу о птицах, их обычаях и разнообразии. И при этом публикуется под псевдонимом Лиза Чайкина и Ерофей Орлов. Это, чтобы не заподозрили читатели, что интерес к птичкам у Кошкина в основном связан с их вкусовыми качествами.

 

За свои  мысли надо отвечать.

 

Тут  совсем недавно происшествие случилось со мной как раз на эту тему. Собрались два будущих  соавтора в ресторане. Классика жанра: нищий художник и поэт и богатенький его друг, который почему-то дружит с этим нищебродом и, время от времени, даже кормит его. Чтобы хоть что-то иметь с его бессмертных в недалёком будущем произведений, а не только чувство глубокого удовлетворения от своей доброты и щедрости, друзья решают получить хоть какую-то выгоду из своей дружбы и опубликовать прекрасные произведения, как соавторы. Денежки даст «Богатый Буратино», а  публикацию подготовит «Бедный Художник» И обращаются за помощью конечно к очень  квалифицированному  юристу, то есть ко мне. И я тоже очень скоро уже сижу вместе с ними в ресторане. Я люблю ходить по ресторанам, когда платит за это удовольствие кто-то другой.

 

Пусть ведут меня в хороший ресторан, кормят и излагают суть проблемы. Я готов дать совет и помочь, чем смогу тут же, не люблю откладывать  новые дела, и так уже много отложено.

 

Я понимаю всё, что хотят друзья – будущие соавторы и быстренько на салфетке  им пишу простенький текстик договора о совместной деятельности по соавторству. Пока ем, заодно, по доброте душевной могу, что угодно написать. Текст им нужен  был не для участия в тяжбах по судам, а скорее понятийный.

 

В Приложении  к  повести есть этот Договор, и многие другие, если что.

 

Договор был прост и ясен, друзьям он понравился. Они хотели ещё, чтобы я написал им сразу же Приложения к данному договору, но  я уже был сытым, а когда я хорошо поем, я не способен уже ни на какие другие дела,  кроме как пойти спать. Я это  объяснил, и был понят.

 

А Приложения я легко напишу во время следующего обеда в ресторане. Это же так просто.  А может быть даже два или три Приложения сразу напишу. Мне же не жалко, я всегда за соавторство.

 

«Богатый Буратино» всё же решил показать этот договор своему юристу. А «Бедный Художник» заявил, что его всё устраивает, и он готов подписать такой договор хоть сейчас. Меня тоже всегда устраивало, когда все вопросы в тёплой дружеской обстановке решаются, без привлечения  третьих лиц и организаций, в кругу только соавторов, желательно в ресторане.

 

Я ведь тоже был уже соавтором  этих друзей, хотя они пока не знали об этом. А подпишут договор, из Приложений всё узнают! Ведь договор мой, личный, авторский. Правда, я претендовал всего на один экземпляр будущей Книги, но зато с подписью обоих авторов. И на тёплую дружескую обстановку в ресторанах. Это же нормально?

 

 

Как становятся Агентами

 

Мой товарищ «Бедный Художник» на самом деле был не так уж и беден. Вернее, у него было просто очень мало доходов в виде денежных знаков. Но это был его осознанный выбор. Ещё лет двадцать назад он о своём подходе к жизни мне рассказывал. И я всё очень хорошо запомнил.

 

В его понимании денег как таковых вообще не существовало, вернее, деньги были в наличии, но ничего не значили. Как, например, у многих до сих пор есть в наличии советские деньги, но они ничего уже не обозначают, за них ничего не купишь, на счёт в банк не положишь. Просто деньги, на которые купить ничего нельзя, бывшие «настоящие». Любой ребёнок таких денег, даже лучше, нарисовать много может. А лучше они будут потому, что авторские, все индивидуальные, «hand made», то есть сделанные руками с любовью и надеждами, а не бездушными машинами.

 

А так как рано или поздно даже деньги, на которые ещё что-то можно купить здесь и сейчас, станут бесполезными, то интересоваться ими, копить и особенно любить их бессмысленно и глупо. Ещё смешнее «пластиковые»,  «электронные» деньги. Это вообще какая-то фикция, какая-то запись на каком-то электронном устройстве. Сотри эту запись тем или иным способом и сразу же никто  никому ничего не должен! А способов для этого масса, например,  можно просто взорвать  маленькую атомную бомбу в нужном месте в нужное время. И всё.

 

Так рисковать  и увлекаться добычей денег Бедный Художник не хотел и поэтому стремился не к деньгам, а к удовлетворению своих потребностей. А деньги, по возможности, вообще не брал в руки. Его устраивало то, что всё необходимое у него было. Всем необходимым для его радостной и гармоничной жизни его обеспечивали окружающие люди, у которых  не было таких непростых отношений с деньгами. И это устраивало всех.

 

Да, иногда Бедный Художник голодал, часто голодал около суток, несколько раз голодал по неделе, а один раз оставался голодным целых две недели! Но голодание был его собственный выбор, так он лучше видел и чувствовал мир. Ведь когда Бедный Художник не голодал, он любил хорошо поесть, вернее даже обожраться.  А когда он был пресыщен, ничего и никого ему уже не хотелось. Так он и жил, порой голодный, порой обожравшийся. Но  хороший аппетит  Бедного Художника отмечали все, имевшие счастье с ним есть за одним столом. А что может быть важнее хорошего аппетита к жизни?

 

Ещё Бедный Художник имел много других хороших привычек, кроме привычки к голоду. Он был трудолюбив и настойчив в достижении своих целей. Главное для него было что-нибудь захотеть, потому что все свои самые изысканные желания он всегда удовлетворял. А вот что-нибудь захотеть новенькое было для него лёгкой проблемой.

 

Замёрзнуть на улице расчищая завалы снега, а потом захотеть рюмочку водки и  простой, но сытной пищи, разве это плохо? Поэтому трудности не смущали Бедного Художника, он их преодолевал. А преодолев получал от этого радость и простые жизненные желания.  Вот так и жил этот обычный Бедный Художник, «ел не досыта, спал без просыпа, не досыпал в общем». Зато был порой очень активен, а при наличии перспективы издать свою первую Книгу ещё более активизировался. Ведь наличие своей Книги открывало ему новые перспективы и порождало новые желания. Например, свою Книгу можно дарить Библиотекам и Друзьям. А это уже путь к вечности,  и памяти, помещающейся не только в гаджете или компьютере.

 

Дело всё в том, что когда Бедный Художник был активен и целеустремлён, то с ним было трудно совладать. Здоровенный детина с прекрасно развитой мускулатурой, полный радости и сил мог достать кого угодно. Это о таких, наверное, придумали выражение, что «ему легче отдаться, чем объяснить, почему его не хочешь». Короче говоря, бедный Художник был личностью таранного типа.

 

Поэтому настойчивое требование посетить его скромное жилище и отобедать скромной, но здоровой пищей, не принять было невозможно. И я уже на следующий вечер после обеда в ресторане, где мне   кампанию составили  два  друга Бедный Художник и Богатый Буратино, и где, за оплаченный мой  вкусный обед я им сочинил Договор о соавторстве, я  обедал вечером в  домашней скромной атмосфере с Бедным Художником. 

 

Дело в том, что для поддержания ощущения голода Бедный Художник старался есть один раз в сутки, и предпочитал обедать вечером, после захода солнца. Время, после захода солнца, это время, когда спадает жара и возникает лёгкое чувство голода. Проживание  ряда своих лет на Югах  сказалось на взгляде на миропорядок Бедного Художника.  Ну, где в Москве 26 декабря 2018 года  после захода солнца спадает зной? Я не знаю таких мест, но Бедный Художник жил, видимо, именно в таком месте.

 

 Обед был скромен. Запечённая утка с яблоками и черносливом на первое и второе блюдо. Вернее, это был какой-то гусь, очень уж большой и жирный оказался. Готовил Бедный Художник сам и очень вкусно готовил. Приготовленная им пища была проста, но своеобразна. Он готовил не по рецептам, а так, как ему казалось правильным в момент приготовления пищи. Если бы  он захотел открыть ресторан и был бы  там по совместительству шеф-поваром, то это была бы и проблема, и изюминка такого ресторанного бизнеса. Ведь интересно, когда не знаешь, чем будут кормить. Но из опыта прошлых застолий понимаешь, что кормить будут вкусно. А какая разница тогда чем?!

 

Излюбленной тактикой ведения переговоров Бедным Художником была  тактика непредсказуемости порядка его действий. Он мог сначала покормить, а потом говорить на интересующую его тему, мог ждать, пока приглашённая им на переговоры личность сама догадается о чём будет речь и начнёт беседу первой, а мог  поставить на стол еду, но пока не давать её  есть, и сразу преступить к делу. Типа намекает, мол, договоримся, тогда уже и поешь вкусной еды. А запах то от еды уже пошёл. Действует на нервы! А не договоримся, намекает Бедный Художник, то мол, еды больше самому достанется.

 

Я хорошо знал этого беспринципного Бедного Художника, и поэтому решил сразу выяснить, что тот хочет. А   то перемазанными в гусином жиру руками неудобно  писать на бумаге разные договоры.

 

-И что тебя от меня надо, если гуся даже приготовил? – В лоб спросил я Бедного Художника. – Мне и твоей знаменитой каши хватило бы. Ведь важно не что ешь, а с кем.

-Будь моим агентом. Я хочу тебя нанять. – Сразу перешёл к делу Художник.

-Чем платить будешь, что как агенту делать надо? – Мне хотелось есть, поэтому я спешил.

-Книги буду давать, а агентом будешь по защите моего Авторского права.

-От кого защищаться будем? От Богатенького Буратино?

-От всех, на всякий случай. Но без излишнего фанатизма. Десять процентов от тиража Книги тебя устроит? Платить деньгами не буду, нет  их у меня.

-Десять процентов от тиража  - это двадцать процентов от твоих экземпляров Книги. Это меня не устроит точно. Договор должен быть разумным, а это совсем не разумно. Совсем разумно если не с тебя брать десять процентов от тиража, а сразу со всех, со всего тиража.

-Но судиться, если что, за свои денежки будешь, в моих интересах. – Настаивал Бедный Художник.

-Представлять твои интересы где угодно буду, а вот судебные всякие пошлины и транспортные расходы  - это твои проблемы. Представь, у тебя тираж Книги 100 экземпляров, твоих 50, из них 10 из них ты отдал мне,  и вдруг нарушили твоё Авторское Право на территории США. И ты вполне справедливо требуешь наказать обидчиков. И что, я всё брошу и попрусь в эту далёкую страну защищать твоё Авторское Право? Я что, похож на идиота? Да за  10 несчастных книжных экземпляров зачем мне нести такие расходы?

-Ну, погорячился, не подумал, извини. Разумный договор сам придумай.

-Десять процентов от всех твоих личных доходов от издания Книг и иных Авторских доходов.  Ведь не только Богатый Буратино вложит деньги в издание твоих Книг, но и издательства тоже захотят. Я в этом уверен. Могу представлять тебя в переговорах с издательствами и другими «буратинами», как твой агент.  Личный Агент Автора, представляющий весь комплекс необходимых действий, связанных с твоим Авторским правом. Транспортные и судебные расходы – за твой счёт. Решишь, что надо судиться, судись. Это твоё право. Я советы ещё бесплатные давать буду, без обедов даже, по телефону.

-Без обедов не интересно, давай есть гуся! Советы приятны за обедом. – Высказал своё мнение  Художник.

 

И мы стали есть гуся, весьма довольные собой.  От десяти процентов  доходов не один Автор не обеднеет. Есть ведь  даже обычные люди, которые зачем-то церквям отдают «церковную десятину». А это в высшей степени бессмысленно. А вот отдавать мне десять процентов, для запугивания возможных нарушителей Авторского права очень разумно. Ведь когда юрист является в издательство как Агент Автора, и от его имени по доверенности всё делает, что необходимо, то как же Автору это удобно!

 

Поели, потянуло в сон. Но надо было идти составлять этот самый Агентский договор. Так что Книги ещё нет, а работа уже есть!

 

-Да, ещё. За каждый факт издания Книги, где ты Автор, подписывать мне и дарить Книгу будешь. Не забудь, это без договоров.

-Хорошо. Ты напиши там, что надо, я подпишу, в Агентском договоре. Мне важно, что я не один против «Богатых Буратинов» буду, а с тобой вместе, а ты ушлый. А  раз так, то 10-20 процентов, это же не столь существенно, сейчас особенно.

-Ну, нет, ты не прав, это существенно.

-У меня корректор ещё в соавторах будет. Договор напишешь? Как предыдущий?

-Будет новый обед, будет и новый Договор. – Таков был мой суровый, но справедливый ответ.

 

На этом мы и расстались.

 

 

Кому же всё же это нужно? И зачем это всё?

 

 

Жизнь она  склонна к излишествам и неравномерности. То цветут бурно цветы весной, то зимой даже подснежников на улице не найдёшь. Так же дело обстоит и с обедами. То тебя приглашают на обед каждый день, а то полгода никто даже и не подумает пригласить и вкусно покормить за свой счёт.

 

На следующий день после встречи за обедом-ужином с Бедным Художником я опять обедал вместе с Богатым Буратино. Причин для этого  было две. Первая заключалась в том, что Бедный Художник даже ещё не подписав Агентского договора объявил меня своим агентом в области Авторского права и его окрестностей и предложил Богатому Буратино иметь теперь дело со мной. Ему самому надо, мол, быть вечно голодным, чтобы творить свои нетленные произведения, а Агент может и разжиреть. Это его проблемы, агента, он за это «проценты» получать будет в виде книжек. Вторая  же причина была в Договоре о совместной деятельности и соавторстве. Именно для его обсуждения я и явился в ресторан. Но начали с другого.

 

-Покажи мне Агентский договор! – Сразу  после заказа в ресторане попросил Богатый Буратино. – Мне понять полномочия твои надо.

-Сейчас напишу и покажу! – Достойно ответил я. – Ещё не писал пока. Дел своих хватает. К концу обеда узнаешь.

-Ну, хоть в общих словах, интересно же. – Настаивал на своём Будущий Соавтор бедного Художника.

-В общих словах, я представляю интересы Автора, в том объёме, в котором ему надо. Суды и транспортные расходы в рамках представления его интересов он оплачивать обязуется. И ещё,  десять процентов от доходов в денежной форме или  в  натуральной форме, в виде экземпляров Книг, принадлежащих ему, обещал отдавать. – Объяснил я суть нашего договора в общих словах. – Более-менее обычный Агентский договор.

-Десять процентов много!  Щедрый какой оказался наш бедный художник. Бедные они всегда такие добренькие, или добренькие всегда бедные?

-Он вообще двадцать мне предлагал, но это перебор. При больших объёмах доходов и пять процентов нормально. – Согласился я.

-При больших и три процента за глаза. – Высказал своё мнение Богатый Буратино.

-А где ты видел большие объёмы? – Поинтересовался я. – Я пока вообще ничего не вижу, нет ни единой Книги. Будут книги, особенно, если они будут хорошо продаваться, то будут и другие  разумные проценты. Ведь вам, Авторам, никто не запрещает, нанят любого Агента. По любому Агентскому договору  себе взять, можно завести себе сотни Агентов. Или самим всё-всё делать. Это же ваше право.

-Ну, да, так-то оно так. Но всегда лучше стабильность, а для этого хорошо заранее определить условия игры.

-Бедный Художник  и я определили. А твоя жизнь – это твоя жизнь. Сам с ней и корябайся. Как Агент  я могу, ты меня знаешь, много кого подбить на печатание Книг Бедного Художника. Если бизнес будет хороший, то очередь желающих стоять будет.

-Не горячись.  Пиши лучше договор, вот и горячее несут. В общих словах я всё понял. Давай есть.

 

Описывать  процедуру питания вкусной пищей безнравственно, если читает про это голодный и худой, и ещё более безнравственно, если читатель толстый и пресыщенный. Обоим ведь сразу же захочется есть, проверенно.  А первому нечего есть, может быть,  а второму уже вредно есть, отъел своё, так что саму процедуру обеда и порядок подаваемых блюд я опущу из гуманных соображений. Но  в  результате усиленного питания я предоставил  Богатому Буратино свой Агентский договор с Бедным Художником.

Написал его используя планшет, а не на салфетке, как обычно.

 

 

Когда Богатый  Буратино прочитал Агентский договор он тут же начал комментировать, задавать вопросы.

-А Договор то вчерашней датой, не подписан!  Пока подписи нет, о  чём разговор?  -Шутил Буратино.

-А она есть, только её не всем показывают. Если хочешь, увидишь фото подписанного договора, или даже могу предоставить распечатанную его копию.

-Хочу копию!

 

С помощью нехитрых манипуляций с   принтерами, фотокамерой на смартфоне и пересылки файлов, через десять минут я предъявил Богатому Буратино Агентский Договор, вернее его копию. Мне пришлось, правда, выходить  на улицу к своей машине, потому что в ней я всегда вожу принтер, на всякий случай, вдруг надо будет срочно изготовить документ?! Особенно это удобно в судах, им иногда требуются странные документы. А чудеса техники позволяют их изготавливать прямо на автостоянке.  Это фишка удивляет многих судей, которых уже почти ничем не удивишь, а  Богатый Буратино был удивлён такой оперативностью.

 

-Ну ладно, договор есть, но беседу  нашу ты согласовал? – Ёрничал Буратино.

-А с какой целью интересуетесь? Это мои личные отношения с Автором, агентские.  И о них никого информировать  я  не собираюсь. Зачем? – Парировал я.

-Ну, я тоже хочу  тебя взять в свои Агенты, может быть. Вот причина и цель моего интереса.

-Это уже другой разговор. Кто же не хочет наживаться? – Ответил я вопросом на вопрос и переслал по WhatsApp Богатому Буратино текст сообщения от Бедного Художника. Текст гласил : «Чё тянуть кота за хвост? Давай,  договаривайся. Пусть подписывает Договор о Соавторстве. Мне некогда ждать». Текс Богатому Буратино понравился, он даже стал смеяться.

-Значит, вот как. Вдвоём на меня одного теперь навалились. А финансируй всё я! И Агентом я хочу тебя взять на других условиях. Не нравится мне в Агентском договоре десять процентов. Очень не нравится!

-Так легко уберу. Раз не нравится в Агентском договоре, пусть десять процентов буду  в  Приложении №1 к этому договору, и касаться только первого тиража Книги вашей совместной.  Кто же протии? За ваши деньги любой каприз. Но тогда сначала надо подписать Бедному Художнику и Богатому Буратино Договор о Соавторстве. И только после этого я готов говорить об Агентском Договоре между нами.

-Не нравится моим юристам твой договор. Много неопределённости, не типичный он.

-А Бедному Художнику нравится. Он его уже подписал. – Сказал я и вынул Подписанный Бедным Художником Договор о совместной деятельности и соавторстве. – Мне им поручено подписать договор сегодня, или не подписывать вообще. У него есть уже другие предложения.

-И кто ему что предложил? Если не секрет? – Удивился Буратино.

-Я и предложил вчера, если что. Я от напечатания  100 экземпляров Книги не обеднею, да у меня их будет тогда  целых 60 экземпляров, а не 50 как у тебя. И именно моё имя будет  красоваться на обложке Первой Книги Великого Автора. Именно я войду в историю, а не ты.

-Ну и что тебе мешает так кинуть меня? – перешёл на понятийный образ общения Буратино.

-Профессиональная этика мешает. –Вздохнул я. – Детали этой сделки  мне стали известны в силу профессиональной деятельности. И пусть мне оплачивают мои услуги обедами, но оплачивают. И я же их жрал, не подавился! Значит, не могу, по моим понятиям, кинуть тебя. А вот если ты откажешься от подписания Договора о совместной деятельности и соавторстве, то это будет не кидняк, а  обычный бизнес. Сам же решаешь, это только твой выбор.

-А поговорим ещё на эту тему? Или дожать хочешь быстро? Типа «да» или «нет»? -  Буратино, хотя уже и был готов подписать Договор, но не  переставал торговаться.

-Поговорим, отчего же не обсудить детали. Мы же рассчитываем на многолетнее сотрудничество, партнёрство, соавторство.  А тут хотя и сроки поджимают, сроки всегда и всех поджимают, но  Автор поручил мне, как Агенту, сегодня решить этот вопрос, так что я могу беседовать и обедать спокойно до 12 ночи.

-Все юристы жулики, но ты, Хитрый  Юрист, большой жулик. Понимаешь, в Договоре о совместной деятельности и соавторстве, не определено много существенных моментов. А их хотелось бы определить.

-Понимаешь, какой бы не был строгий договор, всегда есть неясные моменты. Их все не определишь, от всего в жизни не застрахуешься. Ведь любой договор можно нарушить и потом судиться годами.  Но смысл в этом какой? Хитрый и запутанный договор всегда затрудняет деятельность. А договоры о совместной деятельности вообще очень сложные. Их отрабатывают годами. А рамочное соглашение, ведь Договор о совместной деятельности и соавторстве является именно рамочным соглашением, по своей сути, позволяет его уточнять и конкретизировать в Приложениях в любое время.

-Но что это за пункт, где договор можно расторгнуть в любой момент? Это вообще юристы не понимают. –

-Юристы у тебя тупые. Хотя, по Авторскому праву юристов хороших очень мало. Качество юристов познаётся только в  судах, а в скольких процессах в рамках Авторского права твои юристы принимали участие?

-Не было такого.

-И какой смысл им  показывать Договор тогда? Чтобы подписались, что одобряют? Они тупые, но не дураки, никогда не одобрят. Ведь договоры отражают реальные отношения, а не какие-то мифические юридические. А они не те, и не те не знают. А в реальных отношениях если соавторы возненавидят друг друга, то это мгновенный конец соавторства, однозначно.  И вводить в обычай, в обычную практику, суды между соавторами глупо, это  противоречит здравому смыслу. Зачем это надо, кому это надо, может, тогда вообще с этим делом не затеваться?

-Ну а как регулировать частности? Нюансы, возникающие по ходу дела?

-Оперативно, Приложения к Договору – это его часть, и в них всё можно уточнять до бесконечности.  И без их подписания не надо вообще совершать значимых действий. А когда пройдёшь один раз этот путь, то  потом всё станет просто и ясно.

-Давай подпишу. Убедил типа в том, что подписать и что-то делать это разные вещи. Тем более, что при всём богатстве выбора, выбора вы мне не оставили.  Я говорю этому делу «да». Но готовь Приложения, буду торговаться.

-Читай произведения, и готовь Книгу, был мой ответ.

 

Богатенький Буратино подписал Договора о совместной деятельности и соавторстве.  С 25 декабря он уже работал, Агентский договор работал с 26 декабря. До конца года  я надеялся юридически оформить все эти отношения.  Время ещё было. Я был сыт и  моё первое Агентское поручение выполнил в полном объёме и в установленные сроки.

 

Транспортные расходы, я, конечно, понёс, но это были не те транспортные расходы, которые стоило возмещать. Ведь не строгое следование «букве закона или договора», а следование его духу и смыслу было моей задачей. Меня кормили хорошо,  и я был доволен, так как, на мой взгляд, моя деятельность была полезна всем её участникам. А ведь это так редко, когда юрист приносит пользу всем. Эти твари часто приносят проблемы, а польза обычно приносится ими только некоторым, да и те исстрадаются,  пока получат эту пользу.  Юристы, прежде всего, приносят пользу себе, сутяжничество - оно такое.

 

8.Обеденный марафон.

 

Многие думают, что все Бедные Художники по определению являются Лохами Обыкновенными. Ну, это не совсем так, вернее, часто даже совсем не так. Художник, по определению, обладает достаточно высоким уровнем фантазии. Ведь он, прежде всего Творец. А натворить что-нибудь без фантазии сложно. Поэтому, если уж Бедный Художник придумает себе какую-нибудь цель, то он может придумать и достаточно оригинальные пути для её достижения.

 

Поэтому уже 27 декабря 2018 года я имел честь опять обедать и одновременно ужинать в обществе Бедного Художника и ещё  ряда приглашённых им незаурядных личностей. В этот раз жарили шашлыки на улице, и подавали их в дом тем, кто не любил романтики уличного быта. Как-то так случилось, что Бедный Художник жил в достаточно богатом доме, на своей земле и мог себе позволить жарить шашлыки в любое время дня и ночи. Чем он с упоением и занимался, предоставив мне полную  возможность решать все юридические  и понятийные вопросы с его двумя будущими соавторами. Раз назвался Агентом Автора, то работай, Агент, если жрать шашлыки, конечно, хочешь! Справедливо.

 

Почему-то запах жарящегося на углях мяса  в чистом морозном воздухе неизменно вызывает желание есть. Так что я сразу, без долгих прелюдий набросился на этих  будущих соавторов. Их было два: Художник и Корректор-Редактор. Художник был мужик и тоже сильно хотел жрать, поэтому, был  готов  на всё, сразу и без всяких долгих рассуждений. А вот Редактор-Корректор была бабой, похоже, не особо прожорливой. Не толстая вроде бы, а может быть очень волевая. Признаков жажды шашлыков на её лице было не заметно.

 

-Ваши предложения? – Начала она сразу вопрошать.

-А что Вы сами-то хотите? –Ответил я вопросом на вопрос.

-Денег и побольше. И чтобы ничего не делать. А если делать, то где-нибудь в Турции или Египте, отдыхаючи, там мне легче и плодотворнее работается. Проверенно. – Стала повышать ставки Корректор.

-Я не против, но не за мой счёт. Я вообще Агент, тружусь за несколько экземпляров будущей Книги,   да за еду сейчас. –Расставил я  всё на свои места.

-Ладно, тогда, сколько платить  за мой тяжкий труд будете? – Уточняла она детали.

-Шашлыки если дадут, и то хорошо, - вздохнул я. – Художник наш ведь Бедный, а его трудами мы все тут кормиться собираемся.

-Демьян Бедный не плохо совсем жил. –Неожиданно высказалась мадам. – Я с ним весьма плодотворно работала. А этот тип куда лучше Демьянки пишет. На порядок лучше.  С ним можно и лишний вес набрать.

 

Древность Корректора-Редактора как-то не вязалась с её моложавым обликом. Даже противоречила ему. Но я почему-то не сомневался, что всё так оно и было.

 

-А где вы с ним работали? – Решил уточнить я.

-В «Правде», разумеется. Такая суровая школа корректорского  дела  была мною там пройдена. А была я совсем юной девчушкой, но на всю жизнь запомнила, как надо работать.

-Ошибиться было страшно? – Поинтересовался я делами давно минувших дней.

-Ошибиться было невозможно. Не ошибались почти. – Вздохнула заслуженный корректор. – Но это уже в прошлом. Теперь это не в цене, правильность мыслей и их изложение мало кого интересует. Но всегда надо держать уровень, иначе самому будет противно.

 

Корректор-Редактор весьма неожиданно подобрела. То ли от первой порции принесённых Бедным Художником шашлыков, то ли от первых ста граммов водки, весьма лихо ей выпитых. Я не пил, поскольку был за рулём, и слегка даже позавидовал такой лихости. Тянуть  дальше не имело смысла, дама была конкретная, и я ей сразу дал текст договора.

 

 

 

 

Редактор-Корректор неожиданно легко подписала Договор совместной деятельности и соавторстве.  К-Р.  Только заметила при этом, что, с точки зрения русского языка,  договор составлен вопиюще безграмотно. И, видимо, от расстройства, выпила ещё сто грамм водочки. Юридический язык имел к русскому весьма специфическое отношение. Особый сленг.

 

Художник же прочитав этот же договор, сказал, что ему и одного экземпляра Книги хватит. Мол, у него всяких картинок полно, он сколько хочешь их намалюет. А так хоть люди увидят его произведения, может, кому понравится.

 

-А на что Художник живёшь? – Поинтересовался я.

-Скульптуры ваяю. –Скромно улыбнулся Художник.

-Так твоя фамилия вроде бы не Церетели? А скульптуры тяжело продать. Материал опять же дорого стоит.- Уточнял я у Художник его образ добычи средств на жизнь.

-Братья хорошо платят. Часто заказы делают. Не голодаю.

-Что за братья такие богатые у тебя? – Раскапывал истину я.

-Братки, их некоторые называют. Я  же их зову  братьями Художников. Мрут часто, памятники им из мрамора и гранита рублю. Много предварительных заказов есть. Они реальные пацаны, красоту тонко чувствуют и ценят. – Открыл свою тайну процветания Художник. – Правда, раньше умирали чаще, платили больше, но зато сейчас стало спокойнее работать. Твёрдых заказчиков много, почти все полностью предоплату вносят. А то, помню, давно это было уже, в прошлом веке,  один заказал для друга грандиозный монумент, задаток дал, и сам умер, убили его. А его друзья оплачивать не захотели предварительный заказ, и ему самому очень скромно почести отдали. Да и потом сами все поумирали, из-за жадности, наверное. Пришлось под себя переделывать монумент, очень уж хороший художественный вкус был у того брата. Но зато  у меня, благодаря тому заказу, есть прекрасный памятник. Я его уже установил на своей будущей могиле. Хорошее место подогнали братья, очень хороший участок на престижном кладбище, хороший памятник.

 

Помолчали, сурово пережёвывая шашлыки. Художник был по совместительству философ и жизнелюб. Но мне, как Агенту, это было не важно. Важно было оформить все юридические документы побыстрее. Тем более, что Бедный Художник уже собирался нести новую порцию шашлыков.

 

-Но оформить книгу, всю книгу, обложку, иллюстрации, это же труд? А всяких труд надо оплачивать. – Гнул свою линию я.

-Да. Оформление книги – рутина. Согласен. – Согласился Художник.

-Может, ты как Художник-Оформитель ещё прославишься? В Библиотеках труды авторов иногда переживают скульптуры. Вон, скульптур Ленина на Украине мало уже, а по Библиотекам труды есть ещё.

-Может и прославлюсь. Почему бы нет? – Разумно согласился Художник-Оформитель.

 

И я ему подсунул очередной договор, который он, не особо читая, подписал. Понимаю, у него братья все по понятиям живут и умирают. Уважаю.

 

 

         Под вторую порцию шашлыков все, кроме меня, опять выпили водочки, а  это была уже вторя бутылочка на троих. Сильны были будущие соавторы, и я зримо ощущал их силу.

 

-А не нужен ли вам всем вместе Агент, для предоставления ваших интересов перед третьими лицами? –Задал им я важный вопрос. – Я, конечно, Агент Бедного Художника, но, может и вам нужен Агент?

-Мне лично обязательно нужен Агент, чтобы отвезти меня домой. Я тут недалеко живу. –Чётко определила свою позицию Корректор-Редактор.

-И мне нужен Агент. Если он, конечно, не похоронный. Тех агентов у меня в знакомцах очень много есть. – Мило и жизнерадостно улыбнулся Художник-Оформитель.

 

Так что я им предоставил для ознакомления и подписания Агентские договоры.

 

 

А заодно я позвонил Богатенькому Буратино. Про Агентский договор рассказал, особенно про п.9 в нём. И о том, что сейчас творится в доме Бедного Художника. Так  что почти все будущие соавторы, подписали его в один момент, в 21-00 27 декабря 2018 года. Правда, был один, Бедный Художник, подписавший его раньше. Ну, пусть он и Бедный Художник, но, на мой взгляд, самый хитрый из всех своей бесхитростной простотой. А ещё у него очень вкусные шашлыки получаются.

 

Конец Повести и начало работы Агентом.

Источник

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА