Опубликовано: 30 января 09:00

Дар афродиты

0215.ММ.01-5

 

Странный бык Ян.

Дар Афродиты\

 

Проживание на Медвежьих Землях откладывает на любую личность свой отпечаток. И тот, кто хорошо пожил там, никогда уже не будет прежним. А кто там пожил плохо, в Своло-парке, например, тем более, никогда уже не будет прежним. Может быть, так происходит при проживании в любой местности, но ярко это проявляется именно после жизни на Медвежьих Землях.

 

Так много и  регулярно ещё никогда  Ян Францевич не трудился. Большая востребованность его, как быка, льстила его самолюбию, но   как личность он из-за этого труда не мог активно заниматься саморазвитием. И на то  были объективные и субъективные причины. Главная из субъективных была в том, что Ян хронически не высыпался, был, так сказать, на рогах всё время. То есть мог уткнуться рогом в землю, и только потом обнаружить, что заснул. А какое саморазвитие, если не можешь полноценно высыпаться? Главная из объективных причин была в том, что Библиотеки в Милых Мурках, как таковой не было. Книги уже доставлялись регулярно, помещение  Библиотеки по высоким Медвежьим Стандартам было выстроено, а Библиотеки не было.

 

Ведь главное в Библиотеке это не книги и помещение, главное в любой Библиотеке - Библиотекари. А где взять медведя-Библиотекаря, полноценного потомка Библоса  в Милых Мурках? Взрослые мишки не могли появляться на Кошачьих и Коровьих Землях –  это было требования  глупого стада. Коровы и тёлки из стада  боялись медведей, пока не было с ними Яна Францевича, и  это был жёсткий запрет, договор, который никто не мог и не хотел нарушать.

 

Единственное место, где по понятиям и Приказу Диктатора можно было бывать медведям, были знаменитые Воловьи Лужки. Но когда там можно было бывать медведям, то нельзя было бывать коровам, правила существуют либо для всех, либо нет никаких правил. Воловьи Лужки так называются потому, что там много лужь и их затапливает весной вешними водами. Луга заливные никак не годятся для Библиотечного Дела, там сыро.

 

Афродита не только не давала спать Яну по ночам, но ещё была очень разумной и рассудительной кошкой. Она знала печаль  Яна по Библиотеке и его расстройство  из-за отсутствия Библиотекарей. Коров она обоснованно считала тупыми и отсталыми существами по части чтения, по крайней мере, и была согласна, что их культурный и образовательный уровень надо было лечить Библиотекой. Тогда, может быть, днём её Ян не будет так уставать,  образование отнимет все коровьи силы и остудит желания.

 

-Ян, а Ян? Ты с Полинкой  про Библиотеку говорил? – Как-то уже под утро ласково спросила Яна Францевича Афродита.

-С Гагариной что ли? – Уточнил Ян. – Не говорил, она  не хочет общения со мной, не требует моего внимания. За что я ей, кстати, благодарен. И вообще, не до разговоров мне днём.

-А ты поговори, предложи ей Библиотекой заведовать. Сильно грамотная она теперь стала от общения со своим Гагариным. Она согласится, я уверена. В Библиотеке  удобнее дружбу с медвежатами крутить, чем на сеновале. Особенно осенью и зимой.

-Но ведь медвежата сидеть круглые сутки в Библиотеке будут в Милых Мурка. А потом вырастут, и  их  уже не отвадить будет, привыкнут. А взрослым мишкам нельзя  на Коровьи и Кошачьи Земли, порядок порушится. Медвежонок Гагарин и так себе дом начал строить в Милых Мурках. «Утро Полины» называет это архитектурное сооружение. Часть здания уже готова к проживанию. Хорошо, что Марта за Гагариным присматривает, а то бы он и жил в Милых Мурках постоянно. Что мне делать потом с Гагариным, его ведь никак не выгонишь?

-А давай ему памятник поставим? – Предложила умная Афродита. – Памятники взрослым медведям ведь можно ставить в Милых Мурках?!

-Но он же ещё медвежонок.   Памятник медвежонку ничего не решает. – Парировал Францевич.

-Он с виду медвежонок, а так он взрослый медведь, медвежата сразу взрослыми и серьёзными рождаются. Все медвежата такие, а котята сначала не очень взрослые. Памятник  надо установить взрослому Гагарину. А будет он похож или нет на реального взрослого Гагарина абсолютно не важно. Церетела попрошу, он быстро  памятники абстрактные делает. За сырники сделает, прожорлив.  – Развивала свою мысль Афродита.

-А кто у нас Церетел? – Спросил бык.

-Не важно, это мои проблемы. Церетел себя скульптором объявил великим, у него родня из меньшевиков была,  меньшевики – традиционно еноты. Но там какая-то гремучая смесь из родни, мишки гризли ещё есть. Скульптором будет, новая порода зверей. Я сейчас придумала. – Довольная своим тонким юмором, засмеялась Афродита.

-И что это решает? - Не понял юмора  Ян. – Гагарин ведь  живой, не памятник?

-Напишем  на памятнике – «Гагарин». Спросят коровы, что делает на их земле взрослый медведь Гагарин, ответишь, чтобы пошли на площадь и посмотрели на памятник. Если неграмотные и тупые, то пусть идут в Библиотеку сразу! Гагарин – памятник.  А Библиотеки коровы боятся. Быстро все станут считать, что Гагарин – памятник. Особенно, если сейчас начнём им это пропагандировать. Вон, Вася мой, зря что ли катушки  в своём Политуправлении на шкуре делает, и сырники ест хорошо? Пусть всем коровам убедительно докажет, что Гагарин – памятник. Проблема решена.

-А Библиотекарей где взять для Полины?  Я хочу настоящих потомков Библоса! – Настоящая Библиотека должна быть у нас в Милых Мурка. Не хуже чем у Федота в Орлином Поместье!

-Я сейчас, Ян Францевич, пошучу. Только ты не обижайся.  Ты – тупой. – Пошутила Афродита. – Как любой мужик тупой, хоть  ты и знатный бычара, но ты – тупой. Я не намекаю на твою родственную связь с  местными коровами,  ты ведь родом из Швейцарии, но ты – непроходимый тупица!

-Почему? – Спросил не понявший шутку бык Ян Францевич.

-Потому что после того, как  коровы признают, что Гагарин – памятник, в их сознании все другие памятники  будут тоже признаны равными живым личностям.

-Не понял, переведи, – тупил Ян.

-Сколько тебе Библиотекарей надо? – Перевела разговор на другую тему  Афродита.

-Трёх достаточно.

-Площадь Коров сделаем в Милых Мурках.  Скажи сегодня это коровам, они будут очень довольны. Я все вопросы порешаю днём, к вечеру поймёшь всё.  Договорились?

 

Ян был доволен, он верил своей любимой Афродите. И хотя она крутила хвостом, стараясь замедлить ход звёзд,  но рассвет наступил. Ян отправился искать Полину Гагарину, чтобы сделать ей предложение, от которого она не смогла бы отказаться, а Афродита разбудила Васю и послала его к мэнкуну Лео с важным поручением, ну и с подношениями, как водится.

 

Сырники и свежая сметанка  вместе с убедительной речью кота  Васи настолько ускорили все формальности, что уже к вечеру того же дня на Площади перед Библиотекой стояла огромная скульптура предположительно медведя несущегося предположительно куда-то  вверх. На пьедестале было скромно написано «Гагарин».

 

В этот же день появилась в Милых Мурках новая Площадь – «Площадь Коров».  В центре её был а огромная скульптура в которой нельзя было угадать ничего, кроме трёх голов, слегка напоминающих медвежьи или кошачьи. И это было прекрасно. На пьедестале под  ней  была надпись «Библиотекарь (три штуки)»

 

А Афродита весь день провела у плиты, она пекла сырники сразу на трёх сковородках. У Церетела было много готовых скульптур, поэтому заказ Афродиты был исполнен мгновенно. Вот что значит великий Скульптор! Всё заранее делает.  Но одна была проблема в Церетеле – очень много жрал сырников. И теперь, целую неделю, Афродита будет их печь целыми днями. Такова цена современного искусства. Но любовь не имеет цены!

 

Похоже было, что на Медвежьих Землях возникала ещё одна, кроме мёдиков, крепкая валюта. Это были сырники от Афродиты. Мишки-Банкиры совсем не переживали по этому поводу. Эта валюта мгновенно уничтожалась, если где её находили. А эмиссионный центр работал  только для обеспечения собственных нужд, ну и ещё порой по другим надобностям. Зато экономились мёдики и быстро решались любые проблемы.

 

Вечером Ян и Афродита сидели вместе в Библиотеке усталые, но счастливые. Они не могли говорить и молчали спя. Или спали молча.  Рядом с ними тоже спала усталая, но довольная  Заведующая Библиотекой Полина. А не спали в Библиотеке только четыре доблестных медвежонка – три из них были очень здоровенные,  после зимы они станут уже взрослыми мишками.  А четвёртый был – мелкий, Гагарин. Все чистокровные потомки Библоса. Таскали книги, каталогизировали всё. Утром собирались открыть Библиотеку для всех.

 

Про имена первых трёх  медвежат ничего никому не известно в Милых Мурках, только Полина знала, как их зовут, она ведь Заведующая Библиотекой в Милых Мурках, а все Заведующие много чего знают! У медвежат- Библиотекарей были специальные таблички, на которых была специальная надпись для тупых коров «Библиотекарь». Потом, чтобы как-то их различать в разговорах, в табличках появились цифры «1», «2», «3», кошки попросили дописать.

 

А у Гагарина, которого все и так знали, была табличка «Памятник», опять же для тупых коров. Ведь некоторые могут и не понять, что Гагарин – памятник!

 

 Василий – Начальник Политуправления, вместе со всем своим Политуправлением, со всеми своими Заместителями Начальника, имеющими имена Бобусь, Принц и Кэнди, кропотливо вёл беседы с коровами весь день.  Эта компания на четыре голоса одновременно мяукало о том, что Гагарин теперь памятник, что на Площади Коров – памятник трём Библиотекарям, все и Библиотекари тоже сейчас стали памятниками. А если кто чего не понял, то добро пожаловать в Библиотеку! Там им Полина с  крепкими Библиотекарями книжек надают много и не выпустят, пока коровы не станут образованными. Даже доить их будут там же, в  Библиотеке, с кошками всё согласовано. Прогулок давать не будут.  И Яна им не дадут тоже, не понятливым быки не положены! Всем известно, что  тупые дети Яну Францевичу не надобны. И так у него родни очень много разведено. Все пока умные. Тупых, мол, на Коровьих  и Кошачьих Землях не надо и Яну и кошкам, даже памятники против тупых!

  

Коровы, чтобы не сойти с ума от такой пропаганды, очень быстро поняли, что Гагарин – памятник, что Библиотекари – памятники и их главное, коровье достояние на Площади Коров.  Но коровам ещё предстояло написать сочинение на тему: «О важности библиотечного дела», для проверки их умственных способностей. Самое интересное, что коровы с тех времён гордятся своей Площадью Коров, но почти никогда туда не ходят. Так что с коровами все вопросы были решены довольно-таки быстро.

 

А вот Лео, оформляя документы, совершил странную ошибку. Он вместо «Площади Коров» написал «Площадь Каранад». Может быть, сильно объелся сырников, а, может быть, были указания свыше. Ведь Лео ещё и Командир Мышиной Гвардии Диктатора Просто Енота. Кошки узнали про эту ошибку сразу же и были сильно довольны. Им не нравилось название «Площадь Коров»! Но их об этом не спрашивали, не было даже референдума! Зато Библиотекарей все стали называть  среди кошек «Трое с Площади Каранад». Так звучало романтичнее, чем Библиотекарь №2, к примеру. А коровы тупые, ничего об этом не узнали, а им никто и не сказал!

 

Один Вася увидел злой умысел в названии этой Площади. В этих места  его били Милка, Мурка и Афродита! И ему казалось, что это Площадь Кары над Василием.  А ведь он Василий Блаженный был тогда. До сих пор он не понимал, за что его били. И если Афродиту за всё простил, а особенно простил  за сырники, то Мурку и Милку обходил до сих пор стороной. Пусть себе других дураков-кавалеров ищут!

 

Но была ночь, и Афродита не перемещала звёзды. И Ян спал, и Афродита спала. Что может быть лучше,  чем поспать в Библиотеке?  Наверное, для этого Библиотеки и создаются, чтобы было хоть одно место, где можно спокойно поспать. И Ян спал до обеда, его никто не тревожил. А Афродита с утра была у плиты – пекла сырники. Такова была прекрасная жизнь в Милых Мурках.

Источник

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА