Опубликовано: 14 февраля 07:24

Играл оркестр для кларнетиста

0067.АП.02-7

 

Оркестр играл своему кларнетисту.

 

Многие события в нашей жизни  запоминаются благодаря каким-то деталям. И чем больше проходит времени, тем всё более  помнишь   то, что на тебя произвело особое впечатление, а не целиком событие.  Хотя события никуда из памяти вроде бы и не уходят, но постепенно теряют свою яркость.

 

Вообще, похороны, как таковые, мне не нравятся.  Но есть такая традиция, закапывать  в землю умерших, и многие её придерживаются. На мой вкус, лучше  останкам сгореть в огне, и быть распылёнными  в тех местах, которые любил умерший. Как поступили с прахом, например, Константина Симонова. Или быть закопанным на том участке, где жил и живёт и будет жить  его семья, род. Как закопали тело Льва Толстого, хотя обидно, что  сейчас в его Ясной Поляне нельзя пообщаться с официальными потомками. Это логично  и разумно, на мой взгляд. Но у каждого народа и рода, у каждой семьи свои обычаи и традиции. Каждому – своё, я ни на чём не настаиваю.

 

Мне не нравится, например,  что многие примешивают религию к этому семейному делу. И  никого не интересует, как покойный относился к ней и её служителям. Все так, мол, делают. И мы как все тоже будем. Зачем быть как все? Не нравится мне такой подход, не уважают порой покойников и их мнение.

 

И особенно мне не нравится, что ставят крест на могиле. Обелиск с пятиконечной звездой, на мой вкус, куда как лучше и эстетичнее выглядит. Звезда – символ гордого Человека, а крест – символ страданий Человека. Но, повторяю, каждому своё.

 

На похороны близких мне людей ходить приходится, я в них всегда стараюсь участвовать,  не смотря на  возможные идеологические расхождения по поводу организации процесса. Кто оплачивает  и организует саму процедуру, тот и определяет её порядок. Логично.

 

Когда хоронили моего отца, Степанова Дмитрия Алексеевича, то  это был первый мой опыт в данном вопросе. Дело происходило в посёлке Приморский, он же Петропавловск-Камчатский-50, он же сейчас  город Вилючинск. Прощание происходило в спортивном зале школы №4 в Сельдевой, директором которой он был. Зал был полон людьми, и это на меня не произвело особого впечатления. На школьные линейки собирается, конечно, много народу,  обычное дело для учащихся, логично, что   на прощание собралось раза в два больше народа. Зал вмещал.

 

А вот когда мы ехали уже на кладбище, то на улице Победы машина остановилась, понесли впереди неё награды отца на красных подушечках, заиграл оркестр. Процессия проводов прошла по улице до конца посёлка. Приморский тогда заканчивался у магазина №6, или школы №7. Оказалось, что многие люди ждали на улице, чтобы пройти за гробом отца. Эти люди не ездили в Сельдевую, ехавшие с нам из Сельдевой, провожавшие в последний путь  на кладбище, на  пяти автобусах из них не выходили. Ехали тихонько позади процессии. А мы, близкие родственники, сидели в кузове  грузовой машины, рядом с гробом, возглавляли её.  Процессия заняла половину улицы Победы. Был декабрь, тёплая камчатская зима. Такое   количество желавших пройти за гробом  моего отца меня поразило, я не ожидал такого. Ведь никого из  этих незнакомых мне людей не заставляли собираться на улице и ждать нашу процессию. Это было не только семейное мероприятие, почему-то  наше личное горе коснулось многих. Шёл 1978 год.

 

Маму, Смирнову Клару Ивановну, мы хоронили в  декабре 2015, перед самым Новым Годом, в Волгограде. Грузовика открытого уже не было, пяти автобусов тоже.  Прощание и похороны были организованы уже по новым стандартам, и мне понравились. Молоденький поп отпевал маму на кладбище, она бы одобрила данную процедуру. Хотя особенно религиозной не была, но  была не против своего присоединению к православной компании христиан, очень даже за. Даже мне присоединиться к этим людям предлагала, по доброте душевной. Гроб спускали не на полотенцах, а с помощью  специального очень удобного устройства. Так что из всей процедуры это больше всего запомнилось мне.

 

В феврале 2018 года хоронили дядю, Бориса Ивановича Смирнова, в Переславле-Залесском.  На меня и в детстве мало кто мог оказать своё влияние, а уж  когда я вырос, то таких личностей знаю очень мало.  С 2001 года я очень часто стал общаться с дядей Борей, мы стали жить рядом. Могу отметить, что я слушал его слова, обдумывал их и вносил коррективы в своё мировоззрение.  Так что он был самым влиятельным для меня человеком в моей жизни. И его потеря для меня  невосполнима. Нет больше такого Человека для меня.

 

Процедура проходила, согласно новым стандартам, с которыми я уже был знаком, нормально. Но на кладбище   приехал оркестр из военной части, с Чкаловского, где он много лет служил и потом работал, выйдя на пенсию.  Тётя Фая, жена дяди Бори, рассказывала, что он, пока не женился на ней, играл на кларнете в этом оркестре. Она была против его отсутствия дома, после женитьбы, так что я ни разу не видел и не слышал, как играл дядя Боря в оркестре.  Мама тоже мне рассказывала, что дядя Боря хорошо играл на кларнете в молодости. Но я даже без оркестра не слышал его игры на кларнете!

 

Оркестр играл  своему кларнетисту, провожая его.  И вроде бы часто на похоронах играют оркестры, но этот играл совсем по-особому, другие мелодии. Я не знаю, знали ли музыканты, что он играл в этом оркестре, но большей душевности в музыке, звучавшей на похоронах, я никогда не слышал.

 

Для меня, вместе с дядей Борей, под музыку оркестра, уходила целая эпоха. Эпоха, когда на памятниках ставили звёзды, а не кресты. Эпоха, когда Человек  проходил как Хозяин своей Земли, а главное, эпоха, когда все были молодыми и имели родителей.  И следующее поколение, к которому принадлежу и я, теперь принимают всё в свои руки. И никому не избежать непрерывного процесса жизни, частью которого является смерть. Играл оркестр для своего кларнетиста,  а кто будет играть нам, и будет ли в том нужда?  Для меня теперь важно успеть услышать  музыку, ещё при жизни музыканта, его музыку.  

 

 

Источник - http://xn--7-0ub.net/obschii-razdel

Важная тема.

 

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА