Опубликовано: 24 февраля 2013 20:47

"Я верил в смерть,как в высшую награду" Часть-3

 «В ночь на крещение.»         18.01.10.

«За гранью.»

 

 

Я верил в смерть, как в высшую награду

Когда увидел в зелени очей

Степей волчицу краденых ночей,

Почуявшую вмиг коварную засаду.

 

Скреб волчьим коготком под ложечкой Эдип

И в сдавленных губах выпрыгивало сердце,

И запах матери услышал я, как скерцо

И страх измены в горле стыл как шип.

 

Я пережил тебя как ураган,

Когда на шхуне пахло еще краской,

И хлопал парус, бриз струился лаской,

И воздух был взведен, как смазанный наган.

 

Я задыхался, грудь сдавило тесно

И небо придавило чаек визг

И в тучах солнца распадался диск

В морскую гладь в жемчужных пятнах – блеснах.

 

Решил я роль сыграть за маской безразличья,

Но ставки все росли, и бухал пульс в висках,

Как Ренуар, что в пятнах, что в мазках

Я правил холод черт ее обличье.

 

Я приближался к тайне бытия,

Когда в бессилии волчица позвала

И коготочки в лапки убрала,

Тут маска развалилась вдруг моя,

Но грани ткань меня все не впускала.

 

Дурманно-красное и терпкое вино,

Иглесиас в угаре сумасбродном,

Рука в руке, глаза в глаза, губы к губам,

Наш танец как рулетка в казино.

В испанском терпком танце этом вечность

Кружились мы по комнате, фонарь

Светил нам тускло в окна и звонарь

Нам склянки отбивал, вплывая в бесконечность.

 

Мы приближались к границам бытия,

В соленом бризе палуба пылала,

Луна в иллюминатор нам блистала,

И лента жизни вся как кисея.

 

Солоноватый запах, плеск волны морской

И запах матери из нежности, из детства,

Вершины близость нам(Вершина близости) предстала без кокетства,

В котором привкус был уже слегка мирской.

 

И не меня, и не ее вокруг, одно

Сплошное тайны бесконечной наважденье,

И вросшие друг в друга без сомненья,

И вязкой той стены магнитное окно.

 

Просачиваясь там, где порознь не впускают

В одни уста с неистовством слились,

И пламя языка, желая все спалить

Безумствовало так, как будто запирают.

 

Его иль все вокруг в границах "Ты" иль "Я",

Когда спалив вокруг все сущее убранство

И не боясь границ тончайшего пространства

Оно вдруг вырвалось за грани бытия.

 

        И две лозы, как окончанье мукам,

Желания и страхи пережив,

Как две души, пространство поглотив,

Проткнули грани ткань, слились с Вселенским Духом.

 

 

культура искусство литература проза новелла
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА