Опубликовано: 07 апреля 13:13

Стадион и Жюль Верн

Стадион и Жюль Верн

          Это было давно. Лет 40 назад. Еще при Брежневе!

          Солнечный полдень. Наш класс впервые тренируется на настоящем стадионе. Стадион совсем небольшой, но настоящий, даже с трибунами! В центре футбольное поле, вокруг беговые дорожки.

Мы будем бежать 2 километра. Я никогда не бегал на физкультуре больше 30 или 60 метров, но 2000 метров не кажутся мне большой дистанцией. Солнце, теплая, почти летняя погода  и мысли о скорых каникулах наполняют оптимизмом, хочется летать!

Я замечаю металлические опоры-колодки для старта бегунов и с волнением представляю, как мы будем стартовать с этих штуковин. Представляю себя сжатой пружиной! Оттолкнусь и полечу!

Но учитель просит нас встать на старт у обычной линии. Колодки, такие прекрасные, остаются для настоящих спортсменов. И это разочарование я воспринимаю как предательство хорошего настроения… Ничего, мы еще побегаем, стартуя с этих изумительных железных колодок! В другой раз! Позже!

Несмотря на хрупкую, но волнующую надежду, стартового пистолета тоже не было. Был обычный свисток и взмах руки...  Как в школьном дворе… Обыденно… Я видел, как стартовые пистолеты продают в спортивном магазине не улице Горького. Вот накоплю, и у меня будет такой! Интересно, их продают детям? Буду одалживать учителю! А он будет держать его  бережно и крепко. И уверенно стрелять вверх!...

Я обычно очень хорошо бегал в школе. Но это были 30 метров! И раза два 60…  А последние несколько раз научился быстро стартовать, выстреливая себя как пулю, и нестись вперед так сильно, что от падения спасали выкидывающиеся вперед ноги. Я мог быстрее, но боялся упасть. Было ощущение полета! Казалось, ноги еле касаются асфальта. И потом, после финиша, надо пробежать еще несколько метров, чтобы остановиться! Это было что-то сумасшедшее!

Совсем недавно прочитал статью про Валерия Борзова. О том, как он приблизился совсем близко к 10 секундам на стометровой дистанции. Близко, но не преодолел эти несчастные 10 секунд! Точнее, преодолел, но на тренировках. Мне казалось, 10 секунд - это так долго! Я смогу уложиться когда-нибудь! И стану чемпионом! На один раз! И больше не буду участвовать в соревнованиях. Как бы не уговаривали! Самый молодой чемпион-школьник! Побил рекорд Борзова и больше не соревнуется! Я никогда не хотел стать спортсменом!

Но сейчас предстояло пробежать 2000 метров. Это 5 кругов вокруг футбольного поля. И старт уже дали. Я бегу. Точнее, я рванул!

Я ухожу вперед уже через четверть круга. В конце первого круга я опережаю всех, наверное, метров на 100! Я  как машина, рвущаяся к победе! И это не в полную силу…

Я бегу один, а остальные очень далеко позади меня!

Эйфория успеха опьяняет. Но я не позволяю горделивым мыслям овладеть собой. Я удерживаю сознание в режиме скромности и деловитости. Бег – это как работа. Я просто работаю. Беги, думаю я, а радоваться не надо. Потерпеть до финиша!

Я хочу посмотреть на наших девчонок на трибуне, но они быстро проносятся перед глазами. Я пытаюсь уловить сигналы восторга, но их нет… Никто не восторгается моим бегом! Все обыденно. Даже солнце светит ярко, но без эмоций…

Второй круг дается труднее. Наши догоняют меня. Медленно. Но все же приближаются.

Как только я почувствовал, что меня начали догонять, появилось чувство ответственности! Нельзя допустить быть не первым. Даже вторым нельзя. Только победа!

Бежать становится труднее.

Может пропустить кого-то вперед? Быть первым было вдвойне трудно и вдвойне ответственно. Не прибежать первым – это был бы провал! Даже вторым нельзя!

Но серебро – это тоже почетно, мысленно уговариваю себя. И намного проще, чем золото! А по значимости – очень почетно. Я представляю, как размещено почетное второе место! Немного ниже первого, но намного выше бронзы! Бронза вообще не драгоценный металл!

Нет! Первым или не важно, каким!

Второе место соблазняет, манит, ум уже побежден! Но душа требует, чтобы я был первым!

Третий круг. Меня догнали. Сначала один. Я сопротивляюсь. Потом второй. Потом почти все. И сил становится совсем мало. Я и не думал, что всего три круга могут так измотать.

Четвертый круг я бегу последним. С огромным трудом.

Кажется, легкие высохли и превратились в такие же безжизненные жабры, как у воблы. Дышать мучительно больно. Неужели мои легкие умерли? Я даже представляю, как меня увозит скорая со стадиона.

Обидно! Погибнуть, впервые пробежав по стадиону! С первого раза!

И стыдно! Хотя я все же был первым! Хоть и всего два с половиной круга! Ощутил это…

Легкие совсем сжались. Начало немного тошнить и темнеть в глазах. Хочется остановиться и лечь. И смотреть в небо…

Но надо бежать, точнее, с трудом передвигая отяжелевшие ноги, двигаться к финишу.

Силы совсем иссякли. Я прикидываю, сколько еще шагов смогу сделать, а потом упаду…

И сознание ищет зацепку. Чтобы зацепиться и вытащить меня… Я судорожно перебираю самые приятные моменты, чтобы представить, что если преодолею этот стадион, окажусь там! И это должно быть самое приятное на свете…

Я представляю море, теплый песок, потом мороженое, велосипед, дачу, какие-то парки… Чего-то не то…

Я прикрываю глаза на миг и отчетливо ощущаю вкус печеной в гусятнице курочки с хрустящей кожицей, представляю себя в бабушкином кресле у тумбы с телевизором и с книгой Жюля Верна, которую мне дал дедушка… И ощущение, что скоро приедут родители. Предвкушение их приезда…

И эта картинка делает мои старания какими-то осознанными и не напрасными! Вот цель! Не какое-то первое место. А просто пробежать, потом оказаться у бабушки с дедушкой и ощутить все то, что я представил!

Все это длится меньше минуты. Но кажется, это часть жизни! Целый кусок! Долго.

Я доплелся до финиша! Мне удалось!!! Я даже стараюсь не показать, как мне плохо, что легкие у меня скорее всего безнадежно засохли, меня тошнит, сил стоять нет… Но я держусь! Стараюсь! И своим потемневшим взглядом даже не смотрю на трибуны с девчонками, учителя и мальчишек… Нет сил, и нет желания… Хочется кричать, чтобы вызвали скорую помощь! Но я терплю! Вдруг, все пройдет?! Хотя трудно в это поверить! Еще немного потерплю!..

 

Вечером я сидел в маленьком и очень удобном кресле перед тумбой с черно-белым телевизором. Он еще стоял на поворачивающейся платформе. Хотя его никто не крутил! И читал Жюля Верна. А может,  и «Трех мушкетеров»!.. И курочки не было. Но были вкусные бабушкины котлеты, самые вкусные на свете! И ощущение спокойствия, уюта и тепла!

И счастья?

культура искусство литература проза проза Рассказ Новелла Счастье
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА