Опубликовано: 25 февраля 2013 05:00

Гость на празднике Бон 2 (архив)

     Внезапно проводник остановился и, низко нагнувшись, стал пристально рассматривать землю перед собой.  Потом он осторожно прошел дальше, обогнув широкий куст, туда, где с другой его стороны  была  небольшая тень  и эта высохшая и твердая, как асфальт,  усыпанная небольшими белесыми  камнями земля, была темнее.  Из-за куста он показал два вытянутых пальца, а потом махнул куда-то в сторону холмов, которые казались совсем рядом, но определение  расстояний в буше всегда обманчиво.

   «Они прошли тут два часа назад» - шепотом, обернувшись к приезжему, сказал профессионал – и ушли на те холмы.» Он посмотрел опять на жестикуляцию проводника и добавил: «Небольшое стадо, двадцать-двадцать пять голов. Самки с телятами. Один хороший бык. Старый. Есть шанс, но это может быть опасно. Телята».  Он вопросительно посмотрел  на приезжего. Тот энергично закивал головой.  Выражение его глаз изменилось – сейчас они были прищурены и прямо-таки светились. Оценив этот взгляд, профессионал подошел к проводнику и они несколько минут  тихо разговаривали о чем-то, поочередно показывая руками разные направления, подбрасывая несколько раз пыль в воздух и опять возвращаясь к обсуждению.  «Идите в тень – позвал он новичка – можете покурить сейчас, потом будет нельзя. Вот Эрвин говорит, что на холме нам к ним не подойти. Ветер постоянно меняется и они выше нас – заметят.  Он предлагает перехватить их у водопоя. Часа через три они должны туда спуститься.  Нам туда – два часа. Вы готовы? Там будет легче, открытое место. Хотя выстрел – только дальний, метров триста. Как Вам?»

   «Я готов» - ответил новичок, присаживаясь на корточки и развязывая рюкзак, чтобы достать оттуда фляжку. Он закурил и, прищурившись, смотрел на холмы, как будто нарисованные акварелью - желтой и зеленой, так отчетливо они были видны. На небо над ними, такого синего цвета, какого больше нигде нельзя увидеть и поэтому казавшееся  немного искусственной декорацией. Только плывущая точка парящей хищной птицы нарушала иллюзию застывшей картины.  Солнце, казалось, не двигалось вообще, повиснув прямо над головой. Он сорвал висящий прямо перед его лицом небольшой лист с ветки и, в задумчивости, растер его пальцами. Неожиданно он уловил волну густого аромата, напоминающего и запах багульника, и мяты, и лимона одновременно. Подняв ладонь к лицу, он вдохнул этот запах, такой терпкий и сильный, такой знакомый и,  вместе с тем, совершенно новый, необычный.  Профессионал посмотрел на него и улыбнулся. «Так  пахнет  Африка.....Хороший  бык» - сказал он, указывая пальцем на холмы.

*****

    Маюми уже второй час смотрела на проносящиеся мимо поселки и рощицы. Ей уже надоело сидеть на этом, обтянутом темно-синим бархатом, сиденье пригородного поезда. В маленькой сумочке у нее лежали десять тысяч йен, которые дала ей мама, и еще тысяча – на обратную дорогу.  Она думала о предстоящей встрече со щенком – как его выбрать, какой он будет? Хотя имя у него уже есть, поэтому, наверное, и выбрать будет проще. Он должен быть пятнистый. И добрый. Как была бабушка. И веселый. Как сама Маюми. Почему-то ей непременно хотелось привезти этого щенка домой  до наступления праздника Бон, когда мертвые встречаются с живыми. Этот праздник совсем не грустный, как можно было бы подумать. Наоборот, он веселый. Как только начинает темнеть, на площадях раздаются звуки барабана, включают динамики, из которых звучит ритмичная, даже немного резковатая музыка, и люди в легких кимоно, собравшись большим кругом, начинают танец. Его движения очень просты – шаг одной ногой, затем другой, хлопок в ладоши, взмах рук… Кругом слышны разговоры, бегают дети, размахивая бумажными веерами…Впрочем, танцы праздника Бон, действительно, чуть более монотонны и медленнее, чем другие танцы, на других праздниках. Но только в этот день она могла встретить свою бабушку… И она хотела встретить ее со своим Бачи.

    Через четверть часа поезд наконец-то въехал под просторную крышу вокзала Синдзюку, в самом центре Токио. Маюми поднялась по эскалатору и вышла на большую овальную площадь, по которой медленно двигались автомобили. Несмотря на яркий солнечный свет, рекламные вывески огромных магазинов, красные фонарики ресторанов, огромная телевизионная панель, занимающая половину небоскреба напротив – все светилось и двигалось.

   Обогнув зеленоватое здание магазина «Одакю», она зашла в темноватый узкий переулок в конце которого, рядом с маленьким магазинчиком европейской одежды, был виден освещенный изнутри стеклянный куб. На дне его, выстланном  мягкой подстилкой, шевелились крошечные щенки. Одни беззаботно спали, другие кусали беззвучно лапы своих соседей, скорее всего – братьев и сестер. Маюми остановилась возле этого «аквариума» и долго наблюдала за ними. И наконец  она увидела Бачи.

*****

   Здесь, наверху, где почти не было тени, стало совсем жарко. Коровы перестали общипывать  концы веток и сбились в плотную группу. Телята жались к ним, пытаясь отыскать тень. Ветер, так и не разогнавшись с утра, совсем  затих. Бык медленно повернулся и, нагнув голову почти к земле, двинулся по давно уже пробитой тропе, спускавшейся в долину. Из ближайшего куста вылетела  пестрая птица с большим, немного изогнутым бежевым  клювом и, усевшись на голую ветку акации, склонив голову набок, смотрела сверху на черные спины буйволов, проходивших под ней.

******

4.

   Проснувшись утром, Бачи, возбужденно помахивая коротким хвостиком, по-хозяйски обошел весь дом, обнюхивая каждый предмет. Особенно понравилось ему низкое кресло, в котором любила сидеть бабушка. Он вспрыгнул на него и лег, свернувшись. «Нельзя, Бачи, слезь! Это бабушкино!» - испуганно закричала на него Маюми и попыталась согнать его рукой, но неожиданно он тихо зарычал. От неожиданности она отдернула руку. Тем временем мать стала накрывать на стол – отец  должен был вернуться с работы через десять минут. Привычно сгибаясь, она расставляла тарелочки и чашки, разложила палочки. Вскоре на маленьких овальных блюдцах лежали розовые кусочки жареного лосося, темные корешки горько-соленых квашеных овощей, горкой темнели листья сушеных водорослей.

   Едва они взяли в руки палочки, Бачи спрыгнул с кресла и сел на бабушкину подушку. Внимательно переводя взгляд с одного лица на другое, он молча наблюдал за тем, как они ели. Стоило кому-нибудь протянуть руку к общему блюду с рисом, как Бачи смешно поводил своими мягкими свисающими ушами , а потом заглядывал в рот. Стоило кому-нибудь заговорить, он тотчас начинал кивать мордочкой, словно тоже участвуя в разговоре.  Взгляд его был очень внимательным. Родители молча переглянулись…

   После того, как все встали из-за стола, Бачи, потягиваясь, вышел во двор и сел у калитки, наблюдая за проходящими людьми. Там тоже любила ставить свой раскладной стульчик бабушка. Так же, как и она, он провожал взглядом каждого. Через два дня уже все старушки-соседки заметили это. – Это Сато-сан снова вернулась к нам! – со спокойными улыбками говорили они и гладили Бачи. Он ласково тянулся к ним.  Через пару недель уже весь поселок знал Бачи, но мало кто приходил смотреть на необычную собаку: мысль о том, что в Бачи вселилась душа бабушки, никого не удивляла…

******

   Бык напился первым и, разбрызгивая грязь, вышел на твердый берег, распугивая белых цапель, которые, поднявшись, сразу же садились позади него. Возле воды всегда было много птиц и животных помельче.   Сейчас неподалеку, зайдя по брюхо в лужу, зарывшись мордами в ил, кормилось семейство бородавочников. Чуть подальше, не доходя до воды, остановились в нерешительности грациозные импалы. Теперь и остальные буйволы могли  насладиться водой. Бык отошел еще на несколько метров в сторону, чтобы лучше видеть все вокруг. На спину ему опустились две небольшие красноклювые птицы, деловито приступив к выискиванию насекомых. Дрожащий раскаленный воздух, поднимаясь от земли, иногда набрасывал волнистую пелену, размывающую очертания  дальних деревьев, высохшего  речного русла, нескольких  больших серых валунов на противоположном берегу.

   Выстрела он не услышал. Но что-то неожиданно и резко толкнуло его сбоку и тут же разошлось внутри  горячей  пустотой.  Второй удар уже не был таким неожиданным, только пустота внутри стала  шире.  Он уже знал – откуда  это пришло:  недалеко, за ближайшими деревьями  на мгновение возникло какое-то движение. Разворачиваясь для ответной атаки ,он почему-то увидел  удиравших в  прибрежный тростник с  высоко поднятыми хвостами бородавочников и множество поднявшихся в воздух белых цапель …

******

    «Ирассяимасэ! Добро пожаловать!» - громко приветствовал каждого входящего в ресторанчик хозяин. К вечеру, по обыкновению, все мужское население собирается в таких ресторанчиках, чтобы поужинать, съев свой любимый удон или соба, так аппетитно дымящийся  в больших глубоких мисках, выпить кружку-другую прохладного и  прозрачного «Асахи» и, главное, в чисто мужской компании поболтать о новостях с друзьями, похохотать над  свежим  анекдотом, просто отдохнуть.  

   «А, Такахаси-сан пришел! Давай к нам, есть  место! Садись, вот – попробуй – как они сегодня креветок приготовили, очень свежие…Сейчас пиво принесут…»

   «Слышали, вчера Танака-сан  весь улов потерял? При перегрузке зацепил сети и – все обратно в море…»

    « Хозяйка! Еще гохан сюда! И пива – два!»

    «А что там Сато-сан? Что-то давно его не видел.» - «Дома, наверное, с детьми. Знаешь про собаку их?  Вчера иду мимо, а она мне через забор так кланяется, точно как старая Сато-сан, я, конечно, тоже поздоровался, хотел дальше идти, а она опять кланяется… Так минут пять и разговаривали…»

   «Да… видишь, как быстро она вернулась… Значит, хорошо ей тут было…»

 

******

     Сидя на земле, он никак не мог достать сигарету из пачки. «Ну вот, Вы уже и не новичок! Perfect shoоt!  Неплохо стреляете» - профессионал хлопнул ладонью ему по спине – «давайте покурим, а потом пойдем, посмотрим…»

******

    Бачи, как обычно, крутился  около калитки и провожал взглядом прохожих. Почти всех, кто проходил по этой улице, он уже знал.  Не столько по внешнему виду, сколько по запаху, ведь у каждого он был особенный, свой.   Его тоже знали и, проходя мимо калитки, задерживались на секунду и коротко кланялись ему.  Сейчас  он, повернув свою мордочку к ветру, вдыхал, ставшие уже привычными, запахи морских водорослей и прибрежных сосен, рыбы, которую сейчас разгружали на причале и в больших корзинах везли заказчикам, бензина из гаража соседей, деревянной тачки, стоявшей возле забора. Но вдруг в нос ему ударил совершенно незнакомый, очень сильный запах. От неожиданности Бачи даже присел на задние лапы, смешно плюхнувшись на траву своим задом с большим черным пятном.  Он никогда раньше не знал этого запаха – багульника, смешанного с мятой и лимоном… И еще он увидел множество птиц,  белой волной поднимающихся вверх.

******

    Они подошли. «Он даже крупнее, чем я думал» -  сказал профессионал – «я же говорил Вам – хороший бык.  У Вас будет отличный трофей!»

******

    Наступал август. Месяц праздника Бон.

******

  

  

  

 

  

культура искусство литература проза новелла гость на празднике бон
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА