Опубликовано: 14 октября 13:05

Своё место

 

Методики определения места жительства

 

Место жительства человека играет огромную роль в его жизни. Поэтом,  часто человек не выбирает место, где ему жить. «Где родился – там и пригодился». Не хочет на себя брать ответственность в столь важном деле, перекладывая её на своих предков, далёких и близких.  Это, может быть, и правильно, ведь не просто же так род живёт в том или ином месте. Значит, так надо.

 

Те же личности, что решаются на определение своего места жительства осознано, самостоятельно и, как следствие, ответственно, руководствуются различными мотивами. Кого-то привлекают заработки, кого-то  «хорошие жизненные перспективы» для детей, кто-то просто плывёт по течению реки жизни и остаётся жить там, где его выбросило на более-менее твёрдый берег.

 

 Самым правильным методом  выбора  места жительства, на мой взгляд, является  внутренняя уверенность, что выбираешь место, где хочется тебе жить! Вернее, где хочется, чтобы была твоя могила, где будут покоиться твои останки. Ведь жизнь  неразлучно связана со смертью, и количество мёртвых личностей всегда превосходит количество ещё живых. Но, в основном, все думают о сиюминутных интересах, а не о вечном. Типа потом всё само собой устроится.

 

Но само собой ничего особенно не устраивается, вернее всё, конечно же устраивается, все трупы куда-то девают, но не согласно осознанной  воли личности. Ведь собственной воли и её собственного осознанного и задокументированного решения такая неразумная личность не оставила.  А потомки потом делают, что хотят с трупом. Часто не   принимая во внимание предпочтения последнего. Есть моральные и технологические основания такого поведения.

 

Например, моральные. Хочет личность, чтобы его тело сожгли, а пепел развеяли где-то. А высокоморальная православная церковь рекомендует  на канале «Спас» не слушать волю родителей, не спорить с ними. А когда умрут, просто взять и похоронить по православным канонам. Высокоморальные же каноны, как иначе. Или,  там же учат людей, что помочиться на могилу, хуже,  чем убить человека.   Так что мораль это страшная вещь.

 

Есть и технологические проблемы. Большая проблема, например, с погребением в Израиле, там  же все хотят, согласно религиозным канонам, возродиться после смерти. А места на всех не хватает! Где и как закапывать?

 

  В Америке нет проблем, на сто лет арендуешь место на кладбище, а потом уже и не важно. Выкинут тушку, сожгут или утилизируют. Технологии там такие. За всё надо платить и после смерти, в  Канаде и США! Особенно важно платить налоги. Поэтому, быть закопанным на государственных воинских кладбищах там  большая честь! Налоги ведь платить не надо.

 

 Но я не о налогах, не о технологиях или морали сейчас. Я о выборе места жительства ещё пока живой личности. В моей семье практически все выбирали то место жительство, где им нравилось жить. Правда, порой предпочтения менялись. «Да, мне нравилась девушка в белом, но теперь я люблю в голубом!», - так, кажется, бывает у людей? Бабушек и дедушек трогать не буду, к сожалению, они мне лично ничего не говорили о том, почему  они и где, поселились, как там жили. А вот про своих родителей, себя и сестру я кое-что знаю.  Методики были разные при выборе места жительства , но выбрать можно всё что угодно и любым методом, а жить, согласно своему выбору,  настаивать на своём выборе душой и телом, это совсем другое дело.

 

Мои родители  жили много где, и, как мне кажется, до какого-то момента использовали простой и незатейливый метод перебора, то есть метод проб и ошибок. Поживут в одном месте, не особо понравится, едут жить в другое.  Самый известный мне человек, из  применявших такой метод освоения пространства – Пришвин.  Поэтому буду называть такую методику Методом Пришвина.  Этот писатель под зиму, дёшево, любил покупать дома в разных местах  и жить там всю зиму, узнавать местность в самые суровые времена и встречать там весну. Если встреча весны в новом доме ему нравилась, то дом  оставался его навсегда. Если нет, то  летом он его выставлял на продажу. Летом же снимал жильё в различных местах, шлялся где попало, особенно Пришвину нравился «район Переславля-Залесского».

 

Один  любимый, не продаваемый  дом,  одно такое место, которое ему понравилось сердцем Пришвин нашёл таки в районе Звенигорода!  За всю жизнь нашёл одно место! Ну, ещё Пришвин порой зимой жил в Москве. Но этим никого не удивишь, многие живут в Москве. Неспешно как-то жил Пришвин, время. Видимо, было такое.

 

То есть Метод Пришвина хороший и весёлый, но требует много времени и удачи. Моим родителям через какое-то время этот метод надоел, хотя они его использовали. А, может быть, маме он надоел. И мама, предварительно всё обсудив с папой, положила вечером под подушку меньше десяти записочек с указанием выбранных мест для постоянного проживания семьи. А поутру,  вытащила одну наугад. Метод Мамы был прост. Метод Мамы выбора места  дал нам город Волгоград.  Не углубляясь в детали, могу свидетельствовать, что в Волгограде у моей семьи  есть  квартира, а мама  уже осталась в Волгограде навсегда. Это был её выбор! Хотя  она славно пожила и в других местах, потому что  на выбор места жительства часто накладываются определённые ограничения и дополнения.

 

Папа же продолжал использовать  другие методы, и, как мне кажется, Метод Пришвина он любил особо. Кроме желания жить где-то, надо ещё обеспечить и возможности для этого. Вот он и обеспечивал возможности жизни в Волгограде на Курильских островах.  Как это ни странно, но очень скоро, согласно маминому желанию, в Волгограде появилась квартира. И семья воссоединилась в Северо-Курильске. Там часто бывают землетрясения, извергается вулкан и ещё, что самое опасное, бывают цунами! А в ту зиму, которую мама провела в Северо-Курильске, там замёрзло в пурги  сорок два человека, и мама  чуть было вместе с сестрой не пополнила этот список! Видимо, мама не нравилась Северо-Курильску, ведь она выбрала себе Волгоград!   Маме тоже  активно не нравился Северо-Курильск и они летом расстались. Переселились на Камчатку.

 

Камчатка понравилась папе, мама к жизни там тоже  относилась более или менее лояльно. Не Северо-Курильск же! А я просто полюбил Большерецкий совхоз, потому что родился там! Где родился, там и пригодился! Но Большерецкий совхоз не нравился моей сестре, ей там было грустно. Да и мама  предпочла бы что-нибудь не столь отдалённое от цивилизации.

 

  Так что  наши перемещения по Камчатке и материку не закончились на моей Родине. Кроме постоянных мест жительства мы ежегодно, всей семьёй совершали ещё и сезонные миграции. Ежегодный отпуск у моих родителей был  около трёх месяцев. Денег тоже хватало,  так что много чего я посмотрел в детстве.  Хотя желание где-нибудь жить, кроме как на Родине моей мамы в Переславле-Залесском и на своей Родине в Большерецком совхозе у меня не возникало.  Некоторые мне места активно не нравились, особенно мне не нравился Ленинград. Хотя папе он, почему-то нравился! В Волгограде для меня было жарковато, но еда была вкусной. Южные моря мне были отвратительны, а Финский залив мне казался противно мелким, не вызывающим уважения.

 

Потом мы переехали в Приморский, сейчас это место называется Вилючинск. На берегу Авачинской бухты, вернее бухты Крашенинникова,   я приобрёл ещё одно, вызывающе ощущение родного дома,  постоянное место жительство. Да и Тихий океан вызывал моё уважение.   Папе всё тоже нравилось, так что жизнь мужской части нашей семьи удалась. А сестра вернулась в район своей Родины – в Сибирь. Видимо, ей там было хорошо. На Камчатку ехать жить она как-то не особо хотела. По крайней мере, мне так казалось.

 

Люди часто живут согласно ими же придуманными планами. Вернее, стараются так жить. Мама как-то любила планировать, и заставлять мир меняться согласно её планам. Например, по распределению, она должна была ехать в Казахстан, но ей почему-то не нравилась эта идея, и она добилась распределения в Сибирь. Маме нравилась Сибирь.  По плану мамы, мы в 1980 году перемещались на постоянное место жительство в Волгоград.  Чему она как-то внутренне радовалась, по крайней мере, в 1977 году, при очередном посещении города-героя Волгограда, я ощутил эту радость и заодно научился плавать на Волге-реке. Мне понравилась Волга и её пресная вода. Солёную воду я как-то не любил никогда. Так что я был не против Волгограда. Но папа почему-то этого не хотел, не хотел внутренне жить в Волгограде, не хотел есть до отвала абрикосы, помидоры.

 

Папа хотел жить на Камчатке, он мне это сам сказал.  И я запомнил, что он хотел бы навсегда остаться на Камчатке, так как полюбил её.  Так и получилось, отец навсегда остался со своей и моей любимой Камчаткой вместе.  Не знаю, знала ли о предпочтениях папы мама, но она  имела свои планы. Папины оказались сильнее. Из-за этого и планы мамы поменялись, вернее, вся её прежде чётко распланированная жизнь  разрушилась.  И ей пришлось создавать себе новую.

 

 Сезонные миграции никто не отменял, каждый год мы ездили в отпуск. Отпуск на материке дело святое.  Посещение Волгограда в 1980 году было уже без папы. В 1980 году сестра  почему-то захотела жить в Волгограде, а может быть, это было желание её мужа?! Но, по ряду обстоятельств, это не сложилось.  Зато в это же время  почему-то маме захотелось жить в Баку! Олимпиада в Москве что ли так на всех подействовала?! Вернее, маме нравился вариант жизни в Баку, с последующим перемещением в Волгоград! Это она мне предложила, а я был резко против. Очень сильно резко против. Ни при каких обстоятельствах я не хотел жить в Баку. Да, гранаты вкусные, друзей много. Но родная Камчатка без помидоров и синеньких, горячо любимой зелени навалом мне была несоизмеримо дороже. Так что не дал я маминым планам осуществиться. Противен и удушлив мне был Баку, хотя я там очень хорошо жил в 1980 году.

 

И дальше потекла река жизни, без различных методик,  и неожиданно её течение выбросило сестру на Камчатку, в  Приморский. И, что ещё более неожиданно, она там прижилась! Полюбила Камчатку, так же как я и папа, правда, не Большерецкий совхоз. Ну почему он ей не мил?!  А я попал в проклятую Сибирь, где очень холодно.  И не только в Сибири было моё постоянное место жительство, много где ещё потом было. И не только в России, неожиданно возникшей из уничтоженного Советского Союза, много где ещё по миру.  

 

Но  почему-то я всегда жил только там, где хотел, где были у меня мои личные дела. И таких мест накопилось много, моих мест постоянного места жительства, жадный оказался я до них.  И попав в одно из них, мне трудно его покинуть. Так как место меня держит, зная, что до следующей нашей встречи могут пройти даже не месяцы, а годы. Так и живу теперь.

 

И ещё, Метод Пришвина, метод простого перебора, я использую постоянно. Как папа. В смысле, что даже родные места для меня не достаточны, мне нужно ещё и ещё.  Мне самому не понятно почему, мне нужны новые места постоянного места жительства. Хотя  где развеять пепел от моего сожжённого трупа я давно определился. Но никак не успокоюсь. Может быть, эти мои перемещения по миру обусловлены генетически?  Может быть, всё может быть.

 

 Почему-то хочется последнее время уехать на Шпицберген. И ещё много куда, был бы рад уехать, если по делу. Может быть, надо использовать Метод Мамы и самому чётко задавать цели и не смотря ни на что их достигать? «Вперёд по трупам, пленных не брать!» Может быть, всё может быть. Хотя, это только методики, Метод Мамы и Метод Пришвина – частные их случаи.  И не стоит им придавать такого уж большого значения.  Выбор  места жительства, в конечном итоге, определяется сердцем.  Своим личным сердцем. А ответственность за твой выбор  тебя настигнет везде. Поэтому, лучше уж быть поближе к «Буйническому полю», а то потомки могут и не напрячься, надо делать всё самому.

 

 

 

Важная тема.

#мишьен   #сид  #тюльпан  #простоенот

 #Зверские стихи

#Человечные стихи

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА