Опубликовано: 12 ноября 17:12

Так ли страшен Ясир Арафат?

       В силу различных причин, мне, ребёнку пяти-семи лет, довелось присутствовать на неформальных встречах с представителями других государств. Встречи эти, хоть и носили неформальный характер, были весьма значимыми в целях укрепления сотрудничества между Советским союзом и другими странами.

       Было это в конце семидесятых годов, в Народной Демократической Республике Йемен, в городе Адене - на тот момент, столице этого государства. Южный Йемен имел широкие связи с Советским союзом, активно сотрудничая в различных областях.

       Военная составляющая этого сотрудничества была на одном из первых мест. В связи с чем, наша страна, не скупясь, посылала в этот регион военных высокого уровня. Одним из них и был мой папа. Военный советник, специалист по арабским странам.

       Поскольку командировки были продолжительные, могли длиться около трёх лет, довольно часто советские специалисты приезжали в страну целыми семьями. Однако наличие в семье детей не было распространённым случаем. Случалось так, что оставить меня дома было абсолютно не с кем, в связи с чем родители вынуждены были брать меня на все возможные мероприятия. В том числе, политического свойства.

       В подобных случаях с  меня бралось обещание вести себя тихо, молча, без приставания к взрослым с различными вопросами, чем я, крайне любопытный и общительный ребёнок, могла утомить любого. Затем меня одевали как куклу - в очень красивые платьица, носочки с кружевами, лакированные туфельки и прикалывали огромный бантик на макушку. Хотя, против бантика мой протест был весьма серьёзным. Поэтому иногда обходилось без него.

       На встречах с представителями различных Посольств и глав делегаций мне больше всего нравилось не внимание со стороны взрослых, нет. Я точно знала, что получу разные вкусности, которые, конечно же, в недостаточном количестве покупались мне родителями. Жвачка, солёные орешки, шоколадки, чипсы, вкусная фанта и менее вкусная кока-кола - вот стандартный набор даров, коим меня одаривали умилённые взрослые, лопочущие на разных непонятных мне языках. Все их подношения я принимала с должным достоинством, как саму собой полагающуюся дань.

       Что мне скучные взрослые? С серьёзным видом, они общались друг с другом на темы, абсолютно не интересные мне. И я, сидя за отдельным столиком, уплетая вкусняшки и запивая их фантой, смотрела на них как на людей, попусту теряющих своё время. Вместо того, чтобы пойти, например, поплавать в Красном море, потому что очень уж жарко... Или, например, повеселиться, раз уж встретились. Как обычно веселятся взрослые - нормальное поев, потанцевав, посмеявшись над шутками в разговорах.

       Одним из самых интересных Посольств было Кубинское. Вот там люди умели-таки веселиться даже во время официальных встреч! Песни, танцы, живая музыка с игрой на гитаре и барабанах. Шутки, понятные без перевода, яркие одежды - всё было интересным, зажигательным и незабываемым.

 

       Однажды произошла встреча,  воспринятая мной, как очередное знакомство с арабом, коих мне довелось увидеть к тому времени  в достаточном количестве. Как правило, часть из них носила военную форму, от самой простой до разукрашенной различной вышивкой, нашивками, наградами. Но были и такие, которые выглядели как самые обычные арабы, только в обычных цивильных костюмах.

             Эта знаменательная встреча произошла  во время посещения одного из самых удивительных мест Адена - Кратера: это старый город с неповторимой историей, сооружениями (одно необыкновенное водохранилище чего стоит!), рельефом. Кратер разительно отличался от остальной части города, словно два разных мира под одним небом. В дополнение к тому, находился он в самом настоящем кратере потухшего вулкана, из-за чего и получил такое название.

       Там же, в Кратере, располагался великолепный концертный зал, с неповторимой архитектурой и акустикой. Наша делегация, состоящая из военных высшего состава, с жёнами и единственным, затесавшимся в их ряды ребёнком - мной - посетила это место после очередного официального приёма. Неофициальной частью в дальнейшей программе значился концерт с участием известнейших артистов.

       Вдруг, в рядах взрослых прошла волна шёпота, и все повернулись в одну сторону, внимательно разглядывая приближающуюся к нам группу людей. По мере их приближения мне стало ясно, что это "очередные арабы". Были среди них военные, обычные штатские и в центре, охраняемый несколькими людьми, находился самый обычный дядька. В цивильном костюме, но с "тряпкой" на голове. Эти навороты материи, нахлобученные на голову, всегда вызывали во мне  глубокий интерес. Именно на этого араба я и уставилась, разглядывая его необычно намотанный двуцветный платок.

       Куфия или в просторечии "арафатка", так называется этот мужской головной платок. Наматывают его определённым образом в разных странах, иногда с использованием чёрного обруча. Одна из самых затейливых манер ношения куфии была придумана палестинским лидером, политиком, революционером для одних и террористом для других - Ясиром Арафатом. Его куфия укладывалась на голове таким образом, чтобы находящаяся на его плече часть ткани, напоминала очертания исторической границы Палестины, включающей в себя территорию Израиля.

       Вот такая необычная укладка этого атрибута арабов и привлекла моё пристальное внимание. Между тем, обладатель этой тряпки, с гордым видом и с чувством огромной значимости своей личности, чинно поприветствовал представителей нашей делегации. После чего посмотрел на меня. Улыбнулся. Наклонился и стал протягивать ко мне руку.

       Здесь надо сказать, что к тому времени мне жуть как надоели все взрослые, знакомые и не знакомые, которые при встрече сразу тянутся обмусолить мою щёку, потискать, посюсюкать умильно и вообще все, кто тянул ко мне свои руки.

       Поэтому я замерла, метнула свой взгляд на папу, который очень строго смотрел на меня,  ясно давая понять, что убегать нельзя. И поэтому я дала этому арабу потрепать себя по щёчке, погладить по голове и положить руку мне на плечо. В это время он, с улыбкой, выяснял, чей это ребёнок, и снова посмотрел на меня очень-очень добрым взглядом.

       Затем, немного пообщавшись, две группы разошлись по своим местам в зале и отдались во власть прекрасной музыки, танцев и песен.

      

       Несколько лет спустя, я уже ученица средних классов, увидела того самого араба в новостях, вспомнила его и с удивлением узнала, что это и есть страшный и могучий, вызывающий трепет восхищения и ненависти - Ясир Арафат.

       Много разного о нём говорили противоречивого и неоднозначного. Но одно могу сказать точно - детей он любил и сердце у него было отнюдь не каменным.

       Стоит ли задаваться вопросом: любил ли он свою дочь Захву? Единственного своего  позднего ребёнка...

культура искусство литература проза проза Ясир Арафат, Йемен, Кратер, Аден, детство
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА