Опубликовано: 13 декабря 2019 16:58

"Тайны Мошанска" ч2, (романтическое фэнтези)

(романтическое фэнтези для подростков и взрослых детей)

Франц Наив

11 

       - Какого тухлого ежа?!!- раздалось из-под кареты.

       А я стояла  и заворожённо смотрела на принца, сидящего в траве. Рядом стоял его конь. Нет, не белый, как можно было подумать, а изабелловой масти.

       - Ой... - только и смогла выдавить я, продолжая неприлично пялиться на юношу - Как вы... там?

       Тот же продолжал сидеть и молчать. Причём, молчал он очень даже содержательно. Весь его вид говорил о том, что молодой человек поражён... моей внешностью. И, возможно, уже задумывается о... нет, не о своей, а о своём разуме.

       - В-в-вы кто?!! - наконец, выдавил он из себя.

       - Принцесса, - уверенно заявила я, оглядев себя. Неужели он не видит?

       - Принцесса? А я где?

       Оглянувшись вокруг и убедившись в том, что мы всё ещё в поле, с лёгким сомнением глянула на принца.

       - А вам где надо быть?

       В ответ он только неопределённо развёл руками и промолчал. В это время из-под кареты выбрался безумно злющий енот и стал орать. Причём, орал он адресно - на принца.

       - Ты что, слепой? Не видишь - карета едет. По дороге. У нас было преимущество - мы по дороге ехали. А ты - по полю! Так вот я тебя и спрашиваю: какого лысого ежа, ты влезаешь на дорогу, не посмотрев по сторонам, не остановившись?!

       - И-з-з вините, - аккуратно прервала я речевой поток енота. - Мой пёсик на вас лает, потому что...

       - Лает? Пёсик? - ошарашено глядя то на меня, то на Еню, промолвил принц. Затем схватился за голову. - Где я? Кто вы?!!

       - Я - Лиззи. Это, - показав на енота, - Собака. А это - поле.

       Складывалось впечатление, что не все мои ответы устроили юношу. Он продолжал удивлённо смотреть на енота и, наконец, ответил:

       - Извините, я не думал, что по дороге кто-то едет в эту пору. И поэтому не остановился и не посмотрел по сторонам.

       Тут уже енот замер в удивлении.

       - Он что, понимает меня? - затем наклонился, внимательно посмотрел принцу в глаза и сказал. - Енот мыл раму. Мама - не рама. Рама для енота. Ему мыть её охота.

       - П-п-очему? Почему ему охота мыть раму?! - прищурившись и с сомнением глядя в глаза Ене, в ответ поинтересовался принц.

       - По качану! - припечатал енот, развернулся ко мне, развёл лапы в стороны и авторитетно заявил. - Семейный. - Затем, снова обернувшись поинтересовался, - Кто у тебя, покажи?

      В ответ, как ни странно, принц пришёл в себя. Он встал, отряхнул брюки от травы, прищурившись, глянул на нас. Потом повернулся и свистнул.

       Мы с Еней дружно посмотрели на лошадь и я уж было открыла рот, чтобы спросить... Но тут из травы показалась любопытная мордочка.

 

12

 

       - Здрас-с-сте! - приятным голоском произнёс зверёк. Подошёл к нам и представился, присев в реверансе - Микки.

       В ответ Еня весь подобрался и  крайне галантно поцеловал протянутую ему лапку.

       - Весьма, весьма рад лицезреть вас, милая Микки.

       Та в ответ заметно засмущалась и отбежала, сев у ног юноши.

       Это была красная панда. Самая настоящая! С шёрсткой глубоко рыжего цвета и белой мордочкой, блестящими чёрными глазками и небольшими ушками. В общем, совершенно очаровательная пандочка.

       - А это мои Енислав и... - я пошарила вокруг глазами и, не найдя зайца, спросила. - А Веньямин где? Веня-а-а-а?

       После недолгих поисков тот обнаружился сидящим в траве и самозабвенно плетущим венок из полевых цветочков.

       - Ой, извините, - отвлёкся он и смущённо улыбнулся, - Я, когда волнуюсь, обязательно что-то должен делать лапками. Вот, сплёл.

       С этими словами он выпрыгнул на дорогу, поклонился Микке, представился и подарил ей веночек. Который та смущённо взяла,  и надела  себе  на голову.

       - Кр-расота! - заключил енот. - Ну, а вас, как зовут, молодой человек? - Обратился он к принцу.

       - Кирилл Вет Лозовски. Кир, - ответил тот, наклонив голову и посмотрел на меня.

 

       Обратно в город мы возвращались, сидя в карете. Лошадь Кира Еня сноровисто запряг, чем был весьма и весьма доволен. Сам же сел на козлы рядом с Венькой  и с большим вдохновением правил, периодически покрикивая: "Но-о-о! Пошла, жемчужная твоя шкура."

        По дороге выяснилось, что Кир живёт в местном родовом поместье, что он всего на год старше меня и что он ужасно рад встретить "такую милую принцессу" в полях Мошанска. Так же я узнала, что сюда он приезжает каждые полгода, отдохнуть от учёбы. В этот раз он прибыл, окончив обучение в начальных классах, получив обычное среднее образование. Это получается мы с ним в этом году оба оказались выпускниками? Как здорово!

       - И вот теперь я, отдохнув здесь до октября, продолжу своё обучение во ВШИ, если поступлю, конечно. - завершил он. - А ты?

       - Что я? Я тоже получила среднее образование в этом году и тоже приехала в Мошанск. Но уже просто жить. Совсем.

       - А разве ты не собираешься потом продолжить обучение? - удивлённо спросил Кир, - Ведь у тебя же есть семейники.

       На мой немой вопрос он продолжил:

       - Семейники пробуждают в нас скрытые... м-м-м... резервы и возможности. Они, как толчок для того, чтобы развиваться дальше и познавать себя в первую очередь.

       - А что, разве для этого обязательно становиться "вшивой"? - поинтересовалась я.

       - В смысле, вшивой? - озадачено спросил Кир, но потом его лицо озарилось улыбкой и он ответил, - Нет, конечно, не обязательно поступать в Высшую Школу Изменений. Просто у меня там брат преподаёт и... Это же логично, продолжить учиться, когда есть такая возможность. А при наличии семейников, даже необходимость, не находишь?

       Я очень даже находила. Только свою дальнейшую жизнь представляла абсолютно иначе: антикварная лавка, нехитрый быт, чтение занимательных книжек, прогулки, отдых и... И да - любовь, муж, дети и... всё?

       Мда, как-то просто и обычно я  наметила  своё будущее. Почему-то только сейчас осознав это.

 

13

 

       

            Когда мы въехали на Вишнёвую улицу, редкие встречные прохожие останавливались, увидев нашу компанию. Да, уж! Со стороны это выглядело очень и очень необычно: изящная ажурная карета, запряжённая великолепной лошадью. На козлах сидят собака с кошкой и правят этой лошадью. А внутри кареты находится девушка в образе принцессы... Ну и принц для полного комплекта. С рыжей кошечкой. Картинка ещё та!   

       Еня остановился возле нашего дома, спрыгнул с козел, открыл дверцу и, пряча улыбку, склонился в почтительном поклоне.

       Я, с не менее царственным видом, вышла из кареты, подождала, когда енот откроет передо мной ворота и, величественно, вплыла в них. Играть в принцессу надо до конца, раз уж  взялась за это дело!

       За моей спиной я услышала хмыканье, а затем увидела, как Кир, подхватив наш игривый настрой, вышел из кареты с высоко поднятой головой, со скучающим выражением на лице и заявил пресным голосом:

       - Дорогая, я утомлён поездкой. И обронил в дебрях мошанских полей свою любимую булавку для галстука. Надо бы послать прислугу за ней. Иначе я не смогу жить спокойно.

       - Пошлём-пошлём, дорогой! - подыграла ему я таким же томным голосом. - Однако близится ночь, и их услуги будут необходимы здесь...

       При этих слова выглянула на улицу, увидела несколько соседей, застывших соляными столбами с разинутыми ртами. И, стараясь не захохотать, подхватила под руку Кира, степенно вплыв вместе с ним во двор.

       Только, когда Енька закрывал ворота изнутри, я, с диким хохотом упала на садовую скамейку и долго не могла остановиться. Ко мне присоединился Кир, также хохотавший во весь голос.

       Наконец, отсмеявшись и отдышавшись, мы уселись за стол во дворе. Веня зажёг свечи и принёс кувшин с квасом. А Еня пошёл готовить ужин. Микки, как гостья, пристроилась рядом на скамеечке и с большим интересом рассматривала  двор, одно ухо повернув в нашу с Киром сторону.

       - Лиза, я так рад, что встретил тебя! - широко улыбаясь сказал юноша. - Хоть я и люблю приезжать сюда на лето, но в целом жизнь здесь проходит тихо и в чем-то даже скучно. А с тобой она такой точно не будет.

       И он снова довольно засмеялся. Встал, обошёл вокруг каштана, заглянул в сарай, как-то задумчиво стал разглядывать дом и чёрный вход в антикварную лавку.

       - Ой, а я-то как рада, что познакомилась с тобой! Ты даже не представляешь! Вот уже почти месяц, как живу здесь, но так ни с кем и не сошлась близко. Нет, какие-то знакомства мы с Еней и Веней завели. Но это всё больше по хозяйству и быту. По-соседски, так сказать. А чтоб вот так, для души и общих шалостей - нет. Поэтому я счастлива, что обзавелась единомышленником, с которым не скучно будет провести лето, - и задорно улыбнулась, глядя на Кира.

       Он же, стал каким-то задумчивым и серьёзным.

       - Ты знаешь, у меня такое чувство,  что я здесь был, - наконец ответил он, - что уже сидел под этим деревом, бегал по этому двору и даже знаю, как устроен этот сарай. - Он повернулся и посмотрел на меня. - И даже тебя, вроде как знаю...

       Я задумалась. Потом пожала плечами и сказала:

      - А ты знаешь, у меня такое же чувство. И думаю, что мы с тобой могли встретиться здесь, когда были детьми. Ведь до семи лет я каждое лето проводила у своего деда, у Гора Вилыча.

       При упоминании имени моего деда, Кир резко вздрогнул, ещё более внимательно посмотрел на меня и произнёс:

       - Лиз-з-а... Ты внучка Гора Вилыча  - Лиза Дышкевич?

       - Да, - удивлённо ответила я...

 

14

 

       Вот так выяснилось, что мы с Киром были давними знакомыми. Что это именно с ним я проникала в соседские сады и обрывала полузрелые абрикосы, груши и яблоки. Что это с ним мы чуть не утопили чужую лодку и еле выплыли сами. Что это с ним мы были застуканы дедушкой за раскрашиванием нашего забора в чудесный розовый цвет. И это с ним мы летали на простынях со второго этажа нашего дома.

       В общем, мы уже довольно давно были спевшейся бандой, терроризировавшей окрестности, соседей и своих родственников.

       Всё это мы вспоминали, давясь от смеха и перебивая друг друга.

       - Странно, - сказала я, - Почему-то все эти события словно были запрятаны в глубине моей памяти. А сейчас они, со всей ясностью, возникли перед моими глазами. Как я могла забыть тебя? Тебя?!     

       - Ты знаешь, - озадаченно отозвался Кир, - У меня схожие ощущения. Как будто давно запертая комната в моей памяти распахнулась и... Теперь я сам не понимаю, как мог забыть такие яркие события детства.

       Мы замолчали. В молчании же приступили к ужину, заботливо приготовленному для нас енотом. Тушёная морюшка с овощами была съедена в глубокой тишине. И только, когда мы приступили к чаю с пирожками, Кир спросил:

       - Почему ты перестала приезжать сюда? Я так понял, что ты бывала здесь только до семи лет.

       Опустив голову, я вздохнула:

       - В тот год, здесь, в Мошанске, погиб мой старший брат, - печально посмотрев на Кира, я продолжила, - Ему было столько же лет, как тебе сейчас.

       - А что произошло?    

       - Я не знаю... Странно, я даже плохо помню те события. Только помню, что счастливые дни неожиданно закончились. Приехали мои родители. Меня  часто оставляли в доме одну. Я всё время сидела здесь  и мне не разрешали выходить на улицу. Родители с дедушкой куда-то уезжали возвращались очень расстроенные. Мама много плакала... а затем мы уехали. И на следующий год меня уже не отвезли на лето сюда, в Мошанск.  Хотя, дедушка приезжал к нам в столицу, где мы жили. Но никогда, никогда больше не приглашал к себе. Странно...

       Мы снова посидели в молчании. Кир взял мою ладонь и сжал в своей. А я, вдруг поняла одну вещь:

       - Знаешь, что странно? Ведь я до сих пор не знаю, где похоронен Стан, мой брат. И родители никогда не говорили об этом... Очень, очень странно! Ведь и с дедушкой тоже самое - неизвестно место его захоронения. Я ничего не знаю! И теперь не у кого спросить... Я осталась совершенно одна...

         Под конец я разрыдалась. Кир обнял меня, притянул к своей груди и ласково гладил по голове до тех пор, пока я не успокоилась и не вздохнула глубоко, но облегчённо.

        - Я должна всё выяснить, всё узнать. Узнать, что произошло тогда, десять лет назад. Узнать, куда делся мой брат и мой дедушка.

 

15

 

      На следующий день мы с Еней и Веней отправились в гости к Киру. Шли пешком вдоль реки Быстрянки, от которой веяло прохладой. В траве стрекотали цикады, воздух постепенно накалялся. Майские дни стали жаркими летними днями.

     Дойдя до озера, в которое впадала река, мы остановились полюбоваться видом города. Его крыши утопали в зелени, шпили домов украшали флюгеры. И казалось, что этот ветренный народец наблюдает за окрестностями с высоты, замерев, в ожидании воздушных перемен.

       - О-о-ой, кунуться, - заныл Венька, и, поставив в траву корзинку, поковылял к берегу озера. Запрыгнул в воду и застыл с блаженной мордочкой, постепенно охлаждаясь.

       Я тоже немного побродила по воде, поддерживая подол платья.

       - Всё, вылезайте! - скомандовал Еня, - Так мы полдня плестись будем.

       Заяц вздохнул, выбрался из реки, отряхнулся и бодро потрусил к оставленной им корзинке.

       - Пока с вами дойдёшь, все пирожки стухнут! - продолжал ворчать енот. Он тоже страдал от жары, но мужественно терпел, потому что больше всех готовился к посещению поместья. Его шёрстка была напомажена и благоухала парфюмом. На шее красовался лиловый галстук-бабочка. А когти он отполировал до блеска. Не дожидаясь нас, Еня ушёл дальше по тропинке.

       Мы с Веней понимающе переглянулись и пошли его догонять.

       Поместье располагалось на берегу озера, живописно окружённое декоративными  кустарниками и деревьями.

 

       - Доброе утро! - радостно улыбаясь, вышел нам на встречу Кир, сопровождаемый пандой, - Лизи, ты прекрасна, как нежная роза! Прошу в дом. Нас ждёт завтрак и сюрприз.

       Я с большим удовольствием направилась в тень прохладной ротонды, служившей парадным входом в шикарный почти замок.

 

       - Несравненная Микки, - поклонился енот красной панде, - Весьма рад лицезреть столь чудесным майским утром ваш незабываемый образ.

       С этими словами он достал из корзинки маленький букетик цветов и преподнёс его даме своего сердца.

       Та смущённо приняла подношение и, указав лапкой на дом, пригласила енота войти.

 

       В прохладной столовой был накрыт завтрак, который мог поспорить своими изысканными блюдами с меню самых утончённых гурманов.

       - Дай сюда корзинку, - стал жарко  шептать мне енот, - Отдай, быстро! И у Веньки отними. Позорище! Мы со своими пирожочками притащились в приличный дом. Скорее отдавай, я их спрячу...

       С этими словами Еня собрал наши корзинки и, воровато оглянувшись по сторонам, задвинул их под небольшой столик, стоявший поблизости.

 

16

 

       После завтрака, за которым нам прислуживала веснушчатая девушка, оказавшаяся дочкой Янины-молочницы, мы вышли в парк за домом.

       Кир загадочно посмотрел на нас и поманил за собой в глубь парка туда, где виднелась большая поляна.

       - Вот! - гордо сказал он, выходя на яркое солнце и показывая рукой на то, что скрывали деревья.

       Воздушный шар! Самый настоящий воздушный шар!!! Он висел над поляной, сверкая натянутыми алыми боками.

       - Ух ты-ы-ы-ы! - протянули мы хором.

       Кир, довольный произведённым на нас впечатлением, решительной походкой направился к корзине, которая стояла на земле, не давая шару взмыть в воздух.

       - Я подумал, что это самое подходящее для нас развлечение, - поднимая лестницу с земли и прислоняя её к карю корзины, продолжил он. - Утро - самое лучшее время для полётов. Залезайте!

        Я быстро подбежала к лестнице и, светясь от счастья, влезла в корзину.

       Еня и Веня остались стоять внизу. Заяц усиленно теребил медаль, енот смотрел исподлобья.

       - Ну же, смелее! - крикнул им Кир, запрыгивая в корзину и, стоя рядом со мной, выжидательно посмотрел на застывшую внизу парочку.

       В это время Микки тоже подбежала к лестнице, обернулась, глянув на Еню, хмыкнула и, быстро-быстро взбежав по ней, присоединилась ко мне и Киру.

       Енот, тяжело вздохнув и закусив губу, направился к корзине. За ним, опасливо опустив уши, поплёлся заяц.

 

       Когда мы медленно стали взмывать в воздух, внутри меня что-то радостно защекотало и подпрыгнуло к горлу. Предвкушение чуда и абсолютное счастье - оно такое...

       Поднявшись высоко над деревьями, мы полетели к городу. Восторг! Нереальность происходящего поразила нас. Еня стоял, держа за лапку Микки и смело обозревал окрестности. Венька привязал себя верёвкой и тоже заинтересованно выглядывал из-за края корзины. Я стояла, ухватившись одной рукой за её край, а другой придерживала шляпу, норовившую слететь с головы. Здесь, под облаками, дул освежающий ветерок. Кир стоял рядом, поддерживая меня за талию, глаза его тоже светились счастьем.

       - Какая красотища! А-а-а-а! Лечу-у-у-у! - восторженно крикнула я от избытка чувств. - Никогда не думала, что всё вокруг такое красивущее, трогательное и отсюда кажется совсем маленьким, беззащитным. Я вообще в последнее время, словно по-другому видеть стала - всё намного ярче, чётче и, как-будто, светится изнутри. Удивительно! Это восторг!

       - Ты пробуждаешься, - шепнул мне с улыбкой на ухо Кир. - Ты начинаешь видеть...

      

17

 

        Дни побежали за днями... С тех пор мы не раз гостили в поместье Кира. Несколько раз летали на воздушном шаре то над городом, то над озером, то над полями и лесами Мошанска. И каждый раз это был самый настоящий восторг и непередаваемое чувство огромного счастья.

       В посках приключений и с целью разных интересностей, мы обошли все более или менее интересные места в городе и его окрестностях.

       Также, Еня с Веней прошерстили местное кладбище, но так и не нашли то, что искали, могил моего брата и дедушки.

       Мы с Киром с большим интересом  обсудили множество увлекательных тем. Оказалось, что говорить мы могли обо всём и столько, что иногда хрипли... и от криков в том числе. Потому что  споры были постоянными нашими спутниками в  беседах. Особенно жаркими они стали тогда, когда мы с ним дошли до его библиотеки, обнаружив там немало загадочных фолиантов, которые читали вместе и вслух, попутно споря о прочитанном.

       А звёздными ночами мы забирались в башенку моего дома, где дедушка оборудовал настоящую обсерваторию, и наблюдали за далёкими мирами, погружаясь в безудержные фантазии на тему - есть ли там такие же люди, как мы...

 

       Однажды, когда мы с Веней и Еней в очередной раз подходили к поместью Кира, он вышел встречать нас к арке, где начиналась широкая дорожка, ведущая к его дому.

       - Сегодня я познакомлю вас с моим братом. Он вчера приехал. Закончил все свои дела во ВШИ и решил заглянуть сюда, отдохнуть несколько недель.

       Мы с енотом и зайцем насторожились. Дело в том,  что шикарный дом Кира успел стать для нас обычным местом времяпрепровождения и, что греха таить, довольно часто,  мы вели себя как неразумные подростки, носясь по длинным коридорам и парковым дорожкам в угаре безудержного веселья. Неужели настал конец нашим простым радостям?

 

       Поэтому, к главному входу наша компания подошла в лёгком смятении.

       Навстречу нам из дома вышел мужчина, очень похожий на Кира, только несколько старше и с тёмными волосами, в отличие от русоголового младшего брата. Выражение его лица было непроницаемым. Он внимательно рассматривал нас, смущённо остановившихся в нескольких шагах.

       - Вот, познакомьтесь, это мой брат - Виталис Вет Лозовски. Вит, а это Лизи и...

       - Да я вижу, вижу и енота, и зайца. Семейники, - сухим голосом заключил старший брат Кира.

       Я, услышав это, стала озираться по сторонам в поисках зверька.

       - Что-то потеряли? - поинтересовался Вит.

       - А... Вы же видите их, - показала я рукой на енота с зайцем. - Где же тогда ваш семейник?

       В ответ мужчина хмыкнул, посмотрел на меня свысока, но, всё же, соизволил ответить:

      - Мне не нужен семейник. Я - вайд.

       Мда, стало значительно яснее. Мысленно я  сделала себе пометочку - глянуть в энциклопедии значение слова. Посмотрела на Вита и увидела, что он прекрасно понял, что я так и осталась в полном неведении. Но расспрашивать у него, кто такие вайды - себе дороже. Вот ещё! Читать умеем.

       В ответ, я, гордо подняв голову, подошла к нему ближе, протянула руку и представилась по всем правилам приличия:

       - Очень рада познакомиться со старшим братом Кира. Я - Элизабет Дышкевич.

       При этих словах, Вит дёрнулся, словно от пощёчины и уставился на меня. В его глазах за долю секунды я успела увидеть не только глубокое удивление, но и... страх. Страх? Я продолжала смотреть на него, однако он тут же вернул своё прежнее выражение лица. Неужели показалось?

 

18

 

       - Да, ты представляешь, она - внучка Гора Вилыча! Помнишь, того антиквара из города? У которого я проводил много времени в детстве. Так вот с Лиззи мы тогда и шалили каждое лето. Дружили ещё в те времена!

       И Кир радостно посмотрел на Вита, ожидая от него удивлённых "ахов и охов". Однако тот, продолжал внимательно смотреть на меня, словно, что-то решая для себя.

       - Мда? - наконец, ответил он - Ну, возможно.

       - Да чего ж возможно-то?! - озадаченно отозвался Кир. - Ты же знал её брата Стана!

       При этих словах я, потрясённо уставилась на Кира. Вит же смотрел на него так, словно проглотил целый лимон.

        - Неужели не помнишь?! - продолжал  вопрошать Кир,  - Неужели?

       Затем, озадаченно, потупился. Развёл руками, виновато посмотрел на меня и сказал:

       -  Хотя, я тоже только недавно их вспомнил. Их всех и нашу дружбу с Лиззи... Словно вот здесь - и он ткнул пальцем себе в лоб, - что-то щёлкнуло и...

       - Так, Кир, - железным голосом сказал Вит, - Отойдём, нам надо поговорить. Извините нас.

       И мы с Еней и Веней остались стоять  у входной лестницы. Оттуда мы успели увидеть, как Кир что-то говорил Виту, размахивая руками. А тот в ответ отрицательно махал головой и, не менее напористо убеждал в обратном.

       - Всё, закончились наши счастливые деньки в поместье, - заключил Еня, - Пошли домой.

       Мы развернулись и побрели по дорожке. Кир догнал нас уже у озера. Вид у него был крайне виноватым и растерянным. За его спиной пряталась Микки.

       - Я ничего не понимаю! Вит  против нашего с тобой общения. Если честно, давно не видел его таким возмущённым и категорично настроенным... Не понимаю... Ничего не понимаю.

       Я, расстроенная, стояла и смотрела на него. И тоже ничегошеньки не понимала.

Еня смотрел на Микки. Та не решалась подойти к нему. Венька прыгал между нами - от нервов он не мог усидеть на одном месте.

       - Кир, - наконец ответила я, - Мы пойдём, ладно... Не знаю, что произошло между нашей семьёй и вашей. - Я вскинула голову и закончила уверенным голосом. - Но прекращать с тобой общаться я не намерена. И пусть твой братец даже не надеется на это!

 

19

 

       На следующий день, рано утром меня разбудил стук в окно. В окно? Моя спальня на втором этаже! Я быстро откинула одеяло, выпрыгнула из кровати и выглянула на улицу. Возле дома стоял Кир с Микии и оба выжидательно смотрели на меня.

       Бегом слетев по лестнице, я торопливо отперла двери, впустила их.

       - Мы сбежали, пока Вит нас не застукал, - заговорщицки сообщил Кир.

      - Привет-привет, мой тайный друг, - ответила я и, пряча улыбку, пригласила их в дом.

       Мы вошли на кухню. Я поставила чайник на огонь и стала молоть кофе. Кир потянул носом, наслаждаясь тонким запахом.

       - У вас, случайно, пирожков нет? А то мы с Микки не завтракали ещё.

       - И безешечек, - подала голос панда.

       Когда через несколько минут мы уже наслаждались ароматным кофе с пирожками, клубничным вареньем и безешечками, в кухню вошёл смурной енот. Я в это время встала за чайником, чтобы подлить кипяточку. Щурясь ото сна, он направился к плите. Плеснул в плошку молока, поставил на огонь и замер в ожидании.

       - К ежам собачьим! Всю ночь снился чёртов сон про старшего Лозовского, будь он не ладен. Бегал за мной с мухобойкой, пытаясь пристукнуть. А я в ответ швырялся яблоками, - он широко зевнул, почесался ниже спины и продолжил. - Какао. Вот, что спасёт меня от демонова сосунка с его мерзкой мордой.

       С этими словами он повернулся, держа в лапе плошку с горячим молоком.

       - Здрасьте, - вымолвил он, вздрогнув от неожиданности.

 

       Через несколько минут, когда разлитое молоко было вытерто, а кружка с заново сваренным какао обосновалась в крепких лапах Ени, мы снова расположились за столом.

       Енот, безумно смущаясь, то и дело поглядывал на Микки. А та, поймав очередной его взгляд, тактично поинтересовалась:

       - Енислав, а что нового ты написал? Над какой картиной работаешь сейчас?

       - Дак, это... Парферу, рождённую из пены волн океана творю, - отозвался тот.

       - О! Парфера! Дева из древних легенд! - восхищённо всплеснула лапками Микки. - А можно взглянуть?

       Через минуту енот уже вбегал на кухню, зажав в лапах большой холст.

       - Вот! - гордо воскликнул он из-за картины.

       Мы все уставились на неё. На полотне была изображена стыдливо прикрывающаяся лапками красная панда, только что появившаяся из пенистой волны. За её спиной бушевал океан. А вокруг сновали маленькие еноты с полотенцами.

 

                                                                  20

 

        После завтрака, когда я пошла открывать антикварную лавку, во дворе появился Венька с очередным богатым уловом морюшки. Проходивший мимо енот скривился и проворчал:

       - Ты этой морюшкой уже всех уморил.

       В ответ заяц спокойно расположился на скамеечке, поставил перед собой тазик и, увлечённо, предался чистке рыбы.

       Енот сплюнул и направился за мной в лавку.

 

       Я смахивала пыль с сервиза, когда в помещение вошёл Кир в сопровождении  Микки. Встал, молча рассматривая различные антикварные штучки.

       - И, всё же, я не понимаю Виталиса - наконец заговорил он. - Я же точно помню, что он с твоим братом дружил. Что же  произошло? Что вообще случилось много лет назад?

       В ответ я пожала плечами и продолжила смахивать пыль. Перешла в угол, где висели пёстрые женские шляпки. Кир отодвинулся, пропуская меня, и облокотился плечом о шкаф с маленькими хрупкими фигурками.

       И тут он отъехал! Не Кир, а шкаф отодвинулся, открыв за собой стену. Я бросилась спасать покачнувшуюся фигурку девочки. Остальные посыпались на пол.

       - А-а-а! Что это?! - закричал енот, возившийся со столовыми приборами под прилавком. Он первый увидел, что за шкафом была не ровная стена, а ... дверь.

       - Дверь! Дверь?!!

       Мы с Киром изумлённо смотрели на самую настоящую резную дверь в стене. Она была ниже шкафа, поэтому раньше мы её не заметили.

       - Я убью этого зайца! - заорал Еня. - "Я вытирал за шкафом, я вытирал за шкафом!" Врун ушастый!!!

       На его крики прибежали Венька и Микки, помогавшая тому с рыбой.

      

       - Так! - сказал Кир, вернувшийся из соседней лавки, где торговали разными десертами и прочими сластями. - Никакого прохода в их стене нет.

       Все задумались. Заяц, как водится, стал бегать из угла в угол. Еня, украдкой почесался. Микки смотрела на дверь. Мы Киром переглянулись. Я пожала плечами.

       - Смотрите, там замок интересный, - вдруг сказала пандочка. - Словно печать.

       И правда, вместо обычного навесного замка или ячейки для ключа, в двери красовался круглый, словно выдавленный печатью круглый замок.

       - Даже не представляю, чем это можно открыть, - пробормотала я, сжимая в руке маленькую фигурку. И тут я почувствовала, что её основание совсем не гладкое, а...

       О, да! Это было настоящее чудо - на фигурке был тот же рельефный рисунок, что и на дверях! Так это ключ!!! И он стоял на самом видном месте. Вот, почему дедушка не собирался её продавать. Но почему же раньше я, часто игравшая с маленькой фарфоровой девочкой, не замечала этого?

       Я решительно подошла к двери и приложила ключ к замку. Внутри что-то тихо щёлкнуло и дверь приоткрылась...

культура искусство литература проза проза литература, фэнтези, романтическое фэнтези, юмор, литература для детей, Мошанск, енот, Еня, Веня
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА