Опубликовано: 16 декабря 2019 10:38

"Тайны Мошанска" ч.3, (романтическое фэнтези)

(романтическое фэнтези для подростков и взрослых детей)     

Франц Наив                                                  

            21

 

       Я протянула руку и осторожно открыла дверь. Её проём был словно затянут переливающейся на свету прозрачной плёнкой, подрагивающей от моего дыхания. За плёнкой - темнота.

       Кир подошёл ближе и дотронулся до странной преграды. Его рука прошла внутрь и стала видна, словно через толстый слой воды - с искажениями и, словно, нечто совсем не принадлежащее Киру. Он резко выдернул руку обратно, растопырил пальцы и стал внимательно их разглядывать.

       - Давай сидром протру. Вдруг там зараза какая, - заботливо предложил енот.

       - Ну, что? - поинтересовалась я, - Как там? Рука онемела, да?

       - Н-н-нет, всё нормально, - наконец ответил Кир, - Вроде бы...

 

       На обед у нас был рыбный суп с перловкой и жареная рыба с луком под сметанным соусом.

       - Надеюсь, к какао и чаю пирожки  не с рыбой? - съязвил Еня.

       Но никто не обратил внимание на его вопрос. Все были поглощены мыслями о загадочной двери и о том, что же находится там, за ней.

       Веня внёс тарелочки с пирожкам и стал расставлять их перед каждым.

       - Микки, тебе с творогом и клубничным вареньем. Кир - с мясом. Лиза - твои любимые, с вишней. Еня - с крапивой и яйцами, как ты обожаешь. Ну, а это - мне. - С этими словами, заяц присел на скамеечку и обхватил лапками самый большой пирожок со  своей тарелки.

       - Да ты издеваешься, что ли?!! - вдруг заорал енот, расплёвывая по сторонам только что откушенный пирожок.

       - Ой, извини, тарелочки перепутал, - Веня округлил глаза и быстро поменял свою и Енину посуду. - Я с морюшкой люблю. - И, виновато посмотрев на нас, с удовольствием засунул в рот остатки от откушенного енотом пирожка.

 

       После обеда мы вышли во двор, расположились в тени каштана отдохнуть и обсудить план дальнейших действий в отношении загадочной двери.

       - Я предлагаю переодеться практично, захватить с собой самые необходимые в путешествиях вещи и пойти посмотреть, что там, - сказал Кир.

       - Пойдём все вместе? - спросила я.

       - Нет, всем нельзя уходить, нужно, чтобы здесь кто-то остался, на всякий случай. Кто это будет?

       И все, почему-то, как по команде, посмотрели на Веньку. Тот быстро-быстро заморгал, сглотнул и не стал идти против мнения коллектива.

      

       К входу в дверь мы подготовились основательно. Я и Кир были в плащах: вдруг там дождь. На плечи накинуты сумки со всевозможными необходимыми в путешествии хозяйственными мелочами: спичками, солью, ножами, запасом крупы, листками бумаги, грифелем, пузырьком с сидром (для возможных ран), кружкой, ложкой, вилкой, маленькой кастрюлькой и множеством других очень нужных вещичек. Да, под шумок, Венька успел засунуть туда ещё связку сушёной рыбки.

       - Так, ну всё, мы пошли, - сказал Кир и взял меня за руку.

       - Подождите! - воскликнул Еня, - Я предлагаю нам всем привязаться верёвками за прилавок. И он шустро сбегал в кладовку, принёс оттуда  моток толстой верёвки и стал обвязывать её за деревянные ножки. Попутно успевал отдавать последние распоряжения зайцу:

       - Двери в лавку держи закрытыми и зашторенными. Никому не открывай ни в доме, ни здесь. Следи за порядком. Если нас долго не будет, беги к... Кир, я думаю, если что, к твоему брату можно будет обратиться?

       Тот помялся, задумался, потом, что-то решив, махнул рукой и сказал:

       - Если с нами и так, что-то уже случится, то хуже не будет. Второй раз не убьёт. Зови Веньямин, Виталиса. Но только в очень, очень крайнем случае. Не пори горячку.

 

       И мы пошли! Сначала Кир, за ним - я. Микки шла, крепко держась за лапу Ени.

 

                                                                       22

 

       Когда я проходила сквозь плёнку, висящую в двери, никаких странных ощущений в себе не почувствовала. Но во внешнем пространстве они ощущались в полной мере. Исчезли звуки, доносившиеся с нашей улицы, их заменили странные урчащие, ритмичные раскаты, раздававшиеся где-то в дали. Изменились и запахи. Цветочный аромат и свежесть воздуха ушли, вместо них в нос проник тяжёлый, незнакомый воздух.

       Мы оказались в тёмном, гулком и довольно сыром помещении. Кир зажёг свечу. Я огляделась.

       - Похоже на подвал. Будем искать лестницу наверх?

       Кир кивнул и двинулся в направлении дуновения воздуха, колыхавшего пламя. Через несколько шагов мы увидели сбитую от времени каменную лестницу. Осторожно поднялись по ней. Перед нами снова была дверь. Мы переглянулись.

       - Откроем? - спросила я шёпотом. Кир кивнул в ответ. Взялся за ручку и медленно открыл дверь.

       И мы застыли, открыв рты, онемев от удивления и... Где мы? Это что за место?

       По мощёной улице в разные стороны проносились железные повозки, пыхтя, громыхая и испуская жуткий запах гари и ещё чего-то мерзкого. В воздухе медленно пролетал... Нет, не воздушный шар, но очень похожий на него длинный пузатый "кабачок". Под ним тоже находилась повозка, которая так же гудела, трещала и плевалась дымом. Мимо нас прошла странно одетая дама с собакой на поводке. Собака оказалась намного чудеснее женщины. Странное, собранное из металлических пластин, животное выглядело, словно настоящее. И вело себя также. Подбежав к нам, псинка стала отчаянно лаять.

       - Фу! Мажмери! Фу, я кому говорю, - дама подтянула, извивающуюся на поводке собаку, к себе. И, гордо подняв голову, продолжила свой путь.

       Кир захлопнул дверь. Не сговариваясь, мы спустились по лестнице и направились к нашей двери. Войдя в антикварную лавку, все облегчённо выдохнули и ошарашено уставились сначала друг на друга, а потом на зелёную улицу за витриной. Воздух снова стал упоительно ароматным.

       - Вы уже вернулись? Что так быстро? А что там? Видели что-нибудь? - засыпал нас вопросами Веньямин, сидевший на прилавке и перебиравший медали.

       - Да, вернулись, - первым пришёл в себя енот, - Чтобы проверить, как ты воруешь медали и сбываешь их налево.

 

       Совет мы устроили в гостиной. Каждый расположился в удобном для него месте. Необходимо было обсудить увиденное и принять решение: что делать дальше.

       - Я думаю, это параллельный мир, - сказал Кир.

       - Да, только мы так и не узнали, где он находится. - подключилась к обсуждению я.

       - А что, вы думаете, этот город где-то очень далеко? - полюбопытствовал енот.

       Мы с Киром дружно показали пальцами на небо. Енот, Венька и Микки посмотрели на потолок. Потом снова на нас с непонимающим видом.

       - Ну, мы с Киром часто обсуждали, есть ли на других планетах такие же города и люди... - объяснила я.

       - А-а-а-а!    

       - Нет, я думаю, этот город где-то недалеко. Вернее, он не оттуда. - ткнул лапой в потолок Еня. - Сдаётся мне, что это  параллельный мир. Но уж очень гадкий, какой-то. Животные - и те не настоящие. И воняет там, словно все топят в домах неочищенные печи. Бэ-э-э... Гадость!

 

                                                                        23

 

       Вечером, расставаясь с Киром и Микки, мы решили встретиться завтра утром у меня и предпринть вторую попытку посещения неизвестного города.

     

       Я  перебирала платья и обувь в антикварной лавке, когда туда вошёл довольный Кир.

       - Удалось сбежать из дома незамеченным. Вчера Вит устроил мне воспитательную беседу. В общем, пытался ввести домашний арест, но я отстоял свои права и сказал, что где я провожу дни - моё дело. Главное, что возвращаюсь в дом на ночлег. Ну, что тут у тебя?

       - Да вот, подбираю нам с тобой костюмы для другого мира, - отозвалась я, продолжая копаться в вещах. - Вчера заметила, что мужчины там предпочитают кожаную одежду, а женщины - более пышные, чем у нас, платья со шнуровкой и тоже с кожаными деталями... Вот! Нашла!

       С этими словами я кинула Киру куртку, штаны и кепку. А себе сняла с вешалки коричневый костюм с длинной пышной юбкой.

       - Ботиночки уже надела, - и продемонстрировала другу кожаную обувь с высокой шнуровкой.

       - Какая странная у них любовь к коже, не находишь?- спросил Кир, разглядывая выданную ему куртку.

       - Мода, - откликнулась я, - Мода вещь такая странная, что лучше не задумываться, откуда что приходит и почему считается привлекательным. Быстрей одевайся и пошли. Я в нетерпении! Хочется подробно у них там всё рассмотреть. Я как подумаю, что мы открыли другой мир, так внутри всё переворачивается от любопытства.

       Через несколько минут все были готовы к путешествию и новым приключениям.

 

       И вот, мы снова стоим в проёме распахнутых дверей, выходящих на улицу незнакомого города. Опять дышать стало тяжело, в горле запершило и глаза немного зачесались.

       Кир решительно сделал первый шаг на тротуар. И мы пошли, пошли по странной, гомонящей разнообразными непонятными звуками, улице. Но, конечно, в первую очередь оглянулись, чтобы запомнить дом и дверь, откуда мы здесь появились.

       Это был странный мир! В чём-то очень похожий на наш, а в чём-то - абсолютно чужой.

       Мимо нас продолжали проезжать железные повозки. Как они управлялись, оставалось загадкой, ведь никаких лошадей и ослов впереди них не было. В этот раз в небе не летел "кабачок". Зато в дали, где-то за городом, мы увидели множество разных труб, испускавших массу чёрного, едкого дыма, расползавшегося по воздуху в разные стороны.

       А торговые лавки здесь были точь-в-точь, как наши. Да и разговаривали люди на языке, который нам был понятен. Странно...

       Мы шли и глазели по сторонам, иногда открывая рты в изумлении. Возле одной из витрин мы буквально застыли. Здесь продавали железные части для... животных. Хвосты, уши, глаза, лапы...

       - Кошмар! - дрожащим голосом сказала Микки и прижалась к Ене. Тот обнял её, притянув к себе поближе.

       - Не удивлюсь, если нам попадётся лавка с частями для людей. Бр-р-р! - высказался он.

       Мы дошли до конца улицы, посмотрели её название - "ФБРЗПШ".

       - Мда... - озадаченно сказал Еня, - У меня такое чувство, что все неадекватные люди переселились в этот город. Психи, тут все психи!

 

                                                                     24

 

       - Куда дальше пойдём? - Кир, в нерешительности, смотрел то направо, где начинался новый ряд улиц, то налево, где улицы заканчивались и под горкой виднелась чахлая растительность.

       - Давай налево, - показала я рукой и направилась вниз.

       Дома закончились и, спустившись по дорожке, мы оказались возле реки. Мда, река... Тут же невольно сравнили её с нашей Быстрянкой. Чистой, журчащей, прозрачной, в которую хотелось залезть в жаркий полдень и не вылезать, качаясь в течении, зацепившись за ветку ивы, склонившейся к воде.

       Над этой же рекой клубился довольно едкий туман. А сама она была неприятно разноцветной. Такая же цветная пена колыхалась возле берега. Рыбы в реке не было.

       - Это что? - указывая лапой на воду, спросил Еня. - Это у них река такая? Что они с ней сотворили?!

       - Думаю, это всё идёт вон оттуда - ответил ему Кир, махнув головой в сторону торчащих и дымящих труб.

       - Я не понимаю, как они здесь живут?! - воскликнула я, впечатлённая увиденным. - Они испортили всё, что могли, в угоду своим прихотям!

       Разочарование этим миром стало настолько сильным, что я заплакала. Было столько надежд, столько мечтаний про другие места, где могут жить такие же, как мы, люди. Хотелось увидеть их миры, восхититься природой и жителями, пообщаться с ними, почерпнуть много интересного... А это место хотелось забыть побыстрее и оказаться у себя, в своём родном, прекрасном живом мире.

       - Пойдёмте домой. Я не хочу здесь больше ничего смотреть. Природа умирает. Животные ненастоящие. Дышать нечем.

       Мы развернулись и побрели обратно в центр города. Мимо нас опять стали сновать тарахтящие повозки. А люди шли по улицам  и, словно не замечали друг друга.

       Мы оказались на улице, где также одна за другой были расположены разнообразные лавки. Проходя мимо них, я невольно рассматривала витрину за витриной...

       - Антикварная лавка! - вдруг увидела я - Давайте зайдём, посмотрим, что у них тут есть.

       Мы открыли дверь, звякнул колокольчик. Встали возле прилавка, разглядывая товар и сравнивая его с тем, что имелось в нашём магазинчике.

       Странно, но многие вещи были очень похожими на наши. Те же сервизы, монеты, одежда, мебель, книги. Всё уютное и такое привычное!

       - Чем могу быть полезен, молодые люди? - из задней двери показался старичок с окулярами на носу.

       - Добрый день, - откликнулся Кир, - Мы зашли посмотреть на ваш товар.

       - Ну что ж, смотрите, смотрите С удовольствием расскажу вам  про каждую вещь.

       Я же молчала, потому что не могла этому поверить. Нет, это просто невозможно! Быть не может!

       - Дедушка?! Дедушка!!! - закричала я.

       Старичок вздрогнул, резко обернулся и внимательно посмотрел на меня.

 

                                                                  25

 

       - Лиза?! Лизонька! - дедушка кинулся  ко мне. - Внученька моя! Да как же это? Как ты здесь оказалась?

       Кир, Еня и Микки стояли, застыв на месте, раскрыв рты,  и во все глаза смотрели на нас.

       А мы с дедулечкой обнимались крепко-крепко, оба плакали и не могли оторваться друг от друга.

       - Ну, пойдём, пойдём сядем, поговорим, - наконец сказал дед, обнял меня за плечи и повёл в глубь помещения.

 

       Мы сидели за столом на маленькой кухоньке, находившейся на втором этаже антикварной лавки. Я держала дедушку за руку и никак не могла поверить своим глазам. Он жив! Жив!!!

       Кир тихо сидел рядом со мной, а Микки с Еней расположились на подоконнике. Они сидели, свесив лапки и тоже, не отрывая взгляд, молча смотрели на нас.

       - Я ничего не понимаю. Как ты оказался здесь? Почему исчез из Мошанска? Мы с родителя подумали, что ты умер, - из моих глаз снова потекли слёзы.

       - Дорогая моя, девочка моя, - тяжело вздохнув, ответил он. - Так случилось, что три года назад я не смог уйти отсюда.

       Встав из-за стола и сцепив руки перед собой, он стал ходить туда-сюда, рассказывая то, что с ним произошло.

       - Как ты уже, наверное поняла - я ходил между мирами из Мошанска в Мошелев. Кстати, вы в курсе, что этот город называется Мошелев?

       Мы все дружно помотали головами.

       - Как я понимаю, вы воспользовались той же дверью, что и я в своё время?

       Мы снова дружно кивнули в ответ.

       - В таком случае, да будет тебе известно, моя дорогая внучка, что первый раз я прошёл через неё не оттуда сюда, а наоборот,  - и дедушка лукаво посмотрел на меня, открывшую рот в глубоком изумлении. - Да-да, я - коренной житель Мошелева, этого мира. А Мошанск... Мошанск стал моим вторым домом. Прекрасным, уютным, цветущим и зелёным домом.

       - Офигеть! - не выдержал Еня, высказав в слух то, что не ршался сказать каждый из нас.

       - Полностью с вами согласен. Не имел удовольствия узнать ваше имя, - и дедушка выжидательно посмотрел на енота.

       - Енислав Юрикович, - спрыгнув с подоконника и, поклонившись, представился Еня. - Весьма рад лицезреть вас живым и совершенно здоровым.

       - Так вот, Енислав, правила приличия диктуют нам познакомиться и с остальными слушателями моей, так сказать офигенной жизни. Будьте любезны, представьте мне свою даму.

        - Миккаэла Фьординни, моя супруга! - отрекомендовал Еня смущённую Микки.

       Теперь уже мы с Киром дружно уставились на эту парочку, разинув рты и вытаращив глаза.

       - Офигеть! - сказали мы с ним хором.

 

                                                                       26

 

       - А как же вы будете жить? Где? - поинтересовался Кир у Ени и Микки, когда первые эмоции от потрясшей нас новости улеглись.

       - Ну, у нас, семейников, всё не совсем так, как у вас, людей... Потом обсудим. Мы отвлеклись, - тактично намекнул Еня.

       - Мда, благодарю вас, Енислав. Но один нюанс мы, всё-таки, упустили. Молодой человек, жажду услышать ваше имя, - поинтересовался Гор Вилыч, пристально посмотрев на Кира.

       - Кирилл Вет Лозовски, друг вашей внучки, - приподнявшись на стуле, представился он, протянув деду руку.

       - Вет Лозовски?! - удивлённо переспросил тот. - А... Ну да, ну да... Помню-помню. Маленький подельник моей внучки. Помнишь крапиву?

      - К-к-какую крапиву?

      - За моим сараем! - улыбаясь, похлопал его по плечу дед, усаживая обратно на стул. - Итак, мы отвлеклись... Будучи довольно молодым и восторженным, я мечтал... Мечтал о других мирах.

       Мы с Киром переглянулись. Дедушка заметил это:

       - Да-да, это обычный признак юности - мечтать. Мечтать и стремиться к неизведанному. Вот я и нашёл свою мечту - двери в самый чудесный мир из всех, где мне удалось побывать.

       Тут мы с Киром снова переглянулись

       - Не думали же вы, молодые люди, что существует только два мира? Их великое множество! Но не всем, далеко не всем суждено их увидеть, познать и принять... Вот, например, вы смогли попасть сюда потому, что стали семейниками. А я перешёл в Мошанск, будучи дипломированным вайдом высшей степени. По здешнему - чародеем.

       Я расплылась в широкой улыбке. Вот! Вот, кто такой вайд - чародей. Оставалось только  узнать, на что они способны.

       - Там я остался ещё и потому, что познакомился с твой бабушкой, - продолжил дед. - Мы поженились и счастливо прожили вместе много лет...

       Гор Вилыч надолго замолчал. Мы же сидели тихо, не мешая ему вспоминать былое.

        -  Итак, я обосновался в двух мирах одновременно. В обоих завёл антикварные лавки, перенося старинные предметы из одного места в другое. Особенно много антиквариата можно было раздобыть здесь, в Мошелеве. В угоду очередным веяниям моды, многие жители просто-напросто выбрасывали добротные, красивые вещи. Произведения искусства отправлялись в костёр! И всё это только потому, что "в этом сезоне не тот материал прилично иметь в доме"... Мда... Ну, да ладно. Я отвлёкся.

       С этими словами дед поставил на плиту чайник. Поинтересовался, кто, что будет пить. Затем поставил на стол корзиночку с печеньем и креманки с разнообразным вареньем. Потом снова сцепил руки перед собой и продолжил:

       - Дверь, через которую я проникал из одного мира в другой, оставалась невидимой для всех. Поэтому однажды, три года назад, я очень удивился тому, что не смог вернуться в Мошанск.

      - Почему? - выдохнула я.

      - А дверь оказалась заперта, - развёл руки Гор Вилыч.

      - Закрыта?

      - Нет, молодой человек, именно заперта. Не с помощью ключа, разумеется.

 

                                                                        27

 

       - И кто мог её запереть? - поинтересовалась я.

       - Не знаю. За три года так и не смог понять. И почему этот кто-то её запер - тоже, - Гор Вилыч вздохнул. - Но зато ты смогла не только найти их, но и открыть! Я так рад тебя видеть, родная моя, любимая внученька.

       С этими словами дедушка отвернулся, смахнул рукой слезу и отпил крепкого чая.

       - Кстати, вы уже догадались о том, что Мошанск и Мошелев - это одно и то же место?

       - К-к-как это? - чуть не подавилась я печеньем, которое почти целиком успела запихнуть в рот. - Они же совсем не похожи!

       - В том-то и дело, что не похожи! Они и не могут быть похожи! Просто в разных своих узловых временных отрезках, каждый развивался по-своему. В итоге, в Мошелеве прогресс пошёл по пути механизированного развития, а в Мошанске отказались от создания всего того, что уже существует в природе. Там используют внутренние резервы всего живого. Безусловно, как здесь, так и там, данный выбор повлиял на другие сферы жизни в том числе.

       Я сидела и хлопала глазами. Из сказанного дедушкой поняла суть, но не все слова. Всё же, учиться надо было лучше... Или дальше продолжать учиться...

       Посмотрев на меня, дедушка добродушно сказал:

       - Ничего, я тебе потом всё подробно объясню. Главное - ты здесь.

       - Это что же получается, - подал голос Еня, - вот та... та... В общем, та мерзость, что течёт у города - это Быстрянка? Наша Быстрянка?! А те трубы вонючие торчат из садов Кирова поместья?

       - В какой-то степени - так.

       - Так, я домой хочу. Засиделись мы у вас, - засуетился енот. - А то какая-нибудь.. Хм-м, какая-нибудь нехорошая тварь снова запрёт дверь. И мы тогда останемся здесь, в ж... в жалком месте. А у меня семья, между прочим, жена молодая!

       С этими словами Еня, взяв за лапу Микки, направился к выходу. Мы с Киром тоже встали.

       - Дедунечка, мы пойдём, ладно? Правда, нам пора. Там Венька заждался. Это мой второй семейник. Да и Киру домой пора...

      - Да-да, я понимаю. Эх! Многое не рассказали друг другу. Ну, да ничего! Не последний раз. Вы же ещё придёте, да?

      - Нет уж, лучше вы к нам, - твёрдо сказал енот.

 

       Дедушка проводил нас до дверей на улице со странным названием. Кстати, надо будет потом узнать, что оно значит.

        Перед расставанием, мы с ним договорились увидеться у него через два дня.

       - Приходи. Приходи, родная. У меня для тебя будет очень хорошая новость... Хм, не могу сейчас всего тебе сказать, но обязательно приходи! Я буду ждать.

       - А к нам, в Мошанск, ты не хочешь вернуться?

       - Приходи, я всё тебе объясню. Ты всё поймёшь... Мошанск... Это потом. После.

 

                                                                      28

 

       Когда мы появились в своей антикварной лавке, Веня нервно наматывал круги. И  явно уже не первый час.

       - Фу-у-у! Вернулись! А то я уже весь извёлся. Ну, как там? Что там?

       - Венечка, милый мой, - кинулась я к зайцу, схватила на руки и стиснула так сильно, что он крякнул, задохнувшись на мгновение. - Мой дедушка - он жив! Представляешь?!

     

       По дороге в гостиную, я успела рассказать Вене в общих чертах и про дедушку, и про город Мошелев. И упомянула про Еню с Микки.

       - Кстати, а ты в курсе, что они поженились?

       - Конечно, в курсе, я ж и скреплял их союз, - гордо отозвался заяц.

       - Ах вы, тихушники! - поддел всю троицу Кир, - Слушай, Лиза, а давай и мы поженимся? И никому не скажем! И особенно не скажем тем, кого не пригласим.

       - Давай, - расплылась я в улыбке.

       - У-у-у, невеста моя, чмок тебя, - Кир наклонился и легко поцеловал меня в  губы.

       Я в ответ захихикала, обняла его за талию, потом потребовала взять меня на руки и перенести на кухню.

       - Жен-и-их, ты у нас ужинать будешь или к себе пойдёшь, в логово к брату.

       - В логове поем, - чмокнув меня в щёку, Кир попрощался со всеми и, подождав, пока она обнимется с Еней, ушёл домой.

 

       - Так, ну что у нас на ужин? - поинтересовался енот, шаря по кастрюлям голодным взглядом и потирая лапки.

      - Ой, Енечка, ты извини, я так волновался за вас, что совсем забыл приготовить что-нибудь свеженькое на ужин. Есть только жареная рыба, на завтрак не доели... - виновато опустив глаза, сказал заяц, ожидая очередной головомойки.

       - О, морюшка! Моя любимая морюшка! Тащи сюда. Да побольше-побольше!

       Заяц ошеломлённо уставился сперва на енота, а потом на меня.

      

       Через два дня, утром, когда я готовилась к походу в Мошелев, ожидая Кира и Микки, во входные двери настойчиво постучали. Удивлённая, кто бы это мог быть,   пошла открывать.  

       Не здороваясь, во двор ворвался вихрь по имени Вит.

       - Надо поговорить, - недобро глядя на меня, заявил он.

       Я махнула ему рукой в сторону дерева, на скамейку в тени. Перешагнув туда, он, резко развернувшись ко мне, выпалил:

       - Предлагаю выкупить вашу лавку и дом за любую предложенную сумму. Сколько?

       - Извините? - непонимающе посмотрела я на него.

       - Что тут непонятного? Я хочу, чтобы вы все трое уехали отсюда. И как можно скорей. Сколько вы хотите за свой дом и лавку?

      - Нисколько! - ответила я, гордо вскинув голову.

      - Понятно... До меня тут дошёл слух, что вы с моим братом обручились. Это правда? - продолжал он буравить меня взглядом.

      - Допустим.

      - Да не буду я ничего допускать! - взъярился Вит, - Я не допущу этого брака!

       Вот на этих словах во мне что-то оборвалось, в глазах сначала потемнело, потом покраснело, а в ушах застучало.

      - Во-первых, не ваше дело, где я живу и сколько стоит мой дом!  Во-вторых, не смейте на меня орать!!! Я вам никто! И  в-третьих, захотим с Киром - и поженимся. Вы даже не пикните. И не узнаете. Вот! Я всё сказала.

       И, подойдя к входной двери, распахнула её, добавив:

       - Попрошу очистить мой двор от своего присутствия.

       Вит, подлетел ко мне, коршуном навис надо мной с явным желанием придушить на месте. Но я стойко выдержала его прожигающий взгляд.

       - Это мы ещё посмотрим, - наконец процедил он сквозь зубы и прошёл мимо меня на улицу.

       - Что, съёл, жабёныш, - раздался шёпот из-под стола.

       - Я всё слышу! - отозвался Вит не оборачиваясь.

      

 

                                                                     29

 

      

       Когда Вит ушёл, Еня вылез из-под стола и подошёл ко мне. А я стояла в полной растерянности и совершенно не понимала то, что сейчас произошло. Это я так орала сейчас? Я?!!

       - Еня, что это со мной? Я ж никогда... никогда! Чтобы вот так, да на взрослого. Нет, он, конечно, заслужил, но... Словно не я!

       Енот, не дотягиваясь выше, похлопал меня чуть ниже спины и утешительно заговорил:

       - Ничего-ничего, не переживай. Всё нормально. Так и должно быть. Раскрываешься, развиваешься, растёшь. Во, какая вымахала! - и озорно подмигнув, он продолжил. - Лизон, ты пробуждаешь в себе скрытое до поры, до времени.

      - Орать и хамить людям, это пробуждать скрытое? - я посмотрела на енота с сомнением.

      - Нет, это, конечно, занесло тебя. Ну, в начале - бывает. Сила лезет, управлять ещё не умеешь. Контроль! - он поднял коготь, - Контроль нужен во всём! Но это дело наживное. Главное - сила полезла. Хорошо! Вишь, как сбежал? Против силы не попрёшь.

       Енот переместился в кресло-качалку. Посидел в задумчивости, раскачиваясь. Умиротворяясь.

       - Мда, конечно он не отстанет, ещё прибежит. Знать бы ещё, почему мы ему так глаза мозолим... Так, Лизкин, мы идём к деду или нет? Собралась?

 

       Как только мы пришли к дедушке, он запер свою лавку и повёл нас куда-то в другую часть города. По пути Гор Вилыч объяснял, что это за повозки, "кабачки" другие странные вещи. Как они двигаются, как называются.

       - Механизмы. Это всё механизмы. Какие на угле работают, а какие заводить надо. Вон, как ту кошку, что сидит в мехаробле.

       Мы с Еней повернули головы, чтобы рассмотреть железную кошку в проезжающей мимо повозке - мехаробле.

       Так, за разговорами мы дошли до странного здания и остановились возле огромных железных ворот с аркой.

       - Заходите. Нам сюда. Это фабрика по производству мехазверей.

       - А зачем нам сюда? - с сомнением остановился в дверях Еня. - Мне сюда не надо. Я вполне себе живой и в различных частях  не нуждаюсь.

       - Заходите-заходите! Это сюрприз. Для тебе, Лизонька, сюрприз.

       И Гор Вилыч быстрым шагом повёл нас по внутреннему двору, потом по длинным, петляющим коридорам и, наконец, привёл к дверям кабинета руководства этой фабрики.

       - Вот, - дедушка шумно вздохнул, погладил меня по плечу. - Ты только не волнуйся. Пошли.

       И мы вошли. В квадратном помещении, за массивным столом, в таком же массивном кресле сидел человек с очень утомлённым, сосредоточенным лицом. .он весь был погружен в чтение многочисленных документов. Услышав звук хлопнувшей двери, он резко вскинул голову и внимательно посмотрел на нас, прищурив глаза.

       - Стан! Санислав!!! - закричала я и упала в обморок.

культура искусство литература проза проза литература, литература для детей, фэнтези, романтическое фэнтези, юмор, Мошелев, Мошанск, енот, Еня, Веня
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА