Опубликовано: 19 декабря 2019 00:10

15. Мелочи иерейской жизни. Как отец Владислав к дяде Коле ходил.

  …В один святочный вечер собралась у нашей  рождественской ёлки небольшая компания.

     Всё люди близкие, родные да приятели. Те, с кем хотелось вместе  разделить радость Рождества.

     Кроме меня и моего мужа - священника, был наш обожаемый Александр Николаевич К. -  профессор Сорбонны и МГИМО, а по совместительству – алтарник нашего Всехсвятского храма . Человек  во всех смыслах достойнейший  и деликатный.  Другие гости были не менее любимые и уважаемые.

     Наталья Алексеевна М. – замечательный доктор, мать четверых детей  (двое из которых, Настя и Гоша  сейчас  играли  вместе с нашими внуками близнецами – Лизой и Никитой).

     Танечка – прекрасный художник-монументалист, изящная, хрупкая …но легко справляющаяся с огромными полотнами, выполненными мощными пастозными мазками.

     Ира и Вася  - супружеская чета наших прихожан. Союз бывшего ученого физика, а теперь бизнесмена и бывшей фотомодели, а теперь – заводчика лошадей.

     Андрей Святославович К.- В. – известный режиссер-балетмейстер, драматург, актер и поэт. Неистощимый  шутник и балагур. А по выходным и праздникам - алтарник нашего храма.

     Наша старшая дочь Наташа (регент одного из московских храмов) с мужем (компьютерщиком) .

    И, наконец, наша младшая дочь Христина (только что испечённый молодой художник), любезно предоставившая под застолье свою комнату. 

      Тропарь и кондак Рождеству были пропеты, рождественские изыски, столь ожидаемые после Филипповского Рождественского поста, опробованы и большей частью съедены.  Все немного отяжелели от застолья и с удовольствием  перешли в гостиную выпить чашечку кофе. Всё располагало к тёплой неспешной беседе. 

     - Самое подходящее время для святочных рассказов! – подала идею Наталья Алексеевна, подкрепленную возгласами одобрения.

   - А и правда, отец Владислав, интересно было бы вернуться к старым традициям благочестивых  святочных рассказов, - сказал  профессор.

    - Возможно, найдется у вас какая-нибудь  история для этого случая? – вторили Ира с Васей и Андрей Святославович.

   Муж мой призадумался и улыбнулся:

   - Пожалуй, одну историю я расскажу, но с тем  условием, что и каждый из вас что-то припомнит в продолжение вечера.

    Все одобрительно зашумели и расселись поудобнее, приготовившись слушать.

     - История эта на первый взгляд простая и нет в ней ничего необычного. Но это только на первый взгляд. Это как посмотреть. Все вы знаете, что прообразом Деда Мороза был…

   - Святитель Николай! – закричали все наперебой.

   - Именно так. Аминь! – припечатал о. Владислав.

   - Так вот,  одним зимним утром, много лет тому назад, собираясь в храм на службу, я почувствовал  необычное благоухание, проходя через гостиную, но я торопился и не стал выяснять, что за источник его источает. Завернул семейную икону святителя Николая в рушник и повёз в храм.

     Совершая каждение храма, чувствую то же благоухание. Думаю, наверное,  запах  преследует меня из дома.  И продолжаю служить литургию.

     Святитель Николай – особо почитаемый у нас в России святой. Поэтому даже в будний день, на который пришёлся нынешний праздник, храм был полон народу – в основном, Николаями. Маленькими, которых подносили и подводили к началу причастия и большими, следующими следом.

     «Правило веры и образ кротости…» - пел весь храм любимому святителю.

     Каждый подошёл приложиться к его образу на нашей семейной иконе.

     После службы я ездил в наше благочиние, потом в администрацию нашего подмосковного городка по служебным делам, а потом навещал больных и немощных наших прихожан. Кого исповедовал и причащал, кого соборовал, кого утешал.

     Обратно возвращался затемно, уставший с осипшим от чтения и пения голосом.

  Дома моя жена – матушка Ирина, встретила меня словами:    

    - Я знаю, что ты очень устал и уже поздно, но ведь  я не могла тебе позвонить  (еще не было мобильных телефонов), а нам домой звонили родители моего ученика    с просьбой.

   -  С какой? – в изнеможении спросил я.

   -  У их соседей старичок умирает. Он верующий. Еще, когда в сознании был, просил священника позвать.

     - Так в чём же дело? Рядом Покровский храм в Медведково!

     - Не знаю, что-то у них там не получилось.  Они в соседней пятиэтажке живут. Часто видят тебя из своих окон, когда ты в облачении идёшь . Вот и стали просить через родителей моего ученика. А, может, им Мария сказала с первого этажа, она у тебя часто благословение берет, помнишь, ты  её сына прошлой зимой вымаливал?

     - А как зовут старичка?

     - Николаем.

     - Ну, значит,  сам святитель Николай меня в свой день к нему направляет, придётся идти.

     А было это в девяностые годы, когда улицы не чистились, тротуары заметало, дворы не освещались. Идти - то было рядом, но пурга просто сбивала с ног.  Приходилось идти осторожно, как канатоходцу -  уже не раз, поскользнувшись на скрытом под снегом льду.

     Захожу в подъезд и натыкаюсь на  Марию с мусорным ведром.

     - Ох, отец Владислав, вам придется пешком на пятый этаж идти, лифта у нас нет, как вы знаете. Знаю я эту семью. Дед – единственный верующий человек на всю семью.  Человек он основательный, на нём вся семья и держалась, пока он крепок был. А как заболел, они все из-за будущего наследства переругались – квартира трехкомнатная, да иконы. Всё делят-делят, никак не поделят!  Да что удумали: дед еще жив, правда, без сознания лежит, а они уже поминки готовят – парят-жарят!

     Поблагодарил Марию за информацию,  вздохнул и стал подниматься по лестничным пролётам (в который раз за день).  Наконец добрался я с Божьей помощью  до нужной квартиры.

     Остановился перед  дверью отдышаться. А из квартиры  ароматы доносятся совершенно искусительные для меня,  ведь я только чай и выпил с пирогом после службы, а потом времени не было… Значит права была Мария…. А, может быть,  старичку полегчало, вот они его и накормить хотят? Сомнительно. Я решительно нажал на кнопку звонка.

     Дверь открыла полная  молодая женщина с чёрной повязкой на голове.

     - Неужели я опоздал? – спрашиваю, указывая на повязку.

     -  А это?...  Так он плохой совсем, до утра не доживёт! Что так сидеть? Вот мы и решили к поминкам заодно готовиться, раз уж все собрались.

     -  Вам бы на молитву собраться, ему сейчас это всего важнее, - тихо обронил ей я  и вошёл в комнату дяди Коли.

     Старик лежал на высокой кровати, утопая в подушках.  Он спал или был без сознания.  Или его просто накололи успокоительными, чтобы не мешал своими стонами готовить застолье его предстоящих поминок?

     Чем-то он напоминал персонаж актёра Бабочкина из фильма «Чапаев».  Усищи и четкий профиль.  Чапаев. Но больной Чапаев. Хотя той желтизны и бледности, которая предшествует смерти, в его лице не видно, исходя из моего опыта. Не румяный, но вполне себе обычный старик, правда, исхудавший, судя по всему.

      -  Позовите, пожалуйста, всех сюда для общей молитвы. Я буду его соборовать.

     - Но у нас там всё кипит и варится, как отойти?

     - Приостановите, будьте добры, вашу бурную деятельность, т.к. она может не понадобиться.

     - Как так? Он что поправится что ли? Вы же видите какой он!

     - Всякое бывает. Позовите всех, пожалуйста, если вы его хоть немного любите.

    - Да, зови же, тебе говорят! – разом вступили молчавшие до сих пор мужчины, сидевшие в углу комнаты напротив Николая.

     С недовольным ропотом вошли несколько женщин. Все в черных  траурных повязках.  

     - Прошу вас помолиться вместе со мной за вашего  отца, дядю и дедушку Николая.

     - Да ему это всё равно не поможет! –  прошипела одна из родственниц.

     - И всё же, прошу вас. Вспомните то хорошее, что он сделал для каждого из вас. Не будьте так жестокосердны. Мы все когда-нибудь подойдём к этому порогу. Больно будет осознавать безразличие близких, которых ты любил, ради которых жил. Сделайте это хотя бы ради его именин.

- Каких именин? Почему именин? – всполошились все.

- Потому что сегодня у всех Николаев именины. Сегодня день памяти святителя Николая… Поэтому начнём с молитвы и тропаря святителю Николаю Чудотворцу.

      Воистину святой творил чудеса, или совесть проснулась в наследниках. Я думал, что они разбегутся потихоньку. Но они стояли.

     Мужчины помогли мне разжечь уголь и раздуть кадило, женщины приготовили на столе всё необходимое для соборования:  елей, вино, крупу для семи свечей. Нашлась даже икона святителю Николая у нашего Николая.

     Сначала старик лежал совершенно безучастно. Потом  у него дрогнули веки, приоткрылся рот и открылся один глаз. Все ахнули от неожиданности.

      Старик совершенно осмысленно обвёл взглядом комнату и всех собравшихся и остановил его на мне. Я продолжал служить.

     Через некоторое время  у Николая открылся второй глаз. И он уже во всю разглядывал меня. Наследники заволновались. Не из-за меня, конечно, а из-за своих начинавших разваливаться планов.

     - Это кто тут такой передо мной маячит? Батюшка!!! – разглядел он.

     - Да, батюшка! – угодливо отвечали потомки.

     - Батюшка, благословите меня! – попросил дядя Коля.

     (Я благословил старика).

     -  Так вы меня и причастите?

     -  Конечно, исповедую и причащу после соборования.

     - Тогда я буду подпевать. Я знаю как.

…После  причастия. Старик потребовал «вкусной еды, которой пахнет» и сел в кровати.

     Поужинав, дядя Коля занялся воспитанием своего потомства.

- Ну вот, теперь он нас опять строить будет! – досадовали с улыбкой они.

- Что же нам теперь с ним делать? Ведь врачи «скорой» сказали, что «уже всё»?

- Любить. Так, как он вас любил. Ухаживать и не быть такими легковерными. А еще молиться за него.

     - Дядь Коль, я за тебя завтра пойду свечку поставлю! – пообещал один мужичок!

     -Только «О здравии»! – потребовал дядя Коля.

     - А как же! – под общий смех снова пообещал мужчина.

     - Батюшка, а что ж вы не поужинаете с нами?

     - Да, нет, я домой. Вы сейчас всей семьей съедите всё приготовленное во здравие именинника. И на душе у вас будет праздник.

     - А что ж вы от денег отказываетесь? Вы же нам дедушку вернули!

    - Это не я. Это его небесный покровитель его вам вернул.

     Дома с порога  матушка Ирина мне кричит: «Отец, у нас икона святителя Николая ландышами с лилиями пахнет!» 

     И правда. Так вот откуда запах! То-то мне регент Оля в храме говорит: «У иконы святителя Николая удивительный запах!» А вокруг белые лилии были, ну мы и решили, что от лилий. А дома –то лилий нет. Вот значит какие знаки подавал нам святитель в свой день

…………………………………………………………….

     Прошло полгода.  В мае, в день памяти святителя Николая, после богослужения, вся история повторилась один-в один, кроме метели, конечно.  Хотя яблоневый  и вишневый цвет, усыпавший наш двор, очень напоминал снег.

     Поднимаюсь пешком на пятый этаж. Звоню в квартиру дяди Коли.

Опять тазики с салатами и черные повязки на головах.

     - Батюшка! Мы вам очень благодарны за прошлый раз. Дедушка  так окреп, что сам садился в инвалидную коляску и разъезжал по всей квартире. Но всему приходит конец. Теперь уже не сомневайтесь! Вот наши родственники, они  медики и вам объяснят, что надежды никакой нет!  -  оправдывались дамы…

     Выслушав медиков, я пошёл к дяде Коле.

Он полулежал в  инвалидном кресле на белой простыне. Из «одежды»  на нём были  одни памперсы.  Лицо его было серьезно, глаза закрыты. Нос заострился.  Казалось, он и не дышал вовсе.

     Я начал служить. Снова пришли все наследники, но уже уверенные в своей  правоте по части кончины  дяди Коли.

     После соборования дядя Коля глубоко вздохнул и чётко произнёс, открыв глаза: « Это что батюшка? Ах, здравствуй, батюшка! Ах, вы козы! Что же вы меня перед батюшкой подгузником  позорите?!»

     Дальше всё шло по предыдущему сценарию. Только к ярости дяди Коли прибавилась изрядная доля иронии:

- Что, козы, не получается меня на тот свет отправить?! Это святитель Николай чудотворец меня вам во вразумление поднимает! Не могу я вас оставить, пока вы настоящими людьми не станете!

Не буду описывать всеобщий шок, вы легко дорисуете картинку сами.

Какое-то время родственники собирались приехать в храм и мне звонили, но потом как-то перестали.

Дядю Колю видели даже на улице в его коляске. Видно, зятья спускали: в пятиэтажках ведь нет лифтов.

     В третий раз меня решили не приглашать. Видимо, чтобы не рисковать.

    - Так что-же   стало с дядей Колей?  - заинтересованно спросили наши гости.

    - Я не стал выяснять, не хочется услышать печальную новость.

Но соседи говорят, что еще не раз видели его  на улице в инвалидной коляске. А потом родственники поменяли квартиру. И переехали  в другой район. Будем надеяться, что с дядей Колей.

     - Так вот почему вы каждый раз в день святителя Николая икону из дома привозите…

     - Да. А теперь вам судить – святочный это рассказ или нет. И… очередь за вами.

(продолжение следует)

культура искусство литература проза проза …В один святочный вечер собралась у нашей рождественской ёлки небольшая компания. Всё люди близкие, родные да приятели. Те, с кем хотелось вместе разделить радость Рождества. Кроме меня и моего мужа - священника, был наш обожаемый Александр Николаевич К. - профессор Сорбонны и МГИМО, а по совместительству – алтарник нашего Всехсвятского храма . Человек во всех смыслах достойнейший и деликатный. Другие гости были не менее любимые и уважаемые. Наталья Алексеевна М. – замечательный доктор, мать четверых детей (двое из которых, Настя и Гоша сейчас играли вместе с нашими внуками близнецами – Лизой и Никитой). Танечка – прекрасный художник-монументалист, изящная, хрупкая …но легко справляющаяся с огромными полотнами, выполненными мощными пастозными мазками. Ира и Вася - супружеская чета наших прихожан. Союз бывшего ученого физика, а теперь бизнесмена и бывшей фотомодели, а теперь – заводчика лошадей. Андрей Святославович К.- В. – известный режиссер-балетмейстер, драматург, актер и поэт. Неистощимый шутник и балагур. А по выходным и праздникам - алтарник нашего храма. Наша старшая дочь Наташа (регент одного из московских храмов) с мужем (компьютерщиком) . И, наконец, наша младшая дочь Христина (только что испечённый молодой художник), любезно предоставившая под застолье свою комнату. Тропарь и кондак Рождеству были пропеты, рождественские изыски, столь ожидаемые после Филипповского Рождественского поста, опробованы и большей частью съедены. Все немного отяжелели от застолья и с удовольствием перешли в гостиную выпить чашечку кофе. Всё располагало к тёплой неспешной беседе. - Самое подходящее время для святочных рассказов! – подала идею Наталья Алексеевна, подкрепленную возгласами одобрения. - А и правда, отец Владислав, интересно было бы вернуться к старым традициям благочестивых святочных рассказов, - сказал профессор. - Возможно, найдется у вас какая-нибудь история для этого случая? – вторили Ира с Васей и Андрей Святославович. Муж мой призадумался и улыбнулся: - Пожалуй, одну историю я расскажу, но с тем условием, что и каждый из вас что-то припомнит в продолжение вечера. Все одобрительно зашумели и расселись поудобнее, приготовившись слушать. - История эта на первый взгляд простая и нет в ней ничего необычного. Но это только на первый взгляд. Это как посмотреть. Все вы знаете, что прообразом Деда Мороза был… - Святитель Николай! – закричали все наперебой. - Именно так. Аминь! – припечатал о. Владислав. - Так вот, одним зимним утром, много лет тому назад, собираясь в храм на службу, я почувствовал необычное благоухание, проходя через гостиную, но я торопился и не стал выяснять, что за источник его источает. Завернул семейную икону святителя Николая в рушник и повёз в храм. Совершая каждение храма, чувствую то же благоухание. Думаю, наверное, запах преследует меня из дома. И продолжаю служить литургию. Святитель Николай – особо почитаемый у нас в России святой. Поэтому даже в будний день, на который пришёлся нынешний праздник, храм был полон народу – в основном, Николаями. Маленькими, которых подносили и подводили к началу причастия и большими, следующими следом. «Правило веры и образ кротости…» - пел весь храм любимому святителю. Каждый подошёл приложиться к его образу на нашей семейной иконе. После службы я ездил в наше благочиние, потом в администрацию нашего подмосковного городка по служебным делам, а потом навещал больных и немощных наших прихожан. Кого исповедовал и причащал, кого соборовал, кого утешал. Обратно возвращался затемно, уставший с осипшим от чтения и пения голосом. Дома моя жена – матушка Ирина, встретила меня словами: - Я знаю, что ты очень устал и уже поздно, но ведь я не могла тебе позвонить (еще не было мобильных телефонов), а нам домой звонили родители моего ученика с просьбой. - С какой? – в изнеможении спросил я. - У их соседей старичок умирает. Он верующий. Еще, когда в сознании был, просил священника позвать. - Так в чём же дело? Рядом Покровский храм в Медведково! - Не знаю, что-то у них там не получилось. Они в соседней пятиэтажке живут. Часто видят тебя из своих окон, когда ты в облачении идёшь . Вот и стали просить через родителей моего ученика. А, может, им Мария сказала с первого этажа, она у тебя часто благословение берет, помнишь, ты её сына прошлой зимой вымаливал? - А как зовут старичка? - Николаем. - Ну, значит, сам святитель Николай меня в свой день к нему направляет, придётся идти. А было это в девяностые годы, когда улицы не чистились, тротуары заметало, дворы не освещались. Идти - то было рядом, но пурга просто сбивала с ног. Приходилось идти осторожно, как канатоходцу - уже не раз, поскользнувшись на скрытом под снегом льду. Захожу в подъезд и натыкаюсь на Марию с мусорным ведром. - Ох, отец Владислав, вам придется пешком на пятый этаж идти, лифта у нас нет, как вы знаете. Знаю я эту семью. Дед – единственный верующий человек на всю семью. Человек он основательный, на нём вся семья и держалась, пока он крепок был. А как заболел, они все из-за будущего наследства переругались – квартира трехкомнатная, да иконы. Всё делят-делят, никак не поделят! Да что удумали: дед еще жив, правда, без сознания лежит, а они уже поминки готовят – парят-жарят! Поблагодарил Марию за информацию, вздохнул и стал подниматься по лестничным пролётам (в который раз за день). Наконец добрался я с Божьей помощью до нужной квартиры. Остановился перед дверью отдышаться. А из квартиры ароматы доносятся совершенно искусительные для меня, ведь я только чай и выпил с пирогом после службы, а потом времени не было… Значит права была Мария…. А, может быть, старичку полегчало, вот они его и накормить хотят? Сомнительно. Я решительно нажал на кнопку звонка. Дверь открыла полная молодая женщина с чёрной повязкой на голове. - Неужели я опоздал? – спрашиваю, указывая на повязку. - А это?... Так он плохой совсем, до утра не доживёт! Что так сидеть? Вот мы и решили к поминкам заодно готовиться, раз уж все собрались. - Вам бы на молитву собраться, ему сейчас это всего важнее, - тихо обронил ей я и вошёл в комнату дяди Коли. Старик лежал на высокой кровати, утопая в подушках. Он спал или был без сознания. Или его просто накололи успокоительными, чтобы не мешал своими стонами готовить застолье его предстоящих поминок? Чем-то он напоминал персонаж актёра Бабочкина из фильма «Чапаев». Усищи и четкий профиль. Чапаев. Но больной Чапаев. Хотя той желтизны и бледности, которая предшествует смерти, в его лице не видно, исходя из моего опыта. Не румяный, но вполне себе обычный старик, правда, исхудавший, судя по всему. - Позовите, пожалуйста, всех сюда для общей молитвы. Я буду его соборовать. - Но у нас там всё кипит и варится, как отойти? - Приостановите, будьте добры, вашу бурную деятельность, т.к. она может не понадобиться. - Как так? Он что поправится что ли? Вы же видите какой он! - Всякое бывает. Позовите всех, пожалуйста, если вы его хоть немного любите. - Да, зови же, тебе говорят! – разом вступили молчавшие до сих пор мужчины, сидевшие в углу комнаты напротив Николая. С недовольным ропотом вошли несколько женщин. Все в черных траурных повязках. - Прошу вас помолиться вместе со мной за вашего отца, дядю и дедушку Николая. - Да ему это всё равно не поможет! – прошипела одна из родственниц. - И всё же, прошу вас. Вспомните то хорошее, что он сделал для каждого из вас. Не будьте так жестокосердны. Мы все когда-нибудь подойдём к этому порогу. Больно будет осознавать безразличие близких, которых ты любил, ради которых жил. Сделайте это хотя бы ради его именин. - Каких именин? Почему именин? – всполошились все. - Потому что сегодня у всех Николаев именины. Сегодня день памяти святителя Николая… Поэтому начнём с молитвы и тропаря святителю Николаю Чудотворцу. Воистину святой творил чудеса, или совесть проснулась в наследниках. Я думал, что они разбегутся потихоньку. Но они стояли. Мужчины помогли мне разжечь уголь и раздуть кадило, женщины приготовили на столе всё необходимое для соборования: елей, вино, крупу для семи свечей. Нашлась даже икона святителю Николая у нашего Николая. Сначала старик лежал совершенно безучастно. Потом у него дрогнули веки, приоткрылся рот и открылся один глаз. Все ахнули от неожиданности. Старик совершенно осмысленно обвёл взглядом комнату и всех собравшихся и остановил его на мне. Я продолжал служить. Через некоторое время у Николая открылся второй глаз. И он уже во всю разглядывал меня. Наследники заволновались. Не из-за меня, конечно, а из-за своих начинавших разваливаться планов. - Это кто тут такой передо мной маячит? Батюшка!!! – разглядел он. - Да, батюшка! – угодливо отвечали потомки. - Батюшка, благословите меня! – попросил дядя Коля. (Я благословил старика). - Так вы меня и причастите? - Конечно, исповедую и причащу после соборования. - Тогда я буду подпевать. Я знаю как. …После причастия. Старик потребовал «вкусной еды, которой пахнет» и сел в кровати. Поужинав, дядя Коля занялся воспитанием своего потомства. - Ну вот, теперь он нас опять строить будет! – досадовали с улыбкой они. - Что же нам теперь с ним делать? Ведь врачи «скорой» сказали, что «уже всё»? - Любить. Так, как он вас любил. Ухаживать и не быть такими легковерными. А еще молиться за него. - Дядь Коль, я за тебя завтра пойду свечку поставлю! – пообещал один мужичок! -Только «О здравии»! – потребовал дядя Коля. - А как же! – под общий смех снова пообещал мужчина. - Батюшка, а что ж вы не поужинаете с нами? - Да, нет, я домой. Вы сейчас всей семьей съедите всё приготовленное во здравие именинника. И на душе у вас будет праздник. - А что ж вы от денег отказываетесь? Вы же нам дедушку вернули! - Это не я. Это его небесный покровитель его вам вернул. Дома с порога матушка Ирина мне кричит: «Отец, у нас икона святителя Николая ландышами с лилиями пахнет!» И правда. Так вот откуда запах! То-то мне регент Оля в храме говорит: «У иконы святителя Николая удивительный запах!» А вокруг белые лилии были, ну мы и решили, что от лилий. А дома –то лилий нет. Вот значит какие знаки подавал нам святитель в свой день ……………………………………………………………. Прошло полгода. В мае, в день памяти святителя Николая, после богослужения, вся история повторилась один-в один, кроме метели, конечно. Хотя яблоневый и вишневый цвет, усыпавший наш двор, очень напоминал снег. Поднимаюсь пешком на пятый этаж. Звоню в квартиру дяди Коли. Опять тазики с салатами и черные повязки на головах. - Батюшка! Мы вам очень благодарны за прошлый раз. Дедушка так окреп, что сам садился в инвалидную коляску и разъезжал по всей квартире. Но всему приходит конец. Теперь уже не сомневайтесь! Вот наши родственники, они медики и вам объяснят, что надежды никакой нет! - оправдывались дамы… Выслушав медиков, я пошёл к дяде Коле. Он полулежал в инвалидном кресле на белой простыне. Из «одежды» на нём были одни памперсы. Лицо его было серьезно, глаза закрыты. Нос заострился. Казалось, он и не дышал вовсе. Я начал служить. Снова пришли все наследники, но уже уверенные в своей правоте по части кончины дяди Коли. После соборования дядя Коля глубоко вздохнул и чётко произнёс, открыв глаза: « Это что батюшка? Ах, здравствуй, батюшка! Ах, вы козы! Что же вы меня перед батюшкой подгузником позорите?!» Дальше всё шло по предыдущему сценарию. Только к ярости дяди Коли прибавилась изрядная доля иронии: - Что, козы, не получается меня на тот свет отправить?! Это святитель Николай чудотворец меня вам во вразумление поднимает! Не могу я вас оставить, пока вы настоящими людьми не станете! Не буду описывать всеобщий шок, вы легко дорисуете картинку сами. Какое-то время родственники собирались приехать в храм и мне звонили, но потом как-то перестали. Дядю Колю видели даже на улице в его коляске. Видно, зятья спускали: в пятиэтажках ведь нет лифтов. В третий раз меня решили не приглашать. Видимо, чтобы не рисковать. - Так что-же стало с дядей Колей? - заинтересованно спросили наши гости. - Я не стал выяснять, не хочется услышать печальную новость. Но соседи говорят, что еще не раз видели его на улице в инвалидной коляске. А потом родственники поменяли квартиру. И переехали в другой район. Будем надеяться, что с дядей Колей. - Так вот почему вы каждый раз в день святителя Николая икону из дома привозите… - Да. А теперь вам судить – святочный это рассказ или нет. И… очередь за вами. (продолжение следует)
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА