Опубликовано: 02 марта 16:38

Девочка

Пропажу не восполнить

 

Столовая не вмещала всех фымышат сразу, поэтому питались по сменам. Один из 21 класса в нашей ФМШ  был дежурным по столовой. То есть каждый день помогал накрывать на столы в столовой. Ну, и мыл посуду потом за всеми. Кормили нас хорошо, по-спортивному. Но постепенно пища надоедала и некоторые весной уже периодически ходили поесть в студенческую столовую, которая располагалась  рядом. Разнообразие там было больше.

 

 В нашем классе таких было немного. Всегда не хватает добрых и чутких людей, щедро жертвовавших  свою пищу товарищам, а самому есть вместе со студентами за свои деньги, привыкать к студенческой жизни. Коктейли молочные в кафе у студентов пили многие, а ели, к сожалению, не все. А вот на соседних столах 10-13 класса было подлинное изобилие. Там не ходило на обед иногда и половина класса. Но в условиях жёсткого коллективизма это была  пища  только 10-13 класса, а не наша общая! Могло потом это изобилие достаться дежурному классу, но не  нам. Я даже и не  смотрел в ту сторону, пользовался нашими классными ресурсами. А мой товарищ Игорь Чебоксаров смотрел, как оказалось. 

 

Однажды он обратил моё внимание на девочку, которая была напротив нас. «Смотри, смотри, уже пятая!» - восхищённо шептал он.  Оказалось, что девочка ела пятую котлету. Потом съела шестую. Потом седьмую.  Лишние порции кончились. Девочка выпила стакан-другой компота и понесла грязную посуду сдавать дежурным.

 

Я первый раз увидел эту девочку. Она была небольшого роста, симпатичная, с правильными чертами лица. Но я её до этого дня нигде не видел! А я  знал всех, или почти всех, в ФМШ. Особенно девочек, их там не так уж и много было. Как же она ускользнула от моего внимания?! Крайне загадочная девочка! Прозвище у неё появилось само собой – «Семь котлет». Моему товарищу нравилась эта девочка, но, как зовут её, откуда она родом, он тоже не знал. Мы решили за ней следить и обмениваться информацией об обнаруженных подробностях её жизни.

 

После обеда я с ней столкнулись у лыжной базы НГУ – она шла с лыжами на лыжню, как и  я. И, так же как и я, каталась почти до ужина! Ужин у неё тоже был хороший. Девочка ела за троих, но это было вполне объяснимо. Я проехал в тот день километров тридцать на лыжах, и она, примерно же столько. И я тоже ел не за одного себя, а ещё и за отсутствующих на ужине товарищах. Это нормальное дело. Зашли в корпус, Игорь задержался, читая объявления и приказы. Я же прошёл прямо в комнату.

 

Через десять минут он прибежал крайне возбуждённый – «Семь котлет пошла кататься на коньках!».  Схватив коньки, товарищ побежал за  ней. Я не люблю кататься на коньках. Теперь его очередь следить! Раскрасневшийся, с мороза, он явился за полчаса до отбоя. Она каталась всё это время!  И он радом с ней. Так у нас и повелось. Я следил за  Семью котлетами после обеда, а Игорь – после ужина. С утра и до обеда у всех нас была школа.

 

Удивительно было то, что за всё это время она ни разу не подняла на меня глаза. Хотя точно чувствовала наше престольное внимание к ней. Поймать её взгляд, заговорить с  девушкой-загадкой не было никакой удобной возможности. Вернее удобного повода.

 

 Но и мы чётко чувствовали, что она за нами тоже наблюдает.  Однажды я явился на их классный закрытый вечер.  У меня была такая возможность. Хотел потанцевать с ней, познакомиться, разузнать всё про неё.  Её не было там! На школьные дискотеки она тоже не ходила. Подружек рядом  с ней за всё время наблюдения тоже не было замечено. А парней тем более.  Мы к ней пригляделись, она была красива – длинные пушистые ресницы, прекрасная миниатюрная фигура. Роста не более 162 сантиметров. Мало  и тихо говорила. Почти всё время мы её видели в спортивной форме. Занималась одна, очень много и упорно. И очень много ела! За это мы её особо уважали, ведь мы тоже много ели. Сильная девочка!

 

Загадкой было, когда она училась, делала домашнюю работу. У нас не хватало времени на учебу первые две четверти. Потом стало хватать и на спорт, и на всё другое. Научились эффективно учиться, адаптировались к нагрузкам. Наверное, у неё было так же. Игорь сделал предположение, что,  Семь котлет в детстве много  болела, поэтому и занимается упорно спортом. Мне же казалось, что  энергии у неё было очень много, но она просто  скромная и стеснительная. И поэтому  так себя ведёт.

 

Кончились лыжи – растаял снег. Бегать я не так любил, как кататься на лыжах. Поэтому после обеда играл в футбол или преферанс. Семь котлет в футбол не играла, а игры в преферанс никто не афишировал.  В ФМШ  было запрещено играть в карты под угрозой отчисления, но мы играли в учебных классах, запершись изнутри. Приближались выпускные экзамены, нам разрешалось и даже рекомендовалось брать ключи от классов и других помещений, что бы после обеда  спокойно заниматься учёбой, готовиться к выпускным и вступительным экзаменам. Мы, вместе с большинством учеников упорно там занимались, занимались преферансом. Ещё играли в «тысячу», но преферанс прочно вошёл в наш ежедневный распорядок жизни.

 

 Преферанса и  общения и с другими девушками мне вполне хватало,  в те временя я ещё с ЛитКлубом стал активно дружить. А где ЛитКлуб – там спектакли. Играл в одном из них- «Диктатура совести». Так что Семи котлетам  я улыбался за обедом, а после обеда  у меня были другие дела, я за ней перестал следить. Она по-прежнему хорошо ела, и это было главное!  Значит, у неё всё хорошо. Возможные же душевные терзания моего товарища меня не интересовали вовсе. Молодость эгоистична, к тому же, я не отличался стеснительностью с девушками. И, как следствие, не понимал проблемы других на эту тему.

 

Часть фымышат в апреле-мае, ближе к лету, разъезжалась по своим родным школам за золотыми медалями.  В ФМШа их не давали принципиально. Гороно Советского района города Новосибирска просто их столько не имело по нормам.  А золотая медаль – хорошая вещь. При поступлении в ВУЗ сдавали только один экзамен. Но, меня эти выгоды не интересовали. Не поступить в НГУ или МГУ с моей подготовкой было нереально.

 

Однажды, придя на обед, мы не увидели Семь котлет. Не было её и на ужин, и на завтрак. Она пропала. Уехала. Осознание этого  пришло не сразу. Привычно, в обед, глаза искали её. Но за соседним столом было пусто, вернее, люди  из класса 10-13 были, но не на кого было смотреть, никто не радовал отменным аппетитом. А так хотелось следить, сколько вторых она съела, мы привыкли уж к этому делу - следить за ней.

 

Мир без неё опустел. Стал иным.  И острое понимание того, что мы заканчиваем период жизни в ФМШ,  не взяв из этого прекрасного отрезка жизни всё, что можно, по максимуму, пришло. Первой ласточкой стала Семь котлет. После экзаменов потерялась связь с товарищем Игорем Чебоксаровым. Ушли куда-то и другие близкие люди. Где ты сейчас, Семь котлет?! Тебя и в одноклассниках не найти, а уж на улице не узнаешь при встрече и подавно. Осталась только   память о тех временах, и странное прозвище «Семь котлет», которым называли её только двое: я и Игорь.

 

Это произведение включено в изданную Книгу 212. Хроники. Время года Весна.  (Стандарт Е-40) и некоторые другие.

Приобрести  книги  можно у Литературного Агента Автора 

WhatsApp: + 79889744885

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА