Опубликовано: 08 мая 10:13

ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ ЗНАМЕНИ ПОБЕДЫ

В Центральном музее Вооруженных сил страны, в Знаменном зале выставлена самая дорогая реликвия Великой Отечественной войны - Знамя Победы.

Вокруг - знамена всех фронтов и армий, штурмовавших Берлин, внизу под ними - фашистские штандарты, которые на первом параде Победы наши воины швыряли на брусчатку Красной площади.

Все мы знаем, что Знамя Победы над рейхстагом водрузили сержант Михаил Егоров и младший сержант Мелитон Кантария.

На самом деле это не совсем так. Героев было трое. Возглавлял группу лейтенант Алексей Берест.Участники штурма рейхстага (слева направо): К. Я. Самсонов, М. В. Кантария, М. А. Егоров, И. Я. Сьянов, С. А. Неустроев у Знамени Победы. 

Командование очень серьезно относилось к Знамени Победы. Мало кто знает, что таких знамен было девять. Все они были сшиты из подручных материалов прямо в Берлине и розданы в дивизии, наступавшие на рейхстаг.

Счастье выпало бойцам 150-й стрелковой дивизии 3-й ударной армии. Этот момент многие из нас помнят по кадрам фронтовой кинохроники: группа солдат взбегает по ступеням рейхстага, затем двое из них закрепляют трепещущее знамя на фронтоне.

Но эти кадры постановочные, они были отсняты фронтовыми операторами 2 мая 1945 года, когда все бои уже отгремели.

На самом же деле знамя под номером 5 водружалось на рейхстаг 30 апреля, причем дважды.

Первое знамя 30 апреля 1945 около 22.30 установили русский Михаил Минин и булгар Гази Загитов. Они первыми водрузили Знамя Победы над Рейхстагом в фашистской Германии.

"30 апреля 1945 г. в 22 часа 30 минут капитан В. Н. Маков из 79-го стрелкового корпуса и артиллеристы 136-й армейской пушечной артиллерийской бригады старшие сержанты Г. К. Загитов, А. Ф. Лисименко, А. П. Бобров, М. П. Минин, прокладывая путь огнем из автоматов и гранатами, пробились на крышу Рейхстага и водрузили там Красное Знамя. Все они были награждены орденами Красного Знамени.

7 марта 2007 года институт военной истории России сделал официальное заявление: знамя над Рейхстагом первым водрузили Рахимжан Кошкарбаев и Григорий Булатов.

Звёзды героев Булатов и Кошкарбаев так и не получили. А когда бывший разведчик Булатов рассказывал об истинной картине штурма немецкого парламента и водружении флага, над ним смеялись и даже дали прозвище «Гришка-рейхстаг». 1955 году Г. Булатова нашли повешенным, но это уже другая история...

Булатов получил от Жукова фотографию с дарственной надписью. За водружение флага над Рейхстагом Рахимжан Кошкарбаев был награждён орденом боевого Красного Знамени, а в 2001 году  в соответствии с указом президента Казахстана  посмертно присвоено звание Народного героя.

Фотография корреспондента газеты «Правда» В. А. Тёмина «Знамя Победы над Рейхстагом 1 мая 1945 года в Берлине». Снимок удостоен многих наград в СССР. Знаменосец неизвестен.

Почему же исторически считается, что именно знамя Кантарии и Егорова было первым?

Это, конечно же был некий политический акцент: Кантария -грузин, как и Сталин, из простого народа, как и Егоров, с 3-мя классами оброзования, а Егоров - русский из Смоленска, только политрук Берест сюда не вписался... 

Алексей Берест, украинец с Сумщины, богатырского сложения и силы. Прямой и честный, храбрый и справедливый. Солдаты уважали замполита и шли за ним в огонь и воду. Комбат Степан Неустроев давал ему такую характеристику: «Этому парню можно было поручить все».

Лейтенант Берест взял около десятка автоматчиков и повел их на крышу Рейхстага. На втором этаже завязался бой. Вот что вспоминает сам Берест: «Из-за артиллерийского обстрела лестница в отдельных местах была разрушена, мы образовали живую лестницу».

Берест, как котят, подсаживал и вытягивал солдат со знаменем. Он, воин-богатырь, вынес их на своих плечах. Как руководитель и ответственный за операцию, лейтенант и на крышу высунулся первым. Выбравшись на разрушенный каркас крыши Рейхстага, Берест вывел туда и солдат, которым было поручено водрузить знамя. Возвратившись на командный пункт батальона, он доложил, что знамя установлено на самом видном месте -- на бронзовой конной скульптуре кайзера Вильгельма на фронтоне главного входа Рейхстага.

-- Не оторвется? -- спросил командир батальона капитан Неустроев у Береста.

-- Сто лет простоит, -- ответил тот, -- мы его, знамя, ремнями к лошади притянули…

-- А солдаты как?

-- Ничего, -- засмеялся Берест, -- я их за шиворот на крышу затащил…

Вот сухие строки документа тех лет, подписанного командующим войсками 3-й ударной армии генерал-полковником Кузнецовым и членом Военного совета армии генерал-майором Литвиновым. Документ называется «Боевая характеристика знамени». «Отважные воины коммунист лейтенант Берест, комсомолец сержант Егоров и беспартийный младший сержант Кантария установили знамя над зданием германского парламента… »

Целый год понадобилось политотделу 3-й ударной армии и политуправлению I-го Белорусского фронта для разбирательства. Только 8 мая 1946 года появился Указ Президиума Верховного Совета СССР «О присвоении звания Героя Советского Союза офицерскому и сержантскому составу Вооруженных Сил СССР, водрузившему Знамя Победы над Рейхстагом в Берлине, капитану Давыдову В. И. , сержанту Егорову М. А. , младшему сержанту Кантария В. М. , капитану Неустроеву С. А. , старшему сержанту Самсонову Н. Я. »

В этом указе не значилась лишь фамилия Алексея Береста. Что же произошло? Член Военного совета 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенант Телегин на закрытом совещании в Институте марксизма-ленинизма ЦК КПСС в ноябре 1961 года заявил: «Водружение Знамени Победы приняло уродливый характер… » Позднее генерал Телегин в разговоре с Неустроевым сказал: «Жуков виноват. Он к нашему брату политработнику относился не очень… Прочел фамилию Береста: «Еще один политработник?» -- и вычеркнул. Если бы вы, Степан Андреевич, написали в реляции «заместитель командира батальона» и поставили бы на этом точку (не надо было «по политчасти») -- Берест бы прошел… »

Награждение происходило по плану спектакля, организованного для вождя. Ибо странно читать, что рота во главе с Берестом штурмует Рейхстаг, ведут бой и другие роты других полков и дивизий, а в штабах при номерных знаменах, которые должны были водружаться на Рейхстаге, дежурят «именинники знаменосцы» Егоров и Кантария, которых другие солдаты (их с Берестом на Рейхстаге было десять), должны были вынести на своих спинах.

Прямой и смелый Берест не любил лжи и, вероятно, где-то в кругу фронтовиков, смеясь, рассказывал, как нес героев-знаменосцев на своей спине. Эти разговоры стали известны СМЕРШу, с которым у Береста уже был конфликт.

Когда солдаты его батальона, штурмуя дом Гиммлера, захватили несколько часов, предназначенных, как сообщили немецкие пленные, для солдат СС, которые первыми захватят Кремль в Москве, Берест вручил их своим солдатам. Но тут вошел незнакомый офицер -- то ли из штаба фронта, то ли из армейского СМЕРШа -- и стал требовать часы для себя. Берест, заявил ему: «Это часы для тех, кто взял дом Гиммлера и пойдет на Рейхстаг!». Офицер пригрозил Бересту.

Случилась еще одна неприятная история, которую «повесили» на Береста. В пылу боя солдаты не разобрались, чей особняк стоит на пути к Рейхстагу, и штурмом взяли посольство одной страны -- виновно в этом было, а командование (знали и не предупредили). А когда шло представление за взятие Рейхстага, из посольства, пришла нота. Вот ошибку и списали на Береста, хотя он не был командиром ни батальона, ни полка -- за плохую воспитательную работу в батальоне.

Герой на десять лет попал в тюрьму -- за правду

За пленение немцев в Рейхстаге Алексей Берест получил орден Красного Знамени, а за водружение знамени над Рейхстагом -- ничего. Дело дошло до того, что этого героя-лейтенанта послали не на Парад Победы в Москву, а сопровождать эшелон с репатриированными. Когда в Москве проходил Парад Победы, Берест с эшелоном прибыл на какую-то станцию под Москвой.

Защитить его было некому. У Жукова начались неприятности с картинами и драгоценностями, вывезенными из Германии. Член Военного совета 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенант Телегин находился под следствием в СМЕРШе по делу Жукова, и ему было не до того.

А те, кого лейтенант Берест тащил на своей спине на крышу Рейхстага, -- Егоров и Кантария, купаясь в славе и восхваляя самих себя, имя лейтенанта Береста не вспомнили никогда и нигде. Они хорошо усвоили наставления, о чем нужно говорить, а о чем молчать.

Позднее Егоров погибнет, будучи пьяным, в автокатастрофе, капитан Неустроев надолго запьет, и его заявления никто не станет принимать всерьез, а герой Алексей Берест на десять лет попадет в тюрьму -- за правду.

После демобилизации он пойдет работать в кинофикацию. Его начальник и бухгалтер в 1953 году, растратив 5865 рублей, обвинит в хищении Береста. Ревизор, не разобравшись, составит дело на него, (деньги-то небольшие), но оскорбленный Берест выбросит ревизора за дверь.

По амнистии 1953 года его можно было оправдать и отпустить -- вступись за него Егоров и Кантария…

Но никто не заступился, и ему только скостили по амнистии пять лет. Пять лет до 1958 года он пробыл в лагерях.

"Передо мной командованием была поставлена задача возглавить и обеспечить водружение Знамени Победы, - писал Алексей Берест в начале 60-х в редакцию "Комсомольской правды" (письмо тогда так и не было опубликовано).

В стремительном броске мы ворвались в открывшийся проход центрального входа здания, двери которого были подорваны гранатой.

В это время при моем участии знаменосцами товарищами Кантария с Егоровым было закреплено армейское знамя N5 на одной из колонн центрального входа в рейхстаг в 14.30 дня 30 апреля".Но Берест понимал, что знамя, закрепленное на колонне, - это совсем не то, что Красное Знамя Победы, реющее над рейхстагом. И около 22 часов того же дня он приказывает командиру отделения Щербине отобрать десять бойцов для прикрытия при переносе знамени на фронтон.

"Товарищи Кантария и Егоров открепили знамя от колонны, и при поддержке огнем мы стали подниматься по винтовой лестнице. Вследствие артиллерийских обстрелов оказалось, что лестница в отдельных местах была разрушена, препятствие нам удалось миновать путем образования живой лестницы: становился я, на меня - товарищ Кантария, а на нас - товарищ Егоров.КантарияЕгоров

в 22.50 наше советское Знамя Победы заколыхалось на фронтоне Рейхстага".Но несмотря на то, что знамя было водружено на здание, ожесточенное сопротивление в самом рейхстаге продолжалось.

В четыре часа утра 1 мая Береста разбудил комроты Сьянов и передал, что немцы выбросили белый флаг и согласились на переговоры, но с офицером не ниже полковника. В рейхстаге самым высшим чином был комбат - капитан Степан Неустроев - сухощавый и невысокий. Как вспоминает сам комбат, он побоялся, что при такой комплекции и росте немцы просто не поверят, что перед ними высокий чин советской армии. Поэтому решили, что роль полковника сыграет лейтенант Алексей Берест - парень крепкий, живое воплощение "русского Ивана". На всех надели телогрейки без знаков различия, Неустроев пошел с Берестом в качестве "адъютанта".

Берест был краток: предложил немцам сложить оружие, гарантируя им жизнь. Немецкий полковник заявил, что его подразделение значительно превосходит советских бойцов по численности и сдаться должны русские.

"Я в ультимативной форме обратил внимание на то, что данная беседа происходит не в Москве, а в Берлине, и я не затем пришел в Берлин, чтобы сдаваться, - вспоминал позже Берест. - Когда мы уже выбрались в вестибюль, эсэсовский офицер, сопровождавший нас, выстрелил мне в спину, но промазал.

Я, резко развернувшись, разрядил свой пистолет, и тотчас же вспыхнула стрельба".

Берест выпустил обоймы из двух пистолетов и стоял за статуей кайзера Вильгельма фактически безоружный, когда на него бросились двое немцев. Металлической рукой кайзера лейтенант наотмашь ударил по голове одного из нападавших. Тот грохнулся на пол. Второй сзади схватил Береста за горло. В это время на помощь Бересту подскочил солдат с гранатой, но, промахнувшись, вместо гитлеровца стукнул по спине лейтенанта. Граната выскочила и волчком завертелась по полу. "Я мгновенно оторвал от себя цепкие руки врага, чуть приподнял его и бросил на гранату. Она взорвалась и разнесла его, и осколком ранила меня в ноги. Бойцы перенесли меня в комнату, наскоро перевязали и ушли. Я зарядил пистолет и снова вступил в бой".

 В мае 1946 года был опубликован Указ ПВС СССР "О присвоении звания Героя Советского Союза офицерскому и сержантскому составу вооруженных сил СССР, водрузившему Знамя Победы над Рейхстагом".

Награждены были пятеро: капитан Василий Давыдов, сержант Михаил Егоров, младший сержант Мелитон Кантария, капитан Степан Неустроев и старший лейтенант Константин Самсонов. Береста в списке не было. Он отсидел в Сталинских лагерях и позже погиб под поездом, спасая маленького внука.

Егоров погиб, разбился на подаренном в честь 30-я Победы машине в 1975 году. 

Кантария умер в Москве в 1993 году, бежав из родной Абхазии в 90-х. Его родственники живут в Греции, России и Абхазии , а его прах захоронен на Родине в Абхазии на территории местной школы.

Так сложились судьбы ветеранов- героев! Вечная им память и благодарность от потомков!

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА