Опубликовано: 25 июня 01:17

Головокружение

Только-только отцвела сирень. На смену легкомысленным ароматам потянулся томный запах жасмина. В сердцах горожан этот чужеродный кустарник неизменно пробуждал воспоминания о поездках на Черное море. И редкая обходилась без курортного романа или, хотя бы,  - флирта. Видимо по этой причине многие подмосковные - и не только - дачники культивируют на своих участках чубушник. Это растение (с неблагозвучным названием) похоже на жасмин примерно так же, как похождения командированного в Рязань на любовную интрижку отдыхающего в Сочи. То бишь … впрочем, у  Зиночкиного забора рос, именно, чубушник.  

И вот, когда его сладковатое благоухание стало вытеснять из кухни признаки подгоревших котлет, Зиночка учуяла примесь знакомого амбре. Поднаторевшая в тонкостях загородного благоустройства дама мигом сообразила, откуда ветер дует - септик!

Копаться самой в этой «ароматной» проблеме уважающей себя женщине не пристало, и Зиночка пригласила соседа, который, кстати, данное сантехническое сооружение и возводил. Николай за прошедшие с того памятного события лета значительно прибавил в весе, непосредственно в районе поясницы. Однако интерес к слабому полу не растерял.

Напевая «в бананово-лимонном Сингапуре»*, Колян протиснулся в калитку и улыбнулся хозяйке:

-  Кружит голову?

-  Кто? – игриво ответила Зиночка

-  Запах.

-  Еще как. Спать не дает.

-  Так, уж, и не дает?

-  И так не дает, и эдак.

-  А мы…

Кадриль оборвала на полуслове вынырнувшая из-под крыльца такса. Пожилая сука обнюхала оплывшие лодыжки кавалера, попятилась, задрала морду и уставилась на мастеровой живот. Потом с трудом изогнулась и осмотрела свой. Надо сказать, что на пятнадцатом году жизни, и прежде не сильно худая, собачка обрела характерные очертания баула при регистрации на авиа рейс Стамбул-Москва. Смущенный мужчина поспешил в сторону септика.

-  Где-то здесь? – спросил Николай.

-  Угу.

Мастер, что было сил, раздул ноздри и втянул жаркий июньский воздух. Амбре ничем себя не проявило. Зато проказник чубушник вновь распалил воображение.

-  Куда только ваш супруг смотрит?

-  Так он же на Северах. Деньги зарабатывает.

-  Ну да, ну да… - Колян приосанился, - Деньги красивой женщине, тоже, нужны… Тут все в порядке. Может, в дом пройдем?

Зиночка робко воспротивилась:

-  А вдруг под землей? Труба лопнула.

«Ломается. Для виду» - Колян, нехотя, встал на четвереньки и по-собачьи проутюжил носом от септика до фундамента.

-  Неа. И тут ажур наиполнейший.

-  Что же делать? – Зиночка всплеснула руками.

-  Ключ успеха в доме. Верьте моему опыту, - мастер плотоядно облизнулся, - Не вы первая…

-  Хорошо, хорошо. Идемте, раз, уж, по-другому не получается.

 

Едва  входная дверь приоткрылась, романтический флер  оступился  о зловредное амбре.

-  Ах, - Зиночка в отчаянии поправила прическу, - А так хочется, наконец, расслабиться.

-  Мы это… мы мигом, - Колян с грохотом откинул крышку люка, - оттуда, гаденыш, тянет. Оттуда

 

Сосед хорошо помнил, что канализационная труба проходила вдоль всего дома, лежала на земле и заглублялась, лишь, на выходе.  Он по-свойски подмигнул хозяйке и солдатиком нырнул в подпол. Трах! – на кухне зазвенела посуда, в будуаре – хрустальные бра, у Зиночки выпала глазная линза.

Женщина сгруппировалась и хищнически прищурилась: Колян застрял в проеме, словно Вини-Пух в гостях у Кролика. Пока он, кряхтя и матерясь, выбирался, Зиночка успела сменить линзы с бирюзового на кошачий. 

-  Надо бы головой вперед. Я где-то читала, что ежели голова проходит, пройдет и … асинус**.

Мастеру ничего не оставалось, как поверить даме на слово. Ибо Зиночка слыла в садовом товариществе барышней начитанной, мудреным выражениям обученной. Снявши для верности кепку, Колян пополз на второй круг.

Вскоре выяснилось, что без посторонней помощи осуществить маневр не удастся.

-  Толкайте. Толкайте в этот, как его бишь, косинус?

Интеллигентная Зиночка поначалу пыжилась пропихнут мастерового шваброй. Однако упрямая помеха плющилась и никак не желала лезть в сырое, пахнущее мышиным творчеством пространство.

-  Да толкайте же!! Толкайте!! – призыв мастера звучал глухо, как из Преисподней.

Зиночка огляделась по сторонам, обняла соседскую поясницу, уперлась острой коленкой в ученое слово и, что было сил, надавила. Заголяя мясистые ляжки, мастер все-таки погрузился во тьму.

-  Киньте мне фонарь. Забыл, впопыхах.

Луч света и профессиональный нюх Коляна быстро обнаружили проблему на стыке труб.

-  Ключ нужен. Рожковый на тринадцать или разводной, - он почесал разодранное бедро, - Там у меня, в сумке.

Раздосадованная хозяйка нарочито долго искала сумку, а затем вполне искренне пыталась идентифицировать затребованный инструмент. Цифры  плавились на жаре, а с кем «разводится» универсальная замена, было и вовсе непонятно. Зиночка окончательно осерчала: «Ну, козел!»

То ли от духоты, то ли от пережитых волнений Николай, ожидаючи, сомлел.  Грезилось ему, будто вовсю эксплуатирует профсоюзную путевку в Мацесту. И вот сидит он в жасминовой беседке, и запивает красным шашлычки по-карски. Услужливый официант мельтешит вокруг, вкрадчиво нашептывает в ухо: «Чего еще изволите? Развлечься? То да се?» Отказаться – человека обидеть, и отдыхающий заказывает «то да се». Под звуки «Бэсса мэ» к его столику приближается длинноногая блондинка. Колян хотел было встать навстречу, но просвет между полом и землей не позволил.

-  Имейте в виду, я пью только шампанское, - незнакомка повесила на спинку стула ярко-красную сумочку, присела.

-  Говно вопрос. Уважаемый, одно полусладкое и коньячок. В графине.

Официант наполнил бокалы.

-  За знакомство? Меня Коляном зовут. А вас?

«Крыса», - послышалось ухажеру, и он переспросил:

-  Как, как?

-  Крыса!! – заорала блондинка, - Крыса!!

 

Николай в ужасе дернулся и проснулся. Налобник высветил два кроваво-красных глаза напротив.

-  ААА!! – завопил Николай, дернулся вновь и пребольно стукнулся о доски, - ААА!!

-  Да слышу я, слышу, - Зиночка склонилась над люком, - Эти ключи?

-  Какие, на хер, ключи?! Здесь крыса!

-  Нет у нас крыс. Репка всех давно передушила. А ключи у нее под ошейником. Посмотрите получше.

Николай пригляделся. И действительно – глаза принадлежали хозяйской таксе. Кое-как уняв дрожь, он подтянул болты на стыке.

Выбирался мрачный, самостоятельно. От причитавшегося гонорара отказался.

-  Ну, все. Больше вонять не будет. Скажите прямо, как вам удалось старую, больную! собаку в подпол запихнуть?

Зиночка кокетливо тряхнула челкой:

-  Очень просто -  сунула мордой в проем и скомандовала: «Крыса! Крыса!»

 

Дойдя до калитки, дачники в который раз оказались во власти чарующего аромата чубушника: Николай перестал хмуриться, Зиночкины линзы заволокло томной негой.

-  Вы, ну, не серчайте, если что не так, - Колян в нерешительности чертил на песке «косинусы» носком сандалии, - Я музыку люблю… Даже немного разбираюсь.

-  Ах, как это прелестно! У меня неделю молчит проигрыватель. Не посмотрите?

 

*Танго Магнолия. А.Вертинский

**asinus – латынь

 

Июнь 2020

д. Халтурино

© Copyright: Владимир Фомичев, 2020 Свидетельство о публикации №220062500072 

 

культура искусство литература проза проза Головокружение
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА