Опубликовано: 12 марта 2013 16:11

Королева червей

Шёлк мантии, такой привычный и уже удобный. Корона перестала давить на лоб, я иногда даже забываю, что она водружена на мою голову. Мои волосы развеваются, заполняя собой почти всё пространство. Макияж врос в кожу, хотя и без него я выгляжу так же красиво и эффектно. Блеск в глазах, искренняя улыбка, я принимаю правила игры и могу в них играть, мне даже не нужно заставлять и настраивать себя. Я прохожу мимо зеркала, чтобы мельком взглянуть в него. Я поражаюсь своей красоте — я не хочу выглядеть красивой, но выгляжу. Губы, глаза, волосы и брови, всё будто бы идеально. Идеальная королева. Королева червей.

   Я спускаюсь по пустой лестнице, обитой красным бархатом. Мои руки скользят по идеально отполированным мраморным перилам, ощущая их приятную прохладу. Кольца, симметрично нанизанные на средние пальцы правой и левой руки, привычно звякают о завершающие набалдашники из бронзы. Я счастлива, у меня есть всё. Мой муж, король червей, которого я люблю со всей искренностью, мои друзья, с которыми у меня замечательные отношения, я с радостью выполняю обязанности королевы и чувствую, что другие разделяют эту радость. Моя жизнь идеальна.

     Вот только в зеркале я не вижу себя. Я выхожу из замка, на улице тёплая звёздная ночь, которая разноцветными красками расцвечивает весь наш сад. Воздух полон свежим ароматом акаций и ещё каких-то новых цветов, которые я ещё не научилась распознавать. Я люблю эти запахи, иначе ничего этого не росло бы рядом с замком. Стоит только махнуть рукой, и меня оставят одну — бродить по лабиринтам из кустов и дорожек, разглядывать растения и беседовать с насекомыми и птицами, случайно пролетающими мимо. Я иду к ближайшей скамейке и устало опускаюсь на белоснежную выгнутую поверхность.

    Это очень непонятное чувство. Каждый день открывает новые двери, новые ощущения и эмоции. Я встречаюсь с дорогими мне людьми, нет области, в которой я хотела бы достичь чего-то ещё. Я счастлива, но это не моё счастье, оно ложно. Я гляжу на свои тонкие пальцы, руки, колени, прикрытые полупрозрачной тканью алого платья. Отчего-то на глазах выступают слёзы, но быстро проходят. Для слёз нет причины. Они не помогут мне.

     Я что-то забыла… Счастье уводит меня дальше и дальше от меня самой. Прошлое… Где-то есть в нём момент… Момент, который я должна вспомнить. Это детство, детство… Начала болеть голова. Прошлое пусто, там всегда был сумрак и темнота. Но было что-то ещё…

    Я снова встала и двинулась в сторону более дремучего уголка парка. Движение должно привести в действие процесс глубокого вспоминания своей жизни. Мне казалось, я родилась такой, какая я сейчас есть, но это не так. Я не всегда была королевой, до этого был путь становления, а ещё раньше — намерение. А до намерения? До намерения… была жизнь. Настоящая… Я всегда хотела это забыть, стереть из памяти, убежать, перестроить и не обращать внимания на обломки, периодически вылезающие наружу. Почему? Потому что в прошлом лишь зло и мрак. Истина в настоящем. Почему-то всегда я думала именно так.

   Всегда… Это как мантра, которую я читала себе днём и ночью. Я сравнивала прошлое и настоящее и радовалась, говоря себе, что всё стало лучше, что я добилась того, чего хотела. Я так бежала от этого чувства… Да, я должна вспомнить именно это.. Чувство… Я бежала от него, потому что оно было… Больше меня, сильнее, я не знала, что с ним делать. Я была не готова. Тогда. Тогда не готова. Это чувство пугало меня.

     Одиночество… Одиночество — полное и всепоглощающее, безнадёжное. Это не то Чувство, но оно всегда сопутствовало. Одиночество, переживание непонимания и вакуума между мной и любыми другими существами. Я говорила на другом языке, а они смотрели на меня, и будто не видели суть, слушали мои слова, и будто слышали другое, то, что хотели слышать сами. И я выросла такой, какой меня хотели видеть.

    Я ем, когда мне хочется есть. Я пью, когда мне хочется пить. Если хочется спать, то так или иначе я приближаюсь к моей шикарной постели, вырезанной из красного дерева. Когда случается что-то хорошее, я испытываю радость, а когда происходят печальные события, — я чувствую грусть. И ведь всё это кажется таким логичным и закономерным…

    Мимо пролетел светлячок. Маленький комочек оранжевого света в тёмно-фиолетовом окружении сумрака. Весь, мир излучал какую-то энергию, поток, который я не могла уловить до конца.

     Червы, пики, бубны, трефы. Четыре наших стихии… Мир не делится на чёрное и белое. Он делится на чёрное и красное. Красные бубны и червы и чёрные трефы и пики.

       Пронеслась ещё группа светлячков. Я залюбовалась их игрой, их движением, оно мне показалось немного знакомым. Как танец. Я люблю танцевать, мы так часто это делаем на званых балах — в одном из четырёх замков. Я решила проследовать за их весёлой компанией. Почему-то за ними хотелось следовать.

     Пришлось сойти с тропинки. Я сняла туфли на высоком каблуке, которые могли бы испортиться от прохладной ночной росы, корону, которую сбили бы ветки неосторожных деревьев, и мантию, которая могла бы порваться от одного неправильного движения. Перед тем, как ступить босой ногой на мягкий ковёр заботливо выращенной травы, я сделала глубокий вдох. Шаг, и от этого немного сдвинулось сознание. Холод, влага и этот сине-фиолетовый цвет стали острее. Маленькие светящиеся шарики будто образовали единую цепь, приковавшие моё внимание. Внезапно они остались единственным воспринимаемым стимулом. Всё остальное ушло на второй, третий, четвёртый план…

      Энергия. Я тогда чувствовала энергию. Я почти видела её. Все чувства были острее, всё было волшебным, потому что кроме очевидно видимых и слышимых образов были ещё другие. Была суть… Энергетическая суть…

     Я закрыла глаза, чтобы вспомнить лучше это чувство. Вот угол дома. Он был белый с коричневой полосой, но у меня всегда создавалось чувство чего-то серого. С примесью ощущения песка, пластмассы и запаха одуванчиков. Потом, если чуть-чуть пройти, то будет спуск в подвальчик. Он всегда был ярким, зелёным. Такой травяной цвет, почему-то здесь в руках появляется ощущение прикосновения кусочка льда к пальцам рук. Потом дом кончается. И начинается рощица деревьев. Она пёстрая. В основном фиолетовый, тёмно-серый, сине-зелёный и оранжевый цвета. Ощущение запутанности, перехода, это вечный лес, в котором можно бродить вечно, не зная, куда придёшь. Там пахнет солнцем, потому что оно запутывается в переплетении стволов и веток. Дальше детская площадка на открытом пустом месте. Её делит на две части дорожка. Сама тропинка отчётливо зелёного цвета, а две половины площадки — разные. Та, что ближе к деревьям, голубая, она вообще очень светлых оттенков. На ней более тревожное чувство, более разумное и серьёзное. Там ощущение камня, асфальта и определённой направленности. На противоположной стороне — жёлто-зелёная атмосфера праздника и веселья. Там можно быть проще и спокойнее. Здесь стихия воздуха и воды. На стороне камня стоял стульчик. Большое сооружение для детей в виде большого стула. Он всегда был голубого цвета, но для меня он всегда был серым. Серый с белым свечением по кругу вокруг стульчика. Там всегда было ощущение силы, даже если стоять под ним. Сама железка, которой являлся этот стульчик, — сильная. Она уходит корнями глубоко под землю…

    Это карта. Это краткая карта энергетического потенциала того небольшого места. Это небольшой спектр тех ощущений, которые даёт то место. Большая часть из них никогда не сможет быть передана с помощью человеческого языка… Я помню это. Там я почти никогда не была счастлива, однако это доброе место. Теперь, если я прохожу через него, то думаю лишь о том, что надо побыстрее дойти до места назначения. И в других местах. Я не чувствую больше их…

      Я опустилась на землю, разрешая телу принять любую позу, позволяя душе распределиться в пространстве так, как она хочет. Она хотела наружу. Ощущения, поступающие от тела к мозгу, исказились, дрогнули и исчезли. С закрытыми глазами… Острое дымчатое существо разорвало моё тело, пробираясь вон, на свободу. Оно поднялось над телом, зависло над ним на секунду, а затем совершило первое превращение. Оно стало шаром. Небольшим шаром, состоящим из концентрированного газа. Оно вращалось вокруг своей оси, передвигалось вокруг деревьев. Затем… случайно… оно пролетело сквозь ствол берёзы, росшей рядом с невысокой юной елью. Тотчас движение замедлилось, существо дрогнуло, и совершило второе превращение. Теперь шар стал сжиматься, до предела, всё больше превращаясь в точку, в атом, почти в ничто. В момент, когда дальнейшее сжатие стало невозможным, произошло третье превращение. Шар перестал иметь границы, он стал чем-то аморфным, безграничным, он расширился за одно мгновение от точки до вселенной. И продолжил расширяться, вбирая в себя все энергии, которые были на его пути. Вбирая, осознавая и возвращая их нетронутыми владельцам. Эта энергия заряжала существо, наполняла его чем-то невообразимо большим. А существо отдавало себя этим энергиям, обращаясь для них какими-то неземными смыслами.  

       Никто никогда не смог бы сказать, сколько продолжалось это расширение и в какой момент оно закончилось, перелившись обратно в моё тело. Первый вдох был тяжёлым, словно лёгкие разучились дышать, органы разучились работать, сердце забыло, как перегонять кровь… Второй был легче, я распахнула глаза, осматривая поляну, полную маленьких светящихся существ. Что-то изменилось. Надолго ли? 

      Я одеваю назад свою тёплую мантию, блестящую корону и мягкие туфли. Я иду назад во дворец, где скоро будет вечерний чай. Я встречу короля, возможно, придёт королева треф, с которой мы хотели побеседовать об отличиях наших взглядов на возможности передачи настроения с помощью цвета. Всё будет так тепло и светло. Я почувствовала привычное чувство полноты жизни, а вслед за этим лёгкий укол в районе макушки — того места, откуда вылезала душа…

культура искусство литература проза рассказ система
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА