Опубликовано: 04 ноября 2012 21:59

Литературный дуплет (или опыт двух текстов на одну тему)

Памятник

(написан Владимиром Переваловым)

- Кар-кар! - сказала ворона, пуская плюху на голову Памятнику поэту. - Вот все говорят, Поэт-Поэт, написал чего-то, раз в год праздники проводят в честь его, Царствие ему небесное, хоть он и был евреем, прости, Господи, дня рождения. Да и вообще, каждое утро на нашем кладбище - столпотворение. Вот раньше, до того, как он здесь упокоился: тишина, покой, птички всякие поют, козявки ползают... Кр-р-расота! А теперь? Не кладбище, а пр-р-роходной двор какой-то! А помру вот я - хоть одна сволочь вспомнит, что я была такая чуткая, ранимая, столь близкая к нашей великой культур-р-ре? Ведь вот уже десяток лет сижу на голове Памятника поэту, выполняю завет своей матери, а та выполняла завет своей матери, моей бабушки. Стар-р-руха так прямо и говорила: "Срать на голову этому Памятнику - наша великая обязанность перед потомками! Наш вклад в великую российскую культуру! Потому как только обосранный и позеленевший памятник является достоянием культуры. Все новое и чистое - вульгарный новодел. Грязное, в говне и в паутине - достояние истории". И хоть кто-то вспомнит, что я была на свете? Сдохну, сожрут меня кошки. И все! А чем я хуже этого самого поэта? Подумаешь, великая честь - сочинил он, понимаете ли, стихотворений и песен немер-р-рянно. Мы вот тоже летаем в эмпир-р-реях. И что? А ничего, никто слова добр-р-рого не скажет... Не ценит наше государство деятелей культуры, не ценит!

Так ворчала ворона, пуская очередную плюху на голову Памятнику поэту. Солнце начало жарить всерьез, но еще в воздухе оставались последние следы ночной прохлады. Самое благостное время летнего дня. К кладбищу начинали подтягиваться служители: дворники, могильщики, продавцы цветов и венков, рабочие крематория.

Подъехал на служебной "волге" Директор кладбища. Сторож снял кепку и поклонившись, весело поприветствовал его, размахивая кепкой. Директор привычно попенял ему на чрезмерное употребление горячительных, на что сторож так же привычно и вполне резонно заметил, что ночью холодно, да и страшно. Все ж таки не бульвар охраняет...

- Да и вообще, - озираясь, начал было Сторож, - будет сегодня немалый сюрпризец...

- Пить надо меньше, - оборвал его Директор.

- Ну дело ваше, я только предупредить хотел, - пожал плечами Сторож, когда Директор прошествовал мимо, и перекрестился на монастырские кресты. Начали потихоньку прибывать и посетители: бабульки с совочками и грабельками, которым было накладно платить за уход за могилками своих родственников и потому надо было наводить порядок своими руками (да им, честно говоря, и делать-то по жизни больше было нечего); туристы с экскурсоводами и просто праздношатающиеся.

Особая статья были - Лучшие друзья Поэта. Они ходили на кладбище, как на работу. Стоило их зоркому оку заметить какого-нибудь солидного одинокого посетителя, стоящего у Памятника поэту, так они коршунами планировали на него и начинали рассказывать всякие всякости: кому про баб, кому про песни, кому про выпивку, кому еще чего. Глаз у них был наметанный и всегда попадание было точно в "десятку". Их можно было отличить по деловому виду, по тому, что они пили яйца для поддержания голоса на протяжении всего тяжелого рабочего дня. Перед началом работы кладбища они привычно сгрудились в сторонке, распределяя очередь на выступление.

Как всегда не обошлось без небольшой потасовки, потому как вчера один придурок в кепке подвалил к какому-то посетителю и начал давать вместо выверенного текста - совсем уж ахинею. Тот в крик, как же Поэтову честь обижают! Пришлось временно этого придурка отстранить от работы и посадить за книжки, пускай подучит роль, козел.

Часам к двенадцати подъезжала Безутешная вдова поэта. Она ездила на черном "мерине", купленном ей вскладчину Лучшими друзьями поэта, а она за это разрешала торговать фотографиями поэта, его книжками, ну и всякой прочей мурой, типа кепок, маек, значков, пластмассовых фигурок Поэта и так далее. Безутешная вдова поэта вся в черном выходила из машины. В это время на кладбище играли траурную печальную музыку. Все стояли, сняв головные уборы, а женщины плакали. Безутешная вдова поэта садилась на скамеечку перед памятником и скромно подобрав под себя ноги сидела минут пятнадцать - полчаса.

Это время определялось лучшими друзьями поэта, продававшим специальные билетики на эту фотосессию. Они же решали вопросы с теми лопухами, которые устав ждать, когда приедет Безутешная вдова поэта, уходили слоняться по кладбищу, а потом начинали требовать деньги назад. Потом Безутешная вдова поэта уезжала для работы над новой книгой о Поэте или для участия в очередной телепередаче о жизни и творчестве Поэта.

Так продолжалось уже пятнадцать лет.

Но только этот день стал совершенно другим.

Не зря же сторож в этот день был как-то особенно пьян. Более того, если бы директор был более внимателен, то он бы обратил внимание на то, что редкий венчик волос на голове сторожа из "перца с солью" стал совсем-совсем белым. Натерпелся же он этой ночью страху. Главное, все начиналось как обычно...

После того, как с территории кладбища выпроводили последних посетителей и сторож запер ворота, он привычно усидел с дворником поллитра "столичной" и пошел спать. Но ночью поднялась страшная буря. Деревья шатались и скрипели, ветер дико завывал в их ветках, вспышки молний освещали кресты и памятники. По воздуху летали сорванные листья и ветки.

"Ну, - подумал проснувшийся от всего этого грохота сторож, - будет работы дворникам, да и все труды бабушек пошли прахом. Все заново надо будет убирать!" Но тут раздался такой грохот, что сторож даже перекрестился. Он даже встал с кровати и вышел на крыльцо.

Лучше бы он не выходил, честное слово, сохранил бы свой окрас в целости. А так поседел и постарел на двадцать лет, если не больше.

"Свят, свят, свят", - начал истово креститься сторож, стоило ему только выйти на крыльцо. Перед ним стоял весь мокрый Поэт. Молния угодила прямо в памятник, тот сдвинулся, образовалась щель, в которую полилась вода, налилась за шиворот Поэту, и он проснулся.

- Прости меня, Господи, - поскуливая залопотал сторож.

- Отец! Можно я у тебя пережду дождь? - спросил Поэт. - Да это... чего... конечно... я только...

- залопотал Сторож, пропуская Поэта и показывая руками, куда идти. Поэт вошел в сторожку, огляделся.

- Хорошо тут у тебя, просторно!

- Да чего уж там, - начал было Сторож.

- Отец, можно я прилягу?

- Да ложись, конечно, - наконец вразумительно произнес Сторож, - может ты, того, с устатку да для сугреву?

- Водки предлагаешь выпить? - серьезно спросил Поэт. - Да ну ее к лешему, еще при жизни эта гадость надоела. И заснул.

Такой тихий-тихий. И дыхания никакого. И только синие губы чуть-чуть шевелятся. Сторож начал было наливать себе водки в стакан, а потом решительно вздохнул, махнул рукой, да так из горлышка и выпил всю бутылку. Сел на стул и уронил голову на руки. Так и заснул, бедняга.

Проснулся по привычке с первыми петухами. Поэт все еще спал. Сторож вышел на крыльцо, надел кепку и сел на крылечко, закурил: "Ну и что теперь будем делать?"

Тут вышел на крыльцо и сам Поэт.

- Привет, отец! Как спалось?

- Да какой наш стариковский сон...

- Как же хорошо-то на белом свете! - широко раскинул руки Поэт.

- Ну что, пойдем наводить порядок? Дождь-то вчерашний, смотри, что натворил...

- Пойдем, - согласился Сторож. Сначала осмотрели промоину. Было видно, что воды там по колено, не меньше. Высохнет все дня через три-четыре не раньше.

Потом Поэт подошел к своему Памятнику: "Ну как ты тут? Дождь не промочил?" Памятник даже не счел нужным отвечать на такие глупости, да Поэт и не требовал ответа: "Ну, давай, я тебя почищу немножко. Вон как тебя птицы обсидели".

Поэт попросил у Сторожа тряпочку, воды и вымыл голову Памятнику. Одна воронья плюха так сильно въелась в бронзу, что пришлось ее сильно выковыривать и даже пару раз на нее плюнуть. Памятник поморщился. Он хоть и был железный, но кому же понравится, когда плюют в лицо... -

Ну вот, хоть на свадьбу! - довольный произнес Поэт, оглядывая довольную физиономию Памятника. В это время часы в соседнем монастыре пробили восемь часов. На кладбище начинался новый летний рабочий день.

Сторож заторопился встречать директора, предупредить и все такое. Но директор, задумавшись, не обратил внимания на предупреждения Сторожа. Уверенным шагом он вошел на вверенную ему территорию и увидел Поэта, мирно сидящего на скамеечке возле своего памятника.

- Здравствуйте! Вы - директор, да? - спросил Поэт, вставая.

- Да, да-да, да, конечн... да-да, - залепетал побелевший Директор и грузно плюхнулся в обморок.

- Вот, а не поверил, - торжествуя, произнес Сторож, пытаясь вернуть Директору чувства.

- Это что ж, сам Поэт и есть? - спросил подошедший Дворник.

- Он.

- А похож! Сохранила, значит, тебя наша землица. Да, она у нас святая, столько хороших людей в ней лежит. Опять же монастырь рядышком, - произнес Дворник.

- Только ты это, нам сейчас надо убраться тут, а ты пока посиди вот на скамеечке...

- Давайте, я вам помогу?

- Да какая от тебя помощь... - критически оценил его Дворник, - да и потом - каждый в жизни должен своим делом заниматься. Мы, дворники, дорожки мести, а вы, поэты, стихи сочинять.

- А давайте, я вам спою, только вот гитары нет...

- У меня есть, - сказала только что вошедшая разбитная молодая продавщица цветов.

- Точнее не у меня, а у моих друзей. Ну я сейчас...

Через мгновение в воротах кладбища показались и сама продавщица с гитарой в руках и ее друзья, рокеры, в черных кожаных прикидах. Поэт перебрал струны, немного поднастроил ее под себя, и запел своим чуть хрипловатым голосом. На знакомый всем по магнитофонным записям голос набежало множество народу. Пришлось распахнуть ворота и толпа заполнила всю улицу перед кладбищем. Было даже перекрыто движение. Приехали милиционеры, разобраться в чем дело, но посовещавшись по рации со своим начальством, а начальство, судя по всему не очень-то им сначала поверило, пришлось даже попросить Поэта напеть чего-нибудь в рацию, после чего эти милиционеры уехали, а приехали уже совсем большие чины. Им дали местечко у стены.

Стояли и слушали молча. Появились и Лучшие друзья поэта. Сначала, по привычке, они начали наводить свои порядки и даже попытались отогнать людей от скамеечки, но один из рокеров, огромный такой дядька с огромным пузом, легонько стукнул самого активного из Друзей по лбу, тот упал, его оттащили к стене, привели в чувство. Больше эксцессов не было.

Все стояли и слушали. Самый умный из Друзей сбегал домой, взял видеокамеру, фотоаппарат, и магнитофон и так, с двух рук, повесив магнитофон на шею, начал снимать. В обычное время к кладбищу вроде, как потом рассказывали очевидцы, подъезжала Безутешная вдова, но, как потом стало известно из уст Лучших друзей поэта, ей позвонили на мобильник и ей пришлось срочно ехать по крайне важному делу в Останкино или еще куда.

"Мерин" резко развернулся и, пробуксовывая, сорвался с места и исчез в лабиринте улиц.. Так день и прошел. До полуночи поэт все сидел и пел, а люди слушали: то смеялись, то плакали.

Лучшие друзья поэта за этот день, впервые за пятнадцать лет, не заработали ни копейки. Надо было что-то срочно делать, да и у Безутешной вдовы поэта в этот день были отменены телесъемки, бригада уехала на кладбище. Не хорошо...

И вот самый умный из Друзей поэта придумал, что надо делать. Сначала заманили Сторожа в его сторожку и там его заперли. Потом вооружившись: кто банкой с эфиром, кто электрошокером, кто просто баллончиком с дихлофосом, окружили Поэта. Сначала хорошенько дали ему по макушке, потом разрядили на него электрошокер, а потом его, размякшего, затолкали опять в могилу под памятник. А дырку, что размыл дождь, закидали битым кирпичом. Сверху, чтобы не было видно, присыпали землей.

Ворона, видя все это дело, не рискнула занять свое привычное место на голове Памятника поэту, и решила пересидеть ночь на дереве. Поэту было очень больно, ужасно болела голова, воняло дихлофосом, в могиле было очень сыро. Он вздохнул, вытянулся и умер, окончательно.

На другой день на кладбище был фурор. Прослышавшие о вчерашнем происшествии люди валом валили на кладбище. Фотографии и видеофильмы, сделанные накануне самым умным из Друзей поэта, уходили влет. Не успевали тиражировать. Записи, сделанные в тот день, ушли за полчаса. Пришлось срочно заказывать новые тиражи. За один день Лучшие друзья поэта вернули все, что потеряли за прошлый день, да еще и заработали на год вперед.

А когда все стихло, из сторожки потихоньку вышел пьяный в дым Сторож, сел на лавочку и заплакал. Ворона села на голову Памятнику поэту и с удовольствием пустила плюху: "А не выпендривайся и не мешай людям деньги зарабатывать. Поэт, тоже мне! Кар-р."

На основе рассказа написан сценарий художественного фильма.

Вот он.

Памятник (сценарий)

ИНТ. ЦЕХ ПО ПРОИЗВОДСТВУ КОМПАКТ-ДИСКОВ УТРО

В цехе по производству компакт-дисков с песнями ПОЭТА работают все машины и станки. Около станков находятся рабочие. Они загружают в станки болванки, загружают в палеты готовые диски. По проходу между станками не торопясь идет МАСТЕР в очках, в синем халате, с блокнотом и ручкой в нагрудном кармане. Один рабочий - СЕРЕГА - сидит рядом с работающим станком на стуле и читает газету. Он молодой, высокий, в чистой форме. На стене рядом с его станком висят постеры с голыми девицами.

МАСТЕР

Серега, ты это чего?

 

СЕРЕГА

(недоуменно, опуская газету)

А че?

 

МАСТЕР

(строго)

Здесь не изба-читальня!

 

СЕРЕГА

(улыбаясь)

Ну и фиг ли? Все же работает?

 

МАСТЕР

Не филонить! Видишь, как все пашут!

 

СЕРЕГА

(подняв бровь, еще шире улыбаясь)

Так это они - пашут, а я - работаю. Два плана - как на блюдечке!

 

МАСТЕР

Эх, Серега! Только это тебя и спасает...

 

Мастер хмурится и неторопливо идет по цеху, руки за спину. Доходит до двери цеха и выходит из цеха.

 

ИНТ. ТИПОГРАФИЯ УТРО

В типографии на диски наносятся изображения ПОЭТА и диски упаковываются в футляры. После этого футляры упаковываются в пластик. Мастер из цеха записи встречается с МАСТЕРОМ из типографского цеха. Тот похож на него неторопливостью манер, но он помоложе и в очках.

 

МАСТЕР ИЗ ЦЕХА ЗАПИСИ

Ну как дела?

 

МАСТЕР ИЗ ПОЛИГРАФИИ

Нормально. Все как часы

(стучит по печатному станку)

Дай бог, не сглазить. Пока план делаем. Только все равно будут кричать, что мало.

 

МАСТЕР ИЗ ЦЕХА ЗАПИСИ

Да уж, делаем-делаем, а все расхватывают, как горячие пирожки.

 

МАСТЕР ИЗ ПОЛИГРАФИИ

(улыбаясь)

Подольше бы это длилось...

 

МАСТЕР ИЗ ЦЕХА ЗАПИСИ

(серьезно)

И не говори...

 

 

ИНТ. СКЛАД ГОТОВОЙ ПРОДУКЦИИ УТРО

 

На складе рабочие грузят готовые диски в подъезжающие "газели". Рядом стоит КОНТОРЩИК в дорогих джинсах и рубашке от Дольче-Габанны. У него блокнот на дощечке. В него он записывает что, куда и сколько отгружено. Неожиданно у него звонит мобильный телефон

 

КОНТОРЩИК

(в трубку мобильного)

Да? Три машины на объект, да - на кладбище. Одна машина - в книжный на Новый Арбат, две машины - на Горбушку, сейчас грузим по графику машину в Митино. Так. Сейчас...

(открывает новую страницу блокнота и зубами снимает крышку с шариковой ручки, записывает далее говорит неразборчиво)

Угу. Окей. Ясно. Чего?

(от неожиданности роняет колпачок из рта)

Вы что, ошалели? Это слишком много.

(погрустнев)

Ясно, сделаем...

(складывает мобильник, показывает на одного из рабочих)

Эй, ты,

(рабочий показывает на себя пальцем)

да... Давай в цех записи. Мастера сюда, бегом, сукин сын!

 

ИНТ. СКЛАД ГОТОВОЙ ПРОДУКЦИИ УТРО

 

Резко открывается дверь и вбегает побледневший Мастер из цеха записи. Конторщик машет ему рукой.

 

КОНТОРЩИК

Значит, так. Пришла новая вводная. Надо срочно отгрузить на кладбище еще две "газели".

 

МАСТЕР ИЗ ЦЕХА ЗАПИСИ

(в недоумении)

Да где же я их найду? У меня все станки работают с полной нагрузкой.

 

КОНТОРЩИК

Делай, что хочешь, но чтобы срочный заказ был сделан. Все понятно? Или повторить...

 

МАСТЕР ИЗ ЦЕХА ЗАПИСИ

Не надо...

(медленно уходит)

 

КОНТОРЩИК

(улыбнувшись)

Бегом давай, галопом!

(грузчикам)

Заканчиваем грузить! Давай быстрее! Товар нужен срочно!

 

Закрывает заднюю дверь "газели", стучит по задней стенке.

 

КОНТОРЩИК

(улыбнувшись)

Давай, поехали!

 

Машина трогается.

 

 НАТ. КЛАДБИЩЕ СТОРОЖКА УТРО

 

Встающее солнце освещает памятник ПОЭТУ. Памятник изображает поэта с гитарой. Рядом с памятником стоит лавочка. Солнце сначала освещает голову памятника с сидящей на ней вороной, потом плечи, потом руки.

 Из сторожки выходит едва протрезвевший СТОРОЖ. Он осторожно, чтобы лишний раз не тревожить голову, слегка умывается и разглядывает свою физиономию в обломке зеркала, вставленном за трубу умывальника.

 В сторожке кукушка, шипя, кукует семь раз.

 Сторож берет метлу и начинает мести около ворот. Доходит до памятника, прогоняет ворону.

 

СТОРОЖ

(взмахивает метлой)

А ну кыш отсюда!

Весь памятник изгадила, зараза

(хватается за голову)

О, господи, за что же наказания такие...

 

Ворона, недовольно каркая, перелетает на дерево.

 

Сторож осторожно присаживается на лавочку перед памятником, достает из кармана измятую пачку сигарет и закуривает.

 

СТОРОЖ

(памятнику)

Ну что, брат, не возражаешь?

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ ВОРОТА УТРО

 

Раздается требовательный стук в кладбищенские ворота.

 

Сторож кряхтя, встает, прислоняет к лавочке метлу и идет открывать ворота.

 

СТОРОЖ

Кто там?

 

Из-за ворот слышен громкий смех.

 

ГОЛОС ИЗ-ЗА ВОРОТ

Свои, открывай уже, совсем допился, своих не узнает!

 

Сторож открывает скрипучие ворота. За ними стоит большая толпа КЛАДБИЩЕНСКИХ СЛУЖАЩИХ: дворников, садоводов, могильщиков и так далее.

 

КЛАДБИЩЕНСКИЕ СЛУЖАЩИЕ

(в разнобой, весело)

Ну ты, Михалыч, совсем уже допился! Своих не узнаешь! Ты так, смотри, сам коньки двинешь. Ну че, как ночь-то прошла? Да чего ему, он как примет и спать. А тут хоть черти пляши...

 

Кладбищенские служащие разбирают из кладовки рядом со сторожкой свой инструмент и расходятся по своим рабочим местам.

 В это время на заднем сиденье мотоцикла, управляемым огромным пузатым РОКЕРОМ, подъезжает ПРОДАВЩИЦА ЦВЕТОВ, моложавая женщина лет 30. Она сходит с сиденья, целует своего рокера. Тот немного погодя уезжает.

 

Продавщица цветов идет к огромному холодильнику рядом со сторожкой и вынимает оттуда ведро с цветами. Осматривает их, обрывает некоторые лепестки и листья. Потом идет к сторожу.

 

ПРОДАВЩИЦА ЦВЕТОВ

Михалыч, милый, дай воды цветы освежить, а то они в холодильнике совсем завяли. Даже неудобно такими торговать!

 

СТОРОЖ

Да мне что, вода вольная. Наливай сколько надо.

 

Продавщица уходит к умывальнику.

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ ВОРОТА УТРО

 

Снова раздается чрезвычайно требовательный стук в кладбищенские ворота.

 

СТОРОЖ

О, господи, эти пришли...

 

Сторож трусцой бежит открывать ворота.

 

На кладбище входят ЛУЧШИЕ ДРУЗЬЯ ПОЭТА. Их два десятка человек. Они богато одеты, подчеркнуто модно подстрижены. Некоторые из них пьют сырые яйца. Некоторые читают какие-то бумаги. Двое из них - ПЕРВЫЙ ЛУЧШИЙ ДРУГ, по имени Владимир Степанович, и ВТОРОЙ ЛУЧШИЙ ДРУГ, по имени Виктор Кириллович, явно - руководители. Это видно и по повадкам и по тому, как робко с ними здороваются остальные Друзья.

 

ПЕРВЫЙ ЛУЧШИЙ ДРУГ

(удовлетворенно)

Во-во, почитайте-ка хоть немного, а то вчера такую, блин, пургу гнали, даже у меня уши вяли.

 

ВТОРОЙ ЛУЧШИЙ ДРУГ

(умиротворяюще)

Да ладно тебе на них давить-то, все равно пипл прет так, что только держись! Если всем все учить, так и работать некому будет. Так просто: плюс-мину с год-два - какая разница, кто заметит...

 

ПЕРВЫЙ ЛУЧШИЙ ДРУГ

(убеждающе)

Так мы всю клиентуру распугаем. Я уж вчера и так снял с работы одного лопоухого. Ты бы послушал, что он нес! Сегодня сидит дома, книжки читает. Марку надо держать. А то так и платить не будут.

 

ВТОРОЙ ЛУЧШИЙ ДРУГ

Это точно, но все же не надо, чтобы народ на объекте томился в очереди. У него и так времени мало, да если еще и в очереди на рассказ стоять, так он вообще не пойдет.

 

В это время ТРЕТИЙ ЛУЧШИЙ ДРУГ ПОЭТА робко подходит к разговаривающим Друзьям поэта с какими-то листочками.

 

ТРЕТИЙ ЛУЧШИЙ ДРУГ

(робко)

Владимир Степанович, Виктор Кириллович! Извините, пожалуйста...

 

ПЕРВЫЙ ЛУЧШИЙ ДРУГ

(строго)

Чего тебе? Видишь, мы по важному делу разговариваем!

 

ВТОРОЙ ЛУЧШИЙ ДРУГ

Да ладно тебе своих-то пугать.

(Третьему другу поэта)

Ты чего?

 

ТРЕТИЙ ЛУЧШИЙ ДРУГ

(ободрившись)

Да я вот тут вот набросал новый текстик о Поэте, а то старый уже всем известен, его плохо слушают...

 

ПЕРВЫЙ ЛУЧШИЙ ДРУГ

(строго)

Давай сюда. Разберемся без сопливых.

 

Сует Второму другу поэта листы с текстом. Третий друг поэта краснеет и отходит в сторону.

 

ВТОРОЙ ЛУЧШИЙ ДРУГ

Да ладно тебе своих-то пугать. Вот, смотри,

(разворачивает листы)

как человек старается! Даже новый текст придумал. Надо будет на досуге как-нибудь почитать. Двигать надо талантливую молодежь, в ней вся наша сила!

 

Первый друг поэта достает из футляра мобильный телефон.

 

ПЕРВЫЙ ЛУЧШИЙ ДРУГ

(сурово)

Типография, как наш заказ? Быстрее, быстрее давайте, скоро начинается, а вы все телитесь. Как три машины? Вы что там все, на хрен, оборзели совсем. Давай сюда еще две машины. Да, всего пять. Быстро. Разберемся без сопливых.

 

Складывает мобильный и идет по территории, заложив руки за спину, мрачно разглядывает территорию. Останавливается около брошенного окурка.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(громко)

Михалыч, етит твою мать! Почему грязь на территории объекта? Совсем обленился. Я тебе за что деньги плачу, козел старый! На пенсию хочешь, по бюджетному финансированию соскучился? Я тебе устрою!

 

Сторож, плюет на свою сигарету, хватает метлу и стариковской рысью бежит к Первому другу поэта.

 

СТОРОЖ

Щас, щас. Все устроим в лучшем виде...

 

Старательно вычищает площадку перед памятником поэту.

 

СТОРОЖ

(бурчит себе под нос)

И откуда она тут взялась, ходят тоже туда-сюда...

 

В сторожке кукушка хрипло кричит девять раз. В этот момент раздается требовательный модный сигнал автомобильного клаксона.

 

СТОРОЖ

Матерь божия, пронеси и помилуй! Сам приехал. Ну теперь держись.

 

Сторож бежит к воротам, распахивает их полностью и встает рядом со створкой по стойке "смирно".

 

На территорию кладбища въезжает черная иномарка. Она лихо разворачивается рядом с памятником поэту и останавливается. Из передней правой двери выскакивает молодой РЕФЕРЕНТ и бежит открывать заднюю левую дверь. Оттуда выползает толстый ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА в темно-синем дорогом костюме в мелкую полосочку и в шляпе. Директор внимательно осматривает территорию кладбища. Все рабочие и даже Лучшие друзья поэта стоят по стойке "смирно". Директор довольно усмехается и обращается к Первому лучшему другу поэта.

 

ДИРЕКТОР

Ну че, Вован, поработаем сегодня на вечность, а?

 

Директор довольный смеется. За ним следом смеется и Первый друг поэта.

 

Сторож у ворот ослабляет стойку.

 

СТОРОЖ

Ну, слава богу, в хорошем настроении приехал. Кажись, обошлось!

 

Видно, как в отдалении Первый друг поэта снова звонит по мобильному телефону.

 

 

ИНТ. СКЛАД ГОТОВОЙ ПРОДУКЦИИ УТРО

 

На парапете бегает Конторщик и командует рабочими.

 

КОНТОРЩИК

(кричит своим рабочим)

А ну напряглись, заканчиваем разгрузку, машина уходит! Бегом, черти!

(улыбается, в этот момент у него звонит мобильный)

Да, слушаю! Что? Да едет уже. Все, отправляю последнюю машину. Готовьтесь встречать.

 

НАТ. МОСКОВСКАЯ УЛИЦА ДЕНЬ

 

По дороге едет "газель". Она проезжает по Садовому кольцу, сворачивает на Баррикадной площади, проезжает мимо зоопарка, проезжает мимо комбината "Московская правда", сворачивает к кладбищу. Подъезжает к воротам кладбища. Останавливается у ворот и сигналит.

 

По сигналу из ворот выбегают десяток молодых людей из числа Лучших друзей поэта, открывают заднюю дверь и выгружают ящики с дисками. Эти ящики они подносят к палаткам.

 

У кабины водителя Первый друг поэта. Он подписывает путевой лист и накладную.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(Водителю)

Здесь все, теперь начинайте развозить по ларькам. Поактивнее давайте. Знаю я вас!

(другим Лучшим друзьям поэта)

А ну напряглись, заканчиваем разгрузку, машина уходит! Бегом, черти!

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ СО СТОРОНЫ УЛИЦЫ ДЕНЬ

 

К воротам кладбища подходят люди. Останавливаются туристические автобусы, слышится иностранная речь, люди выходят из общественного транспорта и идут к кладбищу. Они покупают цветы, венки, раскупают диски и альбомы с изображением Поэта. Около киосков с Лучшими друзьями поэта мгновенно выстраиваются огромные очереди. Диски мгновенно расхватываются. В большую корзину сыплются деньги. Диск-руки покупателя-деньги, диск-руки покупателя-деньги, диск-руки покупателя-деньги.

 

По кладбищу пошли пешие Друзья поэта. Рядом с ними ПОСЕТИТЕЛИ. Друзья поэта выполняют роль гидов. У каждого из них в руках указки. Они рассказывают о Поэте.

 

ТРЕТИЙ ДРУГ ПОЭТА

И в этот момент, наиболее важный момент его творческой деятельности...

 

ЧЕТВЕРТЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Руководство этого театра заставляет его заниматься административной деятельностью...

 

ПЯТЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Фактически отстраняя от творческой деятельности.

 

ШЕСТОЙ ДРУГ ПОЭТА

(декламирует)

Помяните меня в ваших святцах, о друзья мои, не забудьте!

 

СЕДЬМОЙ ДРУГ ПОЭТА

(декламирует)

Разрешите признаться в любви к вам, Моя ласточка, мое солнышко!

 

ВОСЬМОЙ ДРУГ ПОЭТА

И вот в результате объявленной нашими властями травли...

 

ДЕВЯТЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Поэт выпустил новую книгу, которая имела потрясающий успех.

 

Около лавочки рядом с памятником поэту стоит Второй лучший друг и продает билеты на съемку. К нему подходит один из Посетителей.

 

ПОСЕТИТЕЛЬ

(недоуменно рассматривает билеты)

А что здесь продают?

 

ВТОРОЙ ДРУГ ПОЭТА

(улыбаясь, громко)

Здесь, папаша, продают билетики на фотосессию.

(продает билет одному из посетителей)

Пожалуйста! Вот, держите, только далеко не отходите, фотосъемка может начаться неожиданно.

 

ПОСЕТИТЕЛЬ

(осмелев)

А это что такое - фотосессия?

 

ВТОРОЙ ДРУГ ПОЭТА

(еще шире улыбаясь, громко)

Это, папаша, возможность получить уникальные фотографии Вдовы поэта рядом с его памятником. Никогда больше, и нигде больше вы таких снимков сделать не сможете!

(продает еще один билет)

Пожалуйста, только далеко не отходите, фотосъемка может начаться неожиданно. Сами понимаете, Вдова - она же тоже живой человек...

 

ПОСЕТИТЕЛЬ

(совсем смело)

А что это мне даст?

 

ВТОРОЙ ДРУГ ПОЭТА

(совсем широко улыбаясь, еще громче)

Ваши дети и внуки, папаша, будут вас благодарить, что вы в свое время сделали такую фотографию. Это настолько уникальная возможность, что полное осознание исторической значимости события приходит чуть позже. Ну, что, папаша, берете билеты?

 

ПОСЕТИТЕЛЬ

(совершенно осмелев)

Знаете, я подумаю!

 

 

 

ВТОРОЙ ДРУГ ПОЭТА

(все так же широко улыбаясь, но тихо и зло)

Ну-ну...

 

В это время к нему подходит Первый друг поэта.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(хмуро)

Как идут билеты?

 

ВТОРОЙ ДРУГ ПОЭТА

(все так же широко улыбаясь)

Нормально, уже больше двух сотен продал.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(хмуро)

А точнее? Сейчас того гляди, сама вдова приедет. Она точность любит, не дай бог на одного-двух ошибешься...

 

ИНТ. САЛОН ШЕСТИСОТОГО МЕРСЕДЕСА ДЕНЬ

 

На заднем диване сидят ВДОВА ПОЭТА, ее зовут ОКСАНА ГЕНРИХОВНА. Она прекрасна, утонченна, печальна и вся в черном гипюре. На переднем сиденье сидит шкафообразный ОХРАННИК по имени САША. На откидном сиденье рядом со Вдовой сидит СЕКРЕТАРША. Секретарша листает рабочий блокнот на дощечке и читает вслух.

 

СЕКРЕТАРША

В двенадцать часов у нас утренний заезд на объект. Потом - съемка на телевидении, которая продлится порядка четырех-пяти часов. Потом нам надо к 18 ноль-ноль приехать на презентацию в книжный магазин. Там начинают продавать новый сборник стихов вашего мужа.

(задумавшись)

Знаете, Оксана Генриховна, надо брать на телевидение все шесть часов. Они там постоянно все затягивают, то то у них не так, то это - не этак...

 

 

 

 

ВДОВА

(оживившись)

Ты хочешь сказать, что на объекте нам надо закруглиться по-быстрее?

 

СЕКРЕТАРША

Да. Минут пятнадцать-двадцать, не больше.

 

ВДОВА

(по деловому, охраннику, натягивая черные ажурные перчатки)

Саша. Звони этим, на объекте, мы подъезжаем, и у нас очень мало времени...

 

Охранник набирает номер, подносит мобильный телефон уху.

 

ОХРАННИК

Але, мы подъезжаем. У нас мало времени. Да, минут пятнадцать-двадцать. Все. Приготовиться.

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ ДЕНЬ

 

У Первого друга поэта звонит мобильный. Он слушает и кивает головой.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Понятно. Ясно. Хорошо.

 

Потом складывает мобильный телефон и собирает вокруг себя других Друзей поэта и инструктирует их.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Сейчас подъедет Вдова поэта. Быстренько обеспечиваем порядок. Проследите, чтобы вокруг вдовы были только те, кто купил билеты

(обращается ко Второму другу поэта)

Сколько куплено билетов на съемку? Только точно.

 

ВТОРОЙ ДРУГ ПОЭТА

(смотрит нумерацию корешков)

Двести тридцать три.

 

 

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Значит, отвечаешь, чтобы были только эти двести тридцать три. И никого больше, понял?

(Второй друг поэта кивает)

Значит, минуту на общую съемку и две секунды на эксклюзив. Итого...

(закатывает глаза)

плюс-минус пару минут - десять минут. Пять минут на слова вдовы. Итого, пятнадцать минут, Укладываемся. Все по местам, работаем.

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ ДЕНЬ

 

К воротам кладбища подъезжает черный "шестисотый" мерседес. Останавливается перед воротами.

 

Первый друг поэта дает сигнал кивком головы. Один из друзей поэта нажимает какую-то кнопку и начинает играть торжественная и печальная музыка. Ворота кладбища открываются.

 

Из мерседеса выходит Вдова поэта. Она вся в черном, на руках черные перчатки, на лице вуаль, и черный гипюровый шарфик, изящно убранный вокруг шеи. Она медленно проходит к памятнику поэту и садится на скамеечку рядом с памятником. Она печальная и отстраненная от мира.

 

Секретарша остается рядом с машиной.

 

Рядом с административным зданием стоит в поклоне и навытяжку Директор кладбища и его команда.

 

НАТ. ЗА ВОРОТАМИ КЛАДБИЩЯ ДЕНЬ

 

В этот момент у Секретарши звонит мобильный телефон.

 

СЕКРЕТАРША

(прикрывая ладонью микрофон, вполголоса)

Да, мы на кладбище. Минут пятнадцать-двадцать. Что? Хорошо. Хорошо.

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ ДЕНЬ

 

Один из посетителей пытается сфотографировать Вдову, но один из Друзей поэта закрывает объектив фотоаппарата. Посетитель готов начать скандал, но Друг поэта прикладывает палец к губам и поднимает глаза к небу. Посетитель кивает, показывая, что он все понял, и убирает фотоаппарат.

 

По сигналу Главного музыка стихает.

 

ВДОВА

(медленно, тихо и печально)

Я благодарю всех посетивших в эту печальную минуту на этом кладбище. Я благодарна вам. Вы - лучшее свидетельство великого вклада нашего Поэта в нашу великую культуру, в нашу великую историю. Спасибо Вам всем!

 

Воцаряется общая тишина. Секундное замешательство. По сигналу Первого друга поэта музыка стихает. Первый друг поэта понимает, что речь Вдовы закончена, и он дает сигнал другим Друзьям поэта, что начинается фотосессия. Те неслышно командуют посетителями, расставляя их полукругом вокруг Вдовы.

 

ОДИН ИЗ ДРУЗЕЙ ПОЭТА

(вполголоса)

Сюда встаньте!

 

ДРУГОЙ ДРУГ ПОЭТА

(вполголоса)

Ваш билет?

 

ПОСЕТИТЕЛЬ

(вполголоса)

Чего?

 

ДРУГОЙ ДРУГ ПОЭТА

(вполголоса)

У Вас есть билет на фотосессию со Вдовой?

 

ПОСЕТИТЕЛЬ

(вполголоса)

А да! Да где же он...

(судорожно испуганно шарит по карманам, находит, радостно)

Вот он!

 

ДРУГОЙ ДРУГ ПОЭТА

(вполголоса)

Тихо... Хорошо, вставайте вот сюда.

 

Наконец, все расставлены.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(про себя)

Ну, господи пронеси!

 

Кивает головой другим друзьям поэта. Они что-то шепчут на ухо "своим" посетителям. Мгновенно раздается звук срабатывающих затворов фотоаппаратов. Потом по одному Лучшие друзья поэта подталкивают людей и по одному посетители выходят из толпы и каждый из них делает два-три кадра Вдовы и уходят опять в толпу.

 

Первый лучший друг поэта смотрит на часы, дает сигнал помощникам. Те утвердительными кивками головы отвечают, что все, кто заплатил за билеты, - сфотографировали Вдову. Первый лучший друг поэта дает сигнал помощнику, сидящему в комнате администрации. Тот что-то включает и снова звучит траурная музыка.

 

Вдова встает. Первый лучший друг поэта придерживает ее за руку и медленно ведет к воротам. Тут к нему подбегает Второй лучший друг поэта и передает корзину с деньгами.

 

НАТ. ЗА ВОРОТАМИ КЛАДБИЩА ДЕНЬ

 

Вдова и Первый лучший друг поэта подходят к мерседесу. Около открытой двери стоит Охранник и Секретарша. Первый лучший друг поэта отдает ему корзину с деньгами. Вдова садится в машину. Мерседес медленно трогается. Музыка на кладбище стихает.

 

ИНТ. САЛОН ШЕСТИСОТОГО МЕРСЕДЕСА ДЕНЬ

 

Вдова снимает с себя черные перчатки и черную вуаль.

 

ВДОВА

(удовлетворенно)

Ну все, отбыли!

 

ОХРАННИК

(улыбаясь)

Утром выпил, целый день свободен!

 

ВДОВА

(вздыхая)

Какой же ты грубиян! Никакой в тебе деликатности. Посчитай, лучше, сколько они там нам выдали...

 

Охранник начинает пересчитывать деньги.

 

ОХРАННИК

(недовольно перебирает и сортирует купюры)

Одни рубли, хоть бы ради смеха пару баксов подкинули, что ли.

 

СЕКРЕТАРША

Оксана Генриховна, звонили с телевидения - просили поторопиться.

 

ВДОВА

(улыбнувшись)

Подождут.

(Охраннику)

Поехали.

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ ДЕНЬ

 

Ко Второму другу поэта подходит ПОСЕТИТЕЛЬ С ФОТОАППАРАТОМ.

 

ПОСЕТИТЕЛЬ С ФОТОАППАРАТОМ

Извините, пожалуйста, а когда будет фотосессия?

 

ВТОРОЙ ДРУГ ПОЭТА

(недоуменно)

Какая еще фотосессия?

 

ПОСЕТИТЕЛЬ С ФОТОАППАРАТОМ

(испуганно достает билет)

Вот, я еще для нее купил вот этот билет! У вас.

 

ВТОРОЙ ДРУГ ПОЭТА

А где вы ходили?

 

ПОСЕТИТЕЛЬ С ФОТОАППАРАТОМ

Ну я посмотрел, что до фотосессии еще долго, и пошел посмотреть другие могилы...

 

ВТОРОЙ ДРУГ ПОЭТА

Ну ты молодец. Можешь ходить и дальше. Вас же предупредили, чтобы никуда далеко не отлучаться. Все люди - как люди, приехала Вдова, они ее отсняли, а Вы нарушили все наши правила, ушли, Да еще и права начинаете качать!

(распаляется)

Вам что здесь, магазин - товар не подходит, верните деньги! Или что?

(машет пальцем перед носом оторопевшего Посетителя)

Вдова вам что, фотомодель, все по графику? Она живая женщина. Вы думаете, она должна сюда по расписанию ходить? Появилось время - она приехала. Все ждут, а вы - особенный!

 

ПОСЕТИТЕЛЬ С ФОТОАППАРАТОМ

(испуганно)

Нет-нет-нет, что вы, я просто... А что Вдова давно уехала?

 

ВТОРОЙ ДРУГ ПОЭТА

(разом успокоившись)

Да нет, только что...

 

ПОСЕТИТЕЛЬ С ФОТОАППАРАТОМ

Ах, как жаль, я так хотел привезти ее фотографию ко мне домой. Жена так просила.

 

ВТОРОЙ ДРУГ ПОЭТА

Мужик, а ты завтра сможешь сюда прийти?

 

ПОСЕТИТЕЛЬ С ФОТОАППАРАТОМ

Да, а что?

 

ВТОРОЙ ДРУГ ПОЭТА

Ты меня найди, напомни, я тебе попробую организовать билетик со скидкой.

 

ПОСЕТИТЕЛЬ С ФОТОАППАРАТОМ

(улыбаясь и тряся руку Второму другу поэта)

Вот спасибо!

 

ИНТ. САЛОН ШЕСТИСОТОГО МЕРСЕДЕСА ДЕНЬ

 

Вдова дремлет и улыбается во сне.

 

Вдове снится Поэт. Они на летнем ярком лугу. Очень ярко светит солнце. Поэт весело читает ей свои стихи. Она, раскинув руки, смотрит на солнце.

 

Вдруг Поэт нагибается, поднимает кучу разноцветных денег и его лицо вдруг становится грустным. Он растаивает как дымка, а на его месте появляется смеющийся Первый друг поэта.

 

В этот момент у Секретарши звонит мобильный телефон.

 

СЕКРЕТАРША

Да, едем,

(разглядывает улицу через окно)

Еще минут десять, если не будет пробок.

 

Вдова просыпается. Сидит грустная.

 

СЕКРЕТАРША

Оксана Генриховна! Мы подъезжаем к телевидению.

 

ВДОВА

А, что? Подъезжаем, да? Что-то я уставать начала. Пора в отпуск.

 

Вдова снова надевает на себя вуаль, черные перчатки, смотрится в зеркало.

 

ВДОВА

Ах, как неудачно я заснула. Теперь эта морщинка будет видна. Надо будет проследить, чтобы с этой стороны меня не снимали. ...

 

Машина останавливается около Останкина. Охранник выскакивает из машины и быстро подбегает к двери Вдовы. Открывает дверь и подает руку, помогая Вдове выйти из машины. Секретарша выходит сама и быстро обегает машину.

 

Они все идут ко главному входу.

 

ИНТ. ВЕСТИБЮЛЬ ГЛАВНОГО ВХОДА В ОСТАНКИНО ДЕНЬ

 

Охранник чуть поклонившись открывает дверь перед Вдовой. Вдова входит в вестибюль.

 

В вестибюле к ней быстро подходит ПОМОЩНИЦА РЕЖИССЕРА.

 

ПОМОЩНИЦА РЕЖИССЕРА

Ой, как хорошо, что вы успели приехать вовремя. Я как узнала, что вы на кладбище... Уже все готово, вас ждут.

 

Проходят мимо охранников. Помощница показывает пропуска. Охранник-милиционер вынимает из внутреннего кармана три паспорта. Охранник сличает пропуска с паспортами. Вдруг меняется в лице. Вытягивается и отдает паспорта, отдавая честь.

 

ВТОРОЙ МИЛИЦИОНЕР

(удивленно)

Ты чего?

 

ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР

Ты видел, кто это?

 

ВТОРОЙ МИЛИЦИОНЕР

Молодой ты еще. Их тут столько лазает туда-сюда. Как собак нерезанных. Задолбаешься всем честь отдавать.

 

ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР

Ну этой можно...

 

ВТОРОЙ МИЛИЦИОНЕР

(обращаясь к очередному посетителю)

Ваши документы, пожалуйста. Откройте, пожалуйста, сумку. Что там у вас?

(недовольно обращается к Первому милиционеру)

Работай, давай, а то сейчас тут в момент очередь соберется.

 

ИНТ. ПАВИЛЬОН ТЕЛЕСТУДИИ ВЕЧЕР

 

За столом ХУДОЖНИК, ПИСАТЕЛЬ, СЦЕНАРИСТКА и Вдова поэта. Ведущий - популярный седой ЖУРНАЛИСТ.

 

ВДОВА

Я считаю, что наша страна в большом долгу перед нашей великой культурой!

 

СЦЕНАРИСТКА

Вот именно...

 

ВДОВА

Можно видеть, как наши экраны заполнили низкокачественные сериалы, на полках книжных магазинов сплошные детективы. Нам всем должно быть стыдно.

 

 

ПИСАТЕЛЬ

Как раз об этом я пишу свою новую книгу.

 

ВДОВА

Да, разумеется. У нас сейчас очень мало по-настоящему талантливых писателей, художников. Но это же не повод для нравственной деградации. У нас же есть великое культурное достояние! Давайте больше печатать книг старых мастеров, больше снимать фильмов по романам и повестям наших классиков литературы.

 

ВЕДУЩИЙ

Да. Тут я с Вами совершенно согласен. Мы великая страна. И нам есть, чем гордиться.

(в кадр)

На этой ноте мы и заканчиваем нашу передачу. До следующей встречи!

 

Аплодисменты в студии.

 

С мест для зрителей срываются посетители и бегут ко Вдове.

 

ЗРИТЕЛИ

(одновременно)

Ой, я так рада вас видеть, А можно автограф? А вот здесь распишитесь! А можно надпись "На память Володе"? А правда, что Вы каждый день бываете на могиле поэта?

А можно Вас пригласить к нам на фирму для встречи и неформального общения. Ой, вы такая красивая. Как же вам, наверное, плохо, быть вдовой...

 

Вдова, грустно улыбаясь, расписывается и мило что-то говорит зрителям.

 

Художник, Писатель и Сценаристка в этот момент уходят из студии в совершенном одиночестве, но с гордо поднятой головой.

 

Вдова мельком смотрит на них, слегка улыбается, но потом опять начинает о чем-то говорить со зрителями.

 

ВДОВА

Да, да, конечно. Спасибо. Разумеется. Спасибо вам за понимание. Да, это так.

 

Ко Вдове подходит Охранник.

 

ОХРАННИК

Люди, имейте совесть! Она же устала. Пожалейте ее, пожалуйста.

 

Толпа зрителей расступается, образуя коридор. Вдова идет по этому коридору, сопровождаемая взглядами, полными симпатии.

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ ВЕЧЕР

 

Тихо. Солнце клонится к закату. Все кладбище в глубокой тени.

 

Сторож смотрит на часы, качает головой и идет к воротам.

 

Посетителей уже нет. Только у сторожки столпились Лучшие друзья поэта. На лавочке сидят Первый и Второй друг. Второй друг считает деньги и раскладывает их по кучкам. Остальные робко сгрудились вокруг них.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(умиротворенно)

Ну что, орлы? День прошел и прошел удачно. Вдова довольна, план сделали.

(становится серьезным)

Так что приступаем к раздаче слонов.

(обращается ко Второму)

Ну ты как, готов?

 

ВТОРОЙ ДРУГ ПОЭТА

(отрывается от подсчетов)

А, что? Я сейчас.

(раскладывает последние деньги)

Ну, я готов.

 

Первый друг поэта раздает деньги. Оставшиеся деньги Первый и Второй друзья прячут к себе в карман.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(грозно)

Ну, что, кто недоволен своими заработками? А?

 

Все робко улыбаются.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(удовлетворенно)

Вот и славно. Значит, так. Завтра в это же время и смотрите у меня! Чтобы без халтуры. В момент вылетите отсюда без выходного пособия.

(обращается к Третьему другу поэта)

Значит, так. Я почитал, что ты там понаписал. И в кого ты такой умный? А?

 

Третий друг потупил голову и загрустил.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(заметив)

Ну-ну, не тушуйся, нормальный текст. Надо только слезы добавить побольше и погуще. А так нормально. Доделай и раздай всем, чтоб выучили.

(всем, назидательно)

Я ценю таких - активных. Будешь так и дальше - сделаю бригадиром.

(грозно, но с улыбкой)

А сейчас - по домам. И чтоб через минуту - духу вашего тут не было!

 

Лучшие друзья поэта с шумом уходят с кладбища.

 

ОДИН ИЗ ДРУЗЕЙ ПОЭТА

(Третьему другу)

Ну че, Толян, проставиться бы... Раз так удача поперла...

 

К Первому другу подходит Директор Кладбища.

 

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА

(улыбаясь)

Ну что, Вован, как у нас насчет материального удовлетворения?

 

 

 

 

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(довольный, вынимает пачку денег)

На, бери, пока я добрый.

 

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА

(пересчитывает, недовольный)

Маловато будет, однако!

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Ты это, бери, что дают, кончай выпендриваться. Ты знаешь, сколько я сегодня отстегнул нашей мадаме? А, вот именно. Сам, небось, видел.

 

ДИРЕКТОР КЛАДБИЩА

(убирает деньги в карман)

Вот пользуешься ты моей добротой.

 

Директор кладбища машет рукой своему Водителю, подъезжает машина, Директор уезжает, и Сторож закрывает ворота на замок.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(Второму)

Ну и мы, потихонечку, двинемся уже что ли...

 

Идут к воротам.

 

ВТОРОЙ ДРУГ ПОЭТА

(Первому)

Ну ты куда сейчас? Может в "Кристалл"?

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Ну ты, чего, Мы что, лохи, что ли? Я тут местечко одно нашел...

 

Первый и Второй друзья выходят из калитки. Слышно, как Первый друг ловит такси с криком: "Шеф! Давай сюда!"

 

Сторож закрывает калитку.

 

СТОРОЖ

Ну все, слава тебе, Господи. Все убрались до завтра. Можно и отдохнуть, наконец.

 

 

Смотрит на небо, где собираются совершенно черные тучи и взбалмошно летают вороны.

 

СТОРОЖ

Смотри-ка, того гляди - дождь начнется.

 

Уходит в сторожку.

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ НОЧЬ

 

На улице льет сильнейший дождь стеной и часто блестят молнии. Раскаты грома идут один за другим. Летают оборванные листья и ветки. Деревья гнутся от ветра.

 

ИНТ. СТОРОЖКА НОЧЬ

 

В сторожке на кровати, накрывшись тулупом, спит Сторож. Но из-за особенно сильного раската грома он вздрагивает и просыпается.

 

Проснувшийся Сторож, осторожно опираясь на разные предметы подходит к окну.

 

СТОРОЖ

Да-а, страсти господни. Будет завтра работы дворникам! Охренеть, что творится...

 

Сторож, опираясь на стены, осторожно выходит из сторожки.

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ НОЧЬ

 

Сторож выходит на крыльцо сторожки.

 

СТОРОЖ

(чешет затылок)

Ох и не хера себе, силы небесные... Что творится-то. Ужас.

(небрежно молится)

Спаси и сохрани.

 

В этот момент одна из молний бьет в памятник Поэту. Ослепительная вспышка. Памятник сдвигается в сторону.

 

Сторож зажмуривается и закрывает глаза рукой.

 

ИНТ. МОГИЛА ПОЭТА НОЧЬ

 

В образовавшуюся щель течет вода. Сначала - тоненькая струйка, потом струя усиливается. Щель становится совсем большой. Вода течет бурлящим потоком. Молнии освещают Поэта. Вдруг мы видим, что он слегка пошевелился, открывает глаза, поднимает руку, рассматривает ее и видит, что она вся в грязи.

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ НОЧЬ

 

Сторож опускает руку и видит, как из-под памятника вылезает мокрый и грязный Поэт. Сторож мычит что-то неопределенное.

 

Поэт мокрый, но улыбающийся медленно подходит к Сторожу.

 

ПОЭТ

Отец! Можно я у тебя обсушусь и переночую. Смотри, что творится! Так еще и простудиться можно!

 

СТОРОЖ

Да, конечно, проходи. Оно, конечно, простуда - хуже всего...

 

Сторож пропускает Поэта и тот входит в сторожку.

 

ИНТ. СТОРОЖКА НОЧЬ

 

Поэт входит в сторожку, осматривает комнату. По правую руку рядом с окном стоит стол. На столе бутылки с дешевым вином, тарелка с окурками, стакан, на блюдце куски хлеба и располовиненная буханка черного хлеба. Рядом открытая банка с килькой в томате. По левую руку - нерастеленная измятая кровать Сторожа с лежащим на ней тулупом. Между спинкой кровати и стеной сторожки навалены лопаты, грабли, ведра и огромная метла.

 

ПОЭТ

Мир вашему дому.

 

СТОРОЖ

Да чего уж там, какой это дом. Проходи, располагайся.

(помолчав)

Может ты это...

(кивает головой в сторону бутылок)

Для сугреву? Опять же от простуды...

 

ПОЭТ

Да ну ее, еще при жизни надоела. Отец, я прилягу, ты не против?

 

СТОРОЖ

Да ложись, конечно. Одежку сними, я сейчас печку включу, мигом все высохнет.

 

Втыкает вилку самодельного ТЭНа в розетку. Нити ТЭНа начинают краснеть. Поэт развешивает свою одежду. Ложится на кровать.

 

ПОЭТ

Спасибо, отец! Как же я соскучился по нормальной кровати...

 

Поэт засыпает. Сторож гасит свет. В темноте видно, как с треском раскалились нити ТЭНа. За окном все время бьют молнии и гремит гром.

 

Сторож садится за стол, наливает в стакан вина, выпивает залпом. Потом поднимает бутылку, смотрит сквозь нее на сверкающие молнии, Потом пьет вино прямо из горлышка. Смотрит на Поэта, потом опускает голову на руки и засыпает.

 

В свете молний мелькает спокойное лицо Поэта.

 

ИНТ. СТОРОЖКА УТРО

 

Сторож спит за столом, положив голову на руки. Вдруг он неожиданно встрепенулся.

 

СТОРОЖ

О, господи...

 

Внимательно смотрит на Поэта.

 

СТОРОЖ

Вот ведь как бывает-то...

 

Подходит к ТЭНу. Вытаскивает вилку из розетки. Щупает одежду Поэта. Подходит к столу, роется в ящике стола, вынимает щетку. Начинает чистить одежду Поэта.

 

СТОРОЖ

Вот ведь как выгваздался...

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ УТРО

 

Встающее солнце освещает полный разгром на кладбище. Оно все завалено обломанными сучьями, ветками и горами слетевших с деревьев листьев.

 

Сторож выхолит на крыльцо, надевает кепку и, сев на крылечко, закуривает.

 

СТОРОЖ

(задумчиво)

Ну и что теперь делать будем?

 

Тут выходит на крыльцо сам Поэт.

 

ПОЭТ

Привет, отец! Спасибо за одежду. Как спалось?

 

СТОРОЖ

(встает, улыбаясь)

Да какой наш стариковский сон...

 

Поэт широко раскинул руки.

 

ПОЭТ

Как же хорошо-то на белом свете!

(обращаясь к Сторожу)

Ну что, отец, пойдем наводить порядок? Дождь-то вчерашний, смотри, что натворил...

 

СТОРОЖ

Пойдем! Сейчас только инструмент возьму...

 

Уходит в сторожку.

 

ИНТ. КВАРТИРА ВДОВЫ ПОЭТА УТРО

 

Солнечные лучи осветили большую богато обставленную квартиру. На стенах висят портреты и фотографии Поэта и Вдовы, как поодиночке и парные.

 

На кровати спит Вдова. Она улыбается во сне.

 

Ей снится, что она у Поэта на руках. Он ее кружит. Звучит очень приятная музыка. Она обхватила рукой шею Поэта и крепко прижимается к нему.

 

Очень много света.

 

Потом она видит себя сидящей на яркой цветной траве среди множества цветов. Поэт кладет свою голову ей на ноги и читает какие-то веселые стихи. Она вяжет из цветов венок и надевает его на голову Поэту. Тот вскакивает и встает в позу Наполеона. Они смеются.

 

Потом Поэт медленно придвигается к ней и начинает ее потихоньку целовать и обнимать. Она закрывает глаза и словно проваливается в глубокую яму. Она летит, летит, а рядом вокруг нее летает Поэт. Тут у Поэта в руках появляется колокольчик и он начинает звенеть им, но вместо обычного звона - сигнал будильника.

 

Вдова вздрагивает в постели, открывает глаза и вскакивает. Осматривается. Утыкается в подушку и плачет.

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ УТРО

 

В сторожке слышны грохот инструмента. Немного погодя Сторож выходит с метлой и лопатой в руках. Сторож и Поэт идут к Памятнику.

 

Сначала они осмотрели промоину. Было видно, что воды там по колено, не меньше.

 

СТОРОЖ

Да, такое высохнет дня через три-четыре, не раньше... Ну ничего, поживешь пока у меня, а там чего-нибудь придумаем.

 

Поэт в это время внимательно осматривает Памятник.

 

ПОЭТ

Ну как ты тут? Дождь не промочил?

 

Памятник даже не считает нужным отвечать на такие глупости и потому молчит.

 

ПОЭТ

Ну давай я тебя почищу немножко. Вон как тебя птицы обсидели...

(обращаясь к Сторожу)

Отец. Дай. Пожалуйста, воды и тряпочку какую-нибудь почище...

 

СТОРОЖ

А это мы сейчас.

 

Поэт моет голову Памятнику. Одна воронья плюха так сильно въелась в бронзу, что пришлось ее сильно выковыривать и даже пару раз на нее плюнуть. Памятник поморщился.

 

ПОЭТ

(вполголоса)

Ничего-ничего, дружище. Понимаю, что хоть ты и железный, но кому же понравится, когда ему в лицо плюют.

 

Поэт отходит в сторону и любуется своей работой.

 

ПОЭТ

Вот теперь - хоть на свадьбу.

 

Памятник слегка улыбается.

 

В это время часы в соседнем монастыре пробивают восемь часов. На кладбище начинается новый летний рабочий день. Слышны требовательные автомобильные гудки за воротами. Сторож торопливо идет открывать ворота.

 

СТОРОЖ

А у нас тут такое...

 

Директор смотрит из окна своего автомобиля требовательно и начинает ругаться.

 

ДИРЕКТОР

Михалыч, ты чего спишь, етит твою мать! Совсем уже обнаглел. Ты еще час назад должен был ворота открыть! Уволю, на хрен.

 

Директор выходит из машины и осматривается.

 

ДИРЕКТОР

Батюшки светы! Михалыч, ты чего натворил тут ночью. Это же, блин, черт знает, что такое!

 

В этот момент Директор замечает Поэта, мирно сидящего на скамеечке у своего памятника.

 

ДИРЕКТОР

(грозно)

Михалыч, почему посторонний на территории в служебное время? Уволю!

(всматривается, упавшим голосом)

Михалыч, это кто? Это он? Да-да, конеч...

 

Побелевший Директор грузно падает в обморок.

 

СТОРОЖ

Во, а не верил,

(пытается поднять Директора)

все только ругаться.

 

Вместе с Водителем пытаются вернуть Директора в чувство.

 

В это время в ворота входят дворники, рабочие и цветочницы. Они видят лежащего на асфальте Директора и суетящихся вокруг него Сторожа и Водителя.

 

ПЕРВЫЙ ДВОРНИК

А чего это он?

 

СТОРОЖ

Да вот, поэта нашего увидел и с катушек...

 

Дворник вглядывается в Поэта. Удивленно кивает ему головой. Поэт отвечает.

 

ПЕРВЫЙ ДВОРНИК

Это что же, сам наш Поэт и есть?

 

СТОРОЖ

Он.

 

ПЕРВЫЙ ДВОРНИК

(сравнивает с памятником)

А похож! Сохранила, значит, тебя наша землица. Да, она у нас святая, столько хороших людей в ней лежит. Опять же монастырь рядышком...

(чешет затылок)

Только ты это... Нам сейчас надо убраться тут, а ты пока посиди вот на скамеечке...

 

ПОЭТ

Давайте, я вам помогу!

 

Дворник критически осматривает Поэта.

 

ПЕРВЫЙ ДВОРНИК

Да какая от тебя помощь.

(решительно)

Да и потом: каждый в жизни должен своим делом заниматься. Мы, дворники, дорожки мести, а вы, поэты, стихи сочинять!

 

В это момент за воротами слышен шум подъезжающих тяжелых мотоциклов и на кладбище входит Продавщица цветов. Она изумленно останавливается в воротах, а потом зовет своих друзей.

 

ПОЭТ

А давайте я вам спою! Только вот гитары нет...

 

ПРОДАВЩИЦА ЦВЕТОВ

(улыбается)

У меня есть. Точнее не у меня, а у моих друзей. Ну я сейчас...

 

Через мгновение в воротах кладбища показались и сама продавщица с гитарой в руках и ее друзья, рокеры, в черных кожаных прикидах с заклепками. Продавщица отдает Поэту гитару.

 

ПРОДАВЩИЦА ЦВЕТОВ

(улыбается)

Вот, пожалуйста.

 

ПОЭТ

Спасибо!

 

Поэт, перебирая струны, немного поднастроил гитару под себя, и запел своим чуть хрипловатым голосом.

 

ПОЭТ

Не откажи, премудрый, сделай милость, На этот сон вниманье обрати.

Узнай, что мне красавица приснилась - Та, что у сердца в пребольшой чести.

С густым венком в руках она явилась, И вдруг на мне рубашка очутилась - С ее плеча, я убежден почти.

Тут я пришел в такое состоянье, Что начал даму страстно обнимать,

Ей в удовольствие - по всем приметам.

Я целовал ее; храню молчанье О прочем, как поклялся ей. И мать Покойная моя была при этом.

 

На знакомый всем по магнитофонным записям голос в ворота набежало множество народу. Народ сначала потихоньку недоверчиво идут от метро, из соседнего рынка, потом люди бегут все быстрее и быстрее. Площадь перед кладбищем заполняется народом. Пришлось Сторожу распахнуть ворота, и толпа стала заполнять всю улицу перед кладбищем.

 

ПОЭТ

О, сердце, пусть любви пожар

Исчезнет в дымке лет.

Забудь тепло, что он нам дал,

А я забуду свет.

 

Спеши, пока горит луна!

Прошу лишь одного -

Ты медлишь - приговорена

Я вспоминать его!

 

Толпа перекрывает движение по улице напротив кладбища. На это приезжают милиционеры.

 

ПОЭТ

Что же случилось с моею землей?

И почему брат на брата войной?

И почему Дагестан и Чечня?

И почему ураган ужаса и ненависти?

 

Милиционеры что-то докладывают по рации своему начальству. Недоуменно пожимают плечами. Потом подходят к Поэту.

 

ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР

Дружище, ты это - напой чего-нибудь, а то нам наше начальство не верит!

 

Потом они подносят рацию к губам Поэта.

 

ПОЭТ

(улыбнувшись)

Легко!

(перебрал струны и сменив аккорды)

Пишу по воскресеньям я. С натуры. Написал уже и площадь городка,

и разноцветное пятно толпы у павильона, где оркестр играет,

и улочки спокойные под солнцем полдня,

и бедные дворы, забитые горшками,

и окна, все в цветах, и девушек, что под луной болтают с женихами,

и поле с огородами и мулами усталыми, что вертят колесо колодца поливного...

 

Милиционеры снова начинают говорить в рацию.

 

В РАЦИИ

Немедленно обеспечить порядок и убыть в свое отделение.

 

ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР

Да, слушаю, есть!

 

Милиционеры садятся в свой автомобиль и уезжают.

 

 

 

 

ПОЭТ

В дымном поле, на биваке

У пылающих огней,

В благодетельном араке

Зрю спасителя людей.

Собирайся вкруговую,

Православный весь причет!

Подавай лохань златую,

Где веселие живет!

Наливай обширны чаши

В шуме радостных речей,

Как пивали предки наши

Среди копий и мечей.

 

В это момент на кладбище появляются первые из лучших друзей поэта. Они начинают по привычке командовать.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(зло)

Михалыч! Что за твою мать, почему на объекте посторонние в неслужебное время! А это что за клоун на скамейке! А, я тебя спрашиваю.

(начинает толкать людей)

А ну пошли отсюда!

 

ПРОДАВЩИЦА ЦВЕТОВ

(своему Рокеру)

Миш, успокой ты его...

 

Поэт продолжает петь.

 

ПОЭТ

Была пора - я рвался в первый ряд, И это все от недопониманья, -

Но с некоторых пор сажусь назад:

Там, впереди, как в спину автомат - Тяжелый взгляд, недоброе дыханье.

 

Может, сзади и не так красиво, Но - намного шире кругозор,

Больше и разбег, и перспектива,

И еще - надежность и обзор.

 

Стволы глазищ - числом до десяти - Как дуло на мишень, но на живую, -

Затылок мой от взглядов не спасти, И сзади так удобно нанести

Обиду или рану ножевую.

 

Рокер берет Первого друга за шиворот, поднимает и на вытянутой руке несет к выходу. Первый друг пытается вырваться и размахивает руками.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(зло)

Ну ты, маргинал, отпусти немедленно! Я знаешь, что с тобой сделаю... Да я тебе...

 

Рокер выкидывает Первого друга за ворота. Тот пролетает несколько метров и падает на кусты. Отпружинив от кустов, он быстро встает и с кулаками накидывается на Рокера. Тот держит его вытянутой левой рукой. Правой бьет ему щелбан. Первый друг поэта падает без чувств.

 

Рокер идет к затихшим Друзьям поэта.

 

РОКЕР

Там этот ваш, который пошуметь любит. Водички бы ему...

 

Лучшие друзья поэта выскакивают за ворота кладбища.

 

Все это время Поэт играет на гитаре и поет.

 

ПОЭТ

Пусть каждый помнит: сам виновен он

В любом своем житейском огорченье.

Да, мир - тюрьма, но это не резон

Утрачивать смиренное терпенье,

До времени бежать из заключенья,

Обкрадывать, глумясь, честной народ,

Жечь, грабить и пускать оружье в ход.

Когда наступит час расплаты позже,

Бог пеням лиходея не вонмет:

Злоумышлять на ближнего негоже.

 

 

 

 

 

НАТ. ЗА ВОРОТАМИ КЛАДБИЩА УТРО

 

На асфальте сидит Первый друг поэта. Вокруг него столпились другие Друзья.

 

ВТОРОЙ ДРУГ ПОЭТА

Ну че, Вован, че делать-то будем?

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Этот там, что делает?

 

ОДИН ИЗ ДРУЗЕЙ

Который? Рокер?

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(зло)

Поэт, дебил! Он что - играет?

 

Этот друг поэта бежит к воротам

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ УТРО

 

Друг поэта смотрит, как на скамеечке сидит поэт и поет, играя на гитаре.

 

ПОЭТ

И тут раздался чей-то крик:

"А как же так, а как же мы?

И кто кормить нас будет, здрасьте?"

И разгорелись разом страсти

И кто-то закричал: "Напасти

Все эти лишь от них, от наших умников таких:

Немцова, Гайдара и Чубайса!

 

Друг поэта уходит.

 

НАТ. ЗА КЛАДБИЩЕМ УТРО

 

Посланный Друг поэта прибегает к Первому другу и докладывает.

 

ОДИН ИЗ ДРУЗЕЙ

(запыхавшись)

Играет и поет. Послушать бы... Или даже записать. Все больше новые песни-то...

 

Первый друг задумывается, долго и пристально смотрит на этого Друга. Тот смущается и потупил глаза.

 

 

 

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(улыбнувшись)

А ты не такой дебил, как кажешься...

(подставляет локти, чтобы его подняли)

Ну, ка!

 

Его поднимают. Первый друг отряхивается. К нему возвращается уверенность.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(безаппеляционно тычет пальцем)

Ты и ты, бегом за цифровыми фотоаппаратами. Ты и ты - галопом достали видеокамеры. Ты, как самый умный и ты - быстро нашли диктофоны. Через пять минут - чтобы были здесь.

 

Друзья поэта разбегаются.

 

НАТ. УЛИЦА УТРО

 

По улице с сиреной и сигналами едет кавалькада милицейских автомобилей. Эта кавалькада сворачивает к кладбищу. В этот момент разом стихают все сирены. Машины потихоньку приближаются к кладбищу. Останавливаются. Из них выходят разные милицейские начальники.

 

К ним подбегает Первый друг поэта.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Константин Сергеевич, Константин Сергеевич! Как хорошо, что вы сами приехали. Тут такое... Разобраться надо.

 

КОНСТАНТИН СЕРГЕЕВИЧ

(снимает фуражку и протирает лоб и обод фуражки платком, снова надевает фуражку)

А это ты, а чего это ты весь в дерьме и тут, а не там.

(кивает на кладбище)

Ты вроде как лучший друг поэта...

 

Первый друг ошарашенно молчит.

 

КОНСТАНТИН СЕРГЕЕВИЧ

(кладет руку на плечо Первому другу)

Ты извини, братан, мы потом как-нибудь поговорим...

 

Милицейские начальники уходят на кладбище.

 

НАТ. ВОРОТА КЛАДБИЩА УТРО

 

Милицейские начальники осторожно пробираются среди толпы народа. Слышна песня поэта.

 

ПОЭТ

Вредней всех на свете

Этот бандит!

Он целыми днями не ест и не спит!

Сидит он где-то,

И знать надо вам,

Что во всех наших бедах

Лишь он виноват!

Этот зловредный!

Этот ужасный!

Этот коварный!

И злой - олигарх!

 

НАТ. ЗА КЛАДБИЩЕМ УТРО

 

Первый друг поэта долго смотрит вслед ушедшим милиционерам, чешет затылок.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Все купили, что я сказал?

 

ДРУЗЬЯ ПОЭТА

(наперебой)

Да, да, разумеется!

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Пользоваться-то хоть умеете?

 

ДРУЗЬЯ ПОЭТА

(наперебой)

Конечно, разумеется, а то...

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Это хорошо, ну - с паршивой овцы хоть шерсти клок...

 

Тут у него начинает звонить мобильник. Он его достает.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Да, слушаю...

 

ИНТ. ЦЕХ ПО ПРОИЗВОДСТВУ КОМПАКТ-ДИСКОВ УТРО

 

В цеху по производству компакт-дисков с песнями Поэта тишина. Около станков сидят и курят рабочие. На полу готовые к загрузке палеты с дисками.

 

По проходу медленно идут Мастер и Конторщик.

 

Конторщик разговаривает по мобильному телефону.

 

КОНТОРЩИК

Короче так, братан, не решишь эту проблему за сегодняшний день - поставлю на счетчик. Все, ты меня знаешь!

(рабочим)

Какого хрена расселись. Работайте, давайте!

 

Конторщик уходит, с силой распахнув двери на склад. Мастер подходит к Сереге. Серега читает газету.

 

МАСТЕР

Ну че пишут?

 

Достает пачку сигарет, предлагает Сереге, тот, помотав головой, отказывается.

 

СЕРЕГА

(опуская газету)

Да вот, экономика наша затормаживает темпы роста, при резком росте денежных поступлений в бюджет.

 

МАСТЕР

(задумчиво)

Да, беда...

 

Сидят дальше. Мастер меланхолично курит, повесив голову.

 

НАТ. ЗА КЛАДБИЩЕМ УТРО

 

Первый друг поэта складывает мобильник. Задумывается. Осматривает свою гвардию, робко столпившуюся вокруг него.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Пошли на объект.

 

НАТ. УЛИЦА УТРО

 

На кладбище приходят все новые и новые посетители.

 

Видно, как приехавшие ранее милиционеры осторожно проходят и встают вдоль стены.

 

ПОЭТ

Лес сбегает с горных склонов

В ритме звонкого ручья...

Хочешь ближе быть к истоку?

Вверх шагай вразрез волнам.

Труден поиск - будь упрям,

Бьют ключи - подать рукой,

Тайну выяви верховий!

 

Один из посетителей в модной кепочке бегло смотрит на одного из милиционеров, стоящего рядом, потом поднимает воротник и, вжав голову в плечи, пытается уйти.

 

МИЛИЦИОНЕР

(тихонько)

Косой, ты куда намылился?

 

КОСОЙ

(оборачивается и делает вид, что только что увидел милиционера)

А гражданин начальник! А я вот тут решил послушать... Все-таки молодость моя, пропащая...

 

МИЛИЦИОНЕР

(тихонько)

Валяй, слушай, только это...

(помолчав)

без баловства, ладно...

 

КОСОЙ

(обидевшись)

Обижаешь, гражданин начальник... Что ж я не понимаю, где и что можно, а где нельзя...

 

Поэт поет.

 

ПОЭТ

Удивительно мил,-

Жил да был крокодил,

Так аршина в четыре, не боле.

И жила да была,

Тоже очень мила,

Негритянка по имени Молли.

и вот эта Молли, девица,

Решила слегка освежиться

И, выбрав часок между дел,

На речку купаться отправилась.

Крокодил на нее посмотрел,

Она ему очень понравилась,

- И он ее съел!

А съевши, промолвил: "Эх-ма!

Как милая Молли прекрасна!"

Любовь крокодила весьма

Своеобразна!

 

На кладбище входит с толпой Лучших друзей Первый друг и начинает расставлять друзей с фотоаппаратами, видеокамерами и диктофонами.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(командным голосом)

Ты сюда, ты сюда, ты давай поближе, чем ближе, тем лучше. Ты давай вон туда, будешь делать панорамы. Ты и ты - вон туда. Ваша задача - крупные планы. По местам.

 

Друзья расходятся по кладбищу и занимают указанные места.

 

ПОЭТ

Над высью пламенной Синая

Любить туман Ее лучей,

Молиться Ей, Ее не зная,

Тем безнадежно горячей.

 

Но из лазури фимиама,

От лилий праздного венца,

Бежать... презрев гордыню храма

И славословие жреца,

 

Чтоб в океане мутных далей,

В безумном чаянье святынь,

Искать следов Ее сандалий

Между заносами пустынь.

 

Первый друг поэта встает около ворот и достает мобильник.

 

ИНТ. САЛОН ШЕСТИСОТОГО МЕРСЕДЕСА ДЕНЬ

 

В салоне Вдова, ее Секретарша, Охранник.

 

Секретарша читает распорядок дня.

 

СЕКРЕТАРША

И наконец, после телевидения у нас встреча в литературном клубе...

 

В этот момент у Вдовы звонит мобильный телефон. Вдова смотрит, от кого звонок, недовольно морщится.

 

ВДОВА

Чего еще ему надо? Знает ведь, что мы уже едем...

 

Нажимает кнопку и начинает говорить.

 

ВДОВА

Да. Что случилось?

 

Пауза, во время которой Вдова сначала бледнеет, потом на ее лице виден совершенно искренний испуг и недоумение.

 

ВДОВА

Как ожил?

(пауза)

Что поет?

(пауза)

А ты что?

(пауза)

Хорошо.

 

Складывает телефон и замолкает. Сидит, кусая губы. На глазах - готовые сорваться слезы.

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ ДЕНЬ

 

Первый друг поэта убирает телефон. Разминает плечи и шею. Потом встает около сторожки, опершись плечом о стену.

 

В это время Поэт поет свои песни.

 

ПОЭТ

Нараспашку - при любой погоде,

Босиком хожу по лужам и росе.

Даже конь мой иноходью ходит,

Это значит - иначе, чем все.

 

Я иду в строю всегда не в ногу,

Сколько раз уже обруган старшиной.

Шаг я прибавляю понемногу,

И весь строй сбивается на мой.

 

В это время мимо него проходит вчерашний посетитель.

 

 

 

 

ПОСЕТИТЕЛЬ

Скажите, а вот я вчера покупал билет, а на фотосессию не попал. Я могу сегодня по этому билету фотографировать?

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(недоуменно)

Тебе чего?

 

ПОСЕТИТЕЛЬ

(с испугом)

Я вот, билет... Фотография...

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(пожимая плечи и показывает рукой на Поэта)

Да иди. Фотографируй, сколько влезет...

 

ПОСЕТИТЕЛЬ

(вглядывается в Поэта)

Ой, а как похож!

(пожимает руку Первому другу)

Спасибо! Я побежал.

 

В это время на кладбище гордо заходит ПОСЕТИТЕЛЬ, что вчера отказался платить за фотосессию. Он идет с женой под руку.

 

ВЧЕРАШНИЙ ПОСЕТИТЕЛЬ

Вот видишь, Софа, а вчера за это все с меня пытались взять деньги. А сегодня, пожалуйста, фотографируй бесплатно.

 

Гордо проходит мимо Первого друга.

 

ИНТ. САЛОН ШЕСТИСОТОГО МЕРСЕДЕСА ДЕНЬ

 

Секретарша и Охранник переглядываются. Охранник пожимает плечом.

 

СЕКРЕТАРША

(робко)

Оксана Генриховна?

 

Вдова срывается.

 

 

 

 

ВДОВА

Ну что, что тебе еще, дура набитая. Чего тебе от меня надо? Сидишь тут и сиди себе, помалкивай, понятно.

(Охраннику)

А ты чего вылупился, козел! Чего тебе надо, тупая скотина?

 

Плачет.

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ ДЕНЬ

 

К Первому другу поэта подходит Второй.

 

ВТОРОЙ ДРУГ ПОЭТА

Ну че, Вован, смотри, что делается! Народ доволен, сам Поэт здесь. Денег никому платить не надо. Мы никому ни на хрен не нужны... Ну что, переквалифицируемся в домоуправы?

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(закуривает)

Хер его знает, может и так... Надо что-то делать...

 

ВТОРОЙ ДРУГ ПОЭТА

А че, есть идеи?

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Идеи, говоришь? Идея у нас сейчас одна... Жопы свои спасти...

 

Уходит из кладбища.

 

ИНТ. САЛОН ШЕСТИСОТОГО МЕРСЕДЕСА ДЕНЬ

 

Вдова резко обрывает плач, кричит Водителю.

 

ВДОВА

Стой, стой, тебе говорят!

 

"Мерседес" резко тормозит.

 

Вдова достает мобильный телефон. Набирает номер.

 

ВДОВА

Это я!

 

 

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ ДЕНЬ

 У первого друга поэта звонит телефон.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Да, слушаю.

(небольшая пауза)

Поет, чего еще...

(отнимает мобильник от уха и направляет в сторону Поэта)

 

Поэт в это время поет новую песню

 

ПОЭТ

Кровь стынет в жилах!

Ужас комком

Застрял в моем горле!

И все кувырком!

Вчерашний герой

Вдруг стал палачом...

 

Первый друг поэта снова подносит мобильник к уху.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Ну как?

 

ИНТ. САЛОН ШЕСТИСОТОГО МЕРСЕДЕСА ДЕНЬ

 

Вдова разговаривает по телефону.

 

ВДОВА

Я тебе за что плачу? Сделай так, чтобы он заткнулся. Немедленно.

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ ДЕНЬ

 Первый друг поэта отнимает телефон от уха, недоуменно смотрит на него.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Сделай... А как? И что?

 

Уходит из кладбища.

 

ИНТ. ЦЕХ ПО ПРОИЗВОДСТВУ КОМПАКТ-ДИСКОВ ДЕНЬ

 

Конторщик набирает номер на мобильном телефоне.

 

ИНТ. САЛОН ШЕСТИСОТОГО МЕРСЕДЕСА ДЕНЬ

 

Вдова садится в автомобиль. В этот раздается звонок мобильного телефона.

 

Вдова смотрит на номер позвонившего.

 

ВДОВА

(недовольно)

Господи, а этому-то чего надо?

 

ИНТ. ЦЕХ ПО ПРОИЗВОДСТВУ КОМПАКТ-ДИСКОВ ДЕНЬ

 

КОНТОРЩИК

Ну чем там происходит? У меня тут товар стоит. Сплошные убытки.

 

ИНТ. САЛОН ШЕСТИСОТОГО МЕРСЕДЕСА ДЕНЬ

 

Вдова разговаривает по мобильному телефону.

 

ВДОВА

Ну а я что могу? Решай все сам с этим, на объекте. Но чтобы завтра уже все было сделано! Все!

 

НАТ. ВХОД В ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ МАГАЗИН ДЕНЬ

 

Первый друг поэта заходит на ступеньки магазина и открывает дверь.

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ ДЕНЬ

 

Поэт поет новую песню.

 

ПОЭТ

Не плачь и не думай:

Прошедшего - нет!

Приветственным шумом

Врывается свет.

Уснувши, ты умер

И утром воскрес, -

Смотри же без думы

На дали небес.

 

Что вечно - желанно,

Что горько - умрет...

Иди неустанно

Вперед и вперед

 

НАТ. ВХОД В ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ МАГАЗИН ДЕНЬ

 

Первый друг поэта открывает дверь магазина и выходит оттуда с большой и видно, что тяжелой, хозяйственной сумкой. Он осторожно придерживает дверь и, переложив сумку в другую руку, уходит.

 

ИНТ. САЛОН ШЕСТИСОТОГО МЕРСЕДЕСА ДЕНЬ

Вдова командует Водителю.

 

ВДОВА

В Останкино.

(Секретарше)

Договаривайся с ними.

 

Секретарша звонит по мобильному телефону.

 

СЕКРЕТАРША

Так - не время...

 

ВДОВА

(в истерике)

Не твое дело, делай, что приказано.

(успокоившись)

Там, в кофейне посидим...

 

"Мерседес" резко трогается с места.

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ ДЕНЬ

 

Поэт поет новую песню.

 

ПОЭТ

Сладко просится в сердце боль -

В небо броситься нам дозволь!

Легким шагом по оврагам

Благоносица Божьих воль.

 

Божья клироса дрогнет зверь.

Все открылося, друг, поверь.

Вдруг узнали (Ты ли, я ли):

Не закрылася счастья дверь

 

НАТ. МЕРСЕДЕС ВДОВЫ ПОДЪЕЗЖАЕТ К ОСТАНКИНО ДЕНЬ

 

Машина останавливается около ограды телецентра. Вдова, Секретарша и Охранник проходят в вестибюль.

 

ИНТ. ВДОВА СТОИТ В ВЕСТИБЮЛЕ ОСТАНКИНО ДЕНЬ

 

По лестнице спускается в полном недоумении Помощница режиссера.

 

ПОМОЩНИЦА РЕЖИССЕРА

А мы вас не ждали здесь. Бригада уехала на кладбище, к вашему мужу. Мы думали, что вы там, оттуда и эфир будет...

 

Вдова, Секретарша и Охранник уходят из Останкина.

 

ИНТ. ВЕСТИБЮЛЬ ОСТАНКИНО ДЕНЬ

 

Первый милиционер разговаривает со Вторым.

 

ВТОРОЙ МИЛИЦИОНЕР

Вот, а ты все - этой можно, это нужно... И кто она теперь? Нет никто и звать никак!

 

ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР

Да уж, кто бы подумал...

 

ВТОРОЙ МИЛИЦИОНЕР

Да тут много таких прошло. Вчера он - царь и бог, а сегодня - даже пропуск не выписывают... Проще надо быть. Спокойнее. Наше дело вот...

(обращается к очередному входящему)

Документы, пожалуйста, разверните. Покажите, пожалуйста, что у вас в портфеле. Спасибо! Проходите, пожалуйста!

 

Посетитель проходит.

 

ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР

Вот и все...

 

ИНТ. САЛОН ШЕСТИСОТОГО МЕРСЕДЕСА ДЕНЬ

 

Вдова и все сидящие в машине едут бесцельно по улицам. Выезжают на набережную. Все напряжены и молчат. Вдруг Вдова кричит.

 

ВДОВА

Стой!

 

Автомобиль мягко подкатывает к набережной и останавливается возле лавочки.

 

НАТ. НАБЕРЕЖНАЯ РЕКИ МОСКВЫ ДЕНЬ

 

На скамеечке сидит Вдова. Она бесцельно смотрит вдаль и кусает губы.

 

Вдова закрывает глаза и ей видится, как Поэт читает ей стихи.

 

Вдова достает мобильник и набирает номер.

 

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ ДЕНЬ

 

Поэт сидит на лавочке перед своим памятником.

 

ПОЭТ

Ну что, может быть спеть что-нибудь по заказу? Есть желающие.

 

Офицер-летчик встает.

 

ОФИЦЕР

А спойте что-нибудь об авиации...

 

Поэт улыбается.

 

ПОЭТ

Сколько я в свое время спел песен о летчиках и об авиации... Ну, слушайте новую:

 

Согласно всем легендам

Случилось это в старину,

Когда сидел Дедал с Икаром

Hа древнем острове в плену.

 

Когда враги кругом шныряют

Hужны тут хитрости и обман.

И вот отец и сын решают

Бежать чрез пятый океан.

 

 

В это время у Первого друга поэта звонит мобильник. Он кладет сумку между ног, достает мобильник и, нажав на кнопку, отвечает.

 

НАТ. НАБЕРЕЖНАЯ РЕКИ МОСКВЫ ДЕНЬ

 

Вдова разговаривает по мобильному телефону.

 

ВДОВА

Что он сейчас делает?

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ ДЕНЬ

 

Первый друг поэта пожимает плечами.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Поет, чего еще...

 

ПОЭТ

Икар на скалах птичьи перья

Для крыльев будущих собрал,

Дедал же, как гласит поверье

Пчелиным воском их склепал.

 

Проходит времени немного -

Готовы крылья для двоих.

И вот небесная дорога

Открыла свой простор для них.

 

НАТ. НАБЕРЕЖНАЯ РЕКИ МОСКВЫ ДЕНЬ

 

Вдова разговаривает по мобильному телефону.

 

ВДОВА

Дай мне послушать...

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ ДЕНЬ

 

Первый друг поэта осторожно подходит к Поэту и направляет на него мобильник.

 

ПОЭТ

Махая мягкими крылами

Они в неведомый полет

Hад островами и морями

Hеслись все выше и вперед

 

Еще тогда расправив крылья

Икар впервые напевал:

"Мы рождены, чтоб сказку сделать былью..."

Мотив тот позже маршем стал.

 

НАТ. НАБЕРЕЖНАЯ РЕКИ МОСКВЫ ДЕНЬ

 

Вдова слушает мобильный телефон и плачет закрыв глаза.

 

В ТРУБКЕ МОБИЛЬНОГО ТЕЛЕФОНА

Полет Дедала и Икара

Открыл небесное чутье

И авиации начало, и происшествиям ее

 

Икар забыл про дисциплину

Hарушил грубо HПП

А это и в делах старинных

Вело к воздушному ЧП.

 

Он от маршрута отклонился

И близко к солнцу виражил.

Тут воск на крыльях растворился

И вниз пилот заштопорил.

 

ВДОВА

(шепчет)

Зачем ты вернулся, ну зачем ты вернулся? Боже мой...

 

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ ДЕНЬ

 

Поэт играет на гитаре и поет.

 

ПОЭТ

И, не имея парашюта

Hа скалы острые упал,

Тут за какую-то минуту

Hастал трагический финал.

 

От губ отплюнув воск и пот

Сказал Икар, смыкая веки:

"Предвижу в этом роде войск

Бардак отныне и навеки!"

 

Давайте выпьем же горилки

За то, чтоб век наш устранил

Все катастрофы, предпосылки,

И чтоб порядок в небе был.

 

И чтоб никто не заикался

Об этом неотъемном зле,

И чтобы каждый взлет кончался

Посадкой мягкой на земле.

 

Летчик лезет обниматься.

 

НАТ. НАБЕРЕЖНАЯ РЕКИ МОСКВЫ ДЕНЬ

 

Вдова улыбается сквозь слезы и складывает мобильный телефон.

 

Вдова идет к автомобилю из которого на нее смотрят испуганные Секретарша и Охранник. Охранник выскакивает открывать ей дверь.

 

Вдова садится в машину.

 

ИНТ. САЛОН МЕРСЕДЕСА ДЕНЬ

 

ВДОВА

Домой!

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ ДЕНЬ

 

Первый друг поэта берет мобильник, слушает его и складывает. После этого идет к сторожке, где его ждут другие Друзья поэта.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Ну как успехи?

 

ДРУЗЬЯ ПОЭТА

(вразнобой)

Все отсняли. Полностью. Вся память истрачена. Такие кадры - обалдеть. Теперь на всю жизнь хватит!

 

Первый друг поэта вынимает карточки памяти и кассеты и складывает их в пакет. Потом манит к себе пальцем Второго друга и протягивает ему этот пакет.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Держи. Сейчас вот что...

(ищет глазами кого-то)

А вот ты...

(показывает на Третьего друга)

Вы сейчас оба галопом в типографию. Там вас будут ждать. За карточки отвечаете головой. Потеряете - лучше сами под поезд.

 

ВТОРОЙ ДРУГ ПОЭТА

Да ладно, не бзди.

(третьему другу)

Пошли.

 

Второй и третий друзья уходят.

 

Первый друг поэта достает мобильник и набирает номер.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Слушай, сейчас к тебе приедут два человечка. С материалом с объекта. Посмотри. Что с ним можно сделать.

 

ИНТ. ТИПОГРАФИЯ ДЕНЬ

 

Конторщик разговаривает по телефону

 

КОНТОРЩИК

И чего дальше?

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ ДЕНЬ

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

И запускай в работу. Да, завтра работаем в обычном режиме.

 

ИНТ. ТИПОГРАФИЯ ДЕНЬ

 

КОНТОРЩИК

А это ваш - не помешает? У него спросили разрешения?

 

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ ДЕНЬ

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Не твоя забота. Я отвечаю. Все.

 

Отключает мобильник и кладет его в карман.

 

ОДИН ИЗ ДРУЗЕЙ ПОЭТА

(робко)

А нам что дальше делать?

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

А что делать? Сидите пока, наслаждайтесь... А как все закончится - бегом ко мне. А кто не придет - вылетит с работы. Все.

 

Друзья поэта расходятся.

 

Поэт в это время поет новую песню.

 

ПОЭТ

Я не забыл, из-за кого

Пришлось мне столько слез пролить,

Что нужно милой для того.

Чтобы мои терзанья длить,

А потому могу молить

Богов, к влюбленным благосклонных,

Меня, отметив ей, исцелить

От мук, мне ею причиненных.

 

Улыбкою и блеском глаз

Она меня в обман ввела,

Хоть, как я понял лишь сейчас,

Из равнодушья иль со зла

Не жаждала и не могла

Помочь мне в горестях моих,

И должен был бы я тепла

Искать в объятиях иных.

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ ВЕЧЕР

 Солнце почти уже совсем село за горизонт. На кладбище тихо. Все уже разбрелись. Ворота закрыты.

 Сторож и дворник заканчивают убирать территорию кладбища.

 Около сторожки стоят Друзья поэта.

 

На скамейке сиди Поэт и потихоньку играет и поет.

  

ПОЭТ

Хвалящий нас в лицо - нам враг,

С подобной мыслью я знаком,

Но хоть и говорится так,

Нельзя не поминать добром,

Пусть даже и при нем самом,

Того, чьи благостны дела.

Грешно на них взирать молчком:

Достойному хвалы - хвала!

 

Дворник останавливается около Сторожа.

 

ДВОРНИК

А какого хрена эти тут делают? Все уже разошлись давно.

 

Сторож пожимает плечами

 

СТОРОЖ

Черт его знает. Может, для охраны остались?

 

ДВОРНИК

Ну ладно, Михалыч, я тут все закончил уже. Если что, тогда завтра доделаю с утречка, ладно.

 

СТОРОЖ

Да ради бога. Пойдем, я за тобой ворота закрою.

 

Дворник прощается с Поэтом.

 

ДВОРНИК

Ну бывайте здоровы, дай бог завтра увидимся.

 

ПОЭТ

(улыбается)

Бывай здоров, отец!

 

Дворник уходит, но, проходя мимом Друзей поэта, внимательно и строго смотрит на них и вздыхает. В это время один из Друзей поэта уходит в сторожку, но тут же выглядывает из нее.

 

ОДИН ИЗ ДРУЗЕЙ ПОЭТА

Михалыч! Михалыч, иди сюда, что тут за хрень?

 

СТОРОЖ

Чего там еще случилось?

 

Уходит в строжку. И оттуда вдруг слышны звуки драки, разбивается посуда и падает мебель.

 

Из сторожки выглядывает Друг поэта и машет рукой.

 

Все Друзья поэта расхватывают из сумки Первого друга поэта кто молоток, кто электрошокер, кто баллон с дихлофосом и бегут к Поэту.

 

Сначала бьют молотком Поэту по голове, потом разрядили на него электрошокер, брызгают дихлофосом, а потом его, размякшего, заталкивают в дырку под памятником и задвигают памятник на место.

 

ИНТ. МОГИЛА ПОЭТА НОЧЬ

 

Поэт падает в жидкую грязь, кряхтит от боли. Потом выпрямляется, складывает руки на груди и умирает.

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ ВЕЧЕР

 

Друзья поэта утрамбовывают землю вокруг памятника.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(удовлетворенно похлопывает памятник)

Ну все, сработано на совесть. Теперь не вырвется.

(обращается к Друзьям поэта)

Значит, так. Завтра работаем в обычном режиме. Всем быть к восьми утра. Без опозданий. Все.

 

ИНТ. СТРОЖКА НОЧЬ

 

За столом сидит, прислонившись спиной к стене, и плачет Сторож. Он весь в синяках и у него связаны руки. Сторож сползает со стула на пол и бьется от ярости.

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ НОЧЬ

 

Первый друг поэта достает мобильник и набирает номер.

 

ИНТ. ТИПОГРАФИЯ ВЕЧЕР

 

За столом, положив ноги на стол, сидит довольный и улыбающийся Конторщик.

 

КОНТОРЩИК

Все отлично и замечательно! Посмотрел материал, что тыт тут подбросил. Все идет в работу. Ух, денег заработаем - немерянно! Да, кстати, вопросы все с этим ... решил? Смотри, как бы не помешал...

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ НОЧЬ

 

Первый друг поэта смотрит на памятник и улыбается.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(удовлетворенно)

Тут все нормально. Никаких претензий от правообладателей не будет... Ну все, пока.

 

ИНТ. ТИПОГРАФИЯ ВЕЧЕР

 

Конторщик, не снимая ног со стола, командует стоящими навытяжку Мастерами.

 

КОНТОРЩИК

В общем так! Материал вам пригнали уникальный, его надо растиражировать как можно больше. Работать будем всю ночь. Все. И так уже целый день филонили! Пошли работать!

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ НОЧЬ

 

Первый друг поэта садится на скамейку и закуривает.

 

ИНТ. СПАЛЬНАЯ КОМНАТА ВДОВЫ ПОЭТА НОЧЬ

 

На своей шикарной кровати спит Вдова. Она улыбается во сне.

 

Вдове снится, как они с Поэтом, держась за руки, бегут по огромному цветущему лугу. Они смеются и постояннно целуются. Но постепенно Вдова все больше и больше застревает в высокой переплетенной траве. Вдруг она спотыкается и падает. Она пытается ползти по лугу, но ее руки все больше и больше завязают в грязи. Вот она уже ползет вся в грязи, едва вытаскивая руки и ноги из этой трясины. Поэт же постепенно уходит от нее, лишь изредка оборачиваясь и грустно улыбается.

 

Вдруг Вдова, в очередной раз вытащив с большим трудом свою руку из трясины, видит, что ее рука вся в крови. То же самое и с другой рукой. С ужасом осмотрев себя, она увидела, что она завязла в огромной кровяной жиже.

 

Поэт же находится уже очень далеко и идет не оборачиваясь. Вдова начинает беззвучно кричать и совершенно обессиленная падает в кровавую жижу и бьется в плаче.

 

Вдова просыпается, судорожно нащупывает свою сумочку, вынимает оттуда мобильный телефон. Набирает, постоянно ошибаясь и чертыхаясь, номер. Прикладывает мобильник к уху.

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ НОЧЬ

 

У памятника поэту сидит на лавочке Первый друг поэта и курит. У него начинает звонить мобильный телефон.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(устало)

Да все уже... Спите дальше. Да. Без истерик только, ладно. Завтра работаем по обычному порядку дня. Все. Если что созвонимся.

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ УТРО

 

Около кладбища огромная толпа народа.

 

Первый друг поэта громко кричит.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Граждане и господа! Ну вы же умные люди. сами понимаете. Был поэт и, увы, нет больше поэта. Ну что делать, такова жизнь. Таков естественный ход времен.

(показывает рукой на палатки, в которых Друзья поэта бойко торгуют изготовленными за ночь дисками и кассетами)

Вы можете купить уникальные материалы со вчерашнего мероприятия. Не толпитесь, хватит всем!

 

В стороне стоит увешанный билетами Второй друг поэта и продает билеты на фотосессию.

 

ВТОРОЙ ДРУГ ПОЭТА

Граждане. Покупаем билеты на фотосессию со вдовой поэта. Подходите, кто не купит эти билеты, не сможет сфотографировать нашу очаровательную Вдову.

 

Народ раскупает билеты с утроенной энергией.

 

В это время у Первого друга поэта звонит мобильный телефон.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Да. Это я. Да, все готово! Приезжайте! Ждем.

 

Подзывает к себе Второго друга поэта.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

Вдова звонила, сейчас будет. Давай, организуй там все.

 

ВТОРОЙ ДРУГ ПОЭТА

(улыбаясь)

Будь спок! Сделаем все, как в лучших домах Лондона и Парижа. Билеты идут со свистом.

 

Второй друг поэта подзывает к себе Третьего друга поэта и что-то говорит ему на ухо. Тот послушно кивает и идет к Памятнику и начинает расставлять посетителей.

 

К кладбищу подъезжает черный "мерседес" вдовы. Из него выходят Секретарша и Охранник. Охранник открывает дверь и помогает Вдове выйти из машины.

 

Вдова вся черном. Она медленно подходит к памятнику. Внимательно смотрит на памятник и вдруг падает на колени и начинает горько рыдать.

 

ВДОВА

Миленький! Что же я наделала! Прости, прости меня, миленький!

 

На кладбище все стихло. Слышно только как кричит Вдова.

 

Ко Вдове быстро подбежал Первый друг поэта.

 

ПЕРВЫЙ ДРУГ ПОЭТА

(шепотом, со злостью)

ты что делаешь, дура! Ты все погубить хочешь? Заткнись немедленно.

 

Протягивает Вдове платок, помогает ей подняться и усаживает ее на скамейку. Вдова после небольшой паузы начинает говорить.

 

ВДОВА

(медленно, тихо и печально)

Я благодарю всех посетивших в эту печальную минуту на этом кладбище. Я благодарна вам. Вы - лучшее свидетельство великого вклада нашего Поэта в нашу великую культуру, в нашу великую историю. Спасибо Вам всем!

 

Начинается фотосессия.

 

На пороге сторожки сидит и плачет Сторож.

 

СТОРОЖ

(чуть слышно шепчет)

Враги сожгли родную хату,

Сгубили всю его семью,

Куда ж теперь идти солдату,

Кому нести печаль свою.

Пошёл солдат в глубоком горе

На перекрёсток двух дорог.

Нашёл солдат в широком поле

Травой заросший бугорок.

Стоит солдат, и словно комья

Застряли в горле у него.

Сказал солдат:

"Встречай, Прасковья,

Героя мужа своего.

Готовь для гостя угощенье,

Накрой в избе широкий стол,

Свой день свой праздник возвращенья

К тебе я праздновать пришёл.

Никто солдату не ответил,

Никто его не повстречал.

И только тёплый летний вечер

Траву могильную качал.

"Я шёл к тебе четыре года,

Я три державы покорил."

Хмелел солдат, слеза катилась -

Слеза несбывшихся надежд,

И на груди его светилась

Медаль за город Будапешт

Медаль за город Будапешт 

(использованы отрывки из стихотворений Данте Алигьери, Рафаэля Альберти, Франсуа Вийона, Эмилии Дикенсон, Сэмюэля Кольриджа, Франческо Петрарки, Иоанна-Павла II, Николая Агнивцева, Иннокентия Анненского, Владимира Высоцкого, Михаила Кузмина, Олега Гатауллина, Франсуа Вийона, Михаила Исаковского)

 

Память, любовь, талант, торговля
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА