Опубликовано: 15 марта 2013 18:24

О хищниках прошлых времён

Романы Ивана Тургенева подзабыты современниками. Если мы говорим о русской романистике XIX века, то чаще вспоминаем Льва Толстого или Фёдора Достоевского. Возможно, это вызвано тем, что творчество этих двух принято толковать в применении к событиям 1917 года. Что, кстати, довольно поверхностно. Но, возможно, такое положение дел объясняется и элементарной нашей ленью.

 

Не буду мучить никого одами великолепному русскому языку, которым отличаются произведения Тургенева, замечу лишь, что если кто желает развивать свой язык – то знакомство с романами оного литератора для него обязательно. Но более отчётливо хочу подчеркнуть другую особенность, тоже непременную для настоящего писателя, – психологическую точность персонажей. XIX век ещё не боялся реализма, не заигрывался пустотами, не захлёбывался в бессильном озлоблении перед неизвестностью. Всё, что создано Иваном Тургеневым, – тому лучшее подтверждение.

 

Вот, к примеру, роман «Отцы и дети». Как всякий мудрый наблюдатель за жизнью, Тургенев не мог не заметить, что в обществе появляется всё больше как бы новых людей, они ведут себя вовсе не так, как это было принято в предыдущем поколении, посвящают себя иным занятиям, иным идеям. Собственно, так происходит всякий раз лет эдак через двадцать. Люди эти, естественно, молодые, ни разу ещё смены поколений не видевшие, потому ведут себя громко и самонадеянно. Тургеневу в пору написания романа было 47 лет, у него иной опыт, он может себе позволить подтрунивание, иронию, даже скептицизм.

 

Однако всё не так просто и схематично. Отцы и дети – да, проблема. Смена общественных настроений – безусловно. Попробовал бы дворянин средней руки Николай Петрович Кирсанов жениться на экономке году в 1837-м – нонсенс, плевок в добропорядочных соседей. А в 1859 году – редкость, но уже допустимая. Да и мог ли сын отставного армейского хирурга (у него даже своего имения нет – управляет тем, что в приданое жена принесла) рассчитывать на обучение в университете за двадцать лет до описываемых событий? С трудом. Это я о Базарове, как вы поняли.

 

И всё-таки, такой ли уж новый человек, этот нигилист Евгений Базаров? Как говорит сестра Одинцовой, он из хищников. В то время как большинство людей – ручные. Независимость – важная штука для Базарова, она для него естественна, как воздух, которым дышит. А Катя с Аркадием, не сговариваясь, весело думают про себя: «Зачем она?» И в самом деле, для них, где тепло, там и истина. Не удивительно, что дружба Базарова с Аркадием довольно быстро исчерпывает себя. Свои хищники есть в каждом поколении, они заметны, притягательны для многих, но путь их всегда поперёк большинства. Они могут быть предводителями, они могут быть изгоями, но они, действительно, осмеливаются не принимать на веру авторитетов.

 

Частый для Тургенева приём – испытание героя любовью. В данном романе без него тоже не обошлось. Смеющийся над любым проявлением романтизма, Базаров искренне считает, что отношения полов так же просты, как пришивание пуговиц к сюртуку. И вот поди ж ты – встретил Одинцову. Тело-то богатое, хоть сейчас в анатомический театр выставляй, а элементарного поцелуя получить невозможно. Другая бы была холодна, как эта, ушёл бы сразу, не оглядываясь, да и дело с концом. А тут почему-то задержался, да ещё и в любви объясняться бросился, не выдержал… Собираясь в последний раз повидаться, зачем-то новую одежду в чемодан наш герой кладёт так, чтобы сразу под рукой оказалась. Желает быть в лучшем виде по всем статьям перед этой женщиной, и ничего тут не поделаешь.

 

Павел Петрович Кирсанов – тоже своего рода хищник. Во всяком случае, одиночество его не угнетает. А вот режущий лягушек студент-медик уже выводит из себя. Бросить карьеру и благополучие в обществе ради загадочных женских глаз Кирсанов-старший мог, а спокойно посмотреть на непривычное существо – куда там, до дуэли дело дошло. Ну да-да, формальный повод – Базаров целует Фенечку, которая мало того что любовница брата, так ещё и глазами незабвенную княгиню Р. напоминает. Но основная-то причина – просто уже физиологическое раздражение против Базарова. Увы, все ограниченны, как ни крути. Однако диапазон охватываемого сознанием пространства у всех разный.

 

Почему Базаров погибает? Ну, что это за нелепость с адским камнем, которого у растяпы-доктора в нужный момент не оказалось? Современники, многие из которых нешуточно симпатизировали главному молодому персонажу, негодовали на автора. Намекает на ненужность и бессмысленность новой общественной силы? Не любит своего героя? Пути писательского вдохновения неисповедимы. А разве не могло быть такого, чтобы у не самого лучшего доктора в российской глуши и в самом деле не оказалось адского камня? Не все же так аккуратны в своей профессии, как сам Базаров…

 

У романа очень трогательная концовка. Маленькое сельское кладбище, скромная могила. Не лопух из неё растёт, а невинные цветы. Покой, равнодушная природа, вечное примирение и жизнь бесконечная – вот что в финале. Потому всех по-своему жаль. Даже карикатурных Ситникова и Кукшину.

 

11 декабря 2011 года, Елена Сироткина

культура, искусство, литература, проза, рецензия, Иван Тургенев, Отцы и дети
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА