Опубликовано: 17 марта 2013 11:23

Расписание Бога

В часовне царил мрак. Огоньки перебегали, оставаясь на месте, как на неоновой вывеске, терзаемые сквозняком. Лето пригибалось к земле и уже не согревало, а занималось какими-то своими делами стареющего существа, приводящего в порядок дела перед близким концом. Снаружи моросил дождь. Несколько могильных плит выступали в его сером туманце за дверной аркой и глаз напрягался, невольно силясь прочитать выбитые на них имена.

Священник прошел мимо кафедры, но не взобрался на нее, обманув мои невежественные ожидания, а скрылся где-то за тканым пологом во внутренностях здания. Видимо, еще не пришло время служить. Согласно расписанию, Бог принимал в это время только тихие импровизации редких прихожан и тех, что где-то на улице поминали Его всуе. Профессионально обставленные и, без сомнения, более эффективные обращения ждали своей череды.

Рядом со мной на скамье сидел чернокожий человек возраста, которому можно было дать только нижнюю границу – не менее пятидесяти, но не верхнюю. Так только специалист может отличить век изготовления потертой фигурки из мореного дерева. Я таким специалистом не был и проставил напротив своего внезапного товарища в графе «возраст» просто «пожилой». Похоже, что я довольно пристально и дерзко его разглядывал, так что он поднял глаза и уставился на меня в ответ. Я невольно улыбнулся и получил в подарок вид на не менее чем полусотню ровных сахарных зубов. Это лицо самым парадоксальным образом могло выступать рекламой чего угодно – от банальной зубной пасты до уютных частных самолетов.

– Добрый день.

– Добрый. – Он протянул мне руку, стянув с нее в одно движение желтую лайковую перчатку. – Как ваше имя? Меня зовут Здо. Странное имя, но, уверяю, я не сбежал из психушки. Во всяком случае, не в это утро. – Человек снова улыбнулся.

Я назвал ему свое, и мы начали тихо разговаривать о каких-то совершенно пустячных вещах, касавшихся погоды, странностей этого городка и других отметок памяти в публичной ее части. Здо тоже оказался приезжим и, что удивительно, так же как и я с интересом ожидал начала службы, когда увидел священника. Эта мимолетная исповедь стала основной для последующего интереснейшего разговора, философские выводы которого, воспоследовавшие в каком-то рыбном ресторане, я уже, к сожалению, не помню. Но сцена выброшенной с тарелки в аквариум жареной форели, с азартом выбирающейся через секунду из облака луковых колец, до сих пор стоит у меня перед глазами.

культура искусство литература проза миниатюра Оак Баррель
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА