Опубликовано: 26 марта 2013 16:11

УВИДЕТЬ БРЮГГЕ И НЕ ВЕРНУТЬСЯ (21)

21. ОТЧАЯННАЯ ПОПЫТКА

Время лечит и стирает острые грани. И хотя отношения Ирины и родителей за эти годы не стали лучше, но именно сейчас Михайлов чувствовал, что настала пора действовать, иначе момент будет упущен. А момент наступил вполне подходящий.

Прошло достаточно времени, чтобы подумывать об отъезде Ирины обратно в Брюгге. Все разговоры с ней касались только этого обстоятельства, а также детей и лично Калинина. Она на словах то любила его, то ненавидела. Однако, ситуация действительно изменилась и, похоже, в лучшую сторону.

Дело в том, что на протяжении последнего года Олег Калинин часто звонил им из Брюгге, подробно рассказывал про свою жизнь, жаловался на детей, что те не слушаются, прогуливают школу, болеют, что он тут один и не справляется с домом и детьми, и был готов жениться на Ирине. Он простил ей кредитную карточку, за которую пришлось впоследствии заплатить банку изрядный процент. Михайлов в ответ на это дал тогда денег Ирине и сказал, чтобы та немедленно переслала их Калинину. «Потом вернешь», - пояснил он ей. Это «потом», правда, никогда не наступит.

Разговоры с Бельгией продолжались часто и подолгу, и, в конце концов, сердобольная Маша, не выдержав, как-то однажды сказала Михайлову:

- Макси, может, поедем, поможем ему с внуками?

Михайлов тогда с явным сожалением посмотрел на нее и ответил:

- Что, будешь сидеть в няньках, пока виза у тебя не кончится? Нет, мы поступим по-другому. Мы поедем все вместе. Ей пора возвращаться в Брюгге, - здесь он задумался и добавил: - Если, конечно, ей дадут визу. Обычно за нарушение визового режима запрещают въезд на год. Хотя, за что именно её депортировали, мы не знаем. Вдруг, она еще кому-то в карман плюнула.

- И что, мы её там оставим? А если виза кончится, а она за это время ничего не сделает?

- Да, мы её оставим в её же доме. Даже, если она чего-то не успеет, то визу можно будет продлить и там, в консульстве. Придут всей семьей, поплачут и продлят. Но я надеюсь, что они с Калининым сумеют быстро оформить отношения, тогда её легализуют официально.

Ирина в это время как раз вернулась из очередного забега к Нине Леонидовне, и чувствовала себя вполне здоровой и отдохнувшей. Решив всё взять в свои руки, Михайлов отправил Ирину по многочисленным официальным инстанциям за получением необходимых справок, сам заказал их перевод на голландский язык и оформил апостили на них. Дополнительно прислал свою порцию бумаг и Калинин, пришлось заверять и их. Получилась изрядная пачка документов, где были многочисленные копии удостоверений, справок, в том числе о составе семьи, о недвижимости, о зарплате Калинина, свидетельство по результатам ДНК о том, что трое детей – это их с Калининым дети, и много других.

Сборы были непростыми и нервными. Все чаще требовались деньги, которые быстро улетали мелкими стайками.

Михайлов на работе договорился об отпуске. Маша уже вышла на пенсию и поэтому была совершенно свободна, как Пятачок. Они заказали отель, но не тот, что был в прошлый раз. На него Михайлов еще тогда, по приезду, написал отзыв в Интернет на международный сайт бронирования и навел справедливую критику, поставив два балла за скудость и мнимое гостеприимство, не забыв упомянуть и «великолепного» Бьерна. Какое же было его удивление, когда сейчас, бронируя отель, он обнаружил, что его уже переименовали, а такого сотрудника нет в его штате. Михайлов, конечно, не стал относить это на свой счет, полагая, что это простое совпадение, а отель кто-то перекупил, как это часто бывает. Но, тем не менее!

Они забронировали билеты на самолет и подали документы на визу в Бельгию. Поскольку Михайлов был единственным работником в семье, то он написал спонсорское письмо на обеих, что он, вроде как, их содержит и отвечает за них. Ждали недолго: два паспорта, его и Маши, с визами вернулись через неделю. Паспорт Ирины «завис» в посольстве. Это был плохой признак.

Прождав еще две недели и не получив ответа из посольства, Михайлов решил отказаться от поездки.

- Нам одним там нечего делать, - пояснил он Маше. – Мы там уже были.

Паспорт Ирины вернулся через месяц с роковым штампом об отказе в визе. Это клеймо не давало никаких шансов для дальнейших попыток скоро уехать. Хорошо, однако, что Михайлов успел сделать копию этого паспорта, которая потом пригодится, потому что Ирина, поняв ужас своего невыездного положения, не раздумывая, тут же порвала эту страницу и быстро побежала в службу оформления загранпаспортов. «Абвер отдыхает!»

Там она объяснила, что паспорт съела злая собака, ей срочно нужен другой. Поразительно, но ей поверили и взяли заявление на замену паспорта.

- Дура, - сказал ей Михайлов, тем не менее, про себя отмечая оригинальность поступка.

- Не дура, - ответила она, потому что сказать ей в ответ пока было нечего.

Оказалось, действительно «не дура»: потом этот прием будет использован еще не один раз.

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА