Опубликовано: 02 апреля 2013 23:43

Был зимний день. - Февральский рассказ.

Был зимний день. Тот февральский серый день, когда на пару недель становится по-весеннему тепло, грязный снег тает, но ты не можешь и не хочешь в это поверить. Поверить погоде, которая, очевидно только шутит. В такой период в душе царит полное осознание и смирение с тем, что ты на самой глубине зимы. Этакая со временем сделавшаяся не особенно горькой зимняя правда; но настроение странное, деловитое.

Ия вышла из офиса часов в шесть,  посмотрела пробки в навигаторе, включила спокойную музыку в салоне своей фарфорово-белой с деревянно-кремовой начинкой машины. Темнело только в районе семи; нетипично свободная дорога на карте навигатора не вызвала на сердце ничего, кроме судорожного перебирания в голове, хочется или не хочется куда-то заехать кроме дома.

Почему я это рассказываю? Потому что тронувшись с места на «зеленый», чтобы выехать на магистральную дорогу, Ия все еще смотрела на стекло экрана своего телефона. Потому что ее мысли были исключительно о безразличии, которое казалось настолько естественным, что удивляла даже любовь к ней собственного мужа. Потому что… она всегда стремилась сделать свой ход мыслей рациональнее. Потому что она отвлеклась от дороги! – хотя знала, знала это за собой! Хуже греха поискать. Ия услышала истошный звук клаксона с правой стороны и резко дала по тормозам. Непонятно, откуда и каким образом, посреди дороги очутился бедный мужчина – среднего роста, в растрепанной одежде – и грузно вскинул обе руки ей на капот. Так они и стояли, сцепившись взглядами – Ия и он, пока поток машин, с их поворотниками и выхлопными газами, несся в пустоту… Ей стало обидно, - потом, через десять минут, она уже летела в этом потоке, рыдая, дрожа крупной дрожью –  она чуть не сбила человека. Всегда тряслась и плакала, пережив потенциальную опасность. Тот мужчина был не в себе. Он переходил дорогу в самый последний момент перед тем, как тронулись автомобили, и не успел. Ему тоже было неважно, он продолжил переходить… Так они чуть и не столкнулись с Ией. 

Путник сделал непонятное движение в сторону лобового стекла, вполовину тела облокотившись на капот. Чего он хотел? Ничего. Ничего рационального, его глаза затмевало такое безразличие к происходящему – такое пустое отчаяние! Ия подняла ручник, заглушила мотор и включила аварийку, выдала: «успокойтесь».  Что могла она помыслить? Наркоман, погнет ей машину, потом чинить… Он был трезв, на самом деле, просто нездоров и озлоблен, и с нервами от этой зимы полный коллапс. Что девушка в одиночку может сделать с неуправляемым мужчиной? Ей стало страшно. Она опустила стекло сантиметров на семь и еще раз крикнула: «успокойтесь! слезайте с машины! это опасно!» Хах, опасно для кого, для него? Это в теории могло бы вразумить. Опасно для НЕЕ? Да, вот это ближе к истине. Как странно в такой ситуации не смочь даже найти нужного слова. Он хрипел и умолял ее взглядом, о чем – только ему известно; он держал ее капот руками и не хотел, чтобы она уезжала. Дождались «красного» светофора. Она так и не вышла, он так и не снял рук с капота. Потом - еще поток машин. Кое-кто останавливался, опускал стекло и выкрикивал что-то несуразное, даже грубое, насчет собирающейся пробки. Проехал огромный грузовик – обдал нашего «бедняка» потоком теплого грязного ветра. Ия махала руками, указывая жестами, мол, тротуар вон там, идите к нему, отстаньте. И на третий «красный» светофор он ушел. Пробормотав себе что-то по-злому, в своем развивающемся серо-коричневом пальто и шарфе. Харкнув под колеса какого-то недовелосипеда.

Она тронулась. Рыдала. Даже ждала, что сейчас ее догонит гаишник и отнимет права, а тот человек окажется раненным. Не было удара, но она легко могла ведь. 

Потом еще мысли. Бедный человек, запутанный. Нет у него нормальной жизни, и дома нормального, наверное, тоже нет.  «Роковая страна, ледяная…». Чертовски отличный стих Белого.

Но очень скоро мысли о неприятном происшествии рассеялись. На улице - стемнело, как и вчера и позавчера, а растекшаяся по щекам подводка, вытертая, оставила после себя сероватые, но сухие щеки. 

Долетела до дома быстро, позвонила кому-то. Позвонила мужу. 

Поздно ночью, как раз тогда, когда кроме шуток становится пора спать, ей не спалось. Неприятный все-таки осадок остался после вечерней встречи. Как ни отгоняла этих мыслей, как ни оправдывала себя перед незнакомцем. Даже не за то, что чуть не сбила – не сбила же – а потому, что сейчас лежала в теплой постели с любящим человеком, потому что у нее была интересная учеба, потому что у нее была жизнь… У того мужчины вряд ли было что-то подобное. Если он шатался по почти бестротуарным обрывкам шоссе где-то недалеко от МКАДа.  И никто не виноват –не выбираем, в какой семье и когда родиться. Ие только предстояло доказать себе, чего она стоит, и стоит ли чего-то. Что бедный мужчина хотел от нее? Точно сам не знал. Наверно, человеческого внимания хотел, потому и не отпускал капот, пока не понял воспаленным умом, что долго ему так стоять. Показалось бы невероятным, если б вдруг она решила с ним заговорить.

Конечно, забылось.

А ведь его так и сбили в тот вечер. 

11.02.13

/photo by http://www.negrophonic.com/

культура искусство литература проза рассказ #february #2013 #winter #prose #cold #ice #snow #февраль #зима #проза #холод #лед #снег #безразличие #дорога #любовь #машина #зачем
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА