Опубликовано: 06 апреля 2013 11:45

Море

   Вечерние тени разрослись всё больше, превращаясь в одну большую единую темноту. На море закат особенно красив — особенно, если солнце уходит в воду. Буйство красок уже сменилось тихой синевой, которой покорилась даже вода. Тихая и глубокая, она что-то шепчет своими маленькими волнами, пытаясь привлечь внимание человека. Того, кто может услышать. 

   Сегодня я целый день провёл в роли зрителя. Спустившись к воде в момент, когда солнце только-только показалось из-за гор, и вода напоминала недовольную голубую девчонку, которую против её воли подняли в жуткую рань, я сидел здесь почти без движения весь день, наблюдая за сменой красок и настроений. Мне казалось, что просидев здесь достаточное количество времени, я смогу поймать какой-то скрытый смысл, что нашёптывают волны каждый день, каждый час, каждый миг. 

   Возможно, я неправильно слушал. Или море сегодня было не в настроении. Или, может быть, вся истина уходила к тому старому рыбаку, что сидит в лодке без движения уже который день. Как бы то ни было, море крепко хранит свои секреты, оберегая их от слуха простого путника, решившего сунуть нос не в своё дело. 

   Вот только… я ещё надеялся. Надеялся, что ещё есть время схватить что-то. Схватить в самый последний момент, ведь сутки ещё не закончились. Впереди у меня ещё целая ночь, когда вокруг не будет никого. Даже этот странный рыбак решил пойти домой. Наверное, приготовит улов, рассказывая своей семье о тех открытиях, о которых поведало ему сегодня море. Эти сказки, быть может, будут передаваться от него его детям, от его детей их детям… И так дальше по цепочке до тех пор, пока в неузнаваемом виде не вернуться в эти воды.

   Вечер принёс с собой долгожданную прохладу, по которой истосковалось моё тело. Ветерок дул мне в лицо, изредка принося с собой брызги солёной воды. Я рисовал в воображении различные картины, которые по своим завихрением цветов не уступали самому Ван Гогу. 

   Сегодня ночью море было фиолетовым. Глубокий тёмный фиолетовый цвет, он казался куда благороднее простого синего или светлого голубого, которыми было перемазано всё небо. А ещё яркими вспышками справа и слева — по ободу залива, в центре которого я нашёл своё временное пристанище — виднелись оранжевые глаза фонарей. Их свет был приглушён общей атмосферой тайны, и из-за этого казалось, что сами звёзды решили сойти с небес, чтобы прочертить линию захода в воду. Медленно всходила луна — такая тёмная, почти красная, с морщинистой поверхностью. Я был уверен, что сейчас ей никак не меньше, чем 70 лет по человеческим меркам жизни… Я видел её доброй бабушкой, разрешающей в эту уникальную пору своим внучкам побаловаться, порезвиться вдоволь.

   Я смотрел на неё невероятно долго, пытаясь разглядеть у неё на лице хитрую улыбку мудрой старушки. Я так и не понял, было ли это моё воображение, или она действительно мне подмигнула, но вдруг я совершенно точно понял, что я должен делать. От понимания этой простой мысли мне захотелось смеяться. Я почувствовал себя лет на двадцать моложе, когда я был простым деревенским мальчишкой, играл в салочки с ветром или пел хором с качающимися деревьями… 

   Я ощущал лёгкость во всём теле, будто целый мешок камней, аккуратно разложенных у меня на плечах, вдруг свалился на землю, перемешавшись с морской галькой. Может, я и не мог лететь к луне на крыльях, но во мне был этот полёт. Я чувствовал его в своём теле как руку или ногу, словно он врос в меня, стал моей частью, моей сутью. Я танцевал и прыгал, исполнял странные обряды и просто кидал гальку в воду. А потом…

   А потом вдруг наступил момент тишины… Я стоял перед Морем, смешной и нелепый. Один одинёшенек против целой стихии. Волосы и пальцы его тянулись ко мне, а я стоял и смотрел на него, не в силах отвести взгляд. Я столько сегодня просидел перед ним, рассматривая краски неба, вглядываясь в чарующую красоту и не видя самого Моря. 

   Оно было огромным, я мог видеть только часть, открытую вперёд бездну. Я стоял на краю и взирал в спиральные ветви времени, скручивающиеся в гребешки барашек, с лёгким плеском выкатывающихся на берег передо мной. Тепло и лёгкий бриз, оранжевые кругляшки фонарей и фиолетовая гладь воды… Я чувствовал тайну, я чувствовал её перед собой. Я был готов её взять. Я почти понял, что шепчет мне Море. 

   Я подходил ближе и ближе, заворожённый этим странным откровением, захватившим меня с ног до головы. Всё вокруг казалось магическим, волшебным, но таким настоящим… 

   И вот я уже у самой кромки воды, набегающая волна намочила мне кончики пальцев, за целый день уже привыкших к большим грубым камням. И тут внезапно я услышал… Услышал… Море…

   Узнай меня…

   Я почувствовал, что оно зовёт меня, услышал этот призыв… Я сделал ещё несколько шагов. И ещё несколько. Постепенно я заходил всё глубже и глубже. Море встречало меня привычным сопротивлением воды и ночной прохладой. 

   Услышь мою песнь и пой со мной…

   Я стоял, вслушивался, а потом откинулся на спину, всецело отдаваясь стихии. Очень долго я лежал на воде, выставляя в небо только нос и рот. Уши мои усиленно слушали всё, что происходит внутри, всё, что происходит в Море… Всё, что происходит во мне. 

   Наверное, я пел. Но песню эту не возможно услышать обычным ухом. Эта песня была вне звуков или слов. Эта песня рождалась резонансом сознаний. 

   Конечно, наступил момент, когда я должен был вернуться на берег. Вот только теперь я слышал шёпот моря, шёпот сердца. Эта тайна… Она неизвестна. Гладь воды скрывает целый мир внутри себя — удивительный и сложный. И каждый день Море приглашает его познать. Разгадать кусочек тайны. Я не умею ловить рыбу… Я не умею плавать с аквалангом… Я почти ничего не знаю о рыбах и других морских обитателях.

   Зато я могу слушать… И петь вместе с Морем…

   И мне кажется, оно не против. 

культура искусство литература проза рассказ ночь поток свет
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА