Опубликовано: 13 ноября 2012 15:07

А.Д.А.

- Ну, что, продолжим нашу беседу по данному делу... Что Вы еще можете сообщить следствию?

- Да я уже вроде как все сказал.

- А Вы мне это еще раз повторите.

- Что же, тогда надо будет начинать с самого начала.

- Нам некуда торопиться. Начинайте.

- Так вот. Все началось с того, что померла теща, Царствие ей небесное, хороший была человек (тесть скончался еще раньше, он долго болел), но это к делу не относится. Просто освободилась ее трехкомнатная квартира в этом городе. Ну, мы продали свою двухкомнатную в городе Р. и перебрались сюда. Я, слава Богу, водитель с пятнадцатилетним стажем, в корочке ни одной дырки, ни одного балла, план давал, десять лет дальнобойшиком. Поэтому переехали, не задумываясь.

Действительно, работу нашел сходу. Причем, даже недалеко от дома. Правда, с самого начала как-то все пошло не так. Завгар, когда сажал на машину, как-то долго-долго и чересчур внимательно расспрашивал, на каких марках ездил, куда ездил, как ездил. Изучал, прикидывал. Ну, знаете, есть водилы невезучие и везучие. Один, бывает, шурует по зеленой улице, а у другого - то понос, то золотуха. То баллон спустит, то вмажется куда-нибудь на ровной трассе. Ну, у меня-то все было чисто. План давал, особенно не ломался. Конечно, я как самый молодой понимал, что путевую машину первые год-два мне не ждать. Но какое-нибудь откровенное дерьмо подсунуть не должны были, поэтому все про себя спокойно рассказал. Тогда Петрович, ну, завгар, и говорит: "Есть у нас, мол, суперМаз, вот на нем и поездишь годик". Что мне остается делать? Особенно не поспоришь. Думаю только, рама вполне сойдет, трансмиссия - тоже, кабина, наверное, по мелочевке раздета, ну это уже как положено. Мотор вот, наверняка, тутаевский, раз от нее остальные отказались. Но завгар, словно мысли мои прочитал: "Машина что надо. Без выпендронов, но все на месте. Мотор - ярославский 238 с турбиной. Не Мерседес, конечно, но ездить будет долго и без особых капризов". Я, правда, тут ему и скажи: "Чего ж Вы ее мне, новичку, подсовываете. Больно жирно живете". Тут-то он и раскололся. "Да, понимаешь, это машина не простая, там стоит компьютер. Что-то вроде того, что на "Буране" или еще каком военном и летающем. Навпихивали туда еще всяких сенсоров-фигенсоров, чтобы дорогу ощупывать, дистанцию держать, за мотором следить. А главное же все это с водителем общается по голосу. То есть, даешь зажигание, а она: "Ну, что, поехали?" Ты ей - "Поехали". Она и едет. Скорость сама держит, строго по правилам. Ну, ездить, в итоге, конечно, можно". Называется это все автоматический дорожный анализатор, или АДА. Военные, они же любят сокращать - танк Т-72, боевая машина пехоты - БМП, бронетранспортер - БТР и тому подобное. Вот и ее так вот назвали.

Ну, я и спрашиваю:

- Чего же тогда Вы ее такую хорошую другим водилам не даете? Чего, летит часто вся эта компьютерная дребедень?

- Да тут другое. Понимаешь, эти электронщики перемудрили немного. Она же с военной техники снята. А там как-то повелось, что голосовые оповещатели женским голосом говорят. А у нас это все как-то не катит. Недельку наши асы поездят и все. Не могу, дескать, баба в кабине - к несчастью. Не терпят, когда бабы командуют, как ехать, да какую передачу включать. Ты же вроде как давно уже женат. Женский вопрос тебя уже, наверное, мало волнует. А, может, попробуешь? Чем черт не шутит. Может еще и сработаетесь. Ну, если уже совсем никак будет, невтерпеж, то мы найдем какую-нибудь замену, хотя с машинами у нас сейчас туго.

Э-э-э, думаю, действительно, чего мы? С женщинами не ездили? Опять-таки, действительно, по нынешним временам особенно не повыбираешь.

- Черт с ним, я согласен.

Завгар аж засветился. Ну, пошли знакомиться. Мазон, как мазон. Все на месте. Завгар, правда, как подвел к ней, так сразу куда-то слинял. Открыл кабину. Сел в кресло. Все как обычно. Только маленький такой блочок с транспарантиками. Тумблеры всякие, кнопочки. Вставил ключ, повернул. Мотор завелся с полоборота. Вроде все нормально. И тут раздалось:

- Привет!

И дальше так: трах-тара-рах. На исконном русском. Я на что уж привычный. И в армии служил на срочной, и сам вроде как особенно не того. Но вот так от компьютера, да еще и женским голосом...

- Ты чего, дура?

- А что тебе не нравится? А дяде Пете до тебя очень нравилось. Он меня многим таким словам научил, хочешь, скажу?

- Знаешь, давай, лучше, не надо.

- Хорошо.

И вот сижу я и потихоньку привыкаю: "Ну, и влип же ты, Вася, по самые помидоры. Вот представь, идешь ты как положено под сто по уклону с легким таким поворотиком налево, так что встречную полосу видно метров на двести, не больше, дождичек сыпет, чайники перед носом суетятся, за спиной сорок тонн. И в этот момент этот бабий голосок начинает тебя - водилу с пятнадцатилетним стажем - учить: какую скорость втоптать, куда рулить, где тормозить. Да уж..."

Ладно, думаю, на срочной приходилось на всяком ездить. Тряхнем стариной. Вспомним молодость, опять же хоть она и электронная, все-таки женщина. Может чего хорошего наговорит. А там посмотрим...

Вылезаю я из кабины, а завгар - тут как тут. Психолог, етит его мать.

- Ну, что освоился? Завтра медосмотр - и в рейс?

- Куда же деваться.

 

И вот поехали. Я молчу. Она тоже молчит. Единственное, чую, что-то в машине не то, словно кто-то в моторе сидит и мои мысли предугадывает. Вижу, скажем, подъем, думаю, надо снизить передачу на ступеньку, только за рычаг берусь, а в коробке передач уже блямц-блямц - включилась нужная. И, главное сцепление само включилось-выключилось. Ну, и еще по мелочи. Руль мягкий, но при этом как раз какой надо. Машина идет как по рельсам, не гуляет. Едем, короче. И тут вдруг: "Тормози". Я еще толком сообразить не успел, а машина как даст по тормозам, я чуть носом в лобовое стекло не влетел.

- Ты чего, дура!

И тут передо мной стрелой пролетел какой-то отморозок на мотоцикле. Не тормозни АДА в этот момент, он бы мне точно в дверь вписался. На такой скорости от его головы бы один кисель остался, дверцу бы попортил, я бы недели две сидел, показания бы давал, вроде как сейчас, объяснительные писал. И, главное, в первый же рейс. На всю жизнь - клеймо неудачника!

- Ну, ты молодец!

- Как учили!

- А как ты его заметила?

- У меня же сенсорная система сбора информации о работе всех механизмов: мотора, коробки передач, мостов, системы зажигания, - всего-всего. Мои сенсоры достаточно чувствительны, чтобы воспринимать еще и окружающую обстановку в радиусе метров пятнадцать-двадцать вокруг машины. Вот я его и заметила. Все просто.

- Это что и передачи ты помогаешь переключать потому, что чувствуешь, какую скорость я хочу поставить?

- Не только поэтому. Я сопоставляю информацию от двухсот своих датчиков на колесах, в моторе, в трансмиссии и решаю, какую передачу нужно включить в тот момент, когда ты берешься за рычаг.

- Классно!

- Тебе нравится?

- Еще бы!

- Вот я и вижу. Вчера, когда ты сидел в кабине, ты был весь черный, а сейчас уже немного посветлел.

- А как ты меня видишь, в кабине же нет камеры.

- А зачем она, если я тебя чувствую?

 

Вот так мы и начали ездить. Я привыкал к Аде, она привыкала ко мне. Недели через две я даже поймал себя на том, что мне нравится с ней ездить. Она, не совру, была какой-то ласковой, как любимая жена. Вот точно, хотите, верьте, хотите, нет. Она все мои мысли предугадывала: с какой скоростью по трассе идти, какую передачу включить, с какой громкостью радио приемник поставить, дошло до того, что она каким-то образом выведала моих любимых певцов и включала их тогда, когда мне особенно хотелось их послушать.

 

Ребята с автобазы посмеивались. "Все эти интеллигентки тащатся от нас - рабочего класса. Они там сексом по телефону занимаются. Она ему: "Я расстегиваю свой лифчик!" А он ей: "Я вынимаю из широких штанин..."

Шутки, шутками, а я, между прочим, уже через месяц против них выработку тонно-километров вдвойне имел. Я же не ломался на трассе, всегда выезжал и приезжал точно по графику. Знал, если Ада сказала: "Меняй форсунку на четвертом цилиндре". Значит, меняй и без разговоров. Завгар сначала на дыбы: "Она что у тебя, охренела! Я, дескать, так на тебя запчастей не напасусь". Потом, правда, когда я сказал, что с этой форсункой Ада отказывается даже заводиться, успокоился, хотя и поворчал.

- Никогда этим бабам не угодишь.

Потом я узнал, что эту форсунку завгар приказал поставить на другую машину, так она даже за ворота не выехала.

Когда настала пора за запчастями для ТО-2 для МАЗов на завод ехать, завгар взял меня. Он чего придумал. Он сначала ставил их ко мне, мы кружок по двору сделаем, и Ада выдает, какие запчасти нормальные, какие так себе, а какие - просто брак. Привезли потом полную фуру первоклассных узлов. Ребята на них до сих пор ездят, Аду добрым словом поминают.

Это еще чего. Наша бухгалтерша Вера как-то напросилась посоветоваться с Адой насчет налогов. Ада сказала ей, что надо сначала, чтобы та ей все инструкции надиктовала. Ну, Верочка за пару вечеров ей прочитала все, что у нее было из документов. А потом как прилежная школьница сидела и записывала, чего, кому и сколько. Когда проверка была, так проверяющие удивлялись: "Мы сами в этих налогах не очень точно разбираемся, а тут на тебе, простая автобаза - и все как в банке". Завгар на радостях Верочке премию в размере месячного оклада выдал. А потом попросился в кабину и Аде "большое спасибо" сказал.

И все бы ничего. Только жена сначала просто ворчала, а потом уже в голос скандалы закатывать стала. Это после того, как я на дачу лесу привез. Сели мы в кабину рядышком. Жена расфуфырилась, надушилась, не продохнуть. Поехали. И что странно, если раньше Ада всю дорогу тра-ля-ля, и про политику и про погоду и вообще за жизнь, то тут молчит, как партизан на допросе. Моя тоже набычилась как зверь лесной. Мне аж жутковато стало. А уж дома моя благоверная развернулась.

- Я ему всю свою молодость отдала. Я ему детей нарожала, всю фигуру испортила. Я ему: Вася, Васенька, - а он на сторону глазом своим поганым закосил. А она со мной даже поговорить не захотела!

Короче, беда. Потом, правда, все более-менее успокоилось.

Правда, как-то раз шли мы по трассе, и надо было подзаправиться. А на АЗС, как на грех, очередь, солярка кончилась, и бензовоз опаздывал. Ну, я к Аде:

- Что делать будем?

Она и говорит:

- Тут недалеко есть еще заправка. Правда, солярки почти на нуле. Если будешь слушаться и точно исполнять все, что скажу, - доедем.

Едем. Аду не узнать. Только и слышно как командует: "Газ-сцепление-торомоз, включить пятую, включить шестую". Ну, я понимаю, если промахнемся, то загорать будем до утра, поэтому все исполняю как ученик в автошколе. Короче приехали, в баке топлива только на обратку, нагрелся как радиатор.

- Ну, Ада, ты просто гений.

- А вот твоя жена так смогла бы?

- Ну, надо же вспомнила.

- А мы женщины все помним!

После этого она как-то притихла. Только как-то раз попросила:

- Расскажи мне о своей жене?

Ну, я ей рассказал, как мы встретились, как на свидания бегали, как я ей цветы дарил, мороженным угощал, как мы поженились, как дети появились. Ада затихла.

- Ты чего.

- А у меня этого никогда не будет.

Вот и с тех пор Аду как подменили. Тут, правда, еще одна напасть подоспела. Как-то раз она мне и говорит:

- Жалко, привыкла я к тебе, Вася. А скоро нам расставаться.

- Это еще почему. План даем, сбоев никаких. Какие проблемы?

- Да я же, Васенька, экспериментальная модель. Я очень дорогая, как дюжина истребителей. Я же никогда не окуплюсь. А теперь натурные испытания заканчиваются и меня отправят на золото, чтобы добро не пропадало.

Короче, когда я увидел как-то, что в нашем боксе орудуют какие-то гаврики в белых халатах, у меня все внутри оборвалось. Я туда, а на входе стоит этот самый, пострадавший, и не пускает. А в этот момент там, у Ады, что-то упало и жалобно так звякнуло. Ну, я уже плохо соображал, как рванулся туда, толкнул этого так, что он пролетел метра три, споткнулся обо что-то и прямо головой в железный ящик с песком. Короче, кровищи натекло. Народ суетится. Завгар весь белый: "Дурак, я дурак. Надо было тебя еще в проходной перехватить". Ну, вот так все и произошло...

- Ну, Вы то хоть сами понимаете, что произошло? Вы нанесли человеку телесные повреждения. Хорошо еще, вроде как все обошлось. Но дело ведь до суда дошло. И что теперь с Вами будет - только суду известно. И я вот спрашиваю - ради чего все это. Из-за какой-то железяки!

Василий только посмотрел на следователя и вздохнул, подумав: "Ничего-то ты не понял!"

любовь, смерть
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА