Опубликовано: 10 апреля 2013 03:42

Просветление судьи Степанчиковой

            Судья Степанчикова родилась, как обычная женщина и долгое время работала в районном суде пока не прозрела и не увидела себя со стороны. Судейство по сути есть вещь отвратительная, так как отвращает человека от здравого смысла, более того женщину – Фемиду с пологающейся ей повязкой на глазах по образу древней мифологической правосудной дивы. Образец этой мифологии с карающим мечем уже давно подзабылся и оставил от себя причиндалы отдаленно напоминающие судейские аксессуары прошлого; шейную пелиринку-жабо у судей и балахонную накидку. А, может быть и судейский колпак, вместо повязки, надвинутый на глаза выполняет эту, так сказать функцию дальновидного затмения и взора, обращенного во внутрь, в суть дела несчастных обращенцев.

           Степанчикова на практике понимала, что все это так смешно и смотреть на себя во внутрь еще более странно, чем видеть себя в зеркало да еще и в зерцало гражданской демократии – по ее мнению тоже самое, что смотреться на отражение от медных лбов истцов и ответчиков, которые с гибельной настойчивостью наровили засветить ей лучами то в один, то в другой глаз своей необыкновенной лучистой правдой.

           И вот, однажды в суд притаранили бабусю, что называется по доверенности для присоединения ее, к ее части общей площади в коммунальной квартире по смерти одного из жильцов. Бабуся была в каноническом платочке с хорошо закрытыми ушками и личиком с сушеное яблочко из которого выглядывали хитренькие христианские глазки. Платочек  закрывал голову бабуси, и из амбразуры глазниц в Степанчикову летели короткие очереди не приязненно цепких взглядов. Сам платок совершенно не гармонировал с обстановкой храма правосудия и оставлял впечатление серого осиного улья одетого на голову.   Из предоставленных бумаг и ходатайств следовало, что бабуся страдает всеми хроническими заболеваниями сердца и еще эпилепсией с генерализованными приступами, недержанием кое-каких функций и слабоумием, которые в старые времена, безвозвратно ушедшие по совокупности страдания, давали прибавку в площади. Конечно, Степанчикова, исполняя подзаконные указания районных административных сатрапов новейшего времени уже давно проводила в жизнь лишь одну каленую линию гражданского гуманизма в результате которого карманы граждан опустошались неминуемо в пользу этих самых сатрапов  не движимым имуществом и поборами.

         Известно, что не знание пессимистических прогнозов не освобождает от самого сурового разочарования в правосудии с той лишь разницей, что агония не должна быть короткой, легковесной – агония должна иметь перспективу даже не районного и городского, а в хорошем смысле вселенского масштаба  просветления.

         Через некоторое время произошли события вполне случайного характера по своей обычности, не прямо связанные с судопроизводством; бабуся отошла в мир иной, а судья Степанчикова по неосторожности упала у себя дома в ванной комнате на скользком полу, ударилась затылком и испытала временное просветление с каскадом искрящихся видений после чего ее долго тошнило,  у нее болела голова и на лоб ей положили влажную тряпицу, отдаленно напоминавшую не то судейскую повязку Фемиды, не то злополучный серый да еще и влажный бабий платок в урезанном виде. Падение, просветление и затмение странным способом замкнули ее воспоминание о старушке и платке в этих скользких обстоятельствах, и ей показалось, что старушка смотрит на нее со стороны, буравит ее глазками.

          Иногда, крайне сложно определить причинно-следственную и следственно-причинную связь событий в голове одного человека до соударения ее со внешними объстоятельствами. Кармическую сущность услуги просветления метафизически в подобных случаях, казалось бы, можно было бы объяснить простой оплошностью  и небрежностью, если бы не теория неизбежного накопления зла при отсутствии пополнения праведного добра, о которой никто теперь и не рассуждает в судейских канцеляриях.

 

 

 

культура искусство литература проза сказка
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА