Опубликовано: 11 мая 2013 21:48

Фантасмагория

 

(из цикла рассказов «Чарли. Страницы из жизни»)

 

…  Мутный свет залил кухню смесью нищеты и старости. Стайка голодных тараканов нехотя подалась к вспученному плинтусу. Мужчина согнал со щербатой кружки заснувшую муху и, прикрыв глаза и стараясь не дышать, опрокинул в рот остатки сомнительной жидкости. Она согрела пищевод и примостилась в закутке больного желудка. Найдя в куче окурков боле менее приличный чинарик, страдалец жадно прикурил от газовой плиты.

 

Чарли отложил книгу и порылся в Британской энциклопедии. Слово «тараканы» он нашел, с «чинариком» - дело обстояло хуже.

-  Подключим языковую догадку, - Чарли напрягся и  его благородную морду  прорезали  философские морщины, - Скорее всего это малоизвестный сорт сигар. А про тараканов я вспомнил: видимо герой живет в очень маленькой стране, где не хватает места для полноценных ипподромов,  и граждане устраивают бега для насекомых. Азартные люди – уважаю. Что касается мух, то их разводят на корм для тараканов.  Весьма практично. Scotch, безусловно, хорош. Мистер Ч тоже закатывает глаза, когда позволяет себе после обеда и на ночь. Ну-с, продолжим.

 

… Дым ватными кольцами поднимался к потолку, серому, как жизнь сельского учителя. Облегчение приходило медленно, путаясь в дебрях подсознания. Мужчина осторожно присел на краешек стула – теперь главное не делать резких движений, чтобы не спугнуть приход.

Прошли томительные минуты. Стрелки часов замерли и не двигались в знак солидарности – они равным образом опасались  потревожить хрупкое равновесие между плохо и хорошо. И вот солнечный лучик пробился на передовую мозгового центра, напряжение отступило на заранее подготовленные позиции, и мужчина впервые за день улыбнулся. Он протянул  руку к архаичному телефонному аппарату и растопырил пальцы – предательская дрожь лишь слегка напоминала о дне минувшем.

 

-  Ну, здесь все понятно: джентльмен приверженец антиквариата и занят исключительно умственной работой, - отметил Чарли с явным одобрением, - Ему предстоит важная встреча и он, несомненно, волнуется. Звонить, думаю, не следует, раз «приход» оговорен заранее – можно обидеть бестактным напоминанием.

 

… Передумав, мужчина тяжело поднялся и прошел в гостиную. Одинокое бра лениво подсвечивало журнальный столик, заваленный ворохом бумаг  и разрозненными томиками классиков мировой литературы.  В старом кожаном кресле дремал черный, как египетская ночь, котяра. Услышав приближение хозяина,  он приоткрыл глаза и уставился немигающим взором. Мужчина подошел ближе и хотел,  было погладить домочадца, но рука провалилась в пустоту. Он неловко обернулся и увидел кота сидящим на каретке пишущей машинки.

-  Брысь, нечистая сила! – мужчина попытался смахнуть наглеца подхваченной с пола газетой, но орудие возмездия прошло насквозь,  не встретив сопротивления.  

 

 -  Это уже интересно, - оживился Чарли, - налицо явление известное в науке как телепортация. А кошака он напрасно завел – уж больно мерзкие создания. Им место среди египетских пирамид и в медицинских вивариях. Взять, к примеру, нашего Спенсора: эта хитрая бестия весь день только и делает, что плетет интриги да объедается на дивиденды от оных. Последний раз видел мышь в книге Альфреда Брэма и жутко напугался. К тому же страдает вяло текущей  клептоманией. Вернее, страдаем все  мы, т.к. наказывать любимчика миссис Ч никто не решается. Взять бы это мырлыкающее племя за усы и …

-  И что? – раздался вкрадчивый голос за спиною Чарли.

Кобель вздрогнул и обернулся. Незнакомый черный кот сидел на его любимом прикаминном коврике и крутил на пальце длинный ус.

-  Что замолчал, ищейка белогвардейская? Продолжай, я слушаю.

Сеттер укусил себя за лапу – больно.

-  Я, собственно,… Здравствуйте. Простите, не знаю, как Вас звать-величать.

-  Зови просто: товарищ Мурзлевич. А ты, как я понимаю, хозяйский пес.

-  Чарли, с Вашего позволения.

-  Пусть бы и так. Хотя кличка довольно поганая – есть в ней что-то цирковое, бутафорское. Я предпочитаю погонялова типа Дружок, Верный или, на худой конец,  Бакс. Все ближе к жизни, роднее. Чарли, - гость поморщился, - ну, давай знакомиться:  Где тут у вас  кладовка? А когда приходит молочник? Какой жирности у него сметана? –кот огляделся, -  Шикарно живете, буржуи недорезанные.

Чарли поежился.

-  Не дрейф, пошутил я. В ваше время и мне жилось неплохо: вкусно ел, сладко спал. Невест домой приводили. Пачками. Оперу в ложе слушал. Почитай каждый месяц. А уж премьеры ни одной не пропускал. Да с… Теплыми летними вечерами собирались на дачной веранде:  слушали музыку, ухаживали за дамами и спорили,  спорили о судьбах мироздания, аж,  до самого утра. Так страну и прос…порили. Теперь вот живу с потомком дискутантов. Так-то рассудить -  мужик он, вроде,  ничего. Но манеры! манеры! Может и простолюдинку домой привести и с незнакомым кучером неделю пропьянствовать.  А  с бодуна, сам знаешь, хотя, откуда тебе, на расправу крут бывает. Это у него от деда. Мощный  был старик, царствие ему небесное, шестерых детей в люди вывел.

Кот достал из-за уха папироску и глубоко затянулся:

-  Но я ему все прощаю. Человек – существо социальное.  «Бытие определяет сознание» - никуда не денешься. Да я и сам под люмпена мимикрировал – выживать-то надо.

Кобель понимающе кивнул.

-  Че расселся, отрыжка феодальная?! – гаркнул товарищ  Мурзлевич – Накрывай поляну! Не въехал, барская забава? Тащи сосиски за сиськи, да анчоусы под соусом. И валерьянов корень  не забудь – гулять будем.

Чарли, поджав хвост, бросился на кухню. Через минуту/две он принес в зубах миску с ворованными продуктами. С медикаментами, правда, произошла заминка – они находились в спальне миссис Ч, куда вход для всех кроме Спенсора был категорически воспрещен (включая мистера Ч).

Однако товарища Мурзлевича и след простыл.

-  Дела… - выдохнул кобель и понюхал прикаминный коврик. От него пахло, как от охотничьих спичек, - серой.

Чарли с опаской придвинул раскрытую книгу.

 

… Ну и черт с тобой, - мужчина повертел в руках газету, подумал и бросил ее обратно на пол. Некоторое время он стоял в нерешительной задумчивости, затем  пересчитал мелочь в карманах и вышел на улицу.

 

Моросил мелкий дождик. Мужчина поднял воротник  безупречно выглаженной рубашки и направился в сторону ближайшего магазина. Рядом с ним, нога в ногу, шествовал черный, как египетская ночь, котяра.

 

21.10.12

 

культура искусство литература проза миниатюра Фантасмагория
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА