Опубликовано: 25 мая 2013 07:26

Террорист

        Беда пришла в небольшой поселок городского типа, как всегда, внезапно.

 

                  Некий Федор Сталеглазов, завершая тщательно продуманный им еще со вчерашнего вечера план, стал выкрикивать в окно однокомнатной квартиры, долг за коммунальные услуги в которой превысил уже стоимость единственного телевизора, требования об ограничении произвола в ЖКХ. Одновременно с этим Федор размахивал предметом, похожим на пистолет. В другой руке был зажат предмет, похожий на запасную обойму от пистолета, и в нем виднелись восемь латунных цилиндриков, похожих на патроны калибра 9 миллиметров или меньше.

 

                  Звонок о возможном теракте со стороны неугомонного жильца поступил на пульт дежурного от перепуганных соседей уже через две минуты. Тотчас же по тревоге был поднят весь личный состав всех четырех спецслужб, получивших недавно по федеральной программе новое оборудование и снаряжение.

 

                  Прибыв на место дислокации, спецслужбы установили временный штаб-палатку и под громкие крики террориста начали разрабатывать оперативный план его обезвреживания.

 

                  Поскольку окна злосчастного дома выходили на пустырь с идеально ровной поверхностью, скрытно разместить снайперов не представлялось возможным. К счастью, в сорока двух с половиной метрах находился небольшой ночной ларек, владельцем которого являлся гражданин России Карен с труднопроизносимой фамилией. Продавщица, забаррикадировавшаяся в ларьке, категоричным образом, не взирая на многочисленные золотые гербы на удостоверениях сотрудников спецслужб, продемонстрированные ей прямо в зарешеченное окошко, отказалась эвакуироваться, ссылаясь на проблемы, которые могут возникнуть в отношениях с работодателем в случае  не сохранности вверенного ей товара, густо пересыпая при этом свои пояснения выражениями ненормативной лексики. В результате безуспешных переговоров с продавщицей, и технической невозможностью ее извлечения из торговой точки без привлечения внимания террориста, пришлось отменить ее эвакуацию.

 

                   Каждая служба выставила по двое снайперов, и они ввосьмером, шумно пыхтя и обливаясь потом, грузно вскарабкались на тесную крышу ларька вместе со своими винтовками, скрытно там расположившись. Естественно, размеры кровли, покрытой ондулином, кстати, не позволили стрелкам расположиться со всеми удобствами, поэтому они провели короткое совещание, после чего уплотнились, расположившись каждый на левом боку, что издали напоминало открытую банку шпрот, из которой вылили масло и у которой отрезали боковую стенку. Восемь стволов с глушителями грозно нацелились на цель и замерли. Лишь изредка тишина нарушалась короткими командами, передаваемыми по восьми рациям и криками террориста о том, что в ЖКХ все козлы.

 

                  Оперативный штаб принял, наконец, решение о поэтапном обезвреживании террориста.

 

                  По команде «приготовиться», раздавшейся из всех раций сразу, снайперы одновременно, словно члены команды синхронного плавания, передернули затворы своего оружия. От массового сотрясения ларек, сначала как бы нехотя, потом все быстрей и быстрей, начал складываться набок. Снайперы наверху мужественно молчали и сохраняли спокойствие, лишь только дико верещала из глубины продолжающего рушиться строения, притихшая было, продавщица. Наконец, ларек сложился окончательно, подняв огромное облако пыли. Когда пыль слегка рассеялась, стала видна барахтающаяся куча людей, вперемешку с  досками, винтовками, пивными бутылками емкостью от 0,5 до 5 литров включительно, рациями и продавщицей, оказавшейся впоследствии довольно миловидной.

 

                  Наблюдавший за крушением Федор молчал. Потом из окна его квартиры раздался громкий хохот, который продолжался все время, пока спецназовцы выбирались из под обломков и вытаскивали продолжающую верещать продавщицу. Продолжал он хохотать и впоследствии, даже когда группа захвата спокойно вошла в его квартиру, замок которой он в суматохе забыл закрыть, и надела на Сталеглазова наручники.

 

                  Позже также выяснилось, что размахивал Федор не пистолетом, а лишь предметом на пистолет похожим. И в другой его руке был зажат предмет, который никакого отношения к запасной обойме не имел.

 

                   Таким образом, террорист был обезврежен без единого выстрела и без потерь мирного населения и личного состава, если не считать восемь синяков, самонанесенных снайперами.

 

                  Потом был суд, на котором Федору дали три года условно, и где он и познакомился с продавщицей, выступавшей в качестве свидетеля.

 

                  А потом у них была свадьба…   

культура искусство литература проза проза террорист
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА