Опубликовано: 26 июня 2013 18:04

Булгаков и Маяковский. Часть третья

  Автору этих строк  довелось  встретиться с двумя из пяти легендарных сестер Синяковых.

  А именно:  мне, совсем еще юной девушке, посчастливилось познакомиться с Марией Михайловной Синяковой- Уречиной и Ксенией (Оксаной) Михайловной Асеевой. Не без трепета шла я на свидание с Марией Михайловной в ее мастерскую в Хлебном ( Хлебный - Хлебников. Совпадение? Неужто?) переулке.

 Я ожидала увидеть что угодно: миф, живую легенду, воспоминание о серебренном веке, но дверь открылась, и я увидела красоту, красоту, возведенную в абсолют. Передо мной стояла не очень опрятная, что называется, благородно неряшливая восьмидесяти с лишком лет женщина с яркими, густо подведенными черным глазами. Но отчего- то  в тот момент я не видела ничего, кроме затягивающей в какую- то черную дыру красоты. 

  Это стало для меня серьезным откровением - красота нетленна.  Да, возможно сей феномен не из этой жизни, а совсем из  другого измерения, и даже допустим,что от " лукавого", и не каждому удается с этим столкнуться. Но это реально существующее явление. И как же все- таки прекрасно, что не все в этой жизни  имеет объяснение.  Да, именно такая женщина могла помутить рассудок и без того сумасшедшего  Хлебникова. И Маяковский...

  Так вот, о Маяковском  Мария Михайловна мне рассказывала:  " Когда я вошла в комнату ( речь шла о какой- то богемной вечеринке) , там был Маяковский, которого я до того момента никогда не видела. Он, до этого громогласно балагуривший, взглянул на меня и страшно побледнел. Промолчал  весь остаток вечера, только изредка кидал на меня изподлобья  мрачные, полные тревоги взгляды. Собравшаяся компания была мне не очень интересна, и я засобиралась домой. Маяковский выскочил за мной в коридор. Его трясло или знобило - не знаю уж. Он  подбежал к вешалке: " Которая ваша одежда, я провожу". Я указала на свое ветхое, драненькое пальтишко ( у меня был тяжелый период в жизни). Он взял его в руки, и лицо его вдруг просветлело: "  А пальтишко- то ветром продувает", - с облегчением произнес он, резко повернулся ко мне  спиной и своей размашистой походкой,посвистывая,  двинулся обратно к гостям. На этом , правда,  наши отношения не закончились". 

  Чем уж они закончились или не закончились, автору этих строк точно не известно, но еще об одном эпизоде Мария Михайловна рассказал:а   " Сидели как- то в одном из модных тогда артистических кафе. Маяковский нервничал, говорил какие- то глупости, дерзил даже. А еще он все время называл меня лапочкой, а я этого не переносила. Я ему сказала: " Маяковский, не называйте меня  лапочкой!" А он в ответ: " Хорошо,  лапочка."  Я была очень капризна и вспыльчива. Долго терпеть не стала: схватила со стола стакан с водой и вылила Маяковскому в карман пальто. На что он с ледяным спокойствием произнес: "  Ну вот, лапочка, теперь у меня в кармане рыбки заведутся". Продолжения следует.

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА