Опубликовано: 13 августа 2013 19:14

«ОСТРОВА ГДЕ ЖИВЁТ НАДЕЖДА». (Отрывки из документально-фантастической повести).

«ОСТРОВА ГДЕ ЖИВЁТ НАДЕЖДА». (Отрывки из документально-фантастической повести).

Отрывки из документально-фантастической повести, в которой все без исключения совпадения, вплоть до фамилии имени отчества даты и места рождения, а о названиях и говорить не следует, чистая случайность. События происходили, а возможно и не происходили вовсе, в самых отдаленных уголках вселенной, сознания и не только.

Ирония судьбы и плод воображения.

ТАМ ГДЕ КОНЧАЕТСЯ АСФАЛЬТ.

АМНИСТИЯ.

Ну, чем такого можно напугать!

Он смерть еще не заслужил в награду.

И лучше чем Хайям нельзя сказать.

Жизнь как его уже подобна аду.

 Закончилась зима, необыкновенно суровая для этих мест. Около двух недель держались морозы -45, а три дня подряд -48 градусов. Люди бывавшие на севере говорили, что там -50 выдержать легче чем -35 в средней полосе. Путник не понаслышке знал, что в пустыне +55 также как +35 здесь.

Для этих мест событие не бывалое, старожилы о такой зиме не слышали.

Когда среди ночи раздался треск и дом вздрогнул, Путник подумал что кто-то «будучи, выпивши» врезался на тракторе, такое здесь случалось. Но вспомнил, что уже две недели даже рейсовые автобусы из города не ходят, и понял, бревна сжимаются и срубы осаживаются.

-45 и -48 разница не большая, но эти три градуса... Когда после -48 стало снова -45 Путник понял это без термометра.

 «Слава Тебе Господи! Теплеет. Еще два дня и организм не выдержал бы.»

Постройки называемые здесь домами собраны без фундамента из бревен диаметром до 30 сантиметров в лучшем случае. Хорошо снегу было много, и Путник засыпал дом снегом, по самую крышу оставив три окна и дверь. Но печь приходилось топить постоянно, а спать в шапке и валенках.

Осенью Федорович спросил:

- Ну что в зиму остаешься? С дровами помочь?

- Спасибо! Саша, не надо. У меня с той зимы еще остались, дожечь нужно.

- Да у тебя там, на две недели. А потом? Зима говорят, холодная будет.

- В сарае старые доски, бревна на столбы готовил, у сарая стенку разберу. Глядишь и хватит.

- Подожди! Ты же дом Администрации хотел передать. Разберу, а передавать что?

- Я еще два года назад хотел вместо той стенки сетку натянуть и держать там кур и кроликов, чтоб куры по деревне не болтались. А вон как повернулось.

- И то верно, куриный грипп не страшен и на кроликов мор не нападет, если сам заразу не притащишь. Может помочь с дровами?

- Нет, Федорович, не надо. Решил уходить нечего запасы делать. А то все не спалю, придется еще на одну зиму оставаться. Если у меня дела на этом свете, какие есть, Милостью Божьей перезимую. А нет, сам знаешь дров на пять лет, а кочегар замерз.

- Ну! Смотри сам, ты же не в Титовке родился.

Оба засмеялись. О Титовке даже сами аборигены говорят: «В Титовке родятся либо генералы, либо дураки».

Зимовать Путник не собирался. В октябре должен был уехать в один из подмосковных монастырей трудником, но на карабин покупатель не находился потом начались холода. Так и стался в зиму.

Пока осенью путник отъезжал из деревни, Граф и Геррит запланировали потомство. Зимовали в одной комнате сначала втроем, а потом неожиданно, для Путника, впятером. Утром дрова напилил, к вечеру спалил.

«Что Бог ни делает, все к лучшему. Куда в зиму с таким приплодом ехать? Теперь весна. Наверное, какое-то дельце я еще не сделал на этом свете».

Началась Страстная неделя. Обычно скорбное, тяжелое, полное испытаний и искушений время.

Что произошло в этот раз? Путник нашел только одно определение:

 АМНИСТИЯ!

Жизнь огромное море в предрассветном тумане,

а по морю куда то, в даль идут корабли.

В пелене непроглядной даже звезды обманут,

что по курсу не видно смотри, не смотри.

Путник часто сравнивал свое пребывание в Титовке с заключением. Однажды два года назад даже сказал Ленке, когда она приехала к нему на неделю:

- Что-то устал я. В тюрьме бы посидеть пару лет... отдохнуть.

- С ума сошел? Что говоришь!

Этот разговор произошел в первый или во второй день, а перед отъездом она спросила:

- И что все время в таком режиме живешь?

- Нет. Обычно еще уборка, готовка, стирка. То, что сейчас ты делала.

- Подожди, выходных тоже нет, сам себя контролируй, чтоб не запить или не оторвать голову какому-нибудь Хомуту или Носу. Наверное, правда, в тюрьме легче.

После этого разговора она приехала еще один раз, последний.

 С тех пор прошло больше двух лет.

Путник в детстве, как большинство мальчишек и девчонок, пробовал писать стихи но, увы. И вдруг как-то само собой стало получаться. В Страстную неделю написал стихотворение «ПАСХА». От Пасхи до Красной Горки еще несколько. А когда на него обрушилось:

Заступница Ты наша и Надежда,

Что мог бы без Тебя убогий раб.

Ведешь меня по жизни очень нежно,

Спасти стараешься от рытвин и ухаб.

А я Тебя не вижу и не слышу,

А часто и не знаю что творю.

Но лишь Твой Сын наш Бог

Поправит Свыше,

Слова молитвы тихо говорю:

«услышь меня, Владычица Царица,

умилостиви Сына Твоего».

И слышишь Ты, и Грозная Десница

Не сокрушила духа моего.

И снова грешный раб спасен Тобою.

Господь Тебя послушал и простил.

Ты мой покров, Ты над моей Судьбою.

Прости за все, что в жизни натворил.

Именно обрушилось, Путник с трудом успевал записывать летящие к нему строки. Когда все было закончено, он понял: я не пишу стихи, я их записываю.

Те ощущения, которые Путник испытал в тот момент сравнивать и описывать не имеет смысла.

А дальше как в сказке.

Все что не могло решиться за последние года полтора, начало происходить со стремительной быстротой.

В православной газете прочитал объявление:

«В селе Амельфино восстанавливается Храм. Братья и сестры окажите посильную помощь... телефон Владимир».

Позвонил:

- Приезжайте.

- Есть проблема, со мной два ротвейлера.

- Это не проблема, наоборот собаки тоже нужны, будем рады. Только мы не сможем много платить.

- Не проблема не дадите с голоду помереть и зимой замерзнуть. Приеду не меньше чем на год, пятьсот километров и две собаки перемещаться не просто.

- Конечно, продуктами обеспечим, теплое жилье к зиме будет. Ждем с нетерпением!

Недели за две до выезда Путник сообщил о дате приезда и попросил определиться с местом, где можно было бы сразу временно разместить собак. И определить место для постоянного вольера.

Ему задавали вопросы о требованиях к месту содержания собак.

- Решите, где вам будет удобно. И все.

- Мы же должны знать, какие имеются требования.

И Путник долго объяснял условия содержания служебных собак.

«Дело там серьезное. Все по взрослому.»

Раньше собаки были помехой теперь напротив, складывалось впечатление, что он при собаках, а не они при нем.

Карабин за бесценок продать не мог два года, вдруг звонит человек срочно нужно оформить в течение трех дней. Купил все и сейф, и оружейную мелочь.

Прочие лишнее имущество «полетело» как горячие пирожки в базарный день. И машина нашлась по сходной цене. И щенков купили, за одним даже из Волгограда приехали. Опубликовал объявление в чате, позвонил всего один человек, а через две недели приехал и забрал. Все к стати.

«Уж больно гладко все. И сроки как аборигенам сказал: «До Пасхи буду здесь, а к Троице уеду».

Правда происходит все на год позже. Куда еду?

Отец Венедикт сказал из деревни уйти так чтобы вернуться не смог, даже если б захотел.

В Библии сказано: «Прежде чем, что-то сделать хорошенько размысли, а после не сожалей».

Все, решение принято! Вперед!»

- Господи! Не остави меня грешного! На все воля Твоя!

Выехал в пятницу. В воскресенье Троица. 

культура искусство литература проза повесть ОСТРОВ НАДЕЖДЫ, Емеля ЛомПер
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА