Опубликовано: 29 октября 2013 14:53

ВЗЯТКА

   Иван проснулся рано, чтобы успеть заехать на работу и взять документы, подготовленные накануне для презентации новой разработки. Это был конверсионный проект, один из тех, что в начале девяностых стали появляться как грибы на останках оборонных НИИ.

     Чем только ни занимались бывшие оборонщики! Кто проектировал печи для крематориев, кто налаживал выпуск мебели на базе деревообрабатывающего цеха, где раньше изготавливали тару для упаковки аппаратуры, а кто принялся мастерить сосисочные агрегаты… 

   Одним из проектов Ивана было производство тонкостенной тары из нержавейки, проще говоря – десятилитровых бачков, легких, удобных и практичных.

    Многие на предприятии скептически относились к его затее и говорили: «Принялся клепать кастрюли вместо спутников…».

    А что было делать? Коллектив отдела нужно было как-то сохранить и поддержать, ведь, основная работа, хоть за нее практически прекратили платить, по-прежнему никуда не делась: эксперименты, испытания, командировки на полигоны.

   Городской комитет по науке и технике, выступивший с инициативой поддержки конверсионных разработок московских оборонных предприятий, согласился рассмотреть проект Ивана.

    Дома всегда были в курсе «инноваций» главы семейства, поэтому теща Елена Ивановна, напутствовала:

     - Ты что, Ваня? Вот так, с пустыми руками, идешь туда?! Никто не станет вникать, что ты там предлагаешь, если не подсластить немного.

   - А чем же это я могу подсластить? Сахар, что-ли, с собой взять? - иронизировал Иван.          

   - Сейчас даже приличную бутылку  в подарок - и то не на что купить. -

    Он вспомнил, как на последнем собрании руководства предприятия начал свое  выступление главный конструктор направления, соратник С.П. Королева, разработчик всей спутниковой телеметрии, могучий седой мужчина с глубокими залысинами на огромной голове:

«До чего дошли?! У меня в кармане  нет даже на бутылку водки…!».

    Действительно, цены взлетели, а зарплата, считавшаяся почти профессорской, осталась прежней. Что хочешь, то и делай.

   - А ты возьми с собой рыбку. Помнишь, ты привозил как-то замечательного сига из Красноярска? Сегодня каждый обрадуется такому подарку.

     - Так это было когда? Полгода, кажись, прошло.

   - Ну и ничего. У нас вон еще две штуки осталось. Я недавно пробовала – замечательная рыбка.-

   Она аккуратно завернула рыбину в кальку, положила ее в красивый целлофановый пакет и вручила зятю.

    - Вот увидишь, совсем по-другому будут с тобой разговаривать. Вы тут в Москве не знаете, что к любому делу с уважением подходить нужно, – продолжала напутствовать Елена Ивановна, прожившая почти всю свою жизнь в Закавказье.  

     - Не с уважением, а взяткой – вот как это называется!

     - Ты что? Это же просто хёрмет! –

    В переводе с азербайджанского хёрмет означает «уважение». Теща прекрасно знала языки тюркской группы и пользовалась этим постоянно, когда ходила на рынки – ей всегда доставался качественный товар с солидной скидкой…  

    Презентация прошла на ура. Но Иван сильно волновался - как передать рыбу? А вдруг не возьмет и выгонит?

     Однако эксперт МКНТ – лысый полный мужчина, принял хёрмет без каких-либо признаков возмущения на румяном лице.

     Подводя итог, сказал: «Думаю, что ваша разработка имеет высокие шансы пройти, поскольку очень востребована сегодня - любой москвич захочет иметь у себя в хозяйстве бачок из нержавейки, для засолки огурцов, например, очень даже подходящий».

   Любезно побеседовав еще некоторое время и обсудив другие возможные  варианты применения «инновационных емкостей», расстались довольные друг другом.

   Теперь нужно было явиться туда через неделю, когда пройдет заседание МКНТ, и будут подготовлены к подписанию проекты договоров.   

    Дома, когда Иван рассказал, как прошла презентация, все обрадовались, особенно теща.

    - Значит, говоришь, взял рыбку?! Правильно. Дураком надо быть, чтобы отказаться от такого подарка! Учить вас, молодых, и учить…. Хочешь попробовать рыбку-то? Последняя осталась - берегла для особого случая. Не грех и водочки выпить, отметить успех. Я тут и картошечки сварила… –

     Всей семьей сели ужинать. Достали рыбу.

    Внешне огромная рыбина была великолепна, но когда разрезали, по дому разнесся резкий запах тухлятины. Внутренности были трухлявыми и распадались, лишь к ним прикоснешься.

      У Ивана все похолодело внутри…

      - Это та самая, одна из оставшихся двух,…что полгода назад … из Красноярска?

     - А что? Японцы специально ждут, когда рыба немного протухнет. Тогда в ней появляются антиоксиданты и незаменимые микроэлементы. –

      Теща была химиком-аналитиком, кандидатом наук, и очень любила порассуждать о составе и пользе продуктов.

     - Тот, кто рыбу у меня взял, во-первых, не японец, а во-вторых, знаете что, мама, из-за вашего хермета, точно говорю, не видать нам теперь финансирования! – Иван называл тещу мамой лишь иногда, когда злился на нее.

     Иван и дети не стали есть протухшего сига. Но теща и жена, видать в знак солидарности, «антиоксиданты и незаменимые микроэлементы» употребили, о чем очень скоро пожалели – пришлось пить марганцовку…

     В МКНТ не захотели разговаривать с Иваном, когда он явился ровно через неделю. Лишь коротко бросили: «Ваш проект плохо подготовлен».

  Позже, когда рыночная экономика набрала обороты и стали очевидны ее истинные инструменты и движущие силы, в том числе «правила подготовки проектов»,  Иван понял, что в целлофановом пакете лысый эксперт имел полное право обнаружить не тухлую рыбу, а иностранные денежные знаки.   

   Сама же установка была изготовлена и производила отличные бачки. Со всех окрестных предприятий народ приходил, чтобы недорого взять пару-тройку… для дачи.    

культура искусство литература проза рассказ конверсия оборонка бачки из нержавейки взятка
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА