Опубликовано: 31 октября 2013 19:45

Долг

-Серый, с наступающим днём рождения! –Лёха ворвался в бытовку "сварных" и бесцеремонно принялся поедать всё со стола. За ним клубилось морозное облако.- Сколько стукнет?

Сергей улыбнулся в ответ: -Привет. Заранее не поздравляют. Тридцать три будет. Послезавтра…

-Глупая примета- ответил, зевая, Лёха- Вот хорошая: «Если нос зачесался- значит напьёмся…»

-…или по морде получишь.- закончил фразу Сергей.- Всё, я домой, пока бригадир добрый. Я там такого начудил…

Он встал и вышел. Но, вспомнив, вернулся:

-Да, послезавтра жду тебя в обед у меня дома. Можно даже без подарка.

-А девочки? Девочки на празднике будут?- предвкушая событие, Лёха даже причмокнул.

-Марину попрошу- позовёт подружку лично для тебя. Всё, до послезавтра, пока.

Всю жизнь Сергей помнил себя сиротой. Он не знал кто он и откуда. Однажды его, с братом, новорождённых, нашли на обочине между городами. Никаких следов трагедии- близнецов просто бросили. Розыск ничего не дал и детишек определили в местный детский дом. Так появились Сироткины Сергей и Василий Ивановичи. А, через семнадцать лет Вася утонул и Сергей стал настоящим, круглым сиротой... От города до поворота на деревню километров тридцать и от поворота ещё два. Благо, по большой трассе и, почти всегда, удавалось доехать на попутке. Когда ему исполнилось восемнадцать, он получил эту развалюху на краю дальней деревни, дескать всё- равно детдомовский- пропьёт. Не пропил. Из конуры сделал очень даже уютное жилище. Устроился в бригаду сварщиков. А год назад встретил её... Марина потом даже бросила ради него большую родительскую квартиру и переехала к милому в «шалаш». Они были счастливы. Было, правда одно, что омрачало их жизнь.. Сомнамбулизм. В какой- то особой, тяжёлой форме. Каждую ночь его мучили кошмары и он часто просыпался оттого, что срывал со стен предметы или пытался вырвать голыми пальцами торчащие гвозди. Иногда, от запаха собственного палёного мяса… Часто он приходил в себя далеко в поле, оглядывался и шёл домой. Успокоительные- же почти не помогали и Сергей перестал их принимать. Привык, одним словом.

Сегодня он проспал на работу. Проснулся с головной болью, будто с похмелья, и убежал на автобус. Мельком, только успел заметить разбитую люстру на полу и, молча сидящую на кровати Марину.. А потом, в течении дня, вспомнил всё, что натворил. Нужно извиняться. Опять. В тысячный раз. -Как она меня такого терпит?..- думал он, подходя к дому. За пазухой у него страдали белые розы.

-… И вообще, последнее время ты стал совсем невыносимый!- дрожащим от обиды голосом, резюмировала она.

-Ну прости меня, прости.- просил он.- Я не виноват в этом. Это было моё тело, но не я. Прости! Кое- как вымолив прощение, он пошёл принять ванну.

-Вроде, на этот раз пронесло…- думал он, грустно вздыхая.

Огромная ванная комната, его гордость, сверкала плиткой. Сергей по царски возлежал, забравшись в воду по самую шею. Горячая, она мягко прогревала каждую косточку в теле. Даже головная боль прошла. Он, блаженно потягиваясь, прикрыл лицо распаренными ладонями. Повеяло холодом.

-Опять на улицу вышла и дверь не закрыла!- промелькнула мысль.

Он, недовольно морщась, отнял от лица руки и открыл глаза. Кровь застыла в жилах- в нескольких сантиметрах, прямо напротив его лица, находилась отвратительная, обтянутая морщинистой кожей, похожая на обезьянью, морда. Рот твари был плотно закрыт. Глаза. Звериные, но разумные, глаза глубоко сидели в черепе, с ненавистью проникая ему, казалось, прямо в самую душу. Сергей резко отпрянул назад, но слишком быстро. Затылок с силой врезался в кафель, в голове взорвалась ослепительная молния.

-Ох!- испустил он негромкий стон и потерял сознание.

Тело соскользнуло в воду, изо- рта и носа резво побежали кровавые пузырьки. Он очнулся от собственной рвоты. Марина перевалила его через край ванны и , что есть сил, била по спине, а из него всё текла и текла вода.

-Что здесь случилось?- потом спросит она.

-Подскользнулся… - не мог- же он и в самом деле рассказать, что видел. Что она может подумать? Или это галлюцинация? -Спасибо…

Они добрели до кухни, она налила крепкого чаю. -Я ворону прогоняла. Огромная такая. Представляешь, села на подоконник и давай долбить по стеклу! Я ей- "кыш!", а она посмотрела и дальше долбить! Веником только и прогнала. Пошла тебе рассказать, а ты тут плаваешь…

Наступила глубокая ночь. В деревне завыл соседский кобель. Потирая ушибленный затылок, Сергей встал с кровати, взял сигареты и вышел на крыльцо. Никого, только через двор не спеша воет свою заунывную песню дворовая псина. Серебристый полумесяц пролил тусклый свет на этот мир, украв у ночи немного пространства. Ему стало не по себе- он кожей почувствовал чей- то тяжёлый взгляд. Стало страшно, как в детстве. Швырнув во тьму недокуренную сигарету он поспешил вернуться в дом и быстро закрыл засов, будто за ним гнались. Недалеко захныкал ребёнок. Собака внезапно замолчала, но ему стало от этого, почему- то ещё страшнее. Ругая себя и нервы, Сергей вошел в спальную, взял успокоительное и вышел в кухню, мельком бросив взгляд на Марину. Свернувшись калачиком, та мирно посапывала. Ему вдруг так сильно захотелось прильнуть к ней, прижаться, обнять её! Он высыпал на ладонь двойную дозу таблеток.

-Васька, брат!- обрадовался он встрече, удивляясь про себя, как легко тот одет.- Как же я рад видеть тебя!

Васька только стоял и молча улыбался. Сергей ему что- то всё говорил, говорил… Рассказывал новости, что- то спрашивал, а Васька только улыбался.

-Я за тобой.- наконец произнёс он.- Пойдём со мной.

-Конечно!- обрадовался Сергей, но тут что- то кольнуло его в груди. Он вспомнил… Он вспомнил, что Васька УМЕР! Внутри всё похолодело.

-Вась, я это… мне пора.- он робко подал брату руку. Васька сжал её не сильно, но крепко.

-Ты должен, ты последний.

-Кому!?- пытаясь вырваться, почти в истерике прокричал Сергей.

Васька беспристрастно смотрел ему прямо в глаза.

-Смотри…

Перед ними встала картина: Глухая ночь. Молодая женщина крадётся по полевой тропинке. Озираясь, она отняла от груди плачущий свёрток, положила его в траву. Поспешно выкопала кое- как ямку, положила туда младенца, завалила землёй и тихо исчезла в ночи. Из- под земли тихо доносился плач новорождённого. Сергей посмотрел на брата.

-Да.- сказал Васька- эта наша прабабка. Война была, все мужчины на фронте. Они прятали свои грехи в землю. Наша мама всё знала… Она нас оставила там, на дороге, думала всё изменить. Не получится- мы прокляты.

-Этот младенец…- прошептал Сергей.

-Последний.- кивнул брат.- Ты тоже последний. Всё случится до часа, когда тебе станет тридцать три года. И ты пойдёшь со мной…

Сергея охватил ужас.

-Пусти!- он завизжал и стал отчаянно вырываться из хватки брата.

Но это был уже не Васька. На него теперь смотрела та отвратительная морда, которую он видел в ванной. Всё вокруг вспыхнуло жарким огнём, охватывая борющихся. Демон громко захохотал. В отчаянии, свободной рукой, Сергей схватил его за шею и начал душить. Демон ослабил хватку.

-Ты проклят!- прорычал он.- ТЫ плата!

В глазах стало проясняться и, тут он понял, что сидит на груди у Марины и душит её. Девушка хрипела, уже не сопротивляясь.

-Ты проклят!.. Ты проклят!..- слова эхом отдавались в его голове.

-Будь ты проклят, придурок!- прохрипела, кашляя Марина.- Тебе место в зоопарке!

Она встала, накинула куртку прямо на ночную рубашку и, шатаясь, бросилась из дома, но Сергей даже не пытался остановить её.

Полуденное солнце сверкало на крестах. Неторопливый батюшка чинно прохаживался, беседуя с молодым человеком, по церковной дорожке.

-Возьми. И сделай, как я сказал.- он протянул Сергею молитвенник.- Иди с Богом.

Сергей зажав книжицу в руке, побрёл домой, а батюшка осенил его вслед Крестным Знамением…

Тьма осенью наступает быстро. Сергей расставил по углам зажжённые свечи, неумело читая молитвы. Страшно. И нелепо как всё. Скажи ему пару дней назад, что он, почти атеист… Громко завыл тот самый пёс и ещё с десяток по деревне. Он стал читать ещё расторопнее. В трубе загудел ветер. Сергей остановился, осмотрелся.

-Будем рассуждать логически- вслух и, зачем- то громко, произнёс он.- по мне психушка плачет, но замерзать- то не обязательно!

Эта мысль немного развеселила. Он растопил печь. В топке, по дровам, весело запрыгал огонь, быстро подлизываясь к сухой бересте. Лицо Сергея, освещённое живым светом, постепенно разглаживалось. Всё это показалось, может? Он вошел в спальную, сел на кровать, включил телевизор. Ночные новости, неужели? Он взглянул на часы- поразительно, уже одиннадцать часов. Как пролетело время… Внезапно телевизор отключился. Он взял пульт и снова включил его. Через минуту тот снова отключился и в доме погас свет. Сергей быстрее пули добежал до печки, прижался к ней спиной и открыл топку. Кухня озарилась ярко- красным светом. Дрожащими руками он достал телефон и набрал Лёхе.

-Лёх, приезжай… Умоляю, приезжай… -и разрыдался, как дитя. На другом конце линии были явно в замешательстве. Трубка выпала из рук. За окном раздалось завывание ветра, затем удар, звон стекла. Нечто ворвалось в помещение. Сергей не видел, но точно знал- ЭТО уже здесь.

-Жить! Я хочу жить!- эхом пронёсся по пустым деревенским улицам отчаянный вопль.

Он сунул руку в самый жар топки, зачерпнул, не чувствуя уже ничего, пылающих углей и швырнул в ЕГО сторону. Занавески занялись первые. Пламя вырвалось из- под крыши. Вся деревня сбежалась, но тушить было уже поздно. Вокруг дома, с гомерическим хохотом бегал Сергей, крича «Хрен тебе, хрен тебе!» Никто даже не пытался остановить его- так страшен он был… Безумный взгляд его остановился на фарах подъезжающей машины, это был Лёха. Сергей на мгновение замер, взглянул ему в глаза. Потом, как козёл, резво подпрыгнул на месте, поднял голову к небу и страшно провыл. Повернулся к пылающему дому. В его глазах выступили слёзы и… он вбежал в огонь. Крыша сразу обвалилась, поднимая ввысь сноп искр. В соседнем доме часы пробили полночь.

Долг был уплачен…

© Copyright: Владимир Тепляков, 2014 Свидетельство о публикации №214090701885

культура искусство литература проза сказка
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА