Опубликовано: 18 декабря 2013 13:09

Последний процент надежды (Часть 2)

Во время разговора Иван внимательно наблюдал за руководителем области и членами его команды. За годы работы он придумал свою классификацию губернаторов и их окружения. Всех их он  условно делил на три типа.

Первый  тип – «Хозяин». Такой руководитель, как правило, больше десяти лет у руля. За это время смог капитализировать власть и определить в нужные руки все, что хоть немного шевелится и дает копейку. Без его согласия ничего не происходит. За открытие любой, пусть самой маленькой, но реально работающей на рынке фирмы, полагается платить «входной билет». А поскольку в этом случае власть и криминалитет – своего рода конкуренты, то между ними всегда существует пакт о сотрудничестве и сферах влияния. При Хозяине его окружение – «солдаты». Работа бывает организована четко и профессионально, а электорат отличается особой послушностью – кому охота быть изгнанным из общины. В «хозяйских» областях, как в древние времена – человек вне общины погибает.  Проблемы в таких регионах все – свои, а поэтому решаются келейно. Никто никуда за помощью не обращается - денег и у самих достаточно. Чужакам воевать на территории таких регионов бесполезно. Бывали случаи, когда адвокатов, следующих на заседание арбитражного суда, милиция высаживала с поезда, или караулила на границе, когда кто-то решался добраться на автомобильном транспорте. Но если даже удавалось проскочить «сквозь сито», шансов победить практически никаких - правоохранители и суды работают как часы и сбоев не допускают. Единственная возможность – это вытащить спор за территорию всевластия Хозяина.

Удивительно, но «хозяйские общины» считаются у нас сегодня самыми благополучными регионами. Как тут не согласиться с тем, что страна еще не выбралась из феодализма!?

  Второй тип – «Умеренный». Такие приступают к обязанностям   «под шапочный разбор», когда до них в регионе уже кто-то другой поматросил и все сладкие кусочки распределены. Стать Хозяином Умеренный не может – для этого нужен ресурс, главный из которых - деньги. На территории «умеренных» регионов силовики и суды работают на тех, у кого этот самый ресурс водитсяч. А поскольку финансовые потоки местного бизнеса идут мимо Умеренного, ему остается довольствоваться малым - тем, что осталось. Умеренные обладают опытом работы в экономике, а потому  способны формировать при себе нужные команды. Если кто-то из представителей местного бизнеса «захромал», а «рыбка» по размеру не больше, чем позволяют возможности, Умеренный осторожно пытается «проглотить добычу». Получив первый опыт, ищет новых подранков, а иногда и сам стимулирует проблемы, создавая «объективные трудности» для будущей жертвы. Но делает это все с умом, не спеша набирая силу. Что очень важно, Умеренный, как и Хозяин, достаточно много «делает для людей». Его инициативы направлены «на общее благо». Причем слова редко расходятся с делом. Постепенно его начинают уважать и местный бизнес, и криминалитет.

Третья категория самая несимпатичная – «Временщики». Эти  попадают в кресло руководителя, как правило, ни чем не прославившись – в силу везения  или близости к неким «высшим силам». Такие везунчики понимают, что редкий шанс упускать ни в коем случае нельзя, и немедленно приступают к совершению глупостей. Окружение подбирают под стать себе. Эти люди ни на что не способны – они теоретики и мечтатели. Большинство до «звездного часа» ничего реально не сделали. Чего у них не занимать, так это алчности. Если таким попадается «подранок», они набрасываются на него как голодные псы, кусками отрывая что придется, совсем не заботясь о сохранении бизнеса. Команда Временщика обычно готова «решить любую проблему»  захромавшего «хозяйствующего субъекта» при условии, что банк-кредитор поможет ей занять места «неэффективных менеджеров» предприятия. На памяти Ивана работа всех таких команд заканчивали одинаково: конфузя патрона, эти люди  воровали, что под руку попадет. За многими потом гонялись следственные органы, поскольку и украсть-то нормально не умели. Понятно, что Временщика никто не уважает – ни население, ни бизнес, ни бандиты. Все просто ждут, когда сам поймет, что ловить нечего и найдет себе какую-нибудь другую, более спокойную кормушку…      

Пообщавшись еще немного с губернатором и его помощниками, Иван понял, что местная власть боится только одного – банкротства «Металлиста» до выборов. Судьба предприятия и людей, что добывают там свой скромный хлеб, никому не интересна. И в Москву сигнализировали лишь для  того,  чтобы неожиданностью не было, что голосование в регионе прошло «не на должном уровне». Кому хочется потерять доверие партии, а вместе с ним и должность?!

Совещание подходило к концу. В кабинет пригласили директора завода. Общими словами губернатор «обозначил вектор» и стал закругляться.

Иван вдруг почувствовал безысходность. Ну что он может сделать один?! Администрации наплевать, собственник даже не появился – директора прислал. А Иван-дурак должен тут Потемкинские деревни строить!? Еще в Москве догадывался, что его хотят просто использовать -  создать видимости «рабочего процесса», чтобы кредиторы увидели какую-то возню и на время воздержались от резких движений.

В очередной раз пожалел, что зарабатывает свой хлеб столь ущербным ремеслом. Даже зло взяло.  

«Ну, уж нет! Не догоню, так согреюсь. И потом… Что если завод действительно поднять можно? Опять же - совесть чиста будет перед работниками предприятия» - решил для себя Иван и перешел в наступление, обратившись ко всем сразу:

- Кстати, а где собственник завода? Мы тут стараемся, а он, небось, принимает воздушные ванны где-нибудь на далеком берегу?

-  Он действительно на островах – отдыхает и лечится. Мы разговаривали сегодня по телефону, и я ему рассказал, что из Москвы приехали разбираться с ситуацией, - спокойно заметил директор.

- Ну и… Он думает прилететь сюда, или продолжит лечение?

- Знаете, у него особенность одна есть:  Павел Петрович боится на самолетах летать.

- Ну, а до этих самых остров, надеюсь, он не вплавь добирался! Передайте ему, позвоните прямо сейчас и скажите, что я, как все нормальные люди, тоже боюсь самолетов, особенно тех, которые тут у нас в России летают, но сейчас же отправлюсь обратно, если он не появится  здесь в разумное время. Без него ничего не будет. Так и передайте.

Губернатор  с удивлением посмотрел на Ивана. Было видно - умеренный не ожидал, что московский гость станет прямо у него в кабинете раздавать столь безапелляционные команды, да еще в таком тоне.

Иван же понимал, что иначе действовать в этой ситуации нельзя. Если не взбодрить всех, кто должен участвовать в мероприятии, его приезд серьезно не воспримут, да и результат будет нулевой. Банки - кредиторы, узнав, что Паша даже «зад с пляжа не поднял», только посмеются - никто не поверит, что здесь что-то серьезное затевается. Кроме того, без указания хозяина, документов, реально отражающих финансовое состояние завода, не дадут – это как ясный день. Да и сам Паша, пусть почувствует, что, возможно, реальный шанс на спасение бизнеса замаячил на горизонте.

- Хорошо, я немедленно сделаю звонок. Можно выйти?

Губернатор понял, что самое время дистанцироваться от неуютной компании и «подвел черту»:

- Теперь, когда мы обсудили цели и задачи, общие, как я понимаю, разговор, полагаю, лучше продолжить в департаменте промышленности.

Поменяли дислокацию. Директор стал звонить хозяину. Работники администрации и приглашенные для участия в совещании руководители завода постепенно подтягивались в комнату переговоров. Иван с удовольствием пил чай с сушками, любезно предложенный секретарем  – утром не успел позавтракать.

К нему подошел директор завода и так, чтобы никто не слышал, не скрывая довольной улыбки на лице, сообщил:

- Завтра к вечеру "наши будут в городе".

- Замечательно! – Иван обрадовался, что поездка не превратится в пустопорожнее мероприятие, и у него поднялось настроение.

Совещание началось. Глава департамента представил присутствующих, и дал слово Ивану.

- Помните первые строчки  «Анны Карениной»? - «Все счастливые семьи счастливы одинаково, каждая несчастливая семья несчастна по-своему». Нам предстоит понять, откуда проблемы «Металлиста» и в каком они состоянии  сегодня. Надеюсь, что с вашей помощью мы изучим необходимые документы, проведем финансовый и правовой аудит. А когда это сделаем, посмотрим, можно-ли что-то сделать для сохранения вашей заводской «семьи».

Иван передал присутствующим  списки документов, требуемых экспертам.

- Прошу взять с собой и ознакомиться. Завтра на заводе соберемся уже в расширенном составе. Готовьтесь представить указанные в списках документы или задать уточняющие вопросы. У кого есть они сейчас, могу  ответить … 

культура искусство литература проза рассказ производство банкротство завод
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА