Опубликовано: 27 декабря 2013 14:29

Я еще не готова...

Интересное свойство памяти – забывать. У нее было так много воспоминаний, которые она хотела помнить, но успевала забывать. Наверное, следовало завести дневник – она не видела смысла. Память… Семья, друзья, работа и личная жизнь. Вот последнюю она и помнить не хотела, и забыть не все могла. Действительно, что любопытного можно вспомнить? События, слова, лица, имена. Имена давно забыла. Лиц, кажется, не могла запомнить. Сплошной калейдоскоп пустых надежд. Результат – плохая помять и слабое сердце. Так много было. Была любовь. Она помнила первую, такую… такую чистую. Но, он был слаб, очень слаб. Он любил С2Н5ОН больше, чем женщину. А она не любила и не умела быть на вторых ролях. Она помнила любовь настоящую, сильную, всепоглощающую и безответную, жестокую и горькую. Этот мужчина любил только себя и не любил ничего более. Она хотела быть рядом с ним женщиной, слабой, покорной и нуждающейся в нем одном. Она хотела быть матерью для его детей, он не хотел детей. Она не смирилась. Она ушла учиться дышать заново. Научилась. Она не помнила огромное количество мужчин и свиданий, которые она не смогла заметить. Так много лиц, слов… Она устала воспринимать. Наверное надо было еще стараться и пытаться, но она устала. Хотя всегда и во всем активный человек не бросает ничего на половине. Но тут она готова была отступить. Что еще? Она ушла в работу. Она жила тем, что спасло ей жизнь. Помогло ей стать чем-то или кем-то, но не самой собой. В свое время жестокость мужчины сделала ее прозрачной, невидимой. Теперь она не хотела становиться прежней. Она хотела стать отличной матерью, но не становиться зависимой, не делать своего ребенка заложником недоразумений между социально дифференцированными родителями. Она хотела простого женского счастья, но не могла себе позволить рисковать последним. Последним здоровьем, последними надеждами и последними периодами жизни. Она хотела уверенности не просто в завтрашнем дне, но и в завтрашнем счастье, счастье своем, своих детей и своей семьи. Ведь от ее выбора зависело очень много, очень много жизней, жизней очень важных для нее людей. Она не имела права на ошибку. Она никогда не была феминисткой. Она не стала ею. Но она была слишком романтичной для восприятия жизни. Мужчины научили ее жить. Она стала просто более реально смотреть на мир и людей. Это не сделало ее мужчиной, она просто перестала быть девочкой. Теперь она кажется многим жестокой мужененавистницей. Что же, у всего есть цена. И если за счастье видеть своих близких людей счастливыми, надо заплатить жестокостью, она была готова это сделать.

- Девушка, с вами все в порядке? – напротив нарисовался мужчина средних лет с усами в форме бабочки.

«Какие усики…»

- Спасибо, все хорошо…

- Может быть, разрешите угостить Вас чашечкой кофе?

Она посмотрела на него стеклянным взглядом.

- Нет…

Давно научилась уходить без объяснений.

- Я еще не готова – сказала она сама себе и запахнула пальто.

 

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА