Опубликовано: 10 января 2014 05:46

Гюрза

 

 

Бывало, иногда  я  уходил из дома на целый год с тяжёлым этюдником на плече и бродил пешком  по Средней Азии и фиксировал свои  впечатления  на  грунтованных картонках и на бумагах. За это время я немало встречал земных тварей и  постепенно  привык не  бояться  ядовитых змей,  пауков и тарантулов.

 

Однажды в одно из таких путешествий в очередной раз я столкнулся с огромной гюрзой размером приблизительно сантиметров на восемьдесят. Она стояла прямо на середине горной дороги, без каких либо  движений; а дорога была  узкая и мы не могли  не встретиться.  Тут были  следы легковых автомобилей, но машин пока я ещё не встречал. Обычно змеи на дорогах  не очень-то  останавливаются, где  чувствуют потенциальную опасность. Она  стояла твёрдо  на  одном и том же месте, как часовой, и не пропускала меня.  Я сразу  инстинктивно насторожился, и мы оба  встали, как вкопанные, друг перед  другом. На первый взгляд, вроде бы она  не думала нападать, как свойственно всему их роду, а просто двигалась туда, куда и я, чтобы  я не перешёл её черту и не более того. Но зная их поведение, по своему  опыту, на всякий случай я держался на уровне приемлемой  дистанции. Ведь гюрза - она всегда опасная и непредсказуемая змея. Но все же  её  спокойное сегодняшнее поведение было абсолютно  непривычно для моего сознания.

          

-Привет,  красавица!  -  я поздоровался с ней,  не теряя  чувство  юмора, - только уйди, пожалуйста, с моей дороги!  Честно говоря,  я  боюсь тебя, а назад  - дороги нет. Мне надо туда... понимаешь?

 

Чтоб сильно её не потревожить, головой я кивнул вперёд  на зигзагообразную дорогу, куда я шёл, но  она  пошипела и  искусно  покрутила языком, как дрессировщик шелестит  длинным  и  тонким  кнутом  возле   хищного  зверя.  А мне захотелось немного остановиться и поболтать,  поскольку  я давно ни с кем  не общался  среди молчаливых  камней дивной природы. Я ещё не успел  ей «подкинуть»  пару  приятных комплиментов, как она неожиданно  проползла, приблизительно  на три  метра в сторону  и остановилась в гуще травы,  превратившись в "камень". Я поблагодарил её за понимание и вежливо попрощался, как будто каждый день находил общий язык со змеями и вскоре дошёл до ближнего  кишлака и скрестил ноги в местной чайхане, где сидело немало аборигенов. Я поздоровался и с ними, но они абсолютно не прореагировали на меня, а казалось,  кругом сидят одни глухонемые и глядят мне знакомым  взглядом, каким смотрят на городских туристов.  А может быть,  их  шокировали  мои заросшие волосы, борода и рваные джинсы да ещё непонятный  мой "ящик" -  этюдник?  Это поведение  аборигенов,  тоже мне было давно  знакомо и привычно, но сейчас  напоминало  мне  ту  же  молчаливую гюрзу,  с  которой  только что  я попрощался.

  

 -Человек! На дороге  змею не  встречал?

 

Один только  седой старик вдруг заговорил - спеша, поправляя на голове  свою белую  чалму, внимательно ожидал ответ на свой вопрос, благосклонно вступая со мной в диалог:

 

 -Встретил, - сказал я.

 -Как?!! Она впрямь-таки  тебя пропустила?

 -Я договорился, отец.

 

 Люди наконец-то  пошевелились и даже посмеялись.

 

 -Иншаала! Иншаала! - сказал старик, -  значит,  она  ушла?

 -Не ушла, отец,  а любезно  отошла.

 -Да неужели? Бедная.  Ах, сынок, уже  неделя, как он  охраняет свою погибшую жену и ближе к себе  никого не  подпускает, и внезапно  кидается. Ты что, сынок, его  усопшую жену не видал?

 -Нет, отец.

 -Бедняжка. Её раздавила машина. Похоронить бы подальше,  и  она ушла бы  домой.  Кто ни будь да  убьёт. Грешно будет!  

 -Нашёл же  кого жалеть, -  сказал  мужчина  лет   сорока, а то и больше, -  вот  этого, (он на меня показал, грубо) - змея легко пропустила, а  меня  чуть  было  не  укусила. Тварь!

 -Надо было! - посмеялся другой мужчина, -  ох, как жена обрадовалась бы!

 -Почему это?! – тот разозлился.

 -За  «красивые»  синяки, – кто-то  уточнил.

 -Да  моя жена  кусается  не хуже этой  гюрзы.  И ты такой же, дурак!

 -Змея знает тебя в лицо, как  знает  тебя  наш   кишлак.  А ты сам дурак!

 -За что вы меня так не любите, что, я хуже этой ползучей?

 -Люди! Люди! Он сам наконец-то догадался, что среди людей тоже бывает хоть один  урод.

   

 Вся хилая чайхана вдруг  задрожала от  всеобщего  смеха.

 

 -Не надо унижать друг друга, добрые  люди, - сказал  тот  самый  седой  старик, - сходили бы лучше и похоронили  бы.  У меня силы нет - постарел я.  Ведь  она голодная и  не такая, как другие змеи,  а мучается как человек, но их  Аллах руками  не одарил, нежели нас.  А может, она  захватила дорогу, не кусаться, а  просит  помощь, от нас  - у  людей, а?

 

Снова  все  расхохотались, а старик поник головой, будто свою душу открыл для смеха.

 

Впервые я встретил людей в этих краях, которые не обращали внимания на мой внешний вид и не осуждали  меня  по  своим  понятиям - «странного и непонятного» моего  образа  жизни. А сегодня их тревожила другая, не совсем ординарная ситуация на дороге, которая охватила слухами их маленький заброшенный кишлак, где они  далеки от  городских - комфортно устроенных жителей. Они видят их только проездом на автомашинах, которым  нет никакого дела до них. Но им было совсем  не чужды все  человеческие чувства - такие, как: осуждение,  смех навзрыд,  горе и сострадание...

 

Седой старик отвернулся в сторону от людей и  вдруг, как мальчишка, безудержно  заплакал  и  беспомощно  на меня  бросил взгляд, и от стыда, тут же, снова отвернулся.

 

 -Отец, не горюй!  Я сейчас  её похороню, – сказал я, -  только, тут оставлю свои  вещи. Хорошо?

 -Иди с богом! -  обрадовался старик и покачал головой.

   

Когда я дошёл до того места обратно, то гюрза была всё там же, (только на краю  дороги, куда от меня уползла)  но лежала вся  раздавленная,  со  свежей кровью, а рядом лежала  усохшая её родная половинка покрытой  пылью; вокруг беспорядочно обрисовывались новые следы колёс машины. Очевидно, что здесь недавно произошла жестокая борьба за жизнь, в которой погибла и вторая гюрза в неизбежной схватке за супружескую преданность. Я поднял их тела и завернул  травой  и обоих вместе похоронил под  облепихой, на берегу речки, и присел. Спустя  несколько  минуту  тишины  медленно кругом  зачирикали кузнечики среди сухих трав, а чуть дальше  меня буйно  шумели птицы на низкорослых  деревьях; а надо мной  высоко кружился распахнуто крылами самовольный  орёл. Отвлекая себя от всего, внимательно я наблюдал за всем  этим происходящим  вокруг, но кровь змеи никак не стиралась из памяти, похожая на человеческую кровь.

В скором времени  снова мне пришлось покорно  пригнуть голову перед теми простыми кишлачными людьми, которые всё также сидели, молча, на своих  же местах.  А седой старик ждал со всей внимательностью, чтобы услышать доброе известие  из моих уст, но, не выдержав непонятную  между нами  паузу,  довольно осторожно  начал разговор сам:

 

 -Сынок… ну,  всё?..

 -Да, отец.

 

культура искусство литература проза миниатюра
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА