Опубликовано: 14 апреля 2014 18:25

ТАЙНЫ ЛАБИРИНТА. Григорий Кожан.

                        Напалм.

Осенью 1978 года я продолжал службу уже в качестве пожарного. После трёхмесячных курсов на базе, рядом с деревней Макарово, куда спрятал меня от гнева командира полка, наш майор, я принял хозяйство и приступил к службе. Это была не служба, а лафа. Мне было поручено восстановить пожарный ЗИЛ, убитый прежним хозяином. С этим делом я успешно справился. Перебрав двигатель и покрасив автомобиль, представил его к очам майора.- Молодец! Объявляю благодарность! Не ошибся я в тебе, - услышал я лестную в свой адрес оценку. Затем хитро прищурившись, спросил, - А где ты запасные части для двигателя взял? У нас для 130-го вроде их нет. Эта история мутная и я о ней умолчу. Она так и уехала со мной на дембель. Наш доблестный майор ещё не раз меня пытал по этому поводу. Но рассказ не о том. Когда я принимал пожарное депо у предыдущего сослуживца, то обратил внимание на железную, промасленную бочку, стоящую у входа в депо. - А хрен её знает, что в ней, - пнул её ногой дембель, - она здесь уже до меня стояла. Видишь? В землю вросла. - Ну и Бог с ней. Пусть и при мне стоит, - подумал я. Потом один прапорщик сказал, что в ней, скорее всего, щёлочной пенообразователь для огнетушителей. Я после этого совсем успокоился и забыл о её существовании, иногда тоже пиная её ногой и обжигал вокруг засохшую траву. Самое смешное, что все, кто проходил мимо этой бочки, почему-то обязательно пинали её ногой. Это стало уже обычным делом. Как-то в субботу, в парко-хозяйственный день, командир с заместителем по тылу, делали обход части. Ну и ко мне забрести не забыли. - Слушай! Чем солдат занимаешься? - окликнул меня командир. - Уборкой помещения! - бойко отвечаю. - Иди-ка сюда, - приказал он. Я вышел за ними на улицу. Пнув тоже ногой бочку, он спросил, - Что за бочка? Почему здесь и что в ней? - Пенообразователь, - отвечаю. Заместитель по тылу усомнился, - Что-то не похоже. - Давай, открывай, - приказал командир. Я открутил крышку. Сунули палку и, - Что за чёрт! Быстро “химдыма” сюда! - крикнул он заместителю.. Тот зашёл в депо, позвонить в штаб дежурному. Прибежал начальник химической службы, которого и называли “химдым”. - Определяй, что там? Ты же у нас химдым? Офицер долго принюхивался, тёр пальцами, капал маслянистую жидкость на землю и наконец, доложил, - Напалм, товарищ подполковник, точно напалм. - Откуда? Слушай! Бляха, вокруг него траву же жгут? Кто её сюда поставил? - Она сто лет тут стоит,- вставил заместитель. - Да, его просто так не зажжёшь. Но если загорится, то не потушишь, –  убедительно ответил “химдым”. - Так! Слушай! Убери на склад немедленно! Бочку убрали. Все опять про неё забыли. Только не командир. Как-то сдавали мы нормативы по преодолению полосы препятствий, на спортивной  площадке. Бегали по бревну, крутили турель, ныряли в окоп и т.д. И тут приходит командир и объявляет, - Преодолевать полосу препятствий будем по - новому! Приближённой к боевой обстановке. Химдым! Поджигай!

Мы сразу и не заметили железные короба, расставленные под препятствиями.   Повалил едкий, чёрный дым. Это был тот самый напалм. Кто-то соскочил с бревна и угодил сапогом в короб. Сапог загорелся. Пытались потушить огнетушителем, затем песком. Не помогло. Пришлось скидывать сапог с ноги, после чего, дали ему успешно догореть, под радостные возгласы сослуживцев.  После этого родились стихи.    Будь проклята ты полоса,   Могила двадцатого века,   Пока добежишь до конца,   Останется полчеловека! А самое главное, что мои товарищи, из-за этого напалма, почему-то на меня обиделись. Но я так и не смог понять, - За что?

 

 

культура искусство литература проза проза
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА