Опубликовано: 26 марта 2016 12:17

Н.М. Пржевальский

Хочу предложить вашему вниманию выдержки из книги Николая Михайловича Пржевальского «Из Кяхты на истоки Жёлтой реки, исследование северной окраины Тибета и путь через Лоб-нор по бассейну Тарима» (С-Пб, 1888 год). В советское время эта книга была переиздана в 1948 году в «Географгизе». В те годы издавалось много подобной литературы. Однако тогдашние редакторы нередко вольно обращались с оригинальными текстами, выбрасывая иногда значительные его куски. Соображения были разными — от личностного отношения самого редактора до цензурных. Не избежал этой участи и текст книги Н.М. Пржевальского. В издании 1948 года была «вынута» вся первая глава, по мнению редактора, не имеющая прямого отношения к описанию самого путешествия. А в ней-то как раз и был сведения об организации экспедициии. Вот разделы этой главы: Личностъ путешественника. Факторы успеха. Состав экспедиции. Материальные средства.  План путешествия. Снаряжение: а) дома, б) на границе.  Укладка багажа. Экспедиционные животные. Порядок вьюченья и хождений с верблюдами. Обыденная жизнь в пути. Продовольствие. Гигиена. Отношение с туземцам. Проводники и переводчики. Система научных работ Задачи будущих исследований. Именно то, что несомненно необходимо было бы тем, кто интересуется такого рода литературой, безжалостно выкинуто редактором. Я думаю, что руководило редактором-цензором не только непонимание того, как важны сведения о том, сколько надо верблюдов для экспедиции и сколько ружей и патронов к ним, а нечто другое. В самом начале главы Н.М. Пржевальский пишет о личности путешественника, о его моральых качествах, о его самостоятельности в принятии решений. Вот поэтому, на мой взгляд, и решили удалить такие мысли вместе с текстом целой главы.

В Интернете я нашёл оригинальное издание этой книги и постарался «перевести» текст со старой орфографии на современную. Глава большая, поэтому я привожу ниже только тот её раздел, где говорится о личности путешественника. Но слова Н.М. Пржевальского относятся, на мой взгляд, не только к путешественнику. Они актуальны и для любого, кто берётся за организацию нового дела, пусть и без спутников в пустыне. Они актуальны для подбора любого коллектива. В современной орфографии этот текст публикуется впервые.

Если кого интересует эта книга, её можно скачать на моём сайте здесь без всякой регистрации, свободно.

 

ГЛАВА I. Как путешествовать по Центральной Азии.

 

Прежде чем приступить к рассказу о своём четвёртом путешествии по Центральной Азии, признаю уместным напечатать главу — какими способами вьполнялись мною такие путешествия... Предлагается, так сказать. общая канва, исполнить которую, сообразно обстоятельствам. вполпе зависит от самого путешественника.

О его личности и начинаем своё повествование.

Хотя, конечно, трудно, даже невозможно подыскать человека по данной формуле, тем не менее некоторые характерные черты, с большими или меньшими них вариациями, необходимо должны быть присущи тому индивидууму, для которого выпадет завидная доля научного исследователя далёких стран Центральной Азии. Не ковром, там будет выстлана ему дорога, не. с приветливой улыбкой встретит го дикая пустыня, и не сами полезут ему в руки научные открытия. Нет! Ценой тяжёлых трудов и многоразличных испытаний, как физических, так и нравственных, придётся заплатить даже за первые крохи открытий. Поэтом для человека, ставшего во главе подобного дела, безусловно необходимы как крепость физическая, так и сила нравственная. Цветущее здоровье, крепкие мускулы и ещё лучше атлетическое сложение с одной стороны, а с другой — сильный характер, энергия и решимость — вот те качества, которые всего надёжнее будут гарантировать успех предприятия. Вместе с тем, конечно, необходнима научная подготовка, специальная хотя бы в немногом, но при хорошем умственном развитии вообще и при достаточном знакомстве с различными отраслями предстоящих исследований. Далее, прирождённая страсть к путешествию и беззаветное увлечение своим делом явятся могучими рычагами успеха, ибо будут поддерживать и согревать в те трудные минуты. которые придётся переносить не один раз. В дальнейших деталях своей личности путешественник. должен быть отличным стрелком и ещё лучше страстным охотником; не должен гнушаться никакой чёрной работы, как. например, вьюченья верблюдов, седлания лошадей. укладки багажа и пр., словом, ни в каком случае не держать себя белоручкою; не должен иметь. избалованных вкуса и привычек ибо в путешествии придётся жить в грязи и питаться, чем Бог послал; не должен знать простуды, так как зиму и лето станет проводить на открытом воздухе; должен быть отличным ходоком; наконец, должен иметь ровный, покладистый характер, чем быстро приобретёт расположение и дружбу своих спутников.

Вообще для путешественника, в высоком значении этого слова, требуется сочетание многих незаурядных физических и нравственных качеств, без чего крупный успех дела, даже при самой лучшей внешней обстановке, мало будет обеспечен. Откровенно говоря, путешественником нужно родиться, да и пускаться вдаль следует лишь в годы полной силы. С другой стороны, само путешествие неминуемо окажет благодетельное влияние на своего деятеля: его здоровье и характер закалятся, выработается находчивость и навык к практической работе, словом, приобретутся такие качества, которые впоследствии могут быть с пользою приложены к любому делу.

Но и при всех благоприятных данных  относительно  личности путешественника успех его задачи весьма много будет зависеть от общей суммы тех внутренних и внешних условий,  при которых придётся действовать. В особенности важно устроение,  так сказать, организма самой экспедиции. От большей или меньшей  удачи выбора спутников и их отношений к руководителю дела всегда будет много, даже очень много зависеть  весь ход предприятия. Как в живом организме все органы стремятся к достижению одной общей цели и для того всецело подчиняются велениям органа высшего, так и в организме экспедиционном безусловно должен быть один руководитель дела. Пусть даже он имеет свои недостатки, пусть по временам ошибается, без чего, конечно, не  может обойтись ни один смертный, всё-таки активное действие единой воли, из десяти раз на девять, скорее и успешнее приведёт к желанной цели, чем неминуемая разноголосица нескольких распорядителей предприятия. С другой стороны, личный пример начальника, его уменье привязать к себе своих спутников и вдохнуть в них собственную горячую любовь к избранному делу, вот что будет также служить не малою гарантиею успешного выполнения заданной цели. Говорю это относительно организации военного отряда. С таковым совершал я все свои путешествия и полагаю, что состав экспедиции для продолжительной научной рекогносцировки неведомых и труднодоступных местностей в глубине Центральной Азии из статских людей едва ли возможен.  В таком  отряде  неминуемо  воцарится неурядица, и дело скоро рушится само собою. При том же военный отряд необходим, чтобы гарантировать личную безопасность самих исследователей и достигнуть иногда силою того, чего нельзя добиться мирным путём. Невоенный человек может быть принят разве в качестве специального исследователя, но с условием полного подчинения начальнику экспедиции. Этот последний и его помощники также будут надёжнее из людей военных, разумеется, при условии их годности для дела путешествия. Конвой должен состоять. из служащих солдат и казаков. Дисциплину в отряде следует ввести неумолимую, рядом с братским обращением командира со своими подчинёнными. Весь отряд должен жить одною семьёю и работать для одной цели под главенством своего руководителя. Когда это будет достигнуто, многие невзгоды путешествия стушуются сами собою, и прибавится новый крупный залог успешного достижения цели.

И всё-таки не один раз этот успех будет висеть на волоске!

В самом деле — ведь маленькая кучка экспедиции, брошенная в глубь Азиатских пустынь, более чем корабль на океане изолирована от остального мира. Она несёт с собою всё для собственного существования, для своих научных работ, для борьбы с встречаемыми препятствиями. Последних же очень и очень много: с одной стороны дикая природа — пустыня с её безводием, жарами, морозами, бурями и другими физическими невзгодами; с другой — подозрительное, нередко и враждебное население. Где же тут по мелочам взвешивать шансы успеха или рассчитывать наверняка. Подобные расчёты неминуемо лопнут как мыльный пузырь. Всего лучше намечать программу путешествия лишь крупными чертами, предоставляя развитие деталей в зависимости от условий, которые выяснятся на месте. Вообще следует держаться как можно меньше теории, но всего более практики и не забывать, что во всяком живом деле «обстоятельства повелевают».

Наконец, смелость и риск, в особенности сопутствуемые счастием, представляют важнейшие элементы успеха. Правда, счастие, как известно, выражает собою более или менее прихотливую случайность, но раз эта случайность повернула в вашу сторону, шансы достижения цели умножаются на столько, как ни при одном из заурядных факторов дела.

Ещё следует заметить, что путешественнику-новичку необходимо сперва испробовать свои силы на небольшой и не особенно трудной экспедиции (каковою для меня было путешествие в Уссурийском крае в І887, -88 и -89 гг.), дабы приобресть некоторую опытность и потом уже пускаться в более крупное предприятие...

...Но как бы там ни было — большая или малая экспедиция пойдёт в Центральную Азию... для её начальника на первом плане должна стоять забота об удачном. выборе спутников, в особенности своих помощников. И тем труднее такая задача, что, как известно, «в душу человека не влезешь», а при фальши и маскировке нашей цивилизованной жизни весьма легко принять позолоченную медь за чистое золото. Поэтому удача выбора много будет зависеть и от счастия. Я лично почти всегда был счастлив в выборе товарищей и весьма обязан им успехами своих путешествий. Посоветовать же можно при выборе помощников не исключительно гоняться за их специальными знаниями, но обращать также большое внимание и на нравственные качества человека; притом брать людей молодых, сильных, энергических...

...С неменьшим вниманием следует отнестись и к составу экспедиционного конвоя. Для него всего лучше будет отряд, смешанный из солдат и казаков. Недостатки первых вознаградятся способностями вторых и наоборот. При том следует опять-таки брать людей молодых и лучше неженатых. Такие субъекты, ещё неискушённые жизнью, всегда энергичнее, откровеннее, бескорыстнее, больше увлекаются делом, между собою живут. дружнее и по родине не скучают. Кроме того, при выборе нижних чинов из солдат не следует брать жителей городов или больших деревень при железных дорогах, также бывших рабочими на фабриках или состоявших в какой либо профессии, как, например, лакеями, поварами, кучерами и т. п. Всего надёжнее жители удалённых от железных дорог деревень, да и из них люди самые бедные, лишь бы они были физически крепки и не совсем глупы. К казакам применима в большинстве та же мерка; отчасти их можно брать и по рекомендации уже ходивших раньше в экспедицию надёжных казаков, строго однако наблюдая, чтобы не попасться на удочку кумовства. Ещё надо заметить, что солдаты я казаки гораздо лучше рядовые, ибо, помимо всего прочего, для них постоянная в перспективе приманка быть за отличие произведёнными в унтер-офицеры или урядники властью начальника экспедиции. Вообще по многолетнему своему опыту могу свидетельствовать, что наши солдаты и казаки — это идеальные для трудных и рискованных путешествий люди: они смелы, выносливы, неприхотливы и легко дисциплинируются; кроме того, из тех же казаков выходят хорошие препараторы и сносные переводчики.

 

культура искусство общество общество Пржевальский
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА