Опубликовано: 06 января 19:33

РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО

 

 Решил опубликовать ещё немного из воспоминаний родного брата моей бабушки, Надежды Ивановны Хмелевской (Цвикевич) о том, как встречали извечный праздник православных христиан, Рождество Христово. Описываемое  происходило в Бресте, в самом конце позапрошлого века. Девочка – это моя бабушка, а Колька – её братишка. Читайте воспоминания, что написал брат моей бабушки, Николай Иванович Цвикевич, мой двоюродный дед, о встрече Рождества Христова!

 

Всё больше входит в свои права зима. Всё больше становятся сугробы снега возле крыльца, конюшни, особенно в саду. Всё реже ясные и не особенно морозные дни, когда детям позволяют бегать на дворе, лепить снежные бабы, ездить на санках. Но в ясные солнечные дни зимой обыкновенно бывает сильный мороз. Малый толстячок Коля скоро мёрзнет, начинает реветь, надо его везти домой.

Раньше начинает темнеть. Вечера длинные. Но какие приятные! В печке весело пылают, как раскалённое золото, берёзовые поленья. Жадно лижет их розово-голубое пламя. Как зайчики скачут на ближайшей стене и полу полосы света. Печка гудит, в трубе гудит и за окном что-то ворчит и со злостью трясёт ставнями.

 Когда приближается Рождественский праздник, вечера становятся ещё более приятными, так как и мама, и папа, и дети каждый вечер собираются за большим круглым столом в столовой под низко висящим абажуром с керосиновой лампой. На столе раскладываются груды цветной, золотой и серебряной бумаги, картона, цветных тряпок, ваты, бутылочки с клеем, коробок с красками. Мама из ваты, проволоки и тряпочек искусно делает гномов, медвежат, белочек, зайчиков, грибки и большого Деда Мороза.

Дети лепят цветные бумажные цепи. Отец, скинув сюртук, с проволоки и картона мастерит китайские фонарики или великолепную звезду на верхушку ёлки. Все возбуждены! У детей блестят глаза, румянец на щеках. У Коли большой пузырь под носом. Нет времени его вытереть, а никто этого не замечает. То и дело раздаётся писк, смех и восторги детей по поводу новой удачной игрушки мамы или красивого фонарика отца. То и дело крики: «Где подевались ножницы?! Кто забрал клей?!» И так до самого ужина. Служанка Фёкла уже несколько раз приходила сказать, что ужин готов. Все с трудом отрываются от работы. Убирают стол. После ужина не так легко принудить детей пойти в кроватки. Наконец, папа берёт обоих разом на руки и заносит в спальню. Но должен обещать, что расскажет им сказку или как там было на турецкой войне. Папа укладывает детей и начинает рассказ, но через несколько минут должен прервать, так как дети уже сладко спят. Отец на цыпочках выходит из спальни.

Ещё долго, до позднего вечера, сидит он с матерью, и оба мастерят что-то возле двух довольно больших деревянных домиков, которые мать вынула из шкафа. Это будет сюрприз для детей на ёлку. Один домик для девочки, другой для мальчика. В домике для девочки две комнаты – гостиная и спальня. Стены комнаты обклеены золотой, сверкающей лаком бумагой ясно-орехового цвета. Выглядит это богато! В гостиной стоят миниатюрные столик и кресла, на окнах цветы и занавески. В спальне кроватка, а в ней чудесная фарфоровая куколка. Домик освещают свечи через отверстия в потолках. Когда свечи  зажигаются, внутренность домика выглядит восхитительно.

Домик для мальчика выклеен внутри белой, голубой и серебряной бумагой. Имитирует это зиму. На тыльной стене наклеены картинки – вид гор в снегу и портрет генерала на коне. Пол – белый, снег. На переднем плане с боку полосатая (бело-красно-синяя) сторожевая будка, возле неё часовой. Вся эта сцена для представления смотра войск на поле, где-то возле Балканских гор. Войска разного рода, орудия будут проходить перед генералом. Устроено это так – в боках домика сделаны два отверстия, через которые протянута лента, на которой наклеены пехота, конница, артиллерия. Лента передвигается, а марш войск сопровождается игрой на трубке и битьём в барабан. Папа ухитрился делать это всё сам. Смотр производит генерал Гурко или Скобелев.

 Праздник близится. Мама с Фёклой целые дни возятся в кухне, что-то там пекут, жарят. Пахнет там роскошно! Дети, конечно, вертятся там, заглядывая всюду, запуская ручки то в дежу с тестом, то в макитру с маком, то в банку с вареньем.

Колька сунул палец в пасть большой щуки, что лежала в тазу. Палец его завяз в острых зубах щуки. Колька заревел. Надо было его спасать. Детей выпроводили. Пробовали найти для них занятие, но всё потеряло для них интерес. Конечно, хотят помогать маме. Надо дать им что-нибудь. Дали растирать мак в макитре. Дети усердно принялись за работу.

Настаёт, наконец, такой день, когда отец, мать едут в город на закупы на ёлку. Привозят фуру коробок, узелков, мешочков. Само деревце обещал доставить знакомый дорожный мастер. Но почему-то медлит. Завтра сочельник, а ёлки ещё нет. Даже папа начал беспокоиться. Наконец-то, уже в сумерки, вечерним поездом привезли и ёлку. Дети хотели, конечно, сейчас же её убирать, но сказано было им, что уже поздно слишком, надо идти спать.

На следующий день с самого утра поставили ёлку и начали её убирать. Папа и мама с таким же увлечением, как и дети. То и дело возникали горячие споры, где что повесить, но тотчас же приходили к соглашению и восхищались сообща, что так именно игрушка (украшение) выглядит великолепно. Родители и дети работали с таким увлечением, как будто это было что-то очень важное в жизни. И имели основание: если даже это не так уж важно, но зато очень красиво.

Хорошо и тепло в семье, когда родители молоды, а, главное, когда сердца имеют молодые. Как каждая сказка в детстве, есть и та, которая связана с Рождеством: о божественном ребёнке, рождённом в пещере, куда пастухи загоняли скот, об ангелах, которые в небе пели «Славу в вышних» и весть о рождении принесли пастухам, о звезде над Вифлеемом, местом, где родился Христос, и о трёх волхвах, которые пришли на поклон и принесли дары.

Для припоминания колыбели в пещере, под скатертью на столе наклали сена. Детям совершенно серьёзно объясняли, откуда такая традиция. Жили они под впечатлением опять происходящего и века повторяющегося чуда. Выглядывали в окна в надвигающийся синий сумрак, зажглась ли уже на небе Вифлеемская звезда. Когда совсем стемнело, зажгли свечки на ёлке и сели ужинать. Папа предложил детям ещё раз выглянуть в окно. Что же это?! У детей сладко замерли сердечки. Видят чудо наяву – за окном порхает, медленно шевеля прозрачными крылышками, божественно прекрасный ангелочек, в тонкой, как туман, рубашечке, с голыми ручками и ножками. На лицах детей испуг, восхищение, обожание. «Видите, дети, – говорит папа совершенно серьезно. – К вам прилетел ангелочек на праздник. Но ему, вероятно, холодно. Надо его взять в комнату». Дети верят, но боятся – не спугнут ли ангелочка, не улетит ли он, удастся ли взять его в руки. Папа уверяет, что удастся. Дети тогда бегут и выскакивают на двор. Папа за ними, так как ведь дети сами не достанут так высоко, до окна. Ангелочек не улетел и всё ещё порхал у окна. Папа осторожно взял его в ладони. Принесли его в комнату.

 Тут чары чуда развеялись. Оказалось, что это не живой ангелочек, а фарфоровый, с крылышками из шёлковой газы на проволочках. Папа подвесил его на тёмной тонкой резинке, на которой он парил, и которой не было видно в темноте. Так жаль было чуда! Но и этот неживой, такой прекрасный, повешенный на ёлке, опять как бы парил на резинке. Выглядел, как живой.

Во всё время ужина дети то и дело поглядывали на ангелочка, который среди иных чудесных вещей, висящих на ёлке, придавал им особенный смысл и прелесть.

 

 В кухне кто-то несмело стучит дверь и отворяет её. Раздаётся топот, возня. Это пришли колядники со звездой и шонкой (театр марионеток – пещера, а в ней святое семейство, бараны пастуха, волхвы), ребята с Киевской Слободы. Среди них переодетые медведем, козой и аистом. Колядников зовут в столовую. Вносят они с собой запах снега и бараньих кожухов, в которые, шерстью наверх, одеты были коза и медведь. Внутри звезды – картинки, освещённые свечкой и приклеенные на обруче, который вертится. Они бросают движущиеся тени, на пропитанную жиром и потому полупрозрачную бумагу у звезды. Тени эти представляет поход каравана трёх волхвов: верблюды, ослы и лошади идут одни за другим. Возле них бегут погонщики, держа их за узды. Один из колядников держит на руках шонку. Детям так понравилась эта шонка, что папа предложил ребятам продать её. Ребята отказались. Предложение это, как было видно, показалось им даже обидно. Вероятно, в работу над ней вложили столько мечты, и творческой фантазии, что ни за что не отдали бы её, особенно теперь в сочельник, в первый день праздника, когда они имели особенный аттракцион. Ребята разыграли очень примитивную, хотя и смешную пантомиму с козой и медведем. Пропели потом несколько нескладно, охрипшими голосами колядку:

 

Христос родыуся.

 Бог воплотыуся.

 Ангелы спивають.

Дитятко витають.

Чудо, чудо сповидають!

 

Дети запомнили начало этой колядки. Пели и потом, а когда услышали о том, что какие-то колядники украли с передней кому-то калоши, то добавили ещё одну рифму – «И калоши хапають!»

 

Один из ребят, значительно старший, прячущийся позади, продекламировал басом какой-то самодельный, а, может быть, передаваемый традицией стих – поздравление хозяевам, пожелание им урожая и долгой жизни. Получив оплату, хихикая и толкаясь, компания вышла за дверь, оставляя на полу натоптанную грязную лужу. А в памяти детей осталось воспоминание на всю жизнь.

 После ужина папа, спрятавшись за открытую дверь в другой комнате, бросал из-за неё орехи и конфеты, говоря, что это бросает Святой Николай. Дети знали, что это папа, а одновременно хотели верить, что это Святой Николай, и издавали крики удивления и восторга. Так легко может забавлять детей тот, кто их любит!

Потом папа зажигал на ёлке «холодные огни», рассыпающие снопы белых искр и великолепную пиротехническую штучку, которую назвал «солнце». Прибитая гвоздём к двери и зажжённая, она вертелась, тоже рассыпала искры, но уже золотые и обильнее. Зажигал папа ещё иные штучки, назвал их «жабки». Они стреляли и скакали с угла в угол. Дыму и запаху пороха наделали эти штучки столько, что пришлось открывать окна. Но сколько, зато, утехи, веселья!

культура искусство общество общество Рождество Христово, воспоминания, Брест
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА