Опубликовано: 14 марта 2013 12:52

ТАИНСТВО УЛЬТРА-ОРТОДОКСАЛЬНОГО ЕВРЕЙСКОГО СВАДЕБНОГО ТАНЦА

Увидев это, я невольно застыла от некой архаической фундаментальности, если такую характеристику можно применить к фотографическому изображению. Словно это не фото, а картина нарисованная маслом каким-то художником вроде Уотерхауса или Рембранта. В памяти еще всплыли картины К. Маковского и В.Пукирева ("Боярская свадьба", "Неравный брак"), где каждая мимическая черточка на лицах героев с математической точностью выверенная художником, несет в себе как индивидуальное эмоциональное переживание, так и отражает атмосферу коллективного гипнотического впадения в транс людей, объединенных одним важным событием.

От этого фото так и хлыщет мощнейшей, даже не ветхозаветной, а какой-то хтонической энергетикой, которая только на первый взгляд, кажется статичной и герметичной. Она буквально рвется наружу через мертвый холодный монитор, грозя сшибить с ног. И кажется, что я уже слышу тот тяжелый, многослойный, ни с чем не возможный спутать, выпуклый, почти осязаемый "запах иудейства", о страхе перед которым, о болезненно-мучительном неприятие которого, будучи сам евреем, когда-то писал О. Мандельштам.

Напряженно-вдумчивый взгляд невесты, рука машинально поддерживающая подбородок и пальцы полузакрывшие рот так красноречиво говорят.... О чем?! Сложно сказать, но о чем-то важном и непостижимом для не иудейского сознания. Трудно понять о чем думает ультра-ортодоксальная еврейская невеста. Пристально-задумчиво, без явной радости, без девичьего стеснения и робости смотрит как ее жених в огромной медвежьей (?) шапке, с невероятным (для не евреев) "архитектурной" растительностью на лице, танцует в сакральном тандеме со своим раввином. Что значит эта странная расстановка танцоров и главного зрителя? У большинства народов на свадьбах молодожены танцуют вместе или невеста танцует одна в центре круга. Но, чтобы танцевал жених да еще и с духовным лицом, такого я лично не встречала. Может кто и просветит мое невежество? Возможно, этот танец символизирует матриархальную доминанту еврейского миросознания, еврейской семьи? Пусть жених доказывает свою достойность еще и в ритуальном танце? И делаются определенные выводы исходя от его ловких, слаженных или не очень, движений?

А наряд невесты? Полностью закрытый, пуританско-целомудренный. Но, что значит эта неожиданно контрастирующая дымка черной вуали на юбке, которая так неловко, но так реалистична (как же иначе, ведь это фото) скошена в сторону и немного, с детской непосредственностью задрана? Черная вуаль - как напоминание, что брак это не безмятежное счастливое супружество, а еще и тяготы и скорбь по девичеству? Как бы то не было, какая концентрация дремучего, но такого животворящего таинства и мистического флера во всей этой картине! Какое мрачное, эластично-угрюмое очарование, как от цветения бальзы, которая расцветает только ночью! 

Вообще, люди рефлекторно следуя ("так делали наши отцы и деды") привыкли воспринимать свои национальные обычаи и традиции как некую косную данность, уходящую корнями в древность и не будящую их этно-психологическое любопытство. Почему этот или другой обычай именно таков, а не другой? Что значат те или иные ритуалы? Что символизируют те или иные элементы одежды? Чем обусловлены те или иные эстетические предпочтения? Почему, к примеру, красный цвет, а не зеленый? Почему тотемно это животное, а не другое? И самое главное, смертельно любопытно узнать: как, с каких азов, с каких эдемовских времен они (обычаи и традиции) начинают свое зарождение, развитие и становление как социально-культурные и духовные атрибуты народа? Ведь обычаи и традиции (симбиоз и религиозных, и языческих) не универсальные клише, придуманные кем-то и розданные разным народам в свободное пользование. У каждого обычая своя "эмбриональная" история, свой "этнический" паспорт, вобравшие в себя сведения о психологической особенности, мировоззренческой концепции ( плюс, думаю, не мало важен фактор случайности и мн.др.) его носителя.

Возвращаясь к данной фотографии скажу, что нахожу ее почти гениальной с точки зрения сверхточной фиксации реальности, буквально пульсирующей мистическим иудейским эзотеризмом. Добавлю, что весьма колоритны и лица женщин следящих за танцем. Они представляются олицетворением как фундаментального еврейского интровертного снобизма, так и любопытсвующе-восторженной добродушности. И юные лица еврейских отроков завороженно следящие за мистическим танцем, чьи молочные хрящи только-только набираются приторных соков своей яхвической религии. И как же жаль, что не видно лица танцующего раввина! Это делает картину как бы не полной, не законченной, трансцендентальной, но вместе с тем, несет в себе самую большую эмоционально-смысловую интригу.

культура искусство общество религия евреи, свадьба
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА