Опубликовано: 18 марта 2013 16:52

В. К. Кузаков Астрология сквозь призму историографии истории астрономии

 

Астрологическая массовая литература, которая функцио­нировала на Руси в допетровское время, не была порож­дением пришлой европейской моды, а отражала специфи­ку культуры определенного этапа, вызванную сугубо ре­альными, определенными задачами. Вопрос надо формулировать так: какие за­дачи в реальной обстановке и насколько удовлетворитель­но решала эта «наука». «Колеса», находившиеся в общемиро­вом «механизме», как маховые колеса, распоряжающиеся движением других «шестеренок» — светил, созвездий, сме­ной времен года, дня и ночи, «зацепляли» колесики чело­веческой жизни, превращаясь в образ огромного «колеса фортуны», «колеса судьбы».

Древнерусская практика передачи зна­ния основывалась именно на бесписьменной традиции, традиции передачи знания изустно («из уста в уста», как нечто переданное, «вдутое»). Так передавались сведения о том, как и когда гигантское «маховое колесо» небес за­цепляет «колесики» дольнего мира, в которые практичес­ки превращались сами люди.

Практически все историки астрономии так или иначе касались астрологии. Даниил Святский в 1927 г. опублико­вал статью, посвященную литературе еретиков Новгорода Великого конца XV в.3, а также небольшую работу об астрологе Николае Любчанине и астрологических альмана­хах на Руси в XVI в.4 обращение  еретиков к естественнонаучной литературе было не самоцелью. «Шестокрыл», как таблицы определения дат затмения, был только средством, при по­мощи которого решались более важные, с точки зрения самих еретиков, проблемы: понятие вечности или конечно­сти мира в контексте православной доктрины.(имелись) греческие рукописи, находив­шиеся в собраниях русских монастырей, в них были «заданы основные методы всех естественных паук» (мир, земля и небо как единое, связанное целое). Наконец, астрология есть не что иное, как эксперимент, ибо «магия, преимущественно астрологиче­ская магия, была всеобщей школой человеческого знания», т. е. историей методов пауки.

Шангин пишет, что астро­логия предшествовала астрономии. Шангин, далее, считает астрологию своеобразным стер­жнем народной науки: «...наиболее сильная сторона народной пауки — астрология, поглощает или в ином случае ок­рашивает собой другие отрасли народного знания (магия ботаники — астроботаника, медицина — иатрософия, метео­рология — астрометеорология)» 8. Очевидно, было бы пра­вильнее говорить о том, что человек в явлениях природы видел естественную связь с временами года, которые свя­зывались у него с периодически возвращающимся миром Солнца, Луны и созвездий. в «основе астрологического мышления, как-никак, лежала идея закономерной связи между человеком и природой: отдаленные от нас светила, повинуясь некоторым вечным и неизменным законам, ока­зывают свое действие на подлунный мир и на все там на­ходящееся» 15.

В своем функционировании на Руси такая астрология в известной мере противопоставлялась доктринам церкви, не бывшим в состоянии ответить на вопросы о судьбе каждого чело­века.

культура искусство общество история
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА