Опубликовано: 23 марта 2013 00:02

КАЛИНИЧЕНКО БУКВАРЬ И РУССКАЯ АЗБУКА

Букварь – это самая первая книга в жизни русского человека. Но не только потому, что это – самый первый учебник русского языка для самых младших школьников. Букварь – это вообще самая первая книга. На это указывает английское существительное “БуК”, которое переводится как книга, хотя ясно, что оно – от русской БуКи. 

Английское “БуК” совместно с русской БуКоЙ указывают собой на то, что первоначально книг как таковых не было. Были просто БуКи, т.е. БуКВы и ЗВуКи. Каким образом они могли быть без книг? На этот вопрос отвечает русский аЗ, он же – ЗоВ, а также уЗа , уЗеЛ и, наконец, уЗоР или ВяЗь. Эти буки и вяки были в виде узелковой письменности, как говорят филологи и историки. И это хорошо видно на примере санскритского письма ДеВаНаГаРи, у которого буквы как будто висят на верёвке. Так и хочется сказать, что это письмо просто списано с узелковой вязи. Но почему–то не всем хочется.

Конечно, современные книги – это не буквари. И не только потому, что они – не вязаны, а только переплетены или даже склеены. В современных книгах нет букв. И не только потому, что буквы – круглые, как у глаголицы, а в современных книгах – угловатые литеры. В современных книгах нет и литературы, поскольку литература – это буквально букварь, только на латинском. В современных книгах – слова, предложения, изложения, повести, романы, оды, поэмы, одним словом – словесность. Именно поэтому современные книги – это словари. Более того, это – толковые словари, поскольку в них растолковываются различные слова, именуемые понятиями и представлениями, определениями и замыслами, теориями и гипотезами, учениями и программами... Ой, как только не именуют слова! И так им и надо, поскольку слова – это голоса, а голоса все такие разные...

Иное дело – звуки. Они все одинаковые и однозначные. Именно поэтому их нельзя толковать. Их можно лишь раскрывать, разделять и показывать, если они записаны буквами, или озвучивать, если есть, кому взять эти зовы. Именно это и делает БуКВаРь. Он показывает, как возникают звуки и что из них связывается. Вкратце напомним, как они возникают. Более подробно об этом, а также почему именно так, описано в книге “Азы науки” в сборнике “Против глупости”, Москва, 1977 г.  Исходный или стволовой звук – Ф. Звук этот – женский, потому что именно так звучало самое первое звание женщины, девы, матери. Этот звук раздвоился на два звука – П и Х. П – это тоже женский звук, а Х – мужской. Каждый из этих звуков раздвоился на два своих звука, но тоже на женский и мужской. Получившиеся звуки тоже раздвоились. И так далее. В итоге вся азбука образовалась путём раздвоения звуков на женские и мужские. Женские звуки в ней обозначены жирными буквами, мужские – тощими. И уже одного этого достаточно, чтобы знать, как звали мужчин и женщин у разных народов в самом начале их развития, поскольку все знаки азбуки обозначают именно это. Дальнейшее развитие азбуки привело к составным звукам или звучаниям с составными значениями, которые устанавливаются путём деления звучания на составляющие его звуки. 

От известных алфавитов, в том числе от алфавита, предложенного греческими монахами Кириллом и Мефодием для славян, русская азбука отличается, во-первых, порядком расположения букв или литер. В русской азбуке буквы образуют собой дерево со знаками–ветвями, а в известных алфавитах – почти произвольный ряд знаков. Во вторых, в русской азбуке каждый из знаков обозначает или мужчину, или женщину, а во всех прочих звукорядах, включая музыкальный, мы имеем пустые, ничего, кроме самих себя, не значащие звуки. Но есть и сходства. Дерево со знаками–ветвями – это лишь исходное дерево. Оно вырастает во взрослое дерево, у которого каждая ветвь – уже не звук, а целое звучание с мужским или женским значением (Последнее снова выделено жирными буквами), и с теми же законами, что и исходное, азбучное древо. То же самое можно сказать и об алфавитах. Из них как из исходного материала составляется литература. И какой порядок в них, такой порядок и в литературе. Правда, здесь опять отличия. В русском языке порядок ЕСТЕСТВЕННЫЙ, а в литературе, какой бы она ни была, искусственный. То есть ПРОИЗВОЛЬНЫЙ.

 

культура искусство общество наука
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА