Опубликовано: 30 марта 2013 13:57

Заповедники и космодромы

заповедники и космодромы

В районе деревни Карагужиха падают ступени от ракет с Байконура

Все наши спутники, а потом и космиче­ские корабли запускались когда-то с одного космодрома, с Байконура. Ракеты стартовали на восток, и траектория их полёта проходила сначала над территорией Казахстана, а дальше над Алтайским краем и Горным Алтаем. Отработавшие ступени ракет падали там же. С некоторого времени они стали падать в Телецкое озеро и на территорию Алтайского государственного заповедника.

Ещё в 1961 году я видел днём ракету на запуске, вернее, огненный её хвост. Я думаю, до неё было не менее сотни километров.

Осенью 1982 года, будучи в Алтайском заповеднике, я ночевал у своего старого зна­комого, лесника Максима Ивановича Анфёрова на кордоне Челюш. Так вот, он рассказывал мне, как этот кордон подвергся «бомбардировке» обломками ступеней ракеты:

- Сидим мы это с женой Тасей на крылечке, отдыхам. Солнышко уже за горы садится. Прямо против нас, за Ян-Чили. Тут как засвистит! Как ухнет в озеро! Два разá! Мы ничо не понимам! Чо тако?! Опять как засвистит да рядом с домом в огород как саданёт! Господи милостивый! Бомбят чо никак! Мы с Тасей в погреб! Потом я глянуть пошёл, а в огороде — вот такая хреновина! (Широко разводит руки). Ещё горячая! Пойдём покажу!

К стенке сараюшки был прислонен кусок обшивки космического корабля! Вот это да! Размером с хорошую столешницу! Да если бы такая хреновина, как выразился Максим Иванович, «саданула» (он, конечно, сказал покрепче) по его невзрачному домику, то наделала бы делов.

— Это ещё чо, — говорит Максим Иванович. — Вон на Аюкольской тропе (там, кстати, в своё время заповедником был заложен экологический профиль для изучения заповедного биокомплекса — Д.Ж.) целый бак лежит, пустой. Мужики всё ладят его под избушку приспособить. Дак в ей и жить-то нельзя! Железка! Одни соболя прячутся.

Ничего себе железка! Глыба титана да к тому же ещё и с остатками ядовитого топлива. День спустя я выяснил, что местное население нашло применение этим кускам стратегического металла. Из них делают надгробия на могилы. Умельцы обрезают обломки по нужной форме, полируют, гравируют надпись — и готов вечный памятник. В поселке Яйлю их несколько.

Какое количество таких обломков лежит в алтайской тайге, да ещё заповедной, не скажет никто. Да только ли в алтайской?

В конце семидесятых космические ракеты, которые запускают с космодрома в Плесецке, начали проходить прямо над территорией Печоро-Илычского государственного заповедни­ка. В те годы я там работал. Сколько раз мы заворожено следили за гигантским, на полнеба выхлопом ракеты, за отделением ступени и включением следующей. Зрелище потрясающее! Космическое!

А остатки-то ступеней падали и падают до сего наверняка времени на территорию заповедника. Нашим сотрудникам приходилось участвовать в поисках первых обломков вместе с тамошними кагебешниками. Летали на вертолёте МИ-8, нашли то место, где этот кусок и доныне покоится в болоте.

Более того, перед этими запусками новой, видимо, модификации ракет-носителей вся территория заповедника была пройдена геофизиками с целью, как нам объяснили, «изучения строения земной коры в рамках государственной программы(!)». Прорубались визиры, производились взрывы, несильные, правда, но всё-таки взрывы в заповеднике. Потом выяснилось, что всё это было необходимо для расчёта траектории полёта ракет.

Два заповедника и два космодрома. Пока будут они действовать, будут валиться на территорию этих заповедников по специально рассчитанным траекториям обломки топливных баков космических ракет с остатками ядовитого топлива. Остановить этот процесс просто невозможно, как бы ни протестовали работники заповедников и других природоохранительных организаций. Разве что гринписовцы прикуют себя цепями к ракете, находящейся на стартовом столе. Да кто их туда пустит!

И ещё об одном. За несколько лет до того, как в Печоро-Илычский заповедник стали падать обломки космических ракет, весной 1971 года в восьмидесяти километрах южнее заповедника, на самом севере Пермской об­ласти, почти на берегу озера Чусовского был произведён подземный ядерный взрыв «мощностью от 20 до 200 килотонн», как сообщил вечером того же дня «Голос Америки». Тряхнуло нас тогда прилично, баллов на 4-5. Жертв и разрушений, как говорится, не было, только просела крыша в старом щитовом доме.  Однако буквально через час-полтора с юга, со стороны взрыва, пришла сильнейшая метель, которая обрушилась на наш посёлок Якшу, на Печору и заповедный лес. После этого каждую весну над нами пролетал самолет ИЛ-14 (красного цвета!). Видимо, это была радиацион­ная разведка.

В том районе располагаются зимовки лосей, мигрирующих с севера, с территории Печоро-Илычского заповедника. Весной они идут обратно, в заповедник. Там лосей промышляли и, видимо, промышляют до сего времени. В то время, ко­гда я там жил, мы добывали по полтора-два десятка зверей. Добывали для прокорма жителей нашего посёлка. А паслись-то и пасутся по сей день эти лоси в ивняках, на которые лёг радиоактивный снег после взрыва. Не знаем и до сих пор, какую дозу радиации получили мы и наши дети в результате того ядерного взрыва весной 1971 года.

Через несколько лет, учитывая лосей с воздуха в том районе, мы пролетели над эпицентром взрыва. Впечатление было, словно мы побывали над местом падения Тунгусского метеорита, только размеры меньше. Лес лежал вываленный радиально, как и там. Подземный взрыв ядерного заряда оказался совсем не подземный. Выброс был километра на полтора, говорили.

Наверное, нам, работникам заповедника, следовало протестовать и против уже выпавших радиоактивных осадков, и против «исследований» геофизиков, и против падающих нам на головы и в заповедник обломков космических ракет. Однако это были семидесятые годы.

Запоздало пишу об этом, потому что обломки эти падают до сих пор. Но какое это имеет теперь значение?

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Сегодня в Интернете можно найти огромное количество материалов об этих падениях обломков ракет и про ядерные взрывы. Вот, например, такая информация найденная на сайте http://krsk.sibnovosti.ru/

«РОСКОСМОС заплатил Алтайскому заповеднику за упавшие отработанные ступени ракет

11:29 13.04.2006 

Алтайский государственный природный заповедник получил от Роскосмоса первую денежную компенсацию - 1,2 миллиона рублей. Как сообщает ИТАР-ТАСС, в 2005 году на территорию заповедника, находящуюся на траектории полета стартующих с Байконура космических кораблей, дважды падали отработанные ступени ракет. В том же году дирекция заповедника напрямую заключила договор с Роскосмосом об использовании районов падения и выплате компенсаций за нанесенный природе ущерб. Часть поступивших средств будет перечислена в управление МЧС по Республике Алтай за обследование мест падения. Остальные деньги направят на развитие заповедника, проведение научных изысканий, закупку оборудования. Таким образом, одно падение обломков ракет на территорию заповедника обходится Росавиакосмосу в среднем в 600 тысяч рублей». 

Что значит эта компенсация, если куски ракет с остатками ядовитого топлива продолжают валиться на тайгу и даже населённые пункты?

 

заповедники и космодромы

 Вот такое «фрагменты» до сего времени разбросаны в алтайской тайге.

заповедники и космодромы

А это районы падения обломков ракет. Зелёным обозначены заповедные территории.

 

Теперь про тот самый подземный ядерный взрыв. Кто интересуется, может посмотреть видеоролик о нём вот здесь, а прочитать статью из «Комсомольской правды» здесь. Кроме того, можно и посмотреть место этого взрыва в  программе  Google Планета Земля,  введя в поисковую строку вот эти координаты  61°18'20"N 56°35'58"E

 

Эта статья была опубликована довольно давно в «Российской охотничьей газете». Не знаю, интересна ли она будет посетителям, но всё-таки решил её опубликовать снова.

 

культура искусство общество история заповедник космодром
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА