Опубликовано: 17 ноября 2012 18:37

ИСТОРИЯ СССР И РОССИИ В АВТОМОБИЛЯХ (часть первая)

Сотворение образа

Самое-самое начало всякого исторического процесса безумно важно! Именно в этот момент закладывается глубинный смысл происходящего. Его легенда, на основе которой собственно всё остальное и будет создано.

Для истории автомобилестроения это также важно, как и для любого другого социального процесса. Флаги и трубы перед первыми автомобилями в Англии, требование съезжать в кювет и маскировать ветками автомобили в США, если встречная лошадь пугается (этот закон, кстати, так и не отменен!), - все это не могло не стать причиной к тому, что "там" автомобиль носит сугубо утилитарный смысл: сел и поехал.

У нас же все не так.

В России к автомобилям присматривались долго, с подозрением, не спеша пускать их в свою жизнь. И даже после того, как они, казалось бы, прочно вошли в нашу жизнь, им еще долго приписывали непременно таинственный, особенный смысл. Посудите сами.

 20-е романтические, необычайные

 Автомобили Михаила Булгакова

 Итак:

 Маргарита Николаевна: "На автомобиле летать комфортнее!"

Решившись пойти на все, но только вновь соединиться с мастером, Маргарита Николаевна превращается в ведьму (хорошенькую, надо признаться, жаль только, невидимую). Пришлось ей в этой роли, как и положено, полетать и на половой щетке. Она лихо улетела из своего особняка на Остоженке, 21.

 Со свистом проскочила на Арбат и тут же поплатилась за это - едва насмерть не разбилась на Арбате о старый фонарный столб. Потом ей постоянно приходилось увертываться от всевозможных плафонов, дорожных знаков и проводов:

Козлоногий почтительно осведомился у Маргариты, на чем она прибыла на реку: узнав, что она явилась верхом на щетке, сказал: - О, зачем же, неудобно, - мигом соорудив из сучков какой-то подозрительный телефон и потребовал у кого-то сию же минуту прислать машину, что и исполнилось, действительно, в одну минуту. На остров обрушилась буланая открытая машина, только на шоферском месте сидел не обычного вида шофер, а черный длинноносый грач в клеенчатой фуражки в перчатках с раструбами.

 А интересно, на какой машине летала Маргарита? В романе описываются события начала мая 1929 года. Михаил Булгаков всегда отличался безукоризненной точностью в самых мелких деталях, поэтому можно смело предположить, что и машину он описывает из тех, что были в то время. А это сразу очень четко ограничивает круг возможных претендентов, по сути, лишь одной машиной - "Форд А". В то время это была новая машина, мечта всех водителей. Очень комфортабельная, скоростная, надежная.

Особо надо обратить внимание на "масть" машины: у Булгакова она - буланая. Эта масть, как известно, в коневодстве означает, что лошадь - светло-желтая, с черными гривой и хвостом. Надо вспомнить, что с Форда-А была нарушена традиция, что "машина может быть любого цвета, при условии, что этим цветом будет черный". И как раз светло-желтый цвет был одним из самых популярных. Покрышки (черного цвета!) вполне могли заменить и гриву, и хвост.

 Кстати, упоминание типа кузова - "открытый", тоже как нельзя лучше подходит именно к этой марке. Наиболее популярными в СССР были именно фордовские фаэтоны. Не зря же именно они и стали ГАЗ-А.

Полет на такой машине даже близко нельзя было сравнить с полетом на щетке:

Ровное гудение машины, летящей над землей, убаюкивало Маргариту, а лунный свет ее приятно согревал. Грач ли хорошо знал свое дело, машина ли была хороша, но только вскоре Маргарита, открыв глаза, увидела под собой не лесную тьму, а дрожащее озеро московских огней...

Действительно, двигатель "форда" был отменный: 4-цилиндровый, с рабочим объемом в 3,3 литра, мощностью в 40 лошадиных сил при 2.200 оборотах в минуту, - он гарантировал спокойную поездку, не досаждая ни вибрациями, ни гулом, ни каким-то неприятным рыком. Недаром он, в своих различных модификациях, дожил в нашей стране до 80-х годов, получив название "вечного двигателя".

 Да и судьба "фордов" в России была очень точно предсказана и описана Булгаковым. Машина Маргариты окончила свои недолгие дни в овраге около Дорогомиловского кладбища, и все остальные "форды" марки "А" стали лишь исходным материалом для выпуска советского варианта легковушки, положив начало массовому советскому автомобилестроению. И если его "дочерей" - ГАЗ-А - еще можно найти хотя бы в музеях, то самого "форда" уже не встретишь, как ни пытайся.

 Хотя можно назвать и еще одну машину, она, кстати, упоминалась в черновиках к роману, - это Lincoln серии L, а точнее модели 124B в кузове sport turing. Она тоже была в таком же раскрасе (желтый с черным). Машина - блеск! Роскошь и изыск. Самое то для очаровательной умной женщины в самом соку.

мечта поэта

Но учитывая исключительный характер таких машин (по цене он не уступал самому роллс-ройсу) и их поштучный выпуск... Не зря же в конечном варианте романа Булгаков вообще снял упоминание о марке.

Начинаются проблемы, или на какой машине боялся ездить Иван Васильевич?

Есть еще одна интересная и таинственная машина в повестях Михаила Булгакова. Это автомобиль режиссера Ивана Васильевича из "Театрального романа", на которой тот пуще смерти боялся ездить. Такая вот машина, заработавшая бессмертие тем, что никогда никуда не ездила...

 С улицы входа нету, а поверните за угол во дворе. Там увидите человека в тулупе, он вас спросит: "Вы зачем?" - а вы ему скажите только одно слово "Назначено". За углом, как раз напротив человека в тулупе, вы увидите автомобиль без колес на домкрате, а возле него ведро и человека, который моет автомобиль... Он каждый день ее моет, сняв колеса. Иван Васильевич никогда в нем не ездит.

Как известно, в Иване Васильевиче описан К.С.Станиславский. От его дома в Леонтьевском переулке до Камергерской улицы, где находится МХТ, действительно, рукой подать. И ездить на машине, в общем-то, не было никакого резона.

Дело было, скорее всего, в "специфике" отношения К.С.Станиславского к автомобилям вообще. Да - удобно, да - быстро, но и не более того. В своем рассказе "В гостях у Метерлинка" он четко обрисовал роль автомобиля - быстро и с комфортом довезти до места, а затем - исчезнуть, не мешать, не вносить "анахронизм" в обстановку. А поскольку поездка в театр - священнодействие, то автомобилю тут не место.

 Михаил Булгаков прибавил от себя еще и то, что Иван Васильевич попросту боялся автомобилей:

Иван Васильевич в театр приезжает два раза в год на генеральные репетиции, и тогда ему нанимают извозчика Дрыкина.. А если шофер умрет от разрыва сердца за рулем, а автомобиль возьмет и врежется в окно, то что тогда прикажете делать?.. Дрыкинская лошадь не понесет. Она только шагом ходит.

Это было, конечно же, преувеличением. Но все же...

К сожалению, ни в мемуарной литературе, хранящейся в Российской государственной библиотеке, ни в музее К.С.Станиславского автору не удалось найти - что же это была за машина "кофейного цвета". И в семье купцов Алексеевых, и в пользовании Константина Сергеевича, было много различных машин. В описываемый в романе период у него была машина марки "Адлер", но о каком именно автомобиле идет речь в романе?

Наверное, исследователи творчества Булгакова еще займутся как-нибудь разрешением этой загадки. Но представляется, что у этой загадки не может быть решения. Наверное, эта машина была лишь знаком для главного героя, чтобы понимал, что когда тебя зовут на чрезвычайно ответственную беседу в понедельник 13-го числа, то автомобиль во дворе лишь показывает дистанцию, которую надо соблюдать, если хочешь получить от ее владельца положительного результата (автомобили тогда просто так не раздавали!). И ни в коем случае не спорить...

Хотя... Может быть это, действительно, как раз одна из таких тайн, которая никогда не будет разгадана? Ведь это такой чудный символ, такая выразительная деталь в творчестве великого писателя...

Кстати, автомобили фирмы Adler были, действительно, чертовски хороши, как с технической, так и с эстетической точки зрения. В этом можно убедиться в комедии "Кавказская пленница, или новые приключения Шурика". Развеселая троица там катается именно на Адлере. Только эмблему сменили на "волговскую"...

Машинка была чудо как хороша. В этом может убедиться каждый, кто посетит памятник Ю.В.Никулину.

Кадр из фильма

Такое вот было начало автомобильной эры в России: чуточку пренебрежительное в отношении автомобиля как средства передвижения и таинственное, загадочное в отношении автомобиля, как нового явления в нашей культуре, нашем миропонимании.

культура, автомобиль, Михаил Булгаков, Станиславский
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА