Опубликовано: 16 мая 2013 17:03

Педагогическая тетрадь. Часть первая. Глава 19

Часть первая. Глава 18. Воспитание воли и характера. Беспредел интеллектуалов

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ГЛАВА 19. ОРГАНИЗАЦИЯ ДОХОДА. «ПУШКИНСКИЙ КЛАСС»          

 

Слово «издательство» в применении к конторе, в которую направила меня судьба, было довольно громким. Некий А. А. А., вернувшись в чине капитана из Германии, получил некую поддержку от знакомых отца-генерала и развернул некую коммерческую деятельность. Первым делом он завёл ярмарку. Что более всего нужно массовому потребителю? Продукты питания, правильно. Конечно, новоявленному предпринимателю пришлось повертеться между столичными чиновниками и ментами, поделившими всю территорию города на сферы влияния. Первые года три он спал по четыре часа в сутки, лично присутствовал на строительстве торгового городка, улыбался нужным людям, заносил, выносил, отбивался от конкурентов.

 

К моменту нашей встречи А. А. А. чувствовал себя уже довольно уверенно. Зарегистрировал десятки предприятий, как бы учреждавших друг друга и имеющих созвучные названия. Одно из них – скромное ООО (общество с ограниченной ответственностью), выполнявшее заказы московских управ на выпуск небольших газет. Местные чиновники должны были информировать население о своей бурной полезной деятельности. Такие бесплатные газетки разносятся по почтовым ящикам обычно. Ещё там была городская «Московская торговля», редакция которой пользовалась услугами корректора и верстальщика. Финансы, выделяемые заказчиками на все работы этого «Центра печати и прессы», были довольно смешные, поэтому зарплаты сотрудников тоже выглядели очень бледно на фоне того, что позволял себе издательский рынок того времени.

 

Когда А. А. А. озвучил рублёвую цифру, которую он полагал приемлемой для директора этой организации в качестве вознаграждения, я просто засмеялась. Компаньонка его, присутствовавшая на переговорах, с интересом взглянула на меня. Дамочка эта заведовала каким-то торговым центром, в её представлении издательские сотрудники и журналисты были людьми сто двадцать пятого сорта.

 

- Ну, вы же будете директором, – протянул А. А. А. – Вы со временем организуете себе доход…

 

- Простите, я буду директором на своём предприятии или на вашем?

 

- Хорошо, назовите вашу сумму.

 

Назвала. Не совсем адекватную, потому как требовался учёт особенностей конкретного работодателя, но в несколько раз больше той, что предлагалась. У компаньонки взлетели вверх брови. А. А. А. молчал.

 

- Вы резюме моё читали? «Мерседес» не продают по цене велосипеда. Если нужен кто-то иной, я не обижусь, поищу другое место.

 

Дамочка схватила бумажку с моими данными.

 

- Хорошо, – наконец вышел из ступора А. А. А. – У вас, действительно, внушительный опыт. Я должен вас предупредить: в «Центре» бухгалтером работает жена бывшего директора. Но другого человека у меня на эту должность нет.

 

- Я разберусь.

 

Разбираться пришлось недолго. Контора маленькая, два десятка людей с крошечными зарплатками, ненавистно и завистливо поглядывающими в сторону А. А. А., заседающего в кабинете с огромным аквариумом и разъезжающего на блестящем «Джипе». Пьющая и озлобленная бухгалтерша, работавшая когда-то на приличной должности в крупном советском НИИ. Подозрительные взгляды и в мою сторону: ишь, красотка, видно, А. А. А. пассию пристраивает.

 

Не буду долго расписывать, как я упорядочивала жизнь этой социальной группы и свою в том числе. Скажу только, что через полгода мы вышли на уровень небольшой прибыли. Я открыла в «Центре» несколько новых направлений, в том числе полиграфическое и рекламное. Некоторые сотрудники уволились сразу после моего появления, так как уловили, что я буду присутствовать в организации не в качестве мебели (до того они довольно исправно использовали оборудование фирмы для личных целей). Несчастную бухгалтершу негласно некоторое время поддерживала торговая дамочка, так и не сумевшая смириться с моим присутствием поблизости. Потом она взяла её себе под крыло в магазинчик, но уже месяца через два уволила: алкоголизм трудно сочетается с ведением финансовой отчётности.

 

С. А. А.А. мы встречались не чаще двух раз в месяц, действовали на разных территориях. Это было большим плюсом, потому что я получила настоящий карт-бланш для себя. Главной моей целью было учреждение на базе этого подвернувшегося издательства своей газеты. Вот втемяшилось, что называется, в голову: раз нет больше издания, в котором я могла бы высказаться об образовании и учителе, остаётся один вариант – собственное СМИ. Несколько раз я намекнула о таком предложении А. А. А.: для того чтобы узнать, возможно ли в принципе подобное дело. Он не возражал.

 

Всерьёз о газете я заговорила в конце 2000 года. Финансовые показатели у «Центра» были приемлемыми для учреждения своего издания, куда и как двигаться, я хорошо себе представляла. У меня была крепкая команда сотрудников в издательстве плюс список неплохих журналистов. Кроме того, А. А. А. собирался выдвинуть свою кандидатуру на каких-то выборах, а своя печать в этом случае – штука эффективная. Он не воспринял мою затею как завиральную, и «Центр» зарегистрировал газету «Пушкинский класс».

 

Знакомые меня тогда частенько спрашивали: «Почему «Пушкинский класс»? Это про Пушкина, что ли, будет?» «Ну, были же у нас бесконечные «Ленинские пути». Вот теперь будет «Пушкинский класс». Пушкин, как ни крути, – главный символ русской культуры». Для меня образование и культура в некоторым смысле тождественны. Я никогда не могла понять, почему, собственно, образовательную тему в нашем обществе привыкли воспринимать как нечто отдельное от культуры. Там, где есть педагогика, обязательно действуют творческие законы. Кроме того, очень важно, чтобы учителей не держали в некоей резервации, внушая, что они не доросли до общения с «настоящими» творцами: писателями, кинорежиссёрами, учёными… Все, кто занимаются человеком, должны быть в курсе того, что у них получается или наоборот. И, наконец, кто же не сталкивается в своей жизни с проблемами «отцов и детей»? У современного общества есть довольно серьёзная угроза – отсутствие контакта между поколениями. Тем более, что их теперь одновременно проживает не два-три, а больше, ведь продолжительность жизни всё увеличивается.

 

А почему «класс»? Потому что словечко многозначное. Класс – во-первых, учебная группа; во-вторых, уровень достижений, образец (вспомним, откуда пошли «классика» и «классицизм»); в-третьих, на современном сленге, нечто очень хорошее. Вот так я оттолкнулась от словосочетания и придумала всю газету. Тоже, знаете, весьма непростое, но интересное занятие. :) Чтобы издание было собранным, не забитым какими-то случайными деталями, надо покумекать над рубриками, над их последовательностью, над возможностями конкретных авторов, художников. А ещё нужен простой, но оригинальный макет… Но у меня были хорошие знакомые и в этой области, помогли. В итоге получились 16 полос А3 на каждые две недели. Новое тысячелетие для меня началось с выхода первого номера «Пушкинского класса». Помнится, все, кто его делали, бодро сказали себе: ведь не каждому такое удаётся!

 

18 апреля 2013 года, Елена Сироткина

 

P. S. Уважаемые читатели! Для понимания позиции автора лучше знакомиться со всеми главами книги, причём в порядке их нумерации.

 

Часть первая. Расследование честной коммерсантки. Решительные самозванцы

культура, искусство, литература, публицистика, бизнес, педагогика, образование, общество, социум, журналистика, газета, Пушкинский класс
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА